Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Collateral Murder

Вынужден ещё раз уточнить несколько нюансов и позиций относительно великих борцов за свободу и демократию Мэннинга и Сноудена.

Честно, не собирался, казалось, всё уже предельно ясно сказал. Да и сама тема не представлялась хоть сколько-то неясной и требующей разъяснений. Однако крайне удивили постоянно обнародуемые мнения, казалось бы, всегда по принципиальным вопросам согласных между собой людей, которые в данном случае оказались прямо противоположными. С одной стороны часть либеральной общественности постоянно бубнит нечто, типа, да, конечно, свобода слова, это очень благородно, но спецслужбы везде есть спецслужбы, и если ты уж давал подписку о неразглашении или даже присягу, то интересы государства… А с другой, особенно взбесил Олег Козырев со своей страстной речью, которую я вам настоятельно рекомендую прочесть, прежде чем продолжать знакомится с данным текстом далее. Или наоборот, полностью согласившись с Козыревым, более сюда не возвращаться.

Для вернувшихся продолжу. Но сначала должен признаться в том, что, в отличие от многих, если не от большинства, я без всякого трепета и пиетета отношусь к самому понятию «государство». И абстрактные призывы к защите его интересов в любом случае и при любой погоде только на основании, что «право оно или нет, но оно моё» не вызывают никаких положительных эмоций. Для меня это всего лишь форма организации некоторого количества людей, определенный инструмент. Который может быть плохим или хорошим в зависимости и от конструкции, и от качества изготовления, и от того, в чьих руках находится. Ничего более.

И ещё меньше мне близки такие понятия, как «честь государства» или «гордость государства», так же, впрочем, как и «вина государства». Употребляются все эти чисто мошеннические штучки обычно в совершенно конкретных корыстных целях совершенно конкретными же пакостниками, которые за ними пытаются скрыть собственную глупость или подлость.

И ещё. Нет никаких таких отдельных «спецслужб». Тоже широко распространяемая легенда с целью затуманивания мозгов. Мол, какое бы ни было государство, а спецслужбы у него всё равно мерзкие и противные, конечно, иногда с этим приходится мириться, как с меньшим из зол, но требуется постоянно стараться вывести их на чистую воду.

Нет, конечно, контролировать надо, но контролировать надо всех и всегда, для того и существует множество придуманных деталей этого самого инструмента, от сменяемости и разделения властей до свободных СМИ и суда. Но не надо постоянно держать себя в состоянии искусственного маразма и раздвоения личности. Если тебя устраивает именно твое государство, как оно спроектировано, изготовлено и применяется, то относись с уважением к той его части, что мешает врагам сломать целое. А вот меня не устраивал СССР, так я никак не мог считать КГБ, даже не скажу благородной, просто хотя бы полезной организацией, хотя она, наверняка, стояло на страже «интересов государства», его «чести», «гордости» и всего подобного.

А теперь давайте от этой неизбежной и вынужденной, но предельно абстрактной и скучной теории перейдем к практике и попробуем перестать смешивать все понятия в одну кучу, постоянно приготавливая абсолютно неудобоваримый винегрет. Человек пошел работать в так называемые спецслужбы, дал соответствующую подписку «о неразглашении» или просто поступил на военную службу и принял присягу. Прежде всего, если исключить, что он элементарная корыстная сволочь, то, видимо, как гражданин, согласен с основными принципами устройства своего государства. Что же, из этого следует, будто о каких бы преступления государство он не узнал, то обязан молчать? На мой взгляд, так полная чепуха.

Ну, во-первых, человек может разочароваться и под давлением открывшихся ему фактов изменить мировоззрение. Но даже и без столь кардинальных личностных изломов обыденность одновременно и многообразнее, и гораздо проще. Нет никаких «государственных преступлений». Преступления совершают всегда совершенно конкретные личности. И потому-то они и называются преступлениями, что являются нарушениями законов того самого государства, об «интересах» которого идет речь. Мы сейчас не будем трогать отдельную тему, когда уже преступны сами законы, иначе это уведет нас сильно в сторону, пока же договоримся, что обсуждаем устраивающее нас государство, которое в целом не считаем преступным и в связи с этим не хотим его уничтожения или хотя бы принципиального переустройства. Так вот в этом случае всё на самом деле предельно примитивно. И даже не надо работать в спецслужбах или быть военнослужащим. В конце концов, у самого обычного, рядового гражданина перед государством существуют точно такие же обязательства и он в нем имеет такие же права. Вредить не должен, а о преступлениях сообщать не только может, но и обязан. Чего тут особенно рассусоливать? Вот убейте, не понимаю.

Я не буду подробно описывать события, произошедшие в марте 1968 года во вьетнамской деревне Сонгми, они прекрасно всем известны, а кто подзабыл, может справиться самостоятельно. Однако напомнить хочу только о том, что шум по поводу массового убийства американскими солдатами, как он считал, по большей части мирных жителей поднял американский же военнослужащий. Да, к тому времени уже демобилизовавшийся, но присягу с него никто не снимал. И этому ветерану, абсолютно в тот момент никому не известному и без всяких связей удалось добиться того, что расследованием занялась специальная комиссия во главе с генерал-лейтенантом Уильямом Пирсом. И по результатам расследования двадцати пяти военным были предъявлены обвинения. Правда, перед трибуналом потом предстали всего шестеро, а осужден оказался только лейтенант Келли. И хоть приговорен к пожизненным каторжным работам, но уже в 74-м был помилован и освобожден. Тут однако следует отдельно и особо подчеркнуть, что в любом случае распространение истории нанесло гигантский ущерб репутации США, в чем большую роль сыграли знаменитый впоследствии, в тот момент независимый журналист Сеймур Херш и военный фотограф Рональд Хэберли, бывший свидетелем преступления и зафиксировавший (не как частное лицо, не как журналист, а по долгу службы!) его на пленку.

Только давайте сейчас оставим в стороне всю массу вопросов, которые десятилетиями с тех пор ставились и обсуждались по этому поводу от того, почему приговор получил один единственный лейтенант, до того, насколько справедливо поступили даже с этим единственным. А сосредоточимся всего на одном в данном случае интересующем нас аспекте. Даже вынесем за скобки Херша, получившего после Вьетнамской войны Пулитцеровскую премию и вообще сделавшего блестящую карьеру. Но и Райденаур и Хэберли были военнослужащими под присягой, что, кто-нибудь предъявлял им претензии за раскрытие каких-то секретов? Даже наоборот, в докладе комиссии Пирса, расследовавшей обстоятельства преступления, Хэберли упрекали в том, что он скрывал от властей снимки, несмотря на обязанность сообщать о явных военных преступлениях. И мужику пришлось оправдываться, мол, он прятал фотографии, опасаясь, за их сохранность. В любом случае, как бы кто в американском обществе в разные годы ни относился и к самому «инциденту в Сонгми», и к лейтенанту Келли, а мнения были самые разные и, порой, диаметрально противоположные, я не встречал ни единого негативного высказывания в адрес тех, кто предал огласки информацию как таковую.

Видеосюжет о пытках в Абу-Грейб впервые появился семь лет назад на телеканале CBS. Специально глубоко я этой темой занимался, а так, на поверхности мне не удалось выяснить, кто лично и конкретно слил журналистам эти записи, за любые уточнения более информированных людей буду только благодарен, но имеются совершенно наглядные и неоспоримые факты. То есть, можно, конечно, и тут спорить, насколько мера наказания виновных впоследствии была адекватной совершенным преступлениям, и о прочих подобных, сопутствующих нюансах, но в сухом остатке на данный момент картину мы имеем однозначную. За все прошедшие годы никто из журналистов или иных людей, кто-то из которых, наверняка был непосредственно причастен к военной службе, не пострадал даже в малейшей степени. А вот 12 военнослужащих Вооруженных сил США были признаны виновными по обвинениям, связанным с инцидентами в тюрьме Абу-Грейб и получили различные сроки тюремного заключения. Более того, на основании поправки к Закону о свободе информации, которая запрещает публикацию, если это может поставить под угрозу чью-либо жизнь или безопасность, власти попытались запретить распространение фотографий и иных видеоматериалов из названной тюрьмы с изображением пыток, но уже в 2006-м суд обязал правительство обнародовать фотографии, а ещё через два года апелляционная инстанция это решение подтвердила. И руководство вооруженных сил США принесло публичные извинения.

А теперь вернемся к Мэннингу и Сноудену. И забудем про присягу одного и подписку другого. Вот, предположим, обычные ребята нашли на улице по пакету с некими документами, имеющими гриф «совершенно секретно». Смешно, но, в разных странах, кстати, подобные невероятные происшествия иногда действительно случались. И там бы они обнаружили свидетельства о каких-то реальных преступлениях должностных лиц или государственных деятелей. Я сейчас свое личное мнение и отношение высказываю. Считаю, что как сознательные граждане просто обязаны были бы придать эти факты гласности.

И какие же такие преступления разоблачили Мэннинг со Сноуденом? Вот и Козырев, небось, очень старался придать убедительности своей пламенной речи, а только и смог вспомнить о единственном (!) факте. Все о том же «Багдадском авиаударе 12 июля 2007 года»: «Надеюсь, все военные, все силовики всех стран будут поступать, как Мэннинг или Сноуден. И тогда не будет ситуаций, когда из военных вертолетов безнаказанно и намеренно убивают мирных людей». Я ни в коем случае не хочу присоединяться к хору тысячу раз обсудивших ту темную и мутную историю специалистов, которые после этого высказали ровно столько же мнений, сколько было этих самых специалистов. Но, прежде всего, ни один вменяемый эксперт, даже предельно резко критиковавший действия американских вертолетчиков, не решился утверждать, что те боевые действия в достаточно неоднозначной ситуации сводились к «намеренному убийству мирных людей». Обвиняли в чем угодно, от слабого профессионализма и плохой тактической координации в бою, до психической неустойчивости и преувеличенной развязности. Но «намеренное убийство мирных людей» - это, согласитесь несколько иное, и является уж в чистом виде патологией, придуманной уже козыревыми.

Однако и не в том самое главное. Предположим даже, что так и случилось бы. Несколько вертолетчиков сошли с ума и начали охотиться специально на безоружных горожан. И Мэнниг бы обнародовал этот факт. У кого повернулся бы язык его в этом хоть малость упрекнуть, несмотря на любые присяги? Или Сноуден передал бы в газеты свидетельства скрываемого современного Сонгми и Абу-Грейба? Да честь бы ему была и хвала.

А они что на самом деле учудили? Первый слил без разбора сотни тысяч в основном дипломатических бумаг с огромным количеством информации специальных служб, из которых становилась понятными многие чисто практические моменты работы разведывательных органов во время боевых действий. А второй раскрыл методы и даже чисто технически-географические подробности компьютерных систем слежение антитеррористических организаций.

Последний раз подчеркну. Данные рознятся, но на процессе Мэннингу инкриминировалось похищение 700 тысяч (!!!) файлов, а сколько спер Сноуден, никто, похоже, толком не знает, но, судя по всему, речь может идти о, по крайней мере, не меньших количествах. И это всё вместе не просто больше миллиона каких-то отрывочных диалогов между дипломатами или разведчиками, там гигантский объем самых разных подробнейших многосот, а то и многотысячестраничных документов. Они что, их читали или изучали на предмет опасности для государства, общества, конкретных людей, в конце концов? Нет, конечно, сами представления не имеют, что там в реальности находится. Но при этом утверждают, что борются за правду.

То есть, если продолжить аналогию с рядовым гражданином нашедшим на улице портфель с секретными документами, то они взяли и тупо расклеили эти бумаги на ближайшем заборе, совершенно не заботясь о последствиях и решили, или, по крайней мере, остальных уверяют, а огромное количество этих остальных уверяется, будто таким образом борются за демократию и ей способствуют. Какой-то бред сумасшедшего. Или двух.

Но ведь дело-то не в этих запутавшихся в собственных гражданственно-сексуальных преференциях сосунках. И даже не в дебилизме американских государственных органов, допускающих подобных уникумов до серьезного дела. Извлекут уроки и поднастроят систему, не впервой, она у них крайне несовершенна, но доказала, что может достаточно эффективно реагировать на брак в собственной работе а потому имеет шансов выжить больше, чем любая иная из ныне существующих. Беда в том, что безответственная глупость этих мэннингом и сноуденов поднимает пургу в головах людей, подробных Козыреву. А таких козыревых неизмеримо больше, и они как зараза все активнее распространяются, что по нашему, что по европейскому обществу. Вот где реальная опасность и угроза много серьезнее, чем от продажи и обнародования любых государственных секретов.

Мэннинги и сноудены единичны и их можно изолировать, козыревы массовы и неистребимы. И их нельзя сажать или, тем более, убивать. Они неприкосновенны. Не по закону, Бог бы с ним, с законом, по сути. Пальцем нельзя трогать. В том и основа и главный парадокс свободы. Потому выход единственный – каждому убить козырева в самом себе. Иначе нам не выжить всем вместе, вне зависимости от устройства любого государства в отдельности.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments