Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Слушайте все

По определенным причинам считаю уместным дать публичный и несколько более развернутый, чем обычно, ответ на ряд комментариев читателей к моему предыдущему тексту. Но сначала, чтобы как всегда, выразить свое уважение наиболее ленивым и облегчить им жизнь, я здесь процитирую эти самые комментарии вместе с моей на них реакцией.

igor734: «Соглашусь насчёт Мэннинга, но со Сноуденом ИМХО Вы несколько не правы. Во-первых, в отличие от Мэннинга, Сноуден не вываливает всю имеющуюся у него информацию, а выдаёт её постепенно, по чайной ложке. Во-вторых, никакой особой информации, нанесшей ущерб США (помимо репутационного) пока не было. Да, он раскрыл то, что NSA имеет некоторые технические возможности, о которых не знали ранее - но без раскрытия информации об этом он не смог бы доказать свою правоту.

Единственное, в чем его можно было бы обвинить, это в сливе информации Китаю и России - если такой слив реально имел место быть.

Я бы сказал, что Сноуден своими разоблачениями сделал большую услугу США, т.к.эта история заставляет правительство пересмотреть правила и регулирование деятельности спецслужб, сделать из более подконтрольными. Я знаю, что IRS уже заставили изменить практику получения доступа к электронной переписки, слышал, что такая же история происходит и в других службах. Меняется и судебная практике, даст Бог, пройдёт поправка по FISA.

Т.е. Сноуден таки вскрыл серьёзный гнойник, польза от этого намного больше, чем возможный ущерб, который пока, вроде бы, никто толком не сформулировал. В отличие от Мэннинга, вся польза от которого свелась к предоставлению дополнительных доказательств преступления (и ещё не факт, что эти доказательства не были доступны следователям), а вот вред был таки вполне конкретный (включая, вроде бы, гибель каких-то информаторов в Афганистане)».


auvasilev: «Простите, но Вы, видимо, просто не до конца в курсе. Ни о каких «по чайной ложке» речи быть не может. Хотя я и упомянул, что слитые Сноуденом объемы точно не известны, но уже понятно, что и у Гардиан и у Индепендент находится столько, что занимает не один жесткий диск компьютера. Вы, думаю, прекрасно понимаете, что это значит. Кроме того, неизвестные, но явно не маленькие объемы, кроме Гленна Гринвальда, отвечающего в редакции за файлы Сноудена, оказались в распоряжении его любовника бразильца Давида Миранды. И что там точно пока неизвестно, но уже понятно, что, например, такие мелочи, как информация о секретной британской станции слежения, используемой для перехвата коммуникаций ближневосточных стран и раннего оповещения о готовящихся в этом регионе террористических атаках. Причем информация вплоть до конкретных точек размещения пунктов и узлов. Но я даже не хочу далее продолжать фактологию. Суть не в ней. Где преступления-то? Я так и не понял. То есть, может, Вы считаете преступлением саму по себе слежку, ну тогда я пас, тут у нас логики будут параллельны и говорить сложно».

igor734: «Ну да, слежка без судебного ордера по нашим понятиям таки преступление. Не такое серьёзное, как шпионаж, конечно, но и не переход на красный свет :))

Все говорят о громадных объёмах информации, но в открытом доступе пока слито не так уж и много. И что там еще конкретно есть у Гринвальда, можно только догадываться. Т.е. сплошного выброса в Интернет, как у Мэннинга, не было».

naigoro: «Думаю, тут важный момент есть один - государство версус общество. Те, кто Сноудена и Мэннинга защищает (а полностью игнорировать мнение, например, того же Цветкова мне не хочется), часто исходят из того, что именно общество здесь - субъект, а государство - лищь инструмент, который то и дело барахлит. Вы, наверное, с этим бы не поспорили. Другое дело - как акценты расставлены. Для Цветкова и других эти люди, жертвующие собственной законопослушностью, служат санитарами леса, насильно очищая государство от того, на что общество ему полномочий не давало. Для Вас они в первую очередь совершают опасный поступок, не думая о последствиях. Я для себя пока не определился, что мне важнее. Вроде как в обоих случаях - "да пребудет юстиция". Но и юстиция значит для одних одно, а для других - другое, да и под "миром", который "прейдет" каждый свое понимает».

Собственно, здесь не диспут и уж тем более не спор, по сути мною сказанного особых возражений нет, просто идет речь несколько об иных аспектах проблемы. Но именно поэтому и ещё по некоторым причинам, о которых ниже, я и решил добавить несколько строк.

Это было больше сорока лет назад, я тогда после серьезных карьерных и профессиональных успехов в области погрузочно-разгрузочных работ, слегка вскруживших мне голову, решил перейти на более высокий уровень и подался в плотники, с затаенной авантюристической надеждой на столяра. И с юношеским максимализмом изначально определил, что инструмент у меня должен быть самый лучшей. Довольно скоро, используя наработанные за время своего докерского бригадирства связи, я своего добился и стал обладатель вызывающего общую зависть комплекта всяческих прибамбасов, от стамесок и рубанков-фуганков до уровней и отвесов.

Но главное, конечно, каждый мастер меня поймет, это топор. Описывать его сейчас не буду. Воспоминания только о форме изготовленного лучшим на Ангаре по этому делу специалистом топорища ручной работы займет ни один десяток страниц и наверняка утомит даже самого благосклонного читателя, потому упомяну только об остроте. Лезвием можно было идеально разрезать подброшенный в воздух лист бумаги. Короче – чудо, а не топор.

И вот как-то я весь день машу им, сидя на венце и устанавливая бревна вместе со своим напарником Юрой Кальниковым, работа спорится, настроение прекрасное и с каждой минутой оно только улучшается, как увеличивается и уверенность в собственном мастерстве, когда всё получается лучше и лучше. Но к вечеру, видимо, накопилась ещё и некоторая усталость, в том возрасте обычно коварно скрывающаяся довольно долго, и когда пришла пора заканчивать, я резко разогнул подзатекшую спину. Столь же резко пошел вверх и мой топор, так как я не изменил положение рук относительно туловища.

А Юра одновременно не менее резко нагнулся, что-то ему там, похоже, в тот момент потребовалось рассмотреть повнимательнее. Я в первый момент даже не понял что произошло, только услышал сдавленный вскрик и, подняв голову, увидел, как напарник держится за лицо двумя руками, из-под которых хлещет кровь, и начинает, оседая, заваливаться с десятиметровой высоты.

К счастью, всё обошлось. Мы успели очень быстро довести его до больницы, и оказалось, что лезвие моего замечательного топора пошло через надбровную дугу рядом с носом в нескольких миллиметрах от жизненно важных узлов. При всём внешнем ужасе ничего страшного не случилось. Но я навсегда запомнил тот первый момент своего состояния, когда был совершенно уверен, что убил человека. После чего понял, вернее это я сейчас так формулирую, а тогда даже не столько понял, сколько ощутил, что главное, это не какой угодно по качеству инструмент, а то, у кого он в руках. И никогда более в жизни вслепую не сделал ни одного движения ни одним опасным предметом. Но, однако, это никак не уменьшило моей уверенности, что топор должен быть очень удобный, очень прочный и очень острый.

Прошу прощения за несколько назидательно-притчевый тон этой истории, меня относительно извиняет только то, что в ней и нет ни малейшего вымысла, и она действительно произвела на меня глубочайшее впечатление.

Так вот, я, собственно, государстве, как о инструменте.

Имеет ли право человек выходить из дома без удостоверения личности, в каких случаях полицейские могут потребовать предъявить документы, при каких условиях задержать из-за их отсутствия и прочее великое множество сопутствующих этому нюансов – всё это давным-давно и у нас, и, на самом, деле ещё во множестве стран мира даже и считающихся, и порой на самом деле являющихся по возможности демократическими постоянно обсуждается до малейших нюансов со всех сторон без малейшей надежды даже на намек решения. Потому, что да, конечно, существует огромное количество ситуаций, когда органам правопорядка и в самом деле необходимо установить личность человека, не доверяясь ему на слово. Но при этом неизбежно не меньшее количество злоупотреблений, не говоря уже об элементарных неудобствах для законопослушного гражданина.

И вот поиск выхода идет в направлении всё большей регламентации и ужесточения формальных правил. Но дело совершенно бесперспективное. Потому что бесчисленное количество бытовых жизненных ситуаций невозможно зафиксировать в тексте закона или даже в томах инструкций.

Подходят ко мне на улице, вежливо под козырек, мол, будьте любезны… Никаких проблем, и малейшей доли раздражения это у меня не вызывает. А тут как-то поздним вечером в родном Крылатском после обильного ужина вышел проводить приятеля до стоянки такси у метро, по дороге останавливает патруль, требует предъявить документы. Говорю, они у меня в квартире, в ста метрах, давайте подъедем, я вам всё покажу. Нет, мы по квартирам не ездим, садитесь в машину, в отделении разберемся. Понятно, пришлось дать пятьсот рублей. Пустячок, а противно.

Возможно ли избежать подобного ещё большим усовершенствованием законов и инструкций? Категорически нет. Всегда и везде у представителя власти будет повод и способ испортить тебе жизнь. И от раздражения и бессильной злобы, порой вполне справедливо доходящей до ненависти, можно уперто встать в какую-то конкретную позицию. Например, нигде, никогда и ни при какой погоде никакая сука в погонах не имеет право останавливать гражданина свободного государства, если только он прилюдно не палит по толпе, да и в этом случае пусть менты-сволочи сто раз перестрахуются фиксацией доказательств. Или наоборот, обжегшись на какой-то ситуации, когда сам или кто-нибудь из близких пострадал от того, что преступника вовремя не задержали, недостаточно внимательно проверяя документы, начать требовать уголовной ответственности за появление в общественных местах без паспорта.

Всё это занятия, несомненно, очень увлекательные и даже весьма благоприятно влияющие на здоровье как способ эмоциональной разрядки, но в практическом смысле абсолютно бесперспективные. Нужно не законы с инструкциями усовершенствовать, а систему настраивать. Что бы ментам было интереснее и выгоднее и даже, как ни странно прозвучит, сильно безопаснее ловить настоящих преступников, а не сшибать пятихатки на пустынных ночных улицах у припозднившихся подвыпивших мирных граждан. А для этого требуется… Тут, простите, прекращаю занудствовать, самому тошно уже от повторения банальностей и пошлостей.

Вообще, стремление к абсолютному идеалу – это и есть самая прямая дорога к фашизму. Ещё одну банальную пошлость написал. Но у меня как-то не всегда получается совмещать стремление к оригинальность с тягой к здравому смыслу. Скорее наоборот.

Могут ли правоохранители, в широком смысле этого слова, прослушивать телефонные разговоры граждан или контролировать их компьютерное общение? Нет, ни в коем случае! Или в редчайших, каждый раз по конкретному предварительному решению суда. И горя нет, что это полный бред, так как в подавляющем большинстве ситуаций как раз лишь массовое прослушивание по каким-то признаком только и может указать на конкретный объект этого самого прослушивания и контроля. Так что же, вообще никакой личной жизни? Опять чепуха, так можно дойти и до установки записывающей аппаратуры в любом сортире и дополнительно ночного видения в любой спальне. Что, совсем нет никакого выхода?

Да, Господи, конечно же, идеального, как всегда, нет и быть не может. А нормальный, позволяющий существовать на привычной нам грани разумной достаточности оптимистичного отчаяния, естественно, существует. И он весьма прост, но столь же пошл и банален. Нужно, прежде всего, ничего не доводить до маразма, не абсолютизировать какие-то собственные абстрактные принципы и, более и чаще всего, потаенные детские комплексы и ночные страхи, а стремиться настраивать всё ту же систему. Которая при помощи выловленной в общем потоке твоей личной информации не начнет тебя шантажировать, отжимать у тебя бизнес, подлавливать на липовой уголовщине с целью ограбления под видом отмазки, ну, и заниматься всеми подобными шалостями, так хорошо известными любому нашему гражданину, последние десятилетия хоть как-то активно существующему в государстве, в котором никакой тотальной «прослушки» по закону не существует, и подлое американское «всевидящее око» не может присниться даже в страшном сне.

Я не буду очередной бессчетный раз оговариваться, насколько не считаю устройство американского государства совершенным. Нелепость самого разговора о совершенстве инструмента я и попытался изначально тут проиллюстрировать историей с топором. Но хочу пояснить, почему посчитал важным и очень характерным процитированный выше комментарий: «Ну да, слежка без судебного ордера по нашим понятиям таки преступление».

Человек, написавший это, Игорь Холоденко, в 90-м окончил университет в Краснодаре, а в самом начале нынешнего века уехал в США, учился там, теперь работает, получил гражданство и возвращаться не собирается. Так что «по нашим понятиям» об Америке он пишет с полнейшим на то основанием, хотя для нас на самом деле это «по ихним». Однако Игорь ставит после своих слов двойной смайлик, не забыл, видать, человек, что фраза его тут, в настоящем «у нас» может вызвать не простую улыбку, а даже двойную. Так вот, я, естественно, не утверждаю, но мне кажется, что большую роль в том искреннем его «по нашим» о США сыграли те самые их правоохранительные службы вообще и специальные в частности, от которых, похоже, он не в большом восторге. Как-то сумело их общество настроить и превратить в те части инструмента под названием «государство», которые пусть и вызывают постоянные самые серьезные нарекания, раздражение, порой переходящее даже в откровенное неприятие, но при этом умудряются создать такую общую обстановку существования, что позволяет успешному, образованному, деятельному, думающему и, несомненно, свободолюбиво настроенному человеку считать всё это вместе взятое своим и не думать о возвращении на родину из под гнета тотальной прослушки и проглядки.

А теперь по поводу того, что «Для Цветкова и других эти люди, жертвующие собственной законопослушностью, служат санитарами леса, насильно очищая государство от того, на что общество ему полномочий не давало».

Но на самом деле, я ведь тоже не говорил о полной бесполезности таких людей, как Мэннинг или Сноуден. Ну, во-первых, мне вообще не очень нравится, когда один человек начинает судить о полезности или вредности другого в широком смысле этих понятий, тут и до более серьезных смертных грехов недалеко, много больших, чем безответственная глупость названных ребят. А, во-вторых, и в чисто узкопрактическом смысле, даже «медвежатники» в определенной мере полезны и для фирм, выпускающих сейфы, и для банков, в которых эти сейфы установлены, как некие стимуляторы прогресса эффективности и надежности конструкций и систем безопасности. Так что, дело опять же не в моей личной точке зрения и расстановке акцентов. А в том, что бы с уважением относиться ко всё тому же здравому смыслу и помнить об уже упомянутой ответственности, без которой, как ни крути, ну, совсем никакого совместного существования не получается. Не то, что сотен или десятков миллионов человек в рамках одной страны, но и нескольких членов семьи внутри общей квартиры.

И напоследок мне хочется привести слова, которые мне в комментарии к тексту "Collateral Murder" написал один из читателей на сайте «Эха Москвы»: «Зря вы налетели на Козырева. Для него два дурака - герои. Для вас нет. Там общий фон - постулаты гипертрофированной справедливости, которая в Азеопе не понятна. Он прямолинеен, а вы простодушны, не видите в их делах блага для человечества».

Честно говоря, давно так искренне не радовался комплименту. Я действительно стараюсь быть простодушным и очень рад, что, судя по данному мнению, мне это иногда удается. И все больше прихожу к убеждению, что за сложнодушием практически никогда не скрывается ничего хоть относительно умного и порядочно, а в лучшем случае так маскируется глупость, в более частом же - элементарная корыстная подлость.

Так что официально не устаю простодушно повторять. Можете меня прослушивать. Кто угодно и когда угодно. Подглядывать, правда, желательно, за исключением упомянутых интимных мест. И даже, при желании, принюхиваться. Мне не жалко. Черта с два это вам что-то даст. Нам, истинно советским людям, подобной чепухой настроения не испортишь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments