Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

«…И спорили весьма между собой в жару»

Невольно вырвалось эмоциональное восклицание по поводу возможности неприятностей для сирийского диктатора. И тут же получил отповедь от одного из читателей: «Ну, что "эта свинья" вам сделала плохого, чтоб вот так-то вот... Считаю, что всемирное помешательство навязывания демократических ценностей начинать надо всё же с Саудовской Аравии».

К этому мы ещё вернемся, но начать, думаю, будет полезно для ясности с истории, как на данную тему два еврея поспорили по поводу того, что делать с арабами. Крайне увлекательная и занимательная дискуссия. Основные тексты полемики здесь и здесь, но там ещё много всякого, интересующиеся подробностями и нюансами остальное с легкостью найдут самостоятельно.

Должен признаться, что с трудом балансируя на острие столь высокой дискуссии, вынужден прежде всего отметить один нюанс. Гарри Кимович Каспаров, конечно, не удержался на высочайшем уровне национального самосознания и действительно, никто на самом деле никогда не узнает, по карьерным ли соображениям, в чем его обвиняет Носик, или по чисто семейным обстоятельствам, под давлением матери, но взял армянскую материнскую фамилию вместо еврейской отцовской.

Но, с другой стороны, Каспаров - это один из тринадцати великих шахматных чемпионов мира. А если говорить серьезно, то, несмотря на всяких последующих слегка левых Анандов-Крамников и учитывая, что однажды, возможно, самых великий из всех – Алехин, просто нажрался, напоил кота валерианой и вместе с ним случайно на короткое время уступил пьедестал довольно посредственному Максу Эйве, то и вовсе последний в двенадцатиместном пантеоне гениев.

А Носик, по моему скромному пониманию, хоть и считается гуру чего-то там и основателем ещё более непонятно чего, в высокодуховно-интеллектуальном смысле в историю человечества ничем не вошел большим, чем ношением кипы в публичном пространстве России. Тоже, конечно, подвиг, но всё-таки, согласитесь, отнюдь не на столь высоком творческом уровне, как мировое шахматное чемпионство.

Однако, он служил в израильской армии, а Каспаров и в хозроте российской не отметился. Да и вообще, Гарри долго нес бред относительно Фоменко. Но Носик лепил горбатого не меньше, если не больше по огромному количеству самых разных поводов в том числе и чисто политического характера.

Короче, тут долго можно меряться многочисленными предметами, включая уникальные, характеризующие мужское достоинство, даже не акцентируя внимание, насколько грамотнее у кого они обрезаны.

Но, прошу прощение, может, стоит отвлечься от столь высоких материй и вспомнить, что речь идет о такой вполне реальной и, как говорили у нас в девяностых, чисто конкретной вещи, как силовая реакция на происходящее в Сирии. И надо признать, что тут тоже Каспаров отличился мыслями изумительного качества, типа «В существующей ситуации еврейскому государству было бы разумнее отправить масштабную гуманитарную помощь в лагеря сирийских беженцев в Иордании, тем самым Израиль мог бы попытаться предотвратить превращение этих лагерей в инкубаторы для исламского экстремизма и терроризма». Некоторые пассажи Носика, впрочем, не менее мудры.

Однако если простить некоторые глупости и нелепости взаимной перепалки, то в сухом остатке имеются две достаточно простые и четкие позиции. Или пусть эти гады сирийцы перережут друг друга, или одному из этих гадов все-таки следует навалять.

И тут сначала я хочу сказать несколько слов относительно того, что позиция Носика откровенно окрашена чисто израильскими интересами, как он их понимает. Мол, удар по Асаду может склонить чашу весов в сторону «Аль-Каиды», что для Израиля опаснее любого Асада, да и вообще, каждое усиление заварухи в этом регионе представляет собой дополнительную угрозу для еврейского государства. Сия, на первый взгляд излишне то ли рациональная, то ли даже эгоистическая позиция представляется мне на самом деле элементарно наивной. Особенно в устах человека, который сам подчеркивает, что Сирия напала на Израиль ещё аж в сорок восьмом году, через несколько часов после провозглашения им независимости, и с тех пор «в той или иной форме эта война продолжается, не только de jure, но и de facto».

Так что, могли бы уничтожить, давно уничтожили и без всяких дополнительных факторов. Это тот редкий случай, когда нет смысла выбирать меньшее из зол. Для Израиля там никогда не было, нет и, боюсь, не скоро появится какое-нибудь «меньшее». Тут я на редкость согласен с недавним высказыванием Радзиховского.

Кстати, как я всегда и отмечал, если Леонид Александрович прекращает вешать публике на уши лапшу относительно генетической неприспособленности российского населения к даже более чем условным свободе с демократией и хоть на короткое время перестает исполнять заветы своего близкого друга писателя Дубовицкого, то в нем сразу прорезается член редколлегии собрания сочинений Выготского, которым Радзиховский был до грехопадения. И снова он становится чрезвычайно умным человеком, с которым хочется не только дискутировать, но, порой и просто его послушать.

Впрочем, оставлю всё это и не столько потому, что сам-то я не являюсь гражданином Израиля и даже, к стыду своему, не сумел там ни разу в жизни побывать, но более по причине только что мною высказанного довольно подробно отношения к самому по себе понятию «интересы государства», как таковому. Да и я знаю людей, ну, вовсе, в отличие от Носика не произраильски настроенных, однако, готовых подписаться под каждым его словом, только заменив в текстах Израиль или на Россию, или вообще на любое государство, включая США.

Так что же, действительно, лично мне такого уж плохого сделал Асад и не стоит ли Америке и вправду начать экспорт демократии с Саудовской Аравии? Ну, то, что в конце концов Саудиты тоже нарвутся и, если не сумеют реформировать свою несменяемость, добром не кончат, у меня тоже не вызывает сомнения. Но пока хоть как-то держатся в рамках приличия, так и не превратились в первоочередную проблему. А вот на счет экспорта демократии я и вовсе не большой сторонник.

И ничего, конечно, плохого Асад мне не сделал. Просто он палач и сын палача, по наследству получивший и узурпировавший несменяемую много десятилетий власть. И если разбомбят что-нибудь для него дорогое, уж не смею мечтать, что бы самого осколком задело, то я испытаю искренние радость и удовольствия. Такие, знаете ли, абсолютно бескорыстные чувства, не замутненные и малейшим шкурным интересом.

Принесет это благо сирийскому народу и пойдет ли на пользу установлению демократии в данном государстве? Представления не имею, да и, честно говоря, не очень интересуюсь. А основной ошибкой, в свое время совершенной США и в Афганистане и в Ираке, считаю как раз попытку силового внедрения этой самой демократии. Тут полностью согласен как раз с Носиком, без длительно оккупации с гигантскими затратами всяческих ресурсов, от материальных до человеческих, по типу послевоенных Германии и Японии, не обойтись. Но время и ситуация другие, сие нынче не очень реально, да и не уверен, что так уж необходимо. Потому только вмазать с воздуха и ничего более. А уж там дальше пусть сами. Будут продолжать беспредельничать – вмазать ещё раз. И ещё…

А что касается последствий и их моральной оценки, то я не столь самонадеян, что бы выступать здесь судьей или даже всего лишь советником. Штука непростая. Лет десять назад я смотрел документальный фильм ВВС практически целиком состоявший из воспоминаний немногих к тому времени оставшихся в живых людей, уцелевших при бомбардировке Дрездена. И, кстати, эмоциональная окраска этих воспоминаний, по прошествии более полувека с того страшного дня, была у всех отнюдь не одинаковой и не исключительно негативной, в смысле, мол, какие гады эти англичане и американцы, что убивали тогда мирных жителей. Но сейчас не об этом. Наиболее заполнился следующий эпизод.

В городе жила еврейка с двумя дочерьми-подростками. Не очень понятно из сюжета, как эта семья смогла сохраниться там до сорок пятого, но они уже были задержаны и ожидали буквально через день-другой отправки в концлагерь. Однако во время бомбардировки сумели не только бежать, но и при всеобщей неразберихе и панике, добраться до освобожденной союзниками территории. Все выжили. Так вот, сидит одна из спасшихся тогда девочек и она как раз, из немногих, говорит о событии, которое только и позволило ей не погибнуть, исключительно как о военном преступлении. А кто тут может быть судьей, кроме неё? Но и она в праве ли быть тут судьей категоричной и непререкаемой?

Должен признаться ещё в одном страшном грехе, который, подозреваю, до конца поймет и оценит только человек моего поколения. Я с юности был и по сию пору остаюсь душой не на стороне мудрого наблюдателя Руматы Эсторского, предельно убедительно объяснявшего Арате Горбатому почему он не даст ему пулеметы. А рядом с тем сорвавшимся землянином Антоном, который взял в руки меч и пошел убивать дона Рэбу. Принес ли его взбалмошный поступок пользу Арканару? Да черт с ним, с этим Арканаром, для меня ведь вопрос не «трудно ли быть Богом», а в принципе, нужно ли им быть. И решать судьбу арканарского народа в любом случае, в конце концов, будет он сам. Но в столь же любом случае Рэбу нужно убить. И если названный народ сам с этим не справился, то спасибо Антону.

Зло всегда должно быть наказано? Не знаю. Но точно уверен, что всегда желаю этого наказания, и мое сочувствие на стороне тех, кто хоть пытается его осуществить.
Tags: Лидеры наций
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments