Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Кто же всё-таки взял Бастилию?

Тут Венедиктов взял интервью у Навального. И, как великому журналисту, видимо, казалось, кроме всего прочего, очень профессионально пытался Алексея Анатольевича затравить вопросами об отношении к Робеспьеру. А великий политик гордо и снисходительно увиливал, говоря, что таким примитивным троллингом его не затравишь. Похоже, они оба были безумно горды собой и своей «технологичностью», мне же всё это вместе взятое показалось элементарно несколько туповатым. Как и большая часть беседы в целом.

Впрочем, мне тут, конечно трудно судить. Прежде всего, я сам никогда не брал вот таких интервью, даже не то, что в прямом эфире, а даже и под запись, с возможностью последующего монтажа, но звучащих, а не записанных потом на бумаге. Потому не знаю этот жанр изнутри, может, он и должен быть несколько глуповат, иначе будет трудно воспринимаем на слух в реальном времени. А, кроме того, и как слушателя меня такая форма не привлекает. Да и вообще, я больше читатель, чем слушатель, и если ещё до сих пор для меня «Эхо Москвы» существует, то исключительно в текстовом виде, на сайте, сам же по себе приемник или звук в Интернете не включал уже очень давно.

И всё-таки, если на всё это наплевать, то как бы я сам ответил в подобной ситуации на вопрос об отношении к Робеспьеру? Подчеркиваю, не каково мое отношение, его излагать можно, ну, если не годами, то в несколько фраз точно не уместить, а именно - как бы я ответил в интервью на радио? Сначала, было, задумался, но вдруг, почти мгновенно понял, что думать мне тут совершенно нечего.

Он убивало за идею. Отрубал людям головы. Отрубал. Головы. И после этого всё остальное не просто отходит на второй план, а становится вовсе не существенным. Отсюда не следует, что, кроме как об этом, в отношении Робеспьера больше и сказать нечего. Сказать можно как раз очень даже много. Но если речь идет не об оценке или каком-либо виде анализа, а конкретно об отношении, то он палач, не по профессии, но по сути, и является для меня существом противоестественным и абсолютно неприемлемым.

И одновременно хочу напомнить, что я отнюдь не считаю таковым, в смысле неприемлемым для себя и абсолютно противоестественным, любое убийство. Сейчас не вижу смысла и не имею никакого желания углубляться в данную тему. Считаю достаточным упомянуть, что формально являющееся нынче, насколько мне известно, уже по всем законодательствам в мире уголовным преступлением убийство из личной мести, на мой взгляд, оставаясь конечно юридически, несомненно, преступлением, при определенных условиях является не только допустимым, но даже иногда желательным. Или, например, восстание, опять же, конечно, с огромным количеством оговорок, то самое, что в случае неудачи называется мятежом или бунтом. Но вот так, лезвием по шее своим поверженным к тому моменту политическим противникам…

Короче, нелюдь этот ваш Робеспьер. Или, наоборот, слишком даже людь. Вот и всё мое к нему отношение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments