Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Вменяю как невменяемый вменяемым

Очень прошу, почитайте, пожалуйста, комментарии к моему предыдущему крохотному, буквально несколько строк, тексту про Михаила Косенко. Больше в тот момент ничего написать не мог, потому, что ком в горле стоял.

Но я сейчас не собираюсь нагнетать тоску и разводить сантименты, кому что и когда чувствовать, это личное дело каждого, а уж сочувствовать – тем более. Так что, и теперь подчеркиваю, что дальнейшее исключительно с точки зрения моей собственной, предельно субъективной оценки.

Ведь это не Толоконникова, оказавшаяся, к полному изумлению не то, что ей изначально не симпатизирующих, но и откровенных врагов, истинным бойцом со стальными нервами. Это не великий волчара Лебедев и не сжатый в предельной силы пружину Ходорковский и даже не забытый почти всеми специально подготовленный офицер Пичугин, кинутый навсегда в условия отечественной «пожизненки». Косенко именно тот, ещё раз повторю, кого по всем православным канонам, да и вообще по российской традиции, всегда было принято называть «божьим человеком».

И вот его, абсолютно без малейших оснований и доказательств какой-либо вины сначала продержали почти полтора года в «Бутырке», не отпустили на похороны умершей за это время матери, а затем признали опасным для общества невменяемым и приговорили к принудительному «лечению» в условиях нашей родной «психушки» закрытого типа. С возможностью оставить там нам навсегда без всякого дополнительного суда и следствия. Всё. Приехали.

А теперь вы посмотрите, как он при этом держится, что говорит и каким образом реагирует на происходящее. И обратите внимание, как на произошедшее отреагировали его вменяемые сограждане. Ведь это надо не полениться, найти в интернете заметку никому не известного блогера, в смысле мою, и затеять спор-перебранку на темы… Нет, я не буду пересказывать, ещё раз прошу, кому не лень, взглянуть самостоятельно, мне слишком мерзко вновь к этому возвращаться.

Ведь тут же вопрос вовсе не медицинский, не юридический и даже не нравственный. Он относится полностью и исключительно к персональному устройству каждого, как существа. Вот тут когда недавно я заметил, что с огромным количеством формальных сограждан не чувствую себя принадлежащим даже к одному биологическому виду, то один из читателей попросил уточнить: «А по каким критериям вы определяете принадлежащих с вами к одному виду? Ну, чтобы потом определиться, одного я с вами вида или нет....» Я тогда ответил: «Это у животных просто, у кого хвост, у кого рога, у кого жабры. А тут и весь ужас в том, что как будто и две руки, две ноги, голова человеческая, и полжизни можешь с кем-то прообщаться, пока поймешь, что вы с ним существа из разных вселенных».

Я и сейчас, конечно, не стану ничего более строго формулировать, да и в принципе не вижу в том ни возможности, ни даже необходимости. Но на самом деле тут и переусложнять ничего не стоит. Лично для меня таких лакмусовых бумажек, типа «а попробовали бы они спеть в мичети», вполне достаточно. Вот женщина, написавшая в комментарии к тому же моему тексту о последнем слове на суде Михаила Косенко: «Читала эту речь и плакала», она со мной существо одного биологического вида. Моя, и вот это я произношу с гордостью, соотечественница, Лия Ахеджакова, кроме всего прочего, сказавшая: «Когда мне позвонили, что Косенко отправляют на принудительное лечение, я прям заплакала», - она со мной тоже одного вида, вернее, это я смею надеяться, что принадлежу к одному с ней виду.

А с этими, иными, ну, какой, хоть малейший смысл общаться? Обсуждать, насколько вреден галоперидол? Кроме оторопи и ужаса от необходимости жить с ними не только на одной планете, но и в пределах единого государства, я никаких чувств испытать не могу.

Но я-то человек уже почти весь путь прошедший и умудрившийся не только обеспечить себе практическую автономность существования, но и выработать те свойства характера и психики, что позволяют мне отнюдь не рыдать в подобных ситуациях, как упомянутые женщины. Но как существовать с окружающими «вменяемыми» людям, подобным Михаилу Косенко? Вот от чего оторопь и ужас мои усиливаются многократно.

Видимо, и это тоже Лия, дочь Меджида, имела в виду, когда сказала, что к самосожжению пока не готова, но мысль такая была.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments