Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Liberté, égalité, fraternité ou la mort

Любое самое святое дело проще и лучше всего разрушить, перейдя границу разумного и доведя прекрасное до маразма. Каждая великая демократия немедленно рушится, если выходит за рамки собственных ограничений, в реальности гораздо более жестких, чем у самой суровой диктатуры.

Ну, не может официант, как бы он не спешил, даже предельно вежливым тоном и способом попросить гостя ресторана уступить ему дорогу. Не может, и всё. Это не обсуждается. Однако практикуется.

Покуда Колизей неколебим, Великий Рим стоит неколебимо, Но рухни Колизей - и рухнет Рим, И рухнет мир, когда не станет Рима.
Subscribe

  • Любительская вертушка

    Возможно, я когда-нибудь более подробно расскажу о семье моего отчима, её история достаточно любопытна и характерна для своего времени, но сейчас,…

  • Пасхальное

    Почему-то людей обычно более интересуют вопросы хоть сами по себе, видимо, и достаточно важные, но всё-таки относительно второстепенные. Вроде, чем…

  • Небольшое уточнение о моей вселенной

    Чтобы вам не копаться, позволю себе полностью процитировать комментарий одного из читателей к моему предыдущему тексту: Библия в любой церковной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments