Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Нюансы парообразования

Последнее время после бассейна чаще хожу согреться в турецкий хаммам, «чайник», как я его называю, частая сауна уже стала тяжеловата. Да и, прошу прощения за интимные подробности, кожа вокруг глаз стала плохо реагировать на сильный сухой жар. Но вчера к вечеру чего-то уж очень захотелось именно финского стодвадцатиградусного, потому плюнул на все противопоказания и уже ближе к одиннадцати вечера туда завалился.

По позднему времени народу было немного, всего трое мужиков. Я это в первое же мгновение мельком заметил, поскольку, сев в уголке, сразу же плотно закрыл лицо ладонями, предохраняя глаза.

Оказалось, что вошел на середине беседы, вернее, более монолога. Вещал явно старший, не знаю, насколько по возрасту, но по положению – точно, я такие вещи по тону всегда определяю безошибочно:

- Году в девяностом интересно стало, что там за херню этот Солженицын пишет, попросил приятеля дать почитать. И с первых страниц понял, если он попал в лагерь и сразу устроился библиотекарем, так точно стукач. Больше к этой брехне не притрагивался. Настоящие люди там через два месяца погибали, а этот…

- Так у него вроде рак был, - даже не возразил, а робко заметил собеседник из починенных.

- Чепуха, всё равно смешно из него героя делать. И вообще мне интересны как герои только рядовые, которые грудью на пулемет и гибли миллионами, а все эти знаменитости…

- Ну, а что, разве маршал Жуков не герой? - опять попытался встрять собеседник.

- Какой там герой, палач он обыкновенный, столько народу положил попусту. И не может хороший человек высоко взлететь. Добрый и простой никогда высоко не поднимется. Это знаете, как в старом анекдоте, сидят два еврея и один другому жалуется, мол, русские все теплые места заняли. В котельных да у мартеновских печей.

Тут я оторвал ладони от лица и поднял голову, чтобы повнимательнее рассмотреть говорящего, стало любопытно, какого он возраста, по голосу как-то не очень определялось. Выяснилось, что, похоже, лет тридцати, ну, может, чуть больше. Не знаю, от моего ли вида и взгляда, но, скорее, просто совпало, мужик вдруг резко прервал беседу и, пробормотав что-то типа «Ладно, чепуха всё это», вышел из парилки. За ним потянулись остальные.

А я ещё довольно долго сидел, несмотря на предельную температуру и испытывал кроме прочих острых ощущений ещё и некоторое удивление. И Солженицын и Жуков вовсе не входят в число самых любимых мною исторических персонажей и отношение моё к обоим, абсолютно, естественно, разное, но крайне далекое от восхищения. И, в принципе, ничего такого слишком уж противоречащего истине человек не сказал, да, туповато по форме, не очень точно и стилистически выверено, но ведь если по сути…

И всё-таки, по не совсем понятной мне причине от услышанного во рту осталось ощущения, будто я дерьма покушал. Но, скорее всего, это от сауны, действительно, видимо, лучше мне ходить в хаммам.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments