Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

"Не сник, не спился, не сломался"

Всегда с большим почтением относился к былым боевым заслугам и нынешней общественно-политической и научной деятельности генерал-лейтенанта Леонида Григорьевича Ивашова. Но только вчера случайно услышал по телевидению, что он ещё и член Союза писателей, автор текстов множества песен, опубликовавший два поэтических сборника под названиями «И тем я горд, что – русский генерал» и «Лира в погонах».

Сразу же бросился искать тексты этих книг, но, к сожалению, в ближайших книжных магазинах и в Интернете полностью их не нашел, а до солидной библиотеки пока не добрался.

Однако кое-что из произведений генерала мне удалось отыскать). Не буду здесь перепечатывать всё, не хочу заинтересовавшихся читателей лишать удовольствия самостоятельно исследования, однако от желания поделиться наслаждением, доставленным двумя произведениями, не в силах отказаться.

Первое, это классическое лирическое воспоминание поэта о своей жизни, художественное осмысление основ становления человека, гражданина и офицера:

Не помню детства первый стих,
Во мне лишь все мечтой дышало.
Над сверстниками лет моих
Ничто меня не возвышало.

О, как была ты хороша,
Пора беспечно босоногая,
Формировалась и душа,
И жизни строилась дорога.

Я проторенным шел путем,
Внимал словам и перезвонам.
Не уступал другим ни в чем.
И с гордостью надел погоны.

И колесницы Божий дар
Ко мне, увы, стремглав не мчался.
Судьбы ужасный снес удар.
Не сник, не спился, не сломался.

Погоны святы для меня.
В них — лира, доблесть, честь и слава,
И Петр, вздыбивший коня,
И величавая Держава.

Поклялся верно ей служить,
Как лучшие из той плеяды,
Кому за други положить
Главу — есть высшая награда.

Второе произведение уже о более общественно значимом и является страстным поэтика-публицистическим откликом на события девяносто третьего года, когда танки предателей офицерской чести расстреляли русский парламент. Стихотворение представляет собой обращение к песенно-фольклорному, почти былинному образу поручика Голицына, в образе которого истинный коммунист и не предавший своей присяги советский генерал видит своего главного союзника по борьбе за сохранение незыблемых русских духовных ценностей:

Вы снова, поручик, России нужны

Тревожное утро встает над столицей,
У Белого дома команды слышны.
Из прошлого встаньте, поручик Голицын,
Вы снова, поручик, России нужны.

Бледны дорогие, знакомые лица,
Рассвет предвещает кровавый исход.
Вы будете с нами, поручик Голицын,
Здесь – честные люди, здесь русский народ.

По Белому дому бьют мощные танки,
Расчет хладнокровен и точен прицел.
А в танках сидят не французы, не янки,
Россию предавший сидит офицер.

Еще одной драмы закрыта страница,
Парламент российский потоплен в крови.
Ах, как это подло, поручик Голицын,
Стреляя в народ, ему клясться в любви.

Расстреляна честь, и утрачена вера,
В глазах молчаливый суровый укор.
Вам стыдно, поручик, за тех офицеров,
Что в русский парламент стреляли в упор.

От пролитой крови земля стала алой,
Но в этом, поручик, не наша вина.
За память погибших поднимем бокалы
И молча, со скорбью осушим до дна.

Октябрь 1993 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments