Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Чебоксары, чебурек…

Простите, я снова про чемодан. Как человек приземленный и в ваших духовностях с сакральностями не сильно понимающий, имею всего несколько чисто практических примитивных вопросов.

В любом случае, это проект рекламный, коммерческий он или благотворительный. Реклама на Красной площади стоит больших денег. Тут технически два варианта. Можно тупо сказать, мо вы даете нам возможность поставить чемодан, а мы перечисляем в благотворительный фонд десять миллионов (я сейчас абсолютно условные цифры называю).

Можно слегка усложнить. Мы на себя берем все затраты по монтажу чемодана, продаем туда билеты, а что выручим, отдадим в благотворительный фонд. Почему так? Да потому, что сами мы больше десяти миллионов за рекламу заплатить не можем (или не хотим, это уж без разницы), но по нашим расчетам, на билетах получится собрать миллионов пятнадцать, а если народ проникнется и ему всё правильно объяснить, то и более двадцати.

Тут существуют и другие схемы, но я не собираюсь давать советы гораздо более опытным в подобных делах маркетологам, благотворителям и даже необходимым при решении подобных вопросов налоговикам. Главное – сам принцип. А он в том, что раз проект не коммерческий, то и речи быть не может о какой-то «коммерческой тайне» и изначально необходима полная прозрачность и публичность именно финансовой его составляющей. Иначе могут начать зарождаться разные нехорошие подозрения, типа, ребята из «Виттона» решили наэкономить и вместо десяти миллионов за рекламу на Красной площади под благородным прологом обойтись двумя-тремя миллионами, которые там реально собрать за билеты.

Вот для того, что бы всё это понять, если уж сами «виттоновцы», благотворители и покровительствующие им чиновники не озаботились, то журналистам требовалось потратить всего несколько минут. У представителей популярных и влиятельных СМИ есть полная возможность да хоть по телефону связаться с соответствующими информированными товарищами и выяснить, сколько денег, по какой схеме, при каких условиях и куда пойдут. А потом подробно об этом рассказать народу. Вместо этого более суток всё занимаются рассуждениями на какие угодно темы, от сакральности площади с чемоданом до сравнительных характеристик архитектурной ценности чемодана и Мавзолея.

Ну, никто не хочет заниматься своим прямым делом, главное – отметиться яркостью образного высказывания. Разве что Валерий Панюшкин попытался достучаться до народных мозгов со своим эмоциональным восклицанием про мукополисахаридоз, да и то, мне пришлось ещё час потратить, что бы понять, какое отношение чемодан имеет к страшному детскому заболеванию. А рассказал бы подробно и спокойно, много больше пользы принес бы. Хотя, в любом случае, большое ему спасибо.

Я вот попытаюсь сейчас вам пример привести, не беспокойтесь, совсем не такой страшный, чтобы никому ужастиками настроения не портить. Даже с очень большой степенью тугоухости ребенок может поступить в некоторые ВУЗы. Особенно много для таких ребят делает Бауманский. Но, чтобы там учиться, требуются хорошие слуховые аппараты. Соответствующего уровня с необходимыми дополнениями стоят порядка двухсот тысяч рублей.

Сразу скажу, что это редкий случай, когда не хотелось бы биться в истерике на тему, как государство при всех его нефтяных доходах… и так далее. Именно тут государство помогает очень даже неплохо. Выплачивает компенсации, которые, в зависимости от региона, составляют примерно две трети необходимой суммы. Конкретно в Москве это сто двадцать тысяч. А где-то даже и несколько больше. Но, во-первых, в основном всё-таки меньше. Во-вторых, оставшиеся восемьдесят-сто тысяч для многих тоже на дороге не валяются. И в третьих, сначала надо заплатить всю сумму, потом собрать необходимые документы и только потом, через пару месяцев, если всё удачно сложится, придет компенсация.

И вот конкретная ситуация. Мальчик приехал из Владивостока, поступил, учится блестяще, но старенькие его аппараты и изначально не того качества, и попросту уже разваливаются. Мама там у себя на Дальнем Востоке под бешеные проценты берет кредит в банке, парень здесь заказывает в представительстве фирмы нужные аппараты (естественно, не отечественного производства), они приходят, но перевод денег по каким-то техническим причинам задерживается.

И вот студент регулярно наносит визит врачу, у которого в сейфе уже лежат две заветные коробочки, от которых зависит судьба, и просит, нельзя ли их хотя бы подержать в руках. Доктор умный и добрый, он всё понимает, достает коробочки, студент их с минуту гладит ладошкой, мечтательно глядя куда-то вдаль, вздыхает, вскакивает и почти убегает. Аппараты возвращаются в сейф.

Ничего особо трагического, по сравнению с многими прочим, в этой истории нет, надеюсь, я сдержал слово и особо никому настроения не испортил. И деньги, скорее всего, в конце концов, появятся, и мальчик, очень надеюсь, закончит Бауманку и поможет матери расплатиться за кредит, и вообще всё будет хорошо.

Но только выскажу свое личное мнение. Если мне подробно и публично объяснят, каким образом это поспособствует тому, чтобы парень перестал тяжело вздыхать, я собственноручно готов раскрасить ваш Мавзолей в цвета и узоры «Луи Виттона».

А вместо этого сейчас чемодан будут переносить на другой конец города. Как вы думаете, сколько это стоит, и пойдут ли затраченные на это умное и полезное дело перетаскивания чемодана деньги в плюс больным детям, или, наоборот, в минус? И какой величины будет этот минус? Вот, господа журналисты, вам ещё один простенький вопрос для выяснения. Может, займетесь, наконец, своей непосредственной работой?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments