Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Как важно быть серьёзным

Мне сложно судить, сколь значительную роль играет творчество Оскара Уайльда в формировании эстетического, нравственного и духовного облика современной молодежи. Специальных исследований на данную тему не нашел. А своим детям и уж тем более внукам я этот вопрос напрямую задавать побаиваюсь, они и так давно не самого высокого мнения о моем психическом здоровье, не хочу ещё более провоцировать.

Однако в моем отрочестве среди определенного круга считалось делом обыденным знать «Портрет Дориана Грея» близко к тексту, а уж «Балладу Редингской тюрьмы» и вовсе наизусть, если не целиком, то отрывок, начинающийся строчками «Ведь каждый, кто на свете жил, Любимых убивал», несомненно. Впрочем, скорее всего, я по прошествии полувека с тех пор сильно идеализирую то время, и «определенный круг», возможно, был не очень-то широк.

Но не в этом дело, сейчас хотел бы без особых ностальгических обобщений сказать несколько слов о конкретном и практическом на день сегодняшний. Вот недавно всё-таки выбрался посмотреть во МХТ «Идеального мужа». Честно признаюсь, что большим желанием не горел, исключительно из-за длины спектакля, тяжеловато уже столько времени даже с антрактами высидеть неподвижно в кресле. Но просто задрали все те, что, рассуждали о данном произведении в стилистике «из принципа эдакую мерзость смотреть не буду», и не хотелось оставаться в их числе.

Более того, думал даже поделиться впечатлениями, полностью осознавая ничтожность своей оценки в профессиональном искусствоведческом и театрально-критическом плане, однако, считая, что и мнение самого рядового зрителя может иногда иметь право на публичное изложение. Но когда увидел и услышал, как на федеральных общероссийских каналах слово для анализа театральной постановки предоставляется критикам типа господина Энтео, а серьезным разбором полета собираются заняться искусствоведы из Следственного комитета, малейшее желание и рот раскрывать по этому поводу пропало. Как-то не только вступать в диалог на подобном уровне, но и иметь к таковому хоть малейшее отношение сильно опасаюсь. Потому, вовсе не трогая сам спектакль, рискую обратить внимание только на один момент

Из основных претензий к Константину Богомолову стало неуважительное отношение к тексту пьесы вышеназванного Уайльда, мол, режиссер поступил с ней по-варварски, оставив от классики рожки да ножки, без малейшей почтительности и уважение. Здесь спорить сложно и бессмысленно, с почтительностью там вообще беда и, конечно, хорошо бы за подобное побыстрее начать сажать. Но вот только, по-моему, так уж болеющие за чистоту творчества Оскара не очень представляют себе нравственную сущность подзащитного.

Хоть в то время закона о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних и не существовало, но это упущение не помешало ихнему суду впаять развратнику «двушечку» в каторжной тюрьме. Так что, аккуратнее следовало бы относиться не только к какому-то отдельному проявлению уайльдовщины на сцене, но и ко всему творчеству одного из самых известных в мире педерастов.

Вот в Союзе с этим было проще, четче и надежнее. Нет, конечно, этого художественного деятеля с сомнительной репутацией никто не запрещал, иначе, экстраполируя данную методику, на книжных полках и в репертуарах совсем уж могло мало чего остаться даже для советского пуританства. И печатали, двухтомник был такой лиловенький, и ставили, естественно во всех случаях на какую-либо «нетрадиционность» даже не намекая. Но вот с несовершеннолетними в театре было строго. Только к концу восьмидесятых в Москве вышло некоторое послабление, а до того особо в нюансах не разбирались и на вечерние спектакли до шестнадцати лет попросту не допускали.

Я уже закончил седьмой класс и выглядел довольно солидно, во всяком случае, мне так казалось, но в действительности не исполнилось ещё и четырнадцати. Однако иногда, воспользовавшись невнимательностью билетеров, прорваться удавалось. Потому и в тот раз решил рискнуть. Понравилась девочка и пригласил её в театр. «Киноактера», точно помню, и, по-моему, именно на Уайльда, «Веер леди Уиндермир». Но вот за это уже не отвечаю, поскольку сам спектакль мы так и не увидели. Не повезло, та хранительница священных дверей оказалась зоркой и завернула нас с обидным для подросткового самолюбия скандалом.

Правда, без особых проблем удалось перед входом продать билеты другим желающим, но куда тогда мальчик из съемной комнаты в коммуналке мог повести девочку промозглым вечером ранней московской весны? Пришлось на вырученные деньги купить бутылку Рислинга и шоколадку. Вино с закуской мы выпили на детской площадке перед домом, а потом долго целовались в подъезде, вместо приобщения к высокому искусству. В результате через несколько лет поженились и довольно долго прожили в любви и счастье.

Так что, черт его знает, что полезнее для нравственности, духовности и вообще положительного формирования личности. Совсем я запутался. Может, действительно, лучше пусть Следственный комитет в этом разбирается, делает выводы и определит, наконец, какое, для чего и в какой форме искусство требуется нам убогим, продолжающим терпеть подобное к себе отношение без малейшей уже надежды на окончание срока в нашей собственной редингской тюрьме?..

P.S. Да, всё-таки совсем уж промолчать по сути не могу. Если у кого есть возможности, силы и деньги, то посмотреть спектакль очень рекомендую. Лично я получил огромное удовольствие. А любые и более чем возможные оговорки относительно художественного воплощения замысла при этом считаю неуместными по, на мой взгляд, предельно подробно изложенным выше причинам.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments