Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Nocturne

Есть и конкретная личная причина. Но это вам ни к чему, потому позволю себе всего лишь в нескольких строках напомнить о вещах более общих.

...Мне кажется, я начал понимать одну очень важную вещь. Что, к сожалению, не сильно улучшает мое настроение.

Последние двадцать лет, когда происходили какие-то серьезные общественные неприятности и страна явно начинала двигаться не в ту сторону, в которую хотелось бы (в частности лично мне и таким как я), многие пытались добавить оптимизма, приговаривая постоянно, что вот, мол, подождите, подрастет новое, свободное поколение…

Поколение подросло. Тем, которые в начале новой России оканчивали школу, и которых никак еще нельзя было назвать неисправимым продуктом тоталитаризма, нынче уже под сорок. И что мы видим — и у них, и у идущих следом тридцатилетних, и у двадцатилетних, уже никогда в сознательном возрасте не дышавших воздухом несвободы?

Одни идеально вписываются в предлагаемые обстоятельства и поставленные условия. Готовы лизать зад начальству, голосовать как приказано, носить одежду в принятом работодателем стиле, петь корпоративные гимны, исполнять любые, самые тупые правила и инструкции, лишь бы обеспечить себе необходимый и достаточный для них материальный уровень существования. Кстати, зачастую довольно по нынешним временам умеренный.

Другие заражаются страшным вирусом социализма, а поскольку им кажется, что он, пусть и с некоторыми мелкими недостатками, но уже был в нашей стране, то еще и тоской по прошлому. По никогда не существовавшему, но для них более чем реальному государству добра и справедливости, с чистым воздухом, натуральными продуктами и уверенностью в завтрашнем дне.

С двух сторон этой основной массы образовались полюса. Озлобившаяся гопота, готовая рвать кого угодно: с иными чертами лица, социальным положением, вероисповеданием, мировоззрением — с чем угодно, но иным. И вконец одуревшие сначала от родительских, а потом уже и от собственных денег мажоры, уверенные, что поймали Бога за бороду, и не хуже своих антагонистов готовые загрызть любого, кто покусится на нынешнюю систему, которая представляется им основным гарантом их сендеры луминосы.

Нет, конечно же, некоторое количество вменяемых, как всегда, осталось, но именно в упомянутых поколениях «детей воздуха свободы» оно не только не увеличилось, но даже значительно уменьшилось. И главное, ухудшилось качество, в основном за счет надежности. То есть на вменяемого своего сверстника я еще хоть как-то могу положиться, что он не свихнется, и его, раз он умудрился остаться нормальным, с моей точки зрения, уже не занесет в одну из перечисленных категорий или еще какую экзотику. А от этих, никогда не стоявших в очередях, не знающих, что такое выездная виза, и не представляющих себе, что самой большой роскошью и одной из самых дорогих вещей в стране может быть томик из «Библиотеки поэта», — от них я постоянно могу ожидать и ожидаю какой-нибудь подлянки. То они «Наши», то они на «Марше», то сидят, сучата, у меня тут рядом в кафешке на бизнес-ланче, жрут послушным безучастным стадом свой дежурный комплекс и такое несут, и главное — такими глазами смотрят, что просто всеми силами сдерживаю себя, чтобы не плюнуть в этот безбрежный океан пустоты…

Всю свою жизнь при коммунистах я больше них (коммунистов) ненавидел только западных леваков. Стыжусь, но в юности с искренним злорадством читал истории о тех, кто, всласть поборовшись за социальную справедливость у себя на родине, прорывались-таки в советский рай. И тут получали по полной программе, заканчивая чаще всего попросту в лагерях, и, уж по крайней мере, довольно быстро начинали скулить у своих посольств, умоляя хоть как-то вытащить их обратно в капиталистический ад.

С нами (естественно, с теми, кого я могу назвать «мы») такого произойти не могло. Мы получили убойную дозу прививки от всего этого дерьма. «Убойную» в данном случае почти в буквальном смысле слова. Потому что многие и погибали от нее как личности, многие становились неизлечимо больны, но те, кто выживал и выздоравливал, имели уже иммунитет такой силы, что никакой вирус им был не страшен.

Но ведь СССР уже нет, Куба с Кореей слишком экстремальны, а машина времени не изобретена. Так что нет иного способа сделать эту прививку, как вновь на время устроить в России советскую власть. Как, помните, генерал Чарнота говорил, что он «нарочно бы к большевикам записался, только чтоб тебя расстрелять. Расстрелял бы и мгновенно выписался бы обратно». Но это ведь все фантазии, и туда уже вряд ли быстро получится, а обратно и вовсе, даже представить себе страшно…

Короче, какой-то порочный круг получается. Воздух свободы не только не способствует появлению более здоровых поколений, но и наоборот, делает их более беззащитными и уязвимыми перед всеми соблазнами лукавого мира. И круг этот при каждой пробежке по нему становится все более неразрывным стальным обручем. Без традиций безусловно сменяемой и оттого прозрачной и ответственной власти не получается даже при некоторых внешних признаках либерализма получить хоть сколько-нибудь значительную массу людей, имеющих представление об истинной свободе и чувстве собственного достоинства. А без этой массы таких людей невозможно возникновение той самой традиции.

Что-то душно стало в келье. Нынче страшный сон видал…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →