Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

«Я — Ариэль Шарон».

Израильский танк М48

(Полностью здесь)

«Готовиться к броску на Синай Египет начал в 1971 году. План войны окончательно подготовили к августу 1973 г., он получил название «Высокие минареты».

Война началась в израильский праздник Йом-Киппура — день искупления (по другому — судный день, отсюда и название — «Война Судного дня») 6 октября 1973 г. Сокрушительная артподготовка силами 2 тысяч орудий и минометов началась в 14.05, пятью минутами раньше на позиции израильских войск обрушилась египетская авиация.

Уже через двадцать минут после начала канонады, огонь был перенесен вглубь обороны. Этих минут вполне хватило, чтобы вывести из строя почти все огневые точки на гребне канала. В 14.30 первые египетские солдаты уже были на вершине вала. Войска форсировали канал на всем его протяжении, а водометы начали размывать насыпь и готовить проходы для танков одновременно в 70 местах.

Израильтяне были ошеломлены, тем не менее, как только египетская пехота появилась на азиатском берегу канала ее атаковали танки 252-го угдата. Танки наступали в лучших традициях 1967 года — без предварительной разведки и без пехоты, одним словом «на ура». За что и поплатились. На каждые 3-4 солдата передовых штурмовых групп приходился противотанковый гранатомет РПГ-7. До конца дня египетская пехота совместно с расчетами ПТУР «Малютка» на БРДМ уничтожила по различным оценкам от 100 до 200 танков. Бессильна оказалась и хваленая израильская авиация. Все налеты отбивались «Шилками» и ЗРК «Куб». В первом же налете на переправы было сбито четыре самолета, а всего за первые три дня ПВО передовых арабских частей на Египетском и Сирийском фронтах сбили 80 израильских самолетов, не менее 30 машин уничтожили ЗСУ-23-4.

К вечеру 7 октября на Синайском полуострове находилось уже пять египетских пехотных дивизий, две танковые и одна механизированная — 850 танков, 100 тысяч солдат. Потери при форсировании канала составили 280 человек убитыми и 20 уничтоженных танков. Египетская 2-я армия вела наступление в направлении средиземноморского побережья, 3-я армия — в районе Суэца.

Бои продолжались и ночью. В ожесточенном встречном бою египтяне разбили два батальона 401-й танковой бригады, входившей в 252 угдата.

Утром 7 октября израильтяне ввели в бой еще два угдата — 162-й резервный танковый под командованием генерала Авраама Адана и 143-й резервный танковый, где командиром был знаменитый Ариэль Шарон. 252-й угдат занял позиции на южном фланге с задачей остановить продвижение 3-й армии. Жестокое танковое сражение на северном фланге, в районе Кантары, длилось весь день 8 октября; к вечеру в 162-м угдате уцелело только 120 танков. 600-я танковая бригада, входившая в этот угдат, потеряла 60% от имевшихся в ней утром танков. В одной из атак на египетскую оборону, бригада потеряла за 18 минут 24 танка. Для борьбы с танками египтяне использовали две эскадрильи вертолетов Ми-4, вооруженных ПТУР. До 50% потерь в бронетехники 162 угдат понес от вертолетов.

На следующий день была практически полностью уничтожена 190-я танковая бригада армии обороны Израиля, а ее командир полковник Асаф Ягури попал в плен. Израильская авиация так и не смогла оказать сколько-нибудь значительного воздействия на ход сражения: арабская ПВО работала безукоризненно.

Наступление возобновилось 14 октября в 6.30 утра силами двух танковых и четырех пехотных дивизий. Арабы с ходу продвинулись на 6-10 км, но потом встретились с упорным сопротивлением и вынуждены были перейти к обороне. Египетский удар остановили 200 израильских танков, вкопанных в землю, и вертолеты, вооруженные ПТУР «ТОУ»; 18 вертолетов уничтожили около половины танков египетской танковой бригады, наступавшей в районе перевала Митла. Израильские танкисты развили первоначальный успех в ходе завязавшегося ночного боя, уничтожив до 260 арабских танков и 200 БТР; собственные потери составили 40 танков. В это день погиб командующий израильскими бронетанковыми частями на Синае генерал Мендлер.

15 октября израильтяне попытались фронтальными контратаками, в которых приняли участие девять танковых бригад, смять войска 2-й египетской армии на исмаильском направлении. Сражение длилось весь день, но решающего успеха не достигла ни одна из сторон.

Ход боевых действий сумел переломить Ариэль Шарон, предложивший нестандартное решение. В ночь на 16 октября весьма малочисленный израильский отряд в составе семи танков ПТ-76 и восьми БТР-50П форсировал Большое Горькое озеро на стыке 2-й и 3-й египетских армий и захватил плацдарм на египетском берегу. Арабы сначала не придали этому плацдарму большого значения, кроме того, они просто не допускали возможности высадки противника у себя в тылу и не выделили средств для обороны западного берега канала. А зря, после захвата плацдарма саперы быстро навели понтонный мост, по которому на западный берег пошли израильские танки.

Египтяне вскоре опомнились и попытались отрезать переправившиеся войска. В бой были введены 21-я танковая и 16-я пехотные дивизии. С воздуха танкистов поддерживали истребители-бомбардировщики Су-7, атаковавшие наземные цели под прикрытием МиГ-21. Налеты египетской авиации на позиции группы Шарона были самыми ожесточенными за все время боевых действий 1973 года. Исход всей войны теперь решался здесь

В ночном бою войска Шарона подбили около 150 египетских танков, потеряв 70 своих. Танковые бои на плацдарме продолжались весь день 17 октября. Сражение развернулось на площади всего 20 кв. км. В этот день египтяне потеряли еще 160 танков, а израильтяне — 80. Последней попыткой арабов сбросить противника в канал стала атака 96 Т-62 из состава 25-й танковой бригады. В ходе боя модернизированные «Паттоны» 217-й танковой бригады, входившей в угдат «Брен», подбили 86 машин, потеряв только четыре свои.

Больше никто не мешал Шарону перебрасывать войска на западный берег канала. Утром 19 октября израильские механизированные группы при поддержке авиации перешли в наступление с плацдарма.

К вечеру сопротивление египетских частей было сломлено, а ПВО на западном берегу канала практически перестала существовать. Путь на Каир был свободен. Однако тут уже традиционно для ближневосточных конфликтов в дело вступила ООН. Генеральная Ассамблея потребовала прекратить боевые действия в ночь с 22 на 23 октября, однако танкисты Шарона не спешили выполнять эти требования, напоследок они атаковали Суэц. Только после захвата города 25 октября бои прекратились. Суэц захватила механизированная группа из 24 танков, 8 БТР, джипов и автобуса (вот уж боевое средство!) с пехотой. В ходе боя в узких городских улочках 20 танков и БТР арабам удалось подбить.

Это был последний аккорд битвы на Синае».

И ещё мне сегодня вспомнились когда-то давно написанные мои собственные несколько строк:

К Шарону как-то обратился один корреспондент, начав свой вопрос со слов: «Вы, как, прежде всего, премьер-министр…» Шарон вежливо, но жестко поправил журналиста: «Прежде всего, я — еврей». Понимаю, почему политик в той ситуации должен был ответить именно так. Да, скорее всего и сам генерал так считал и был совершенно искренен. Но я в тот момент задумался: а что бы ответил лично я, но не на своем месте, тут думать нечего, а на месте Шарона? Что бы мне показалось важным отметить «прежде всего». Я долго перебирал все, что знал о нем, и в конце концов понял, что смог бы сказать только одно: «Прежде всего, я — Ариэль Шарон».


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments