Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Прощание с Ходорковским – 16. «МОСКВА» - «ДОМОДЕДОВО»

(Продолжение. Смотри начало)

ГОСТИНИЦА МОСКВА

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ.

На этом, собственно, саму историю, как таковую, или, по крайней мере, тот её раздел, который имеет непосредственное отношение только ко мне, можно считать завершенной. Мне остается только уточнить кое-какие чисто технические детали. И тут нам придется ещё раз вернуться к статье, которая в сокращенном виде приведена в начале данного повествования.

Дело в том, что первый её вариант, наиболее полный и местами перегруженный чисто техническими, экономическими, юридическими, финансовыми и прочими далеко не всем интересными подробностями, был написан лет пять назад, даже до начала «второго дела» Ходорковского. И тогда ещё по поводу причин первой посадки высказывалось бесчисленное количество мнений, даже не в форме предположений, а более чем уверенным тоном. Часть таких мнений была мною перечислена, но эта часть была совсем крохотной, океан плескался неисчерпаемый. И в этом океане моя мысль о какой-то там попытке сделать прозрачной структуру собственность, как основе вины Ходорковского, являлась совершенно маргинальным экзотическим вариантом, никем всерьез не рассматриваемым.

Но сразу после освобождения Михаила Борисовича подавляющее большинство считающих себя специалистами по названному вопросу, причем самых далеких друг от друга, от Латыниной до Пионтковского, иных причин, кроме пресловутой «прозрачности», уже и не называли. Это стало как бы общим местом, даже не требующим пояснений. Но очень хочу подчернить и с не меньшей настойчивостью прошу мне поверить, что говорю об этом не в том смысле, будто я первооткрыватель или самый умный. А просто, поскольку никуда не спешу и корысти сказать как можно больше и как можно быстрее не имею, то не лишен возможности спокойно посмотреть и увидеть самое очевидно, лежащее на поверхности и никак не маскирующееся. А именно это простейшее и очевидно неизбежно через какое-то время становится упомянутым общим местом. Вот и весь фокус, в котором нет никакого фокуса, а уж, тем более, ни малейшей моей заслуги.

И сейчас я не собираюсь делать никаких открытий. Но всего лишь считаю полезным, перед заключительной речью на этом процессе, ещё раз напомнить читателям некоторые общеизвестные методологические аспекты и давно обнародованные факты, столь же очевидные и так же без малейшей маскировки лежащие на самой поверхности. Опять повторяю, всего лишь напомнить, никаких сенсаций. Итак, что же вообще имеется в виду, когда разговор заходит о «структуре собственности», что это за зверь такой в принципе и почему в нашей стране у него такие любопытные проблемы со здоровьем?

Но сначала я обязан для некоторых товарищей с сугубо гуманитарным складом ума повторить, подчеркнуть, в общем, ещё раз обратить внимание на то, что структура собственности и мера её прозрачности имеют только косвенное и зачастую весьма отдаленное отношение к таким обычно используемым чуть ни в ругательно-обвинительным смысле понятиям, как «зарубежные активы», «офшоризация экономики», «вывод капитала» и тому подобное. Или к тому, чем занимается Навальный, делая страшные сенсационные открытия про дачи и квартиры, принадлежащие каким-то депутатам и чиновникам. Он в свое время, правда, слегка было затронул реально важные вещи по некоторым структурам, типа, например, «Аэрофлота», но то ли сам быстро сообразил, что это уже не шутки, то ли ему доходчиво объяснили, но, в общем, его усилия пошли в сторону «шубохранилищ», что народу, конечно, и понятнее, и нравится больше, но с истинной структурой собственности на страну Россию не сильно соотносится. А что же тогда соотносится?

На мой взгляд, одной из самых символичных историй времен президентства Медведева стала та, когда он публично потребовав от Генерального прокурора Чайки доложить: «В Домодедово разобрались? Кто собственник? Вроде бы известно, кто собственник, но начинают проверять — собственник спрятан за структурой бенефициарных владений…» С тех пол минуло года четыре, кто-нибудь уверен, что бывший глава государства и нынешний руководитель правительства может хотя бы самому себе ответить на этот вопрос?

Тут я вынужден просить прощения. То, что буду говорить далее, не только сильно упрощено, но порой граничит с неточностью, хотя по возможности я стараюсь этой границы не переходить. Для разбирающихся мои пояснения вовсе не нужны, а остальных не хочу перегружать излишней информацией. В конце концов, я не научную монографию пишу, желающие сами могут посмотреть специальную литературу, остальным придется поверить мне на слово. Или не поверить, но это тоже проще сделать без привлечения дополнительных материалов.

Так вот. Помните старый анекдот про Рабиновича, который сменил фамилию на Иванов? Это действие у его знакомых вопросов, естественно, не вызвало. Но через некоторое время он еще раз меняет, уже на Петров. Один из приятелей интересуется причиной. Новоявленный Петров отвечает: «Теперь, когда, посмотрев на мой нос, спрашивают, какая прежняя фамилия, я говорю — Иванов, и все в шоке». Тут примерно такая же история.

Ты, как физическое лицо, учреждаешь некую фирму. Дальше тебе для дела нужна еще одна фирма, но ее учреждаешь уже не лично ты, а твоя первая фирма, как юридическое лицо. Но пока хитростей никаких. За действия второй фирмы отвечает, пусть и с любыми ограничениями, но учредитель, то есть твоя первая фирма, а, по сути, ты. (Еще раз, но уже последний, чтобы окончательно не загромоздить текст, подчеркиваю, что очень сильно упрощаю и опускаю множество нюансов.) Потом обе эти фирмы совместно учреждают третью. Далее эта третья фирма может совершенно спокойно учредить какую-нибудь контору, например, в Испании. Никаких, кстати, проблем, совершенно легально и реально, бери на работу несколько испанцев в секретари-дворники-охранники и учреждай себе на здоровье, еще и красивый сертификат от правительства получишь за вклад в экономику страны. А можно не заморачиваться и просто купить контрольный пакет какого-нибудь местного акционерного общества. Твоя третья фирма даже среди учредителей светиться не будет. А можно этот контрольный пакет еще и разбить между такими же твоими пятой, седьмой и шестнадцатой, тогда тебя вообще хрен вычислишь.

Но это еще ягодки. Потом это акционерное общество заключает договор с каким-нибудь подданным Лихтенштейна, что он совместно с твоим испанским АО учреждает фирму, в которой еще и становится директором, но бенефициаром является вообще другой человек. Ты сам, например. Или твой сын. Тут вот это умное слово и возникает, хотя ума-то все это никакого особого не требует. Бенефициар, он же бенефициарий (это от французского bénéfice — «прибыль», «польза»), — человек, который на самом деле и получает все денежки. Помните, как раньше бенефис давали в честь какого-нибудь актера? Все предельно просто, основано исключительно на договоре между частными лицами и честном слове. С последним, правда, и тогда могли возникнуть сложности, а уж нынче и совсем проблема, так что на всякий случай договор заверяется у нотариуса. Но он приватный, хранится в каком-нибудь надежном сейфе и, в отличие от учредительных документов юридического лица, нигде не светится публично.

Ну, и напоследок, для чисто уже технического удобства, лихтенштейнская контора напрямую регистрирует фирму на Британских Виргинских островах. А та уже покупает свечной заводик под Калугой, прибыль от работы которого уже будешь получать лично ты, за вычетом, понятно, на самом деле не таких уж больших расходов на всю перечисленную инфраструктуру.

Но найти тебя уже не представится никакой возможности. Если даже все интерполы встанут на уши, то все равно упрутся в лихтенштейнца, который, во-первых, никаких законов своей собственной страны не нарушал, во-вторых, вообще не вел на ее территории никакой финансовой, производственной и экономической деятельности, а в-третьих, никому не обязан показывать свой личный договор с другим физическим лицом.

Сразу нужно отметить несколько принципиальных моментов. Первое. Во всех этих действиях самих по себе ровно нет ничего криминального. Второе. Такая практика распространена повсеместно и отнюдь не является российским изобретением. Более того, россияне вообще подключились к ней одними из последних и всего лишь использовали давно без них отработанные схемы. Третье. Налоговые вопросы здесь совсем оставляем за скобками, не о них сейчас речь. И четвертое. Тут нет никакой тайны, ничего особо не скрывается. Посмотрим на любую нашу структуру. Например, крупнейший в мире производитель алюминия «Русал».

Все есть на его официальном сайте, вплоть до собственного «кодекса этики». Кроме собственников. Но спросите, кто там хозяин, и любой скажет, что это Олег Дерипаска. И любой скажет чепуху. Поскольку основная доля в «Русале» принадлежит «En+ Group», компании хоть и имеющей штаб-квартиру в Москве, но зарегистрированной на острове Джерси. Правда, сама это компания, в свою очередь, по большей части в собственности «Базового элемента». А вот уже «Базэл» как бы принадлежит Дерипаске. Он, опять же, там как бы бенефициарий. Но юридически большинство активов компаний, входящих в «Базовый элемент», принадлежат компании «Basic Element Ltd» (зарегистрирована на том же острове Джерси), которая, в свою очередь, на 100 % принадлежит зарегистрированной на Британских Виргинских островах компании «A-Finance». Где уже не как бы, а, скорее всего, и владельцем, и бенефициаром является Дерипаска. Но вот того уже, последнего договора, где черным по белому написано, действительно ли все денежки уже из этого конкретного краника капают в карман лично Олегу Владимировичу, я не видел. И мало кто, думаю, видел. И не очень представляю, кто может, даже при самом большом желании, увидеть.

Вот Медведев поинтересовался тогда по поводу «Домодедова». Ну, и ему тут же рассказали всю правду. Группа «Ист Лайн» объединяет девять компаний, работающих в «Домодедове». По крайней мере, пять из них имеют общих владельцев. Зарегистрированная на острове Мэн компания «FML Limited» владеет 100 % акций ЗАО «Аэровокзальный комплекс „Домодедово“» (оператор вокзала), 99 % акций «Домодедово Джет Сервис» (заправочный комплекс) и 100 % акций ЗАО «Ист Лайн Хэндлинг» («ИЛХ»). «ИЛХ» владеет 98 % акций «Международный аэропорт „Домодедово“» (владелец здания) и 98 % акций АТБ «Домодедово». Ну, и еще множество звеньев, которые я опускаю, но в конце цепочки нашли президенту нашему настоящих хозяев. Это акционеры самой «FML Limited», два резидента острова Мэн — Джейн Петерс, контролирующая 75 % «FML», и Шон Кайрнс с долей в 25 %, про которых известно только то, что они «живые люди».

«Да что вы мне голову морочите, будто я не знаю, что там настоящие хозяева Дима Каменщик с Валерой Коганом!» — вскричал разгневанный президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев. «Извиняйте, дяденька, — ответили ему. — Юридически хозяин аэропорта — фирма „FML“ с острова Мэн». А вдобавок умные эксперты еще и пояснили: «Во всех документах, которые есть в СМИ, она фигурирует как 100-процентный владелец „Домодедова“. Другое дело, что „FML“ принадлежит лицам, которые не имеют прямой связи с российскими участниками этой компании. Российские ее владельцы даже не входят в совет директоров „FML“. Такая схема распространена в наших отраслях, которые бурно развивались в последние годы, там, где вращаются большие деньги, где высоки риски, связанные с захватом собственности».

Да ладно, скажет человек, хорошо знающий наши реалии, председатель совета директоров «East Line» Дмитрий Каменщик и глава наблюдательного совета аэропортового комплекса Валерий Коган — не какие-то мифические мэнские резиденты, это же вполне реальные господа из плоти и крови, если с ними поговорить как следует… что мы, не помним, как с Гусем разобрались всего за несколько дней в обезьяннике?.. Все правильно.

Но, во-первых, для этого их еще надо поймать на своей территории (а в моменты проявления неблагоприятных атмосферных процессов особи подобного рода обычно начинают кучковаться где-то ближе к Лондону).

Во-вторых, и на самом деле толком многое неизвестно. Если с тем же Каменщиком, например, относительно ясно, то про Когана ближайшее окружение до сих пор гадает, насколько он вообще при делах.

И третье, самое главное и принципиальное: делать это очень не хочется. То есть, защемить дверью кое-что из принадлежащего господину Каменщику кому-то, возможно, и очень даже хочется, с целью более продуктивного ведения дальнейших переговоров о некоторых хозяйственных и финансовых нюансах, но вот раскрывать методику выяснения связи «живых» Петерса и Кайрнса с Каменщиком и Коганом не требуется совсем. А вдруг там в компании, да ещё в каком-то достаточно ключевом месте, неожиданно проявится ещё кто-нибудь, совсем уж непредсказуемый?

А вот еще, просто к слову, был такой замечательный молодой человек, которого Ресин ласково с экрана называл Сережей, очень «помогавший московскому правительству и совершивший множество благородных поступков по спасению обманутых другими злыми застройщиками „дольщиков“». И не совсем понятно, где уже сам Ресин, встречавший последний свой юбилей на европейских водах. И оказалось, что нет никакой «Mirax Group», а есть какая-то стоящая за ним вовсе пустышка «Heroten Holdings Ltd», зарегистрированная опять же на острове, только на этот раз под названием Кипр, что ровно никакого значения не имеет. А что там вообще лично Сергею Полонскому принадлежало — и вовсе покрыто мраком, только около полумиллиарда долларов оказалось свистнуто у частных инвесторов, а какие бабки растаяли с прочих счетов, в том числе и столичных бюджетных, — даже и спрашивать никто не рискнет. И уж как старались вроде бы правоохранители разных стран, особенно в связи с последними скандалами окончательно принявшегося изображать невменяемость Сергея Юрьевича, разобраться, черт даже с ними, с денежками, понятно, их не вернешь, но хотя бы кто, где чему хозяин и владелец, дабы попытаться хвоста прижать, - всё бесполезно.

В принципе, идеологию всего этого разработал Борис Абрамович. Но тут следует особо подчеркнуть и ещё раз повторить, что не схему, структуру или методику, а именно лежащую в основе их идеологию. Он искренне не понимал — зачем покупать завод, если можно купить директора, в крайнем случае вместе с двумя заместителями и главным бухгалтером. На самом деле с точки зрения «математических аспектов многокритериальной оптимизации» и «задач наилучшего выбора» Березовский был совершенно прав. Но именно с этих точек зрения и со всей своей правотой он нам выбрал и Владимира Владимировича, после чего сам сначала оказался в Лондоне, потом ещё дальше, а мы — известно где. Но курьезность ситуации заключается в том, что этот же Борис Абрамович стал одним из первых и основных пострадавших от некоторых недостатков свой же идеологии и послужил наглядным примером для совершенствования схем и структур.

Знаменитый процесс в высоком суде Лондона между Березовским и Абрамовичем в основном привлек и журналистов и публику всякими экзотическими курьезами, типа того, что британскому правосудию пришлось всерьез осваивать нашу отечественную феню и старательно учиться правильно выговаривать слово «крыша». И это естественно, я тут ни к кому не в претензии, странно было бы ожидать, что рядовой обыватель, пусть и самый любопытный, станет подробно изучать тысячи страниц материалов дела, несмотря на то, что большая часть не только имеется в свободном доступе, но и, действительно потрясающе интересна. Но всё-таки для подобных занятий требуется иметь отнюдь не рядовые профессиональные навыки, и, главное, желание потратить слишком много времени и сил, не очень понятно, с какой практической целью.

А между тем, если даже не углубляться в подробности, а просто просмотреть содержание судебного следствия по диагонали, то и без особых усилий и знаний станет совершенно понятен основной смысл происходившего. Самое милое в нем то, что Березовский искренне считал, будто сможет на Западе доказать свои права собственности по российским «понятиям». И как это ни покажется большинству невероятным, у него были на то определенные основания.

Действительно, мы сейчас не станем углубляться в различия аглосаксонсой и романо-германской систем правосудия, но условно «там» имеют не совсем понятные для нас значение и вес такие нелепые штуки, как показания свидетелей, особенно данные под присягой, логическая связь фактов и событий, да и ещё многое подобное, а, прежде всего, доверие суда к личностям истцов и ответчиков. Но выяснился, не отменяя сказанное, кроме того, что Борису Абрамовичу элементарно не поверили, кстати, абсолютно зря, но то совсем другая история, ещё один принципиальный момент – самая простая бумажечка, небрежная подпись в углу второстепенного документика, выцветшая банковская распечатка и тому подобная мелочь, оставляющая реальный след, могут сыграть решающую роль при решении многомиллиардных споров. Этот урок, возможно, так до конца и не был усвоен самим Березовским, но «идущие за ним» ещё с момента его даже не эмиграции, а только практической опалы и устранения от власти, оказались более усердными и понятливыми учениками.

Но если знакомиться с материалами лондонского процесса вправду долго и сложно, то уделить около часа хотя бы поверхностному просмотру интервью Шалвы Чигиринского корреспонденту «Дождя» особого труда не составляет. (Можно посмотреть полностью , хоть и не совсем бесплатно. )А между тем это интереснейшее произведение, по сути, искусства почему-то прошло совершенно мимо внимания почтеннейшей публики. Хотя там великолепно изображена реальность и состояния, и восприятия «ими» именно сути собственности, как таковой.

Кому проиграл Шалва Павлович битву за гостинцу «Россия»? Посмотрите в честные глаза Чигиринского, он искренне не знает. Да это его не очень и интересует. Вполне достаточно понимания того, и он сам с эти соглашается, кается, как в глупой ошибке, что покусился на кусок не по зубам, вовремя не сообразил и не перестроился. А какие конкретно собственники за всем этим стоят, лучше даже не думать, да и думать абсолютно бесполезно. Редакция телеканала в комментарии делает откровенно дилетантскую попытку высказать что-то своё на данную тему, но дальше многозначительного и совершенно пустого «структуры аффилированные с Юрием Ковальчуком» не идет, и тут к журналистам никаких претензий. Это им столь же не по зубам. Концы тянутся к таким горним высотам, что дух захватывает.

А с гостиницей «Москва»? Ещё смешнее и нелепее. Здесь Чигиринский всё-таки хоть предполагает, что косвенно имел дело с Романом Аркадьевичем, но на «терки» приходил один небезызвестный бывший путинский массажист из Питера. А он нынче специалист по каким вопросам и собственник чего? Да ни по каким и ни чего. Но разговаривает так, будто по всем и всего: «Ну, вы знаете, как они умеют разговаривать, чтобы создать такое впечатление…» И что, кто-нибудь готов поверить, будто «массажист» действительно является собственником чего бы то ни бы серьезного, путь даже на промежуточном этапе не него что-либо и записано?

Да ладно там какой-то «массажист». Ну, давайте как на духу, что, кто-то из вас всерьез верит, что реальными истинными собственниками основных материальных активов великой страны действительно являются некие мифические «ротенберги», «тимченки» и «ковальчуки»? И разве в глубине души, не признаваясь самуму себе, но так, по-честному, под утро, накрывшись одеялом с головой, не возникает за прикрытыми веками у вас отчетливый образ того, кто является настоящим хозяином?

Более того, возвращаясь к интервью, когда далее речь заходит о собственности самого Шалвы Павловича, он явно путается, кому в ней реально что принадлежит. Не врет и темнит, а именно путается, потому что кому-то что то в свое время передал, продал, переоформил, подарил, сам черт ногу сломит, это же надо всё вспомнить, кому, за что и по какому поводу… Настоятельно советую посмотреть и послушать, местами страшно любопытно.

Тут хочу, дабы слегка разбавить излишнюю серьезность, напомнить об одном несколько курьезном случае. Всем известно, что на Поклонной горе кроме православного храма и мечети имеется ещё синагога. Причем, естественно, не просто синагога, а «мемориальная», то есть связанная с памятью о многих трагических событиях, прежде всего, Второй мировой войны, как и весь мемориал в целом. И вдруг там происходит банкет, посвященный годовщине учреждения некого «ПИР банка». Кто-то удивился, кто-то даже слегка возмутил, короче, «Кто-то бенчиков сандаль вынул и посуды, назревал большой скандаль, пахло самосудом». Но тут Беня, виноват, исполнительных директор Российского Еврейского Конгресса Бенни Брискин разъяснил, что это не культовое сооружение (как и прочие синагоги, что абсолютно верно, раввины подтвердят), а просто здание, принадлежащее на правах собственности частным лицам, потому все могут идти лесом - аренда земли высокая, как-то крутиться надо, а «на время праздничного мероприятия фотографии с изображениями узников концлагерей прикрыли стендами».

Я не к тому, чтобы сейчас анализировать этические аспекты и морализировать по их поводу. А исключительно на тему, что совершенно случайно всплыл любопытный факт: у нас на Поклонной горе, на территории мемориала стоит себе преспокойно частный дом, где хозяева могут отмечать праздники по своему усмотрению.

Но если вы думаете, что это только евреи такие умные, так я вас умоляю! Столь же курьезно после истории с «Пусями» на всеобщее обозрение оказался представлен сюжет с правами собственности на Храм Христа Спасителя. Хотя данной проблемой и до того достаточно безуспешно пыталось заниматься множество исследователей, но тут впервые достаточно публично было заявлено и до многих дошло как неожиданное, что это отнюдь не церковная, а муниципальная собственность. То есть Храм принадлежит Правительству Москвы.

Но, что значит «принадлежит» и «правительству»? В каких формах, напрямую ли или через какие-то организации, и какими частями, поскольку это целый гигантский комплекс сооружений, и только ли Правительству, и ещё множество вопросов. Вот тут пару лет назад ребята из «Московских новостей» попытались кое-что выяснить, можете взглянуть, и даже, надо отдать должное, для уровня журналистского расследования провели вполне добросовестную работу. Но я вам её рекомендую совсем не для получения конкретных ответов, а лишь как пример того, насколько обычными средствами получить такие ответы практически нереально.

А тем, кто уже давно крутит пальцем у виска, мол, этот невежественный и туповатый Васильев совсем чушь несет, у нас любого собственника и любую организацию вообще нет проблем найти и определить по разным самым, что ни на есть, доступным и официальным государственным реестрам, могу порекомендовать историю, связанную с трагедией в московской школе. Я вовсе не про расстрел, а про ту попутную часть, что начинается словами: «Как выяснили «Известия», … отец — сотрудник засекреченного ФГБУ НИИ «Эфир». По данным ЕГРЮЛ, принадлежит этот институт Росимуществу, однако в списке официальных подведомственных учреждений он не числится. «НИИ формально принадлежит Росимуществу. Но на самом деле его курирует МВД и ФСБ», — рассказывает информированный источник в спецслужбах».

И совсем уж на закуску последняя цитата. Не какой-то там маргинал и диссидент, и на подлом «Дожде» или «Эхе», а Олег Сергеевич Сухарев, доктор наук, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, профессор Финансовой академии при Правительстве РФ и прочая, и прочая, на более чем лояльном властям канале «РБК» откровенно заявляет: «Вопрос вот в чем, как будет в дальнем распределена структура собственности на эти (олимпийские в Сочи – А.В.) объекты. Кстати говоря, граждане страны и даже специалисты даже не знают, какие структуры сейчас, то есть, кто, чем и в каком объеме по каким объектам владеет». Далее он, правда, замечает, что такая информация, видимо, имеется в Правительстве, но в глазах и тоне большого ученого я не заметил особой уверенности.

(Да, кстати, и совсем уж в скобках, в какой-то момент начались якобы серьезные разговоры о том, чтобы внести в Гражданский кодекс изменения и законодательно запретить структуры, в которых невозможно определить реального, конкретного собственника. Это суетливая и глупая конъюнктурная чепуха, вызванная не менее глупым президентским окриком, которая закончилась полным пшиком, как все начинания подобного рода. Этого нельзя, да и совершенно не нужно делать по закону и приказу. Это работает только тогда, когда это созрело).

Тема это неисчерпаемая, потому закончить её следует волевым порядком, как ремонт в собственной квартире. Я к чему все эти трогательные байки рассказываю, которые, думаю, несмотря на предельную мою тягу к ясности и упрощению, давно уже утомили даже самого заинтересованного читателя? На самом деле никто у нас не знает, кому что реально принадлежит. То есть никому не известна эта самая пресловутая «структура собственности». Чьи это тут лежат серебряные ложечки? Но «никому не известна», надеюсь, вы понимаете, это такая стилистическая фигура, кому надо, тому, конечно, известна, так как является краеугольным камнем существования российского государства. Однако, а чисто даже теоретически, «кому не надо» может докопаться до сей великой тайны?

Когда знаменитому детективному агентству Джулса Кролла не удалось найти по заданию властей новой России «золота партии», на эту тему опять же тогда строилось великое множество хитроумных и конспирологических теорий. Но, не копаясь во всем этом, на мой взгляд, абсолютном бреде, достаточно уточнить, что большая часть хоть относительно вменяемых людей сходилась на том, что, да, действительно, не удалось, не нашли. Но те, кто имел малейшее представление о реальности, даже и не зная никаких подробностей, только ухмыляясь. Не нашли, потому что и не там искали, и, главное совсем не то искали. Поскольку не было никакого «золота партии» в том виде, который представлялся кинематографистам и авторам приключенческих романов, считавших в то время «дипломатку» с долларами величайшим сокровищем государственного масштаба.

То есть, конечно, была и в такой форме какая-то мелочевка, и на счетах, и в коробках и даже тех самых чемоданчиках и чемоданах. Но это полнейшая чепуха, так, порастаскали жалкие крохи на собственные неотложные нужды, да и ладно. А настоящее «золото партии» никто никуда не вывозил и не прятал. Это было и не возможно, и не нужно. Поскольку основной ценностью страны всегда являлась и оставалась сама страна. И речь шла только об изменении структуры собственности в этой стране, даже вернее, просто о возникновении этой самой структуры. И задача её выяснения не по силам никому детективному агентству.

Но означает ли это, что не по силам никому? Познание, наверное, в самом деле, бесконечно и окончательно неисчерпаемо, я в эти философские дебри лезть не собираюсь. Однако в достаточной для себя мере человек может выяснить всё, вплоть до устройства вселенной. Дело только в силах, времени, способностях, уровне желания и деньгах. У кого единственного во всём мире это было в необходимом и достаточном количестве для установления, фиксации и документального подтверждения истинной структуры собственности в России?

ДОМОДЕДОВО

(Продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments