Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Уважаю!

Ах, какая прелесть! Ух, как же мне все это нравится и какое доставляет удовольствие!

Потребовалось всего пара-тройка недель тотального промывания мозгов с экранов нескольких телеканалов, и гигантское количество людей, ещё только что внешне вполне вменяемых и даже как будто с мыслью в глазах и искрой божьей в душе, рвануло на груди вдруг поголовно у всех одновременно оказавшиеся тельняшки и испытало патриотический оргазм. Зрачки запотели изнутри, а со дна пещеры, спрятанной в районе пупа, поднялась вся дрянь и муть, которой оказались поистине неисчерпаемые запасы.

И все те гнилые либералы, что высокомудро столько лет объясняли про невозможность при нынешнем уровне открытости информации дурить людей столь быстро и тотально, как когда-то в абсолютно герметичных системах, от неожиданности и ужаса аж отрыли растерянно свои поганые рты. Да так и застыли, боясь пошевелить губами, дабы не сболтнуть ещё какую несусветную чушь.

Какой же молодец Путин, какая умница, как он великолепно знает и чувствует населения поднадзорной колонии пока поселения! Встанем железной шеренгой на пути фашизма и перевешаем всех инакомыслящих!

Ну, ладно, это всё лирика, а я котел конкретно по делу, во избежание любых кривотолков, а некоторые тут уже нам подбрасывают.

Я руками, ногами и всеми прочими приличными частями тела за то, чтобы вообще любой человек имел право выбирать, в какой стране ему жить. А если на какой-то территории имеется подавляющее большинство людей с одинаковыми взглядами по данному поводу, то абсолютно справедливо дать им возможность вместе с этой территорией присоединяться к любому государству, которое им более симпатично. Если, конечно, это симпатичное государство на такое согласится, а то завтра все рванут объявлять себя кантонами Швейцарской конфедерации.

Тут есть всего лишь два нюанса.

Во-первых, надо как-то определиться, где останавливаться. А то, знаете, постоянно получается как с северным Косово. Я всегда был полным сторонником права албанцев отделиться от Сербии, после того, что там начал устраивать Милошевич. Но почему сербы так же не могут отделиться от албанцев вместе с территорией, где они составляют абсолютное и единодушное по данному вопросу большинство – это моему разуму не доступно.

Но при этом внутри сербского Косова есть Муниципалитет Косовска-Митровица, где административный центр с прилегающими селами, был населён преимущественно албанцами. А им почему нельзя присоединиться к албанскому государству? Ну, и так далее. То есть, до какой единицы деления и отделения можно доходить? Вот тут хотелось бы немного ясности.

Лично мое мнение, которое я уже неоднократно высказывал, но которое многие почему-то считают шуткой, хотя я мало в чем бываю столь серьезен, как в этом – наименьшей единицей деления должен быть частный дом или собственная квартира.

Я первый готов подать пример и соблюдая все возможные процедуры, в присутствии любых международных наблюдателей завтра же провести референдум в своей семье по поводу самостоятельного статуса нашего жилья.

При этом, категорически против того, чтобы жена и дети объявляли о самостоятельности и независимости своих комнат. Это уже безобразие, нельзя же всё доводить до маразма – только квартира и не меньше. А то комнат у меня четыре, а туалета всего два, могут возникнуть конфликты.

И, во-вторых, конечно, хотелось бы, чтобы подобное дробление, переходы территории вместе с населением из одного государства в другое, отделение вообще от кого бы то ни было и даже массовая телепортация на иные планеты происходила без присутствия «неопознанных стреляющих объектов», на каких-то хоть относительно цивилизованных основаниях и, пусть с небольшим, но оттенком объективности и справедливости.

А не по-бандитски, когда корреспондент подбирается со спины к бойцу «сил самообороны» и подло внезапно спрашивает: «Вы из Крыма?». От неожиданности мужик вздрагивает, смущенно отвечает: «Мы из России», оборачивается, и мы видим замечательную, очень трогательную и благожелательную морду с очаровательной улыбкой, раскосыми глазами и точеными скулами срочника из Калмыкии.

Вот, понимаете, я всё время какую мысль пытаюсь донести. Меня никак нельзя упрекнуть в идеализме или категоричности. Ни разу в жизни не требовал, мол, не врите мне, будьте честными и порядочными, соблюдайте нравственные нормы и прочую подобную чепуху. Но принципиально другое.

Когда человек хотя бы старается меня обмануть, напрягает мозги, ищет способы и методы, то он, по крайней мере проявляет ко мне уважение. Или хоть изображает, что проявляет. А если нагло в глаза заявляет, что черное – это белое, только потому, что в его руках сила и ему наплевать вообще поверю я или нет – это прямое оскорбление. И я тогда оставляю за собой право реагировать соответственно.

И самое уже последние, даже несколько из иной оперы. Когда Главнокомандующий, пославший этого самого мальчика-калмыка в чужую страну с оружием в руках официально от него отрекается, заявляя, что его, этого мальчика, там, в чужой стране, попросту не существует, то такой командующий совершает одно из самых страшных греховных преступлений – предательство.

Армия, идущая на правое, пусть даже только в собственных глазах, дело, наступает с открытым лицом и развернутым знаменем, а не со срезанными погонами.

А в остальном, миру – мир и Крыму - Крым. Если крымчане желают стать подданными Путина, ни в коем случае нельзя им в этом мешать. Я всё равно поеду отдыхать или в Париж, или, скорее всего, к себе в деревню Грибки. В которой, кстати, это только сейчас мне в голову пришло, неплохо бы начать подготовку к референдуму о присоединении… Куда, пока не решил, надо будет с мужиками посоветоваться.
Tags: Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments