Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Этого нельзя понять, это надо просто запомнить

А вот сейчас будет тот редкий, можно сказать, почти исключительный случай, когда я на полном серьезе и даже без малейшего налета стёба.

Отношусь к Евгению Гришковцу, естественно, не лично, а как к писателю и актеру, не то, что плохо или хорошо, но вовсе без этих критериев. Видимо, какое-то несовпадение, не интересен, и всё. Такое бывает, ничего страшного и не повод расстраиваться.

А вот как публицист в пространстве интернета он мне иногда несколько любопытен. Потому что умеет особенно ярко, даже не собственными высказываниями, а реакцией на себя народа, высветить такие уголки человеческой психологии, и персональной, и массовой, которые кажутся мне весьма занимательными.

Из-за этого иногда читаю, вот и сейчас прочел. И вдруг очень четко осознал кое-что, относящееся вовсе не к каким-то сторонним областям чужой души, а непосредственно к самому себе.

Имею в виду вот то самое «сочувствие», о котором пишет Гришковец. Я его в подобных ситуациях напрочь и абсолютно лишен. Хотя вообще-то не считаю себя черствым человеком и способен на весьма деятельное соучастие в чужой беде. Но это совсем из другой оперы.

Чувство, то, что имеет в виду Гришковец (естественно, как я понял его слова), предполагает, прежде всего, умение поставить себя на место того человека, которому сочувствуешь. Не понять его, а именно «поставить на место» и попытаться ощутить то же, что и он. А вот тут у меня глухая стена и осознание полнейшего собственного бессилия.

Поэтому Гришковец, какого уж там масштаба, не имеет значения, но несомненный художник, а я таковым никогда не был и уже не имею малейших шансов стать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments