Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Coda

Я родился во дворе, окруженном высоченным забором, где в центре стояла изба, а вокруг было множество будок. В этих будках жили привязанные к ним цепью, одним из которых был я. Такими как я руководили те, кто жил в избе, но они тоже к той избе были привязаны цепями.

Мы все были разные. И будки были разные, от совсем убогих до вполне себе приличных. И миски перед будками стояли разные и с разным содержимым, но с голоду никто не умирал, необходимый минимум туда обитателями избы постоянно подкидывался.

И цепи у всех были разной длины. У кого-то даже такой большой, что иногда удавалось и разрешалось выйти погулять за ворота. И относился каждый к своему положению по-своему. Кто-то скулил, кто-то радовался, кто-то мечтал о свободе, кто-то больше всего боялся именно ее. А подавляющее большинство вообще об этом не думало, представления ни о чем таком не имело и проживало свою жизнь честно, в своем понимании достойно и, уж несомненно, со многими, вовсе не зависящими от цепи удовольствиями.

А однажды проснулись и видим: вместо глухого забора низенький чисто декоративный штакетник и цепи исчезли, а миски перед будками пустые.

Последующую историю двора я пересказывать не буду, она всем прекрасно известна. Но вот в последнее время многие из его обитателей начали все чаще и убедительнее говорить о той жизни внутри забора и на цепи не только как о замечательном прошлом, в котором было множество плюсов, но и как об очень желательном будущем. И, поскольку кое-кто из мыслящих и чувствующих иначе продолжает пока устало отбрехиваться, все это называется дискуссией.

Я в принципе не против даже иногда и подискутировать. Но как человек уже все-таки не очень молодой и достаточно опытный, очень хорошо понимаю, что одними разговорами и те, кто в избе, и те, кто им сочувствует со двора, новый забор не построят и новые цепочки не привяжут. Придется им применять грубую физическую силу. А потому главное — внимательно поглядывать по сторонам, стараться не пропустить критического момента и не терять природного умения кусаться.

А уж лаять при этом или нет — дело вкуса и темперамента.
Subscribe

  • Уровень дерьма

    Мы вот буквально только что на эту тему довольно долго беседовали с сыном. Речь зашла о Пушкине, вернее, более конкретно, не преувеличена ли его роль…

  • В Праге тоже есть соборы с красивыми шпилями

    Если совсем честно, то в реальности со мной такое происходит довольно редко. То есть, я иногда употребляю выражение «не понимаю», но чаще как фигуру…

  • Гроба остаются на месте

    Думаю, следует признать, что, несмотря на всё своеобразие и истории моей семьи, и моей личной биографии, я всё-таки вырос и воспитался в очень даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Уровень дерьма

    Мы вот буквально только что на эту тему довольно долго беседовали с сыном. Речь зашла о Пушкине, вернее, более конкретно, не преувеличена ли его роль…

  • В Праге тоже есть соборы с красивыми шпилями

    Если совсем честно, то в реальности со мной такое происходит довольно редко. То есть, я иногда употребляю выражение «не понимаю», но чаще как фигуру…

  • Гроба остаются на месте

    Думаю, следует признать, что, несмотря на всё своеобразие и истории моей семьи, и моей личной биографии, я всё-таки вырос и воспитался в очень даже…