?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я вчера послушал интервью с Николаем Волынко, руководителем одного из шахтерских профсоюзов Донбасса, и признаться, оно произвело на меня довольно тяжелое впечатление.

Только вот сейчас прошу читателей на мгновение сосредоточится и понять, что я в данном случае не об русско-украинских отношениях и вообще совсем про другое, не надо тут продолжать тупое переругивание по поводу нынешней ситуации. Хоть раз в жизни прислушайтесь, пожалуйста, к моей просьбе.

А тяжесть впечатления вот от чего. Николай сформулировал одну из бытующих и известных мне точек зрения, согласно которой какой-либо сепаратизм, не говоря уже о непосредственном присоединении к России для шахтеров опасен прежде всего тем, что угрожает самому существованию их профессии. Вон в Ростовской области все шахты закрыли, и может оказаться, что ближайшие рабочие места для донецких шахтёров окажутся в Воркуте.

Мне понятны и опасения мужиков, и все связанные с ними очень серьезные опасности. Но как тут не вспомнить, да, собственно, такая аналогия первой приходит всегда, когда заходит речь о судьбе любых шахтерских регионов, середину 80-х годов в Англии. Недавно, когда умерла Маргарет Тэтчер, многие, особенно ещё живущие шахтеры тех времен и их потомки, устроили радостные пьянки по этому поводу, горланя веселые песни и проклиная «железную леди». Да, много она им крови попортила. Пыталась, правда, как-то смягчить последствия приватизации и закрытия шахт, но, несомненно, не могла предотвратить множества личных трагедий. Подобные по сути исторические сдвиги никогда не бывают идеальными и совсем уж безболезненными.

Но в результате из почти двухсот тысяч тогдашних шахтеров уже в начале этого века во всей Англии осталось меньше трех тысяч реально работающих в шахтах. Более поздних данных не нашел, но, думаю, потому, что цифр стала совсем уж незначительной. И что, лучше от этого стало жить людям или хуже? Как они вообще сейчас себя чувствуют, те самые англичане, что могли провести более четверти последнего века в забоях, а занимались какими-то другими делами? Да, возможно в какой-то момент ниже оплачиваемыми, но сейчас-то уже вообще сравнивать с тогдашним нет смысла, а, как будто, и не совсем нищенствует большинство британских подданных?

Нет, что-то, воля ваша, есть противоестественно самой натуре человеческой, чтобы зарываться в землю на жуткую глубину и проводить всю жизнь в норах, выскребая из них какую-то мало симпатичную субстанцию… Вот, вы бы лично хотели такой судьбы для своих детей?

Может показаться внешне в чем-то сходной ситуация с лесорубами в Канаде, кое-где в США, слышал, даже в Австралии начинаются проблемы. Из-за многих факторов, начиная от экологических, связанных с расширением территорий национальных заповедников, до чисто экономических и технических, уменьшается чисто количественно потребность в лесорубах, среди их растет безработица и многие молодые ребята из традиционных мест лесозаготовки уже не видят для себя перспективы в профессии отцов и дедов.

Я сам всего пару-тройку недель в жизни проработал непосредственно на просеке. Но совместно или просто рядом шабашил частенько. Это удивительная красота и удовольствие, кто понимает! И мне было бы ужасно жалко, если бы эта профессия ушла насовсем, что-то есть в ней прекрасное и магическое. А, между тем, по степени опасности в большинстве рейтингов лесорубы даже значительно опережают шахтеров. И всё равно, мне было бы приятнее и спокойнее, если бы мои потомки валили лес, а не зарывались в землю.

Или были бы моряками. Или верхолазами… В общем, мне как-то ближе, когда на воздухе, на просторе, и более вверх, чем как можно глубже вниз.

P.S. Если кого из шахтеров обидел, нижайше прошу прощения. Здоровья вам и удачи.

Comments

amalit215
10 апр, 2014 17:21 (UTC)
Re: горная масса
//Зольность - это количество породы в добываемом угле.//
**********************************************
Не хочу вдаваться в профессиональные тонкости, но, если коротко, то зольность – это масса негорючего вещества, в процентах, которая создаётся из минеральных примесей топлива, при его полном сгорании.

В шахте всегда добывали только горную массу, а углём (концентратом) она (масса) становилась после обогащения на обогатительной фабрике.

И "бодяжить" можно только энергетические угли, которые идут в топку на тепловых электростанциях, а коксующиеся угли, которые идут в металлургию, без обогащения не используются вовсе.

А в остальном всё так, как Вы и говорите.
mikul_a
10 апр, 2014 17:29 (UTC)
Re: горная масса
А как же зольность определяют при отгрузке угля на шахте? С каждой партии сжигают? Это просто общий показатель качества угля. Есть зольность и для коксующихся углей. Она намного ниже, чем для энергетических. Я кстати проработал в угольной промышленности двадцать лет.
amalit215
10 апр, 2014 17:55 (UTC)
Re: горная масса
Ещё раз скажу, что этот ЖЖ не место для профессиональной дискуссии.
А зольность, вначале, определяется в целом для всего пласта и является одной из его основных характеристик, ещё при его вскрытии и подготовке.
До нарезки лав.
А потом контролируется, время от времени, при отгрузке потребителям, или тогда, когда некоторые потребители требуют на каждую партию угля сертификат качества.
А в экспортных партиях контроль производится всегда.
Это просто, прокаливают уголь в открытом тигле в муфельной печи при температуре 850С. Там и остаётся зольный остаток.
auvasilev
10 апр, 2014 18:02 (UTC)
Re: горная масса
Мы когда-то на воркутинских отвальных пластах с той же целью использовали муфель - 1100 градусов. Но давно было, плохо помню.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel