Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Пить не хочется

По поводу моего вчерашнего текста об отъезде некоторые написали, и даже возникло нечто вроде обмена мнениями, что да, конечно, свалили бы, но вот или пожилые родители не хотят, или несогласные дети держат… И мне вспомнилось.

Перед московской Олимпиадой 80-го появилось такое крохотное временное окошко, когда многие желающие, особенно москвичи, могли свалить за рубеж. Моя мама очень хотела, тем более, что уезжали её мама и сестра с семьей.
Но тут ещё нужно помнить, что тогда отъезд был не то, что сейчас. Это навсегда не только расставание личное, но в подавляющем большинстве случаев невозможность даже переписываться. Про телефонные разговоры и не упоминаем.

Тогда начали уговаривать и меня. Я сразу сказал предельно четко, мол, мамуля, любимая, давай определим раз и навсегда. Мне двадцать пять лет, я взрослый человек, у меня своя жизнь и не будем её с твоей связывать. Про себя решай сама, вне зависимости от меня, я сейчас никуда ехать не собираюсь, а соберусь, тоже сделаю это ни на кого не оглядываясь.

Мать так и не уехала. Расстаться со мной, как тогда казалось, на всю жизнь, оказалось выше её сил. Отчим потом долго на меня дулся, но всё понимал, потому делал это молча.

К счастью, все дожили до иных времен, и моя мама смогла ещё не раз съездить потом в США, повидаться с моими бабкой и теткой. А если бы нет? Если бы она действительно из-за меня никогда больше до смерти не увидела свою мать? Чувствовал бы я свою вину? Нет. Вот сейчас уже, когда все мои родственники умерли, могу сказать точно, как на духу – не чувствовал бы.

Наверное, я в чем-то ущербен. Единственное, что меня хоть несколько извиняет, я всё это переношу и на собственных детей. И был бы неприятно удивлен, если бы они строили свои дальнейшие жизненные планы в зависимости от моих.

Естественно, ни опыт свой, ни чувства, ни взгляды никому и в малейшей степени не рекомендую. Да и речь идет о ситуациях обыденных, а не о чем-то экстремальном. Когда у моей мамы случился обширный инсульт, от которого она так и не оправилась, последние почти два года её жизни я не то что за границу «на постоянное», а и из Москвы больше чем на пару дней по делам не рисковал уезжать, хотя у постели круглосуточно дежурили сиделки-медсестры.

И ещё. Мне представляется, что близость родственников между собой не очень и далеко не всегда зависит от расстояний между ними. Знаю семьи, живущие в одной квартире и практически не общающиеся между собой годами, а то и десятилетиями. А уж в одной стране… Помните ту пронзительную сцену из «Калины красной», где герой Шукшина приезжает к своей матери? А мои дети постоянно и подолгу шляются по всему миру, я как-то от этого меньшую связь с ними не ощущаю.

Ну, а уж если о самом главном… У моего друга, живущего в Канаде, не так давно в Москве умер отец. Приятель еле успел прилететь на похороны. А когда умер мой отец, я был с ним в одном городе. И чего? Всё равно, каждый умирает в абсолютном одиночестве. И последний стакан воды не требуется, и пить совершенно не хочется. Вот это я вам точно говорю. И вы никому не поможете, и никто не поможет вам.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments