Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Конец истории. Часть третья

(Продолжение. Начало здесь.)

Ну, ладно, это всё – «что было, и что есть», а понятно, всех больше интересует, «что будет, и чем сердце успокоится».

Тут, к сожалению, сразу вынужден и признаться, и предупредить, что вовсе не собираюсь заниматься «занимательным прогнозированием» по причинам, которые даже перечислять скушно и тошно, настолько они очевидны и прекрасно всем известны. Но достаточно лишь упомянуть главную, тоже сто раз уже повторенную – ситуация давно вышла из рационального поля и в основе её лежит маленькая черная черепная коробочка, так что, вопросы можно задавать только психиатрам, а они, как каждый знает, сами ничего не понимают и потому всегда врут.

Но на самом деле я уже принял на вооружение и собираюсь усердно совершенствоваться в освоении методики общения с миром, виртуозное владение которой демонстрирует Вячеслав Пономарев. Когда Павел Лобков на «Дожде» во время информационной программы вывел его в прямой эфир по Скайпу и задал какой-то предельно конкретный, деловой вопрос, представив «народным мэром Славянска», Пономарев возмущенно заявил, что слова не скажет, пока Лобков ни объявит правильно – «всенародно избранный мэр».

И это Павлу ещё повезло, поскольку говорили дистанционно. Французской журналистке лет сорока с лишним при личной беседе Пономарев под телекамеру заявил прямо, что или она будет задавать правильные вопросы, или у неё немедленно начнутся серьезные неприятности.

Так что и я в самое ближайшее время перестану отвечать на любые вопросы, пока ко мне не обратятся «Мудрейший и Величайший». А кто будет чего спрашивать не совсем меня устраивающее, то… сами понимаете. Но пока мастерство мое в процессе становления, я напоследок всё же кое-что попытаюсь пояснить так, по-простому.

Главное из практического и приземленного, на чем мне хотелось бы остановиться, это не утихающее недоумение людей рациональных, выраженное одним из читателей, например, следующим образом: «С чего Вы взяли, что у России есть экономические и военные возможности для завоевания Европы?»

Ну, во-первых, экономические и военные возможности – это не совсем одно и тоже, особенно в тактическом плане и на достаточно кратковременных отрезках.

Во-вторых, война в классическом понимании, на самом деле если не ушедшая окончательно, то явно стремительно уходящая в прошлое, со всеми присущими ей признаками и атрибутами, свойственными прямому вооруженному противостоянию армий враждебных государств, имеет свою финансово-экономическую структуру. А война в виде спецоперации, вернее, являющаяся частью, и не всегда основной, такой спецоперации, гораздо меньше зависит от промышленной, технологической, любой иной подобной мощи страны.

Тут ещё можно приводить объяснения и «в-третьих», и «сотых». И всё будет правильно и умно, но абсолютно излишне. Потому что в корне порочно и основывается на полном непонимании движущих сил.

И не нужно сильно умствовать и далеко ходить. Совсем по историческим меркам недавно, последние полгода во время нарастающей напряженности в отношениях с Грузией, чуть не ежедневно все поголовно ведущие аналитики нашей страны, начиная от военных, типа Гольца или Фельгенгауэра, и заканчивая либеральными оракулами, типа Сванидзе и Радзиховского, подробнейше разъясняли, почему России не выгодно начинать войну и вводить войска. И, следовательно, она этого никогда не сделает. Я смеялся бы громко, если бы был хуже воспитан, а так просто улыбался. Чем закончилось, вы знаете.

Поэтому, простите, но я продолжу разговор на любом практическом, от экономического до политического, уровне, только если вы сможете мне хоть относительно внятно объяснить любую одну единственную рациональную причину вообще всей украинской авантюры, устроенной Путиным. Только прошу не предлагать «желания спасти братский украинский народ от порабощения при евроинтеграции» и «защиту русских от бандеровского нашествия». То есть, и это ради Бога, и что угодно другое подобное, но я имею в виду относящееся к практическим выгодам и преференциям, лежащее в поле именно экономическом в самом широком значении понятия.

Но, так как сделать этого невозможно, то не будем задаваться и пустыми вопросами, есть ли у Путина материальные силы для завершения им задуманного. Пока что мы с одной стороны видим, что сил в избытке, а с другой – что абсолютно неведомо задуманное в смысле конечных целей.

Есть ещё один цикл вопросов, лежащих как будто в области рационального, который не прекращается и относительно которого мне все же хочется подвести итог, дабы более не возвращаться. Имею в виду всяческие надежды на внешнее влияние, положительное или отрицательная, это уж от точки зрения зависит, а я могу высказать мнение лишь о его действенности.

В связи с украинскими событиями ещё больше двух месяце назад, так же, как сейчас Илларионов, я вспоминал Карибский кризис. Но в том же тексте я упомянул и состоявшуюся примерно за год до того встречу Хрущева с Кеннеди, по результатам которой Никита Сергеевич сделал тогда знаменитый вывод о «мальчишках в коротких штанишках» и который стал, по сути, началом другого кризиса, связанного с блокадой Западного Берлина. И несмотря ни на что, как бы там впоследствии не интерпретировались те события, но объективно победа осталась за СССР (вот только не нужно тут попусту дискутировать, я говорю о тактическом и морально-пропагандистском эффекте конкретного момента).

Но почему же через год по поводу Кубы всё произошло иначе? А очень просто. Сам же Кеннеди как-то на вопрос о Берлине ответил вполне откровенно и одновременно точно, что бывает крайне редко. Он сказал, типа, если бы я развязал войну по поводу какой-то там перекрытой дороги в Европе, то меня бы мои собственные сенаторы посадили в тюрьму. Ну, на счет тюрьмы, я, конечно, не знаю, и Джону виднее, но то, что «американцы», во всех смыслах этого понятия, не были готовы воевать за Берлин, это ясно. А по поводу размещения ядерных бомб у них под носом - очень даже готовы. Потому и Карибский кризис закончился иначе, чем берлинский.

Абсолютно та же ситуация, что и сейчас. То есть, она берлинская, а не кубинская. Ну, не готовы «американцы» воевать за Украину. А Путин готов. И воюет. Пока в такой форме. Но готов в любой.

Более того, дело тут отнюдь не в том, что хохлы не успели вступить в НАТО. Во время грузинской компании неоднократно разными людьми «с верхов» проговаривалось, что если бы Саакашвили успел вступить в НАТО, то это ничего не изменило бы.

Но понятно, что это всё моё мнение и можно посмеяться, что я так категорически рассуждаю, на что готовы, а на что нет эти подлые америкосы. Однако главное тут, что так считает Путин. И вот в этом, я думаю, уже ни у кого сомнений быть не может. Иначе бы он так спокойно не послал всяческие гарантии США Украине за отданное ядерное оружие.

Так что, все рассуждения о том, что на Путина серьезно и реально могут повлиять предупреждения любых американских чиновников, вплоть до Обамы, кажутся мне смешными и нелепыми. Возможно, в каких-то случаях слегка скорректировать ход и схему спецоперации, да и то в мелочах, но не более.

И ещё на одно достаточно стандартное замечание хотелось бы ответить. «Ваша (это ко мне обращаются –А.В.) ошибка - некое смешение ненужное, постоянное сравнение политикуса и отношений между людьми. Это неверно. Да, в отношениях людей напоить и снять сапоги или поматросить и бросить нехорошо и гнусно. В отношениях стран и цивилизаций это дело обычное».

Вот тут спорить не могу, поскольку вопрос принципиальный и мировоззренческий, он вне любых дискуссий, считаю возможным лишь обозначить свою позицию. Нет никаких мистических и абстрагированных самостоятельных субъектов в виде «стран и цивилизаций». А есть всего лишь сообщества самых обычных людей, и утверждение, что для одного человека такие нравственные законы, а для двух или для ста миллионов («Как ты думаешь, сколько орехов нужно собрать, чтобы получилась целая куча?» – спрашивал Слоненок у Мартышки) – совершенно другие, это представляется мне странноватым. В моем понимании, тот, кто чувствует, как он сам может и должен вести себя по отношению к любому другому человеку, точно так же знает, как его страна или вообще страна, должна вести себя по отношению к другой стране. И именно потому спереть с пьяного сапоги для государств действительно «дело обычное», что и для большинства людей оно таковое же по отношению к соседу по лестничной клетке или даже близкому родственнику.

И последнее. Сколько я на эту тему ни писал, но постоянно появляется кто-нибудь новенький, не сильно заморачивающийся нюансами и вылезающий с прямым непобиваемым аргументом-вопросом: «А Вы что, противник федерализма, как государственного устройства?» И вот это для меня самое обидное. Поскольку такого сторонника как минимум федерализма, как я, не найти даже среди самых упертых донецких боевиков. Причем, я сказал «как минимум», так как предпочитаю или конфедеративные объединения, или вовсе максимально дробленую самостоятельность и суверенитет. Вплоть до каждой квартиры или даже комнаты, о чем неоднократно официально заявлял. Но Путин и его агитаторы-пропагандисты оскорбили святое для меня понятие федерализма, подменив бандитизмом, авантюризмом и объясним народу, что истинный федерализм заключается в стремлении с оружием в руках присоединиться к Российской Федерации.

…А если совсем серьезно, то моя розовая мечта с юности, это Остров Крым настоящего, а не уголовного Аксенова. Чтобы там могли свободно и абсолютно ото всех независимо жить несколько миллионнов русских людей. Чтобы очередь стояла из желающих туда попасть, и очень серьезная длительная проверка этих желающих плюс испытательный срок. А если бы всё-таки там завелись деятельные шизофреники, возможность и даже неизбежность появления которых гениально предвидел Василий Павлович, желающие воссоединения в Великой империей, то я был бы в первых рядах ополченцев, сражающихся за свободу русской земли. От другой русской земли, без свободы. Ах, какая же на самом деле чудесная могла быть страна!..

Ну, всё. Поскольку дурацкие вопросы умному человеку можно задавать до бесконечности, то, как с ремонтом. Завершить нельзя, приходится просто прерывать волевым усилиям. Переходим к обещанным водным процедурам.

Но перед этим, мне хотелось бы обратиться к читателям с просьбой. Любимый мною человек Орешкин, которого, несмотря на его эмоциональные срывы последнего времени, я считаю способным именно просчитывать ситуации почти как я, написал статью «Никакой Новороссии нет». Блестящий текст, преклоняюсь. Вот нагляднейший пример, как правда, искренность и интеллект благотворно влияют на стилистику. Чистый карломарла в отношении базиса и надстройки.

Если кто ещё не видел, настоятельно рекомендую. Мне на эту статью ещё придется ссылаться, а пока не могу отказать себе в удовольствии и процитировать всего пару предложений:

«Вообще, похоже, граждане Украины (в том числе этнически русские) как-то тихо-тихо, незаметно обошли нас в неформальном соревновании за право быть вменяемыми. Или это мы их обогнали в борьбе за право быть невменяемыми».

(Окончание следует).
Tags: Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments