Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

«Наши» и «фашисты»

Значит, прежде всего, убедительнейшее прошу, не тратить свои силы и мое время на разговоры в комментариях на тему, какой негодяй Порошенко, нацист Аваков, фашист Коломойский или бандеровец Бендукидзе. Здесь вообще нет ни слова про Украину.

Я не зарекаюсь, но в принципе, практически не осталось ни какого желания писать об их внутренних делах. Успехов пожелал, а под руку говорить нет охоты. Все взрослые. Сами разберутся. Или нет. Но не мое дело. Иначе начинаю чувствовать, что ничем не отличаюсь от тех шизофреников, что и в магазин за водкой не ходят без мысли, насколько это способствует приближению НАТО к границам Московской области.

Так вот, здесь про Россию, только про Россию и исключительно про Россию. Про то, что я точно знаю и остро чувствую. И о чем говорить считаю себя в полном праве. А теперь к делу.

На днях я опубликовал присланный мне женой на почту стишок, а потом выяснилось, что он уже стал весьма популярен и массово растиражирован в интеренете множеством вполне даже почтенных и солидных блогеров. А ведь на первый взгляд странновато, вирши самодельные и пустяшные, по форме детские, по мысли ничего нового и интересного, короче, никаких шансов на популярность. А вот, поди ж ты, столь многим понравилось.

Но тут никакого фокуса. Всё-таки, большинство из нас родом из дворового воспитания, когда постоянно надо было определяться, кто за кого будет играть «в войну». Между магаданскими бараками по улице Коммуны постоянно шел спор, кто сегодня «за наших», а кто «за фашистов» или «за белых» (кстати, лет до пяти я, как и остальные, был уверен, что это одно и то же). Ну, а уже в более общем плане, как-то всегда хотелось определиться в кодах «свой-чужой». Это в крови. Это трудно вытравить. Да и, на мой взгляд, не всегда и нужно.

И вот этот стишок стал таким инстинктивным народным откликом на новое наполнение понятия «свои». Но перед тем как продолжить, я хочу привести довольно пространную (за что прошу прощения) цитату из моего давнего текста «Главное – хорошая компания»:

«Захар Прилепин… Интересно: если бы он оказался у власти, пошел бы я на митинг против него, организованный Путиным? Тут не могу не вспомнить самого, пожалуй, близкого мне политика, лорда Уинстона Черчилля, который на упрек в союзе со Сталиным ответил, что в поисках союзников против Гитлера он готов отправиться в ад. И, будучи принципиальным противником идеи выбора лучшего из двух зол, я все же понимаю, что на практике иногда бывают ситуации, когда, не делая выбора, остается только любыми силами противостоять злу, если оно абсолютно. И коммунисты для меня — абсолютное зло. А вот Путин, приходится с тоскою признать, — все же относительное. Так вот, выходит, с Путиным против Прилепина пошел бы. А наоборот — ну никак не получается.
Но, с другой стороны, тот коммунизм, вернее некая странная социальная модель, которая в переплетении предрассветных фантазий сложилась в голове таких людей, как Прилепин, это все же не сталинизм, и даже теоретически можно представить себе Захара организатором митинга против каких-то особо злостных перегибов сталинистов (не при их правлении, естественно). Выходит, так же можно представить и меня с ним на одной стороне? А в случае черчиллевского выбора? Да и сам лорд Уинстон свою фразу о поиске союзников в аду, как талантливый литератор, использовал всего лишь в виде художественного приема; еще вопрос — кого бы он предпочел в реальном противостоянии двух врагов рода человеческого.
Что же, значит прав был Борис Абрамович, выбирая Путина как «меньшее из двух зол», и сам я нелеп в своем чистоплюйстве, не мысля себя ни в каком случае рядом с Лимоновым, Джемалем или тем же Прилепиным? Нет. И Березовский был неправ, и я не столь уж нелеп. Однако это уже другой разговор на тему оптимальности многокритериального выбора, и мы к нему еще вернемся».


Ещё раз хочу уточнить свою мысль. Более четырех лет назад, когда по разным и субъективным и даже относительно объективным причинам в головах если не подавляющего, то явного большинства вполне вменяемых людей условно и либерального, и демократического направления образовалась некоторая благоглупостная каша, мне давным-давно почти всё было абсолютно ясно, никаких иллюзий не оставалось, и с тех пор практически ни в чем мои взгляды и мнения не претерпели и малейших изменений.

Но всё-таки следует признать, что хоть чисто теоретически я и предполагал (не только в приведенном тексте, процитировал его только как один из наиболее характерных) абстрактную возможность ситуации, когда у власти окажется условный «лимонов» и мне придется неизбежно встать на сторону условного «путина», такая вероятность представлялась довольно слабой. Реальность меня подправила. И, возможно, это даже хорошо, естественно, исключительно лично для меня, поскольку не пришлось делать самого ненавистного выбора «меньшего из зол». Меньшего просто не оказалось.

«Лимонов» победил окончательно и бесповоротно, но не «путина», а вместе с «путиным». Это теперь единое целое. Что же оно сейчас из себя представляет? Ряд удивительно монолитный, без малейших полутонов. Лимонов, Дугин, Кургинян, Рогозин, Соловьев, Киселев, Шевченко, Прилепин, Шергунов, Баркашов… Продолжать можно до бесконечности, но туда уже не втиснуть никого «с одной стороны – с другой стороны». Всё крайне определилось и стало черно-белым.

Но это как бы по одну сторону границы, имею в виду чисто географической. А одновременно и по другую оказалась выстроена линейка «своих». Вот это тот самый набор, что и перечислен в стишке. От «Гоблина» и «Стрелка», до «Бабая» и «Беса». Кадыровские бандиты, баркашовские боевики, уголовные «казаки» и все остальные, какие только возможно, отбросы цивилизации, из-за спин которых совсем уже откровенно торчат уши одной прекрасно всем известной конторы. Спецоперация в остальном получилась прекрасно подготовленной и чрезвычайно эффективной, но даже при всем желании им не удалось найти ни одного человека, хоть внешне слегка напоминающего что-то приличное. Шахтера там какого местного или заслуженного труженика села, которого можно было бы немного отмыть, научить паре фраз и поставить перед телекамерой, чтобы не стыдно было. Ни одного.

И ещё относительно «Крымского маркера» всякие там хотиненко и германы могли чистоплюйски рассуждать об общечеловеческой скорби под ностальгическое «крымнаш». А вот тут уже как-то совсем неизбежно определиться – вот эти все, перечисленные или не перечисленные, но точно такие же «мирные и доведенные до отчаянья представители донецкого народа» и борцы за «русский мир», они «твои»? Они для тебя «наши»?

Даже крайне скептически, если порой ни откровенно враждебно настроенная по отношению к нынешнему киевскому руководству Латынина вынуждена признать, относительно «народных республик», что если в революционных ситуациях обычно наверх выбрасывает определенное количество маргиналов, то тут уникальный случай, когда не выбросило (я бы уточнил, что не «выбросило», а не получилось подобрать и назначить, но это уже чуть в сторону) никого кроме маргиналов. Только хочу добавить, что сама по себе маргинальность для меня не имеет исключительно негативного оттенка. Я и себя к таковым отношу по множеству параметров. Однако, думаю, тут нет смысла долго объясняться на тему, что это маргиналы совершенно определенного вида и толка.

И последнее. Артем Белевич, редактор последней моей книжки, как комментарий к уже упомянутому «Крымскому маркеру», прислал мне цитату из меня же самого двухлетней давности. Я не помню, откуда это, из какого конкретно текста, но сейчас лень уточнять, достаточно того, что да, действительно, она вполне подходит к нынешней ситуации, несмотря на давность написания:

«Вот она, эта ползущая по земле красная черта, подкрадывающаяся к ногам каждого и заставляющая выбирать — ты на той стороне или на этой? Пока это всего лишь тонкая полоска. И можно попрыгать туда-сюда, примериться: а как я себя тут буду чувствовать? А тут? А что мне за это будет? А чем мне это станет грозить? Пока прыгают. Но большинство понимает, что уже в самое ближайшее время по этой черте пройдёт трещина, и она будет всё расширяться и превращаться в пропасть, и, очень вероятно, может наполниться кровью — тогда уже не попрыгаешь, а так навсегда и останешься на той стороне, которую выбрал».
Tags: Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →