Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Израиль-на-Дону

Так исторически сложилось, что до двадцатого века в России, по сути, не было философов и философии, в её строгом и формальном понимании, как именно науки. Вообще-то, на этой фразе можно было остановиться и плясать вокруг неё сколь угодно долго. Потому что, во-первых, я вовсе не уверен в существовании философии как этой самой строгой и формальной науки в принципе, а, во-вторых, ещё совсем не бесспорный факт, что даже есть она есть, то действительно появилась в России и в двадцатом веке, несмотря на несколько лично для меня несомненно великих имен.

Но это сейчас волевым усилием полностью в сторону, поскольку речь совсем об ином. Просто, отнюдь, конечно, не вместо философии, а скорее по формулировке «вместе с тем», определенные её функции, особенно в девятнадцатом веке, взяла на себя русская литература. Я, естественно, встречал, но довольно редко и только в очень узких, специальных контекстах выражения типа «философия Гомера» или «философия Шекспира», а вот про «философию» Толстого или Достоевского у нас обычно уже подростки начинают писать со школьных сочинений.

В этом даже имеется свой шарм и отчасти по упомянутой причине, отчасти из-за множества других особенностей отечественной истории и культуры, но, действительно, в России и поэт был больше, чем поэт, и писатель – больше, чем писатель. Я употребляю слово «был», поскольку, на мой взгляд, если это и не совсем уже ушедшая, то мне представляется, несомненно, уходящая натура. Писатель перестает и у нас быть властителем дум, а занимает то место, что и везде, опять же не станем отвлекаться здесь на отдельное определение и уточнение этого места.

Однако тут имеется один небольшой отрицательный побочный эффект. Причем двусторонний. И у самих писателей, даже не самых великих, что-то такое в мозгах перемыкает, в результате чего они не совсем адекватно начинают воспринимать собственную значимость только лишь на том основании, что с той или иной долей обоснованности носят звание писателя, и у окружающих несколько искажается масштабирование сказанного человеком ровно по тем же причинам. Типа, это не просто там кто-то что-то спорол, а ведь писатель высказался, значит, цена тем словам особая и относиться к ним следует соответственно!

Я, собственно, к чему это подзатянувшееся предисловие. В основном элементарно оправдываюсь. Прочел вчера после долгого перерыва распечатку «Особого мнения» Дмитрия Быкова и слегка разозлился. Хотя, сначала даже несколько удивился и порадовался, писатель там изложил немало вполне-таки здравых и логичных мыслей. Но в результате, то ли погнавшись за красотой идеи, то ли решив поразить читателей оригинальностью мыслительной конструкции, довольно сильно заврался и откровенно наговорил кучу нелепой чепухи. Я хотел было кое-что возразить в письменном виде. Но потом всё-таки вовремя осознал, что вступать в подобную полемику – довольно дурной тон.

Ну, у Быкова имеются большие сомнения в праве на существование государства Израиль. Что же, думаю, Израиль это переживет. А если и нет, то вряд ли по причине отношения к нему Быкова. Так и плюнул я на это дело. А вот сегодня увидел текст Георгия Мирского именно на эту тему и ещё раз убедился, что не спешить всегда полезно. Хотя я с Мирским никогда полностью не согласен, и в данном случае мог бы что-то добавить, а с чем-то и поспорить, но по большому счету почти всё, что нужно он вполне грамотно изложил. Мне же остается лишь рекомендовать читателям его текст.

А вообще-то, чепуха, конечно же, всё это… извините…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments