Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Нам с папашей Миллером верить можно

Среди комментариев к моему, в общем-то, довольно узко-технико-лингвистическому тексту мне показался стоящим внимание один, пришедший, как я понял, от жителя США. Как всегда для ленивых и не желающих ходить по ссылкам, я процитирую основную мысль читателя:

«Что же касается нейтральности и объективности, то здесь трудно быть нейтральными и объективными не только участникам событий, но и средствам массовой информации, как отечественным, так и зарубежным. Для того чтобы попытаться одеть маску объективности, нужно вначале объяснить все сопутствующие обстоятельства, дать длинную историческую вводную, потом дать видение этого конфликта с обеих сторон, и разных точек зрения от каждой стороны. Это может показаться очень длинным и занудным :), СМИ так не привыкли, - потеряют читателя. Американские СМИ, между прочим, это делают лучше всего, - им ведь не в первый раз. Хотя, среди них-то как раз можно меньше всего ожидать объективности, очень уж они все разные, здешние СМИ. Как, впрочем, и наши отечественные :) Так как тогда можно ожидать от них объективности? :) Моё мнение - это просто невозможно. :)».

Честно говоря, я немного удивился такой уверенности в «невозможности». И как человек, всё-таки довольно значительное время своей жизни когда-то посвятивший журналистике, решил попробовать. Вот что у меня получилось, с учетом темы, затронутой в изначальном тексте:

«Такого-то числа в таком-то городе восемнадцатилетний Джон Доу (я намеренно ухожу от подробностей конкретного происшествия а даю обобщенную схему, но в достаточной мере похожую на инцидент в Фергюсоне) был застрелен полицейским. Представители правоохранительных органов заявляют, что за час до этого Джон ограбил магазин, и его разыскивали патрульные. Когда полицейский по приметам задержал Доу и посадил в свой автомобиль, Джон оказал сопротивление, напал на стража порядка и тот был вынужден применить огнестрельное оружие против задержанного, значительно превосходившего полицейского размером и физической силой. В подтверждение своей версии полиция распространила видеозапись с камеры наблюдения ограбленного магазина (см.). Родственники погибшего и люди, утверждающие, что они были свидетелями происшествия, говорят, будто Доу, будучи безоружным, никакого сопротивления стражам порядка не оказывал, в машину не садился, а, собираясь сдаться, понял руки вверх, после чего был застрелен. Ведется следствие. В городе начались социальные протесты, обостренные тем, что убит темнокожий (или как там у них пополиткорректней), а полицейский – белый (может, и на эту тему придуман супертолерантный термин, я, простите, не в курсе)».

А после этого можно продолжить сколь угодно подробно рассказывать о последующих событиях, но опять-таки, желательно, без эмоциональных определений, типа, «погромщики», «борцы против полицейского произвола» и тому подобного. А строго по фактам, мол, столько-то прошло митингов и демонстраций без применения насилия, столько-то машин сожжено, магазинов разграблено, стекол повыбито и так далее.

Что тут сложного? Гораздо проще, чем придумывать какие-то трогательные истории про поход «мальчика к бабушке» или подбирать красочные эпитеты для рассказа о зверствах расистов-полицейских и невинно убиенном ребенке.

Думаю, некоторое время назад, даже у вполне благожелательно относящихся ко мне читателей, зародилось подозрение о моем неожиданном помешательстве. И действительно, с чего это нынче, когда и своих забот с проблемами выше крыши, столько сил, времени и внимания уделяю каким-то нюансам освещения в СМИ событий на другом конце света, которые, если честно, подавляющему большинству россиян абсолютно до лампочки? Но попытаюсь хоть немножко реабилитироваться.

Дело, естественно, не в американских событиях или даже в освещении их именно нашими СМИ. А в том, что я постоянно слышу по поводу и гораздо всем нам более близкого и кровного, мол, «информация вообще и журналистика в частности никогда и не могут быть объективными и беспристрастными», «настоящей правды всё равно никто нигде и никогда не говорит», «верить в любом случае нельзя никому» и, самое главное, «все врут совершенно одинаково, потому истины узнать невозможно».

Но с моей точки зрения всё это полная чепуха и постоянно повторятся всего с тремя достаточно шкурными и мало благородными целями.

Во-первых, таким образом оправдывается и утверждается, как нечто исключительно мудрое, собственное нежелание искать информацию, достойную внимания, доверия или хотя бы аналитического осмысления.

Во-вторых, дается самому себе индульгенция на непринятие собственных выводов и решений, основанных на такой информации, ведь, и вправду, что можно решать, основываясь на полном вранье.

И, в-третьих, таким образом автоматически ставится знак равенства между отечественными СМИ и всеми остальными в мире, нивелируя некоторые неприятные чувства, даже на грани стыда, что вызывают последнее время эти самые «отечественные» у порой и искренне преданных власти, но не до конца лишенных совести.

А на самом деле, нормальная информация при желании, умении и трудолюбии вполне доступна. И технических средств, и профессиональных «информациощиков» для этого вполне достаточно. Только нужно очень стараться и хоть немного уметь отличать их и от наглых откровенных пропагандистов, и от обычных, к сожалению сильно расплодившихся в последние годы «самоделкиных», компенсирующих огрехи умения повышенной эмоциональностью и образностью. Собственно, ради попытки обратить внимание на параметры, по которым имеет смысл стараться отличать одних от других, и было мною написано всё предыдущее.

Но, конечно, за всем этим стоит и другая, совсем отдельная тема. Когда говорят, что «все врут», то как бы подразумевают, что условная «россия» врет по-своему, условная «украина» по-своему, а уж безусловны «америкосы» всегда неизменно «по-пиндосовски». А вот это и есть как раз основное и настоящее враньё.

И на Украине, и где угодно, и даже в США, где это прямо запрещено законом, но, конечно же, умудряются и врать, и заниматься самой откровенной пропагандой, в том числе и государственной. Однако нигде, кроме нескольких пресловутых «стран-изгоев» не врут абсолютно одинаково и только в соответствии с «генеральной линией партии». Это как раз по поводу фразы комментатора из США: «Среди них-то как раз можно меньше всего ожидать объективности, очень уж они все разные, здешние СМИ. Как, впрочем, и наши отечественные :)». Видимо, человек, хоть и считает «нашими отечественными» российские СМИ, но давненько не смотрел «наше отечественное» телевидение и почему-то стал считать, что если «разные», то «можно меньше всего ожидать объективности», хотя у меня совсем противоположные представления.

И у нас в девяностые всюду врали нещадно. Но когда на «Первом» от Березовского нес откровенную пургу Сергей Доренко, на НТВ Гусинскому его опровергал, тоже не без передергиваний и подтасовок, Евгений Киселев, на «Шестом» довольно отстраненно, однако и не без своих хитростей и прибамбасов им оппонировал Станислав Кучер, а было ещё и «РЕН-ТВ» Ирены Лисневской, и всё это на фоне вполне тогда активно функционировавших в широком эфире «Свободы» и ВВС… То тогда у слушателя и зрителя при хоть небольших аналитических способностях было достаточно много шансов именно в конфликтном и противоречивом многоголосье выловить если, конечно, не правду, то, по крайней мере, максимальное к ней приближение. А сейчас…

Ну, что я вам буду рассказывать «про сейчас». Тут обсуждать нечего. Тут одно – «а у них негров линчуют». Причем, что в Штатах, что на Украине - всё по барабану, везде одни фашисты. И тут никакие мои советы с рекомендациями не помогут.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments