Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Памяти П. М. и А.П.

«С Богом, в дальнюю дорогу!
Путь найдешь ты, слава Богу.
Светит месяц; ночь ясна;
Чарка выпита до дна».


Вот какие всё-таки странные бывают возрастные аберрации вкуса. Сегодня жутко замотался, подустал и вечером заскочил в наш местный продуктовый бутик, решил взять текилы для локального самоубийства.

Уже несколько лет категорически отказался от всех европеизированных и излишне цивилизованных напитков вида «Olmeca» и решительно перешел на всякие более самогоннообразные вещества типа «Tres Sombreros» или «Mexicana». Надо же, чтобы, по заветам «боцмана», хоть как-то обжечь горло добрым глотком, «дабы пробрало».

И тут вижу на полке нечто явно ещё боле крутое, под названием «Margaritaville». Крутость я определил по цене, поскольку 0,75 стоит меньше семисот рублей, явно должен быть откровенно деревенский горлодер. Взял не думая, и всю дорогу к дому предвкушал, как меня передернет с первой же стопки.

Принял с разгону, без всяких там дурацких «лизни, кусни», чистого и девственного, но глаза мои округлились отнюдь не от предвкушаемого эффекта, а от удивления. Текила оказалась мягчайшей, нежнейшей и изысканнейшей, даже сильно более деликатной, чем любые бундесовые варианты. На всякий случай, для подтверждения впечатления, накатил ещё сотку – не ошибся и разочарование только усилилось.

Достал лупу, посмотрел мелкие буквы на этикетке, всё стало ясно. Это американцы в кентуккском Луисвилле делают из очень приличного агавого спирта знаменитых Гонзалезов пойло для толстых богатых пиндосов, желающих предельно безболезненно почувствовать себя настоящими мачете. Тьфу, чтоб им навахой побриться, придуркам.

Даже не знал, что делать. Покурил на балконе, грустно побродил по квартире, послушал капризного Паганини, совсем испортил себе настроение, полез в холодильник, поискать для развлечения хоть какого-нибудь веселого сыра от предателей–лягушатников, и вдруг обнаружил там, как позднее выяснилось, оставленную дочкой початую бутылку Кальвадоса.

О своем разочаровании этой нормандской яблочной дрянью ещё более сорока лет назад я как раз недавно писал. Терпеть не могу подобную вульгарную самодеятельность в благородной маске. Но тут какой-то дьяволенок толкнул под руку. Стал разглядывать внимательнее. Какой-то «де Метр Пьер», сварганенный в Гавре...

Странно к случаю и месту рядом оказалась жестяная коробочка английского имбирного печенья, такие невзрачные кружочки с рваными краями, толщиной в миллиметр и стоимости, как будто отлиты из платины. Хлопнул рюмку, надкусил печеньку, почему-то вдруг вспомнил Майдан, повторил…

Господи! Чем же я занимался последние несколько десятилетий? Похоже, только время терял. Это же так корежит, как купание в середине августа в Колыме и идет просто как песня в то же время на верхней излучине Ангары…

Виноват, всего доброго, тут главное не сильно тормозить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments