Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Васильев и Илларионов. Сравнительный анализ творчества. Часть вторая

(Продолжение. Начало здесь).

Ну, вот, наконец, дошли руки и несколько более пространно изложить те утверждения, что были предельно кратко сформулированы мною в первой части данного исследования.

Но сначала, видимо, придется сказать не несколько слов по поводу легкого недоумения-недоразумения, возникшего у некоторых читателей относительно внешнего логического как бы несовпадения текстов, Андрея Николаевича, на который я давал ссылку, и моего, там же упомянутого.

Дело в том, что, уже изначально декларируя заголовком «Пакт Путина-Меркель», Илларионов намекает на аналогию с «Пактом Молотова-Риббентропа». Я же, называя фамилии Чемберлена и Даладье, более обращал внимание на аллюзии с Мюнхенским договором. И кому-то могло показаться, что здесь несоответствие, не очень понятно, «кто кому Николай», кто выступает в чьей роли и преследует сходные с кем цели. Но тут всё лишь от излишней дисциплинированности ума и привычки к логике школьных сочинений.

Так как, естественно, любые прямые исторические сравнения слишком ущербны, смешно и нелепо использовать их в виде непосредственного, требующего зазубривания урока, имеет же смысл упоминание некой общей схемы исключительно для удобства и краткости дальнейшего разговора, и бесполезно пускаться в только всё запутывающие мелкие частности.

Понятно, что и Илларионов никаким образом не утверждает, будто договоренность Путина с Меркель повторяет временный раздел сфер влияния между Сталиным и Гитлером в Европе перед Второй мировой.

И я, думаю, не менее понятно, отнюдь не считаю Путина (упаси Господи!) Гитлером, а Меркель - Чемберленом на «Мюнхенском сговоре».

Но именно чистая схема, общие тенденции, настроения и, особенно, ощущения столь прозрачны и явны, что у очень многих, возможно, изначально даже невольно и инстинктивно, но далее с каждым днем всё более осмысленно в памяти возникают картинки середины прошлого века. Ещё начиная с такой яркой объединяющей точки, как две удачно совпадающие по контекстной стилистике Олимпиады. Что в какой-то момент стало чуть ни общим местом.

И дело не в той или иной схожести тех или иных конкретных исторических фактов. Просто предельно условно свободный, демократический и гуманистический (это термины, не сущности, не стоит тупить, пускаясь в уточнения и опровержения) мир очередной бессчетный раз постыднейшим и глупейшим образом отступает перед наглостью агрессивного тоталитаризма. И наступает на те же грабли, что на мой вкус достаточно точно были обозначены многократно цитированной мною формулировкой: «Был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну».

Со всем сказанным выше можно соглашаться или нет, можно чувствовать так или совершенно иначе, но вот почвы, причины и материала не то, что для спора, а и для малейшей дискуссии не имеется. Потому позвольте, наконец, уже полностью и решительно прекратить обсасывать банальности и трюизмы, спокойно оставшись каждому при своих («а вместе делам общее дело», как учит классика отечественного кинематографа).

Ну а теперь, когда мы уже, надеюсь, разобрались и определились по образному ряду, во всяком случае, я, сколь мог, постарался его прояснить, мне остается всё же сказать ещё несколько слов относительно самого непосредственно «сравнительного анализа». И тут, как часто бывает, мне на помощь, уже после написания первой части данного исследования, в самый разгар размышлений о части второй, пришла Юлия Латынина. Она буквально только что выступила с судьбоносной и получившей широчайшее распространение статьей «Первому лицу готовы лицо сохранить», где по сути поддержала, а где-то и, развив, уточнила основные тезисы Андрея Илларионова, что делает его позицию ещё более знаковой, характерной и обоснованной.

Но прежде чем перейти уже напрямую к этой обоснованности, считаю уместным сделать одну небольшую предварительную оговорку, связь которой с центральной сегодняшней нашей темой, возможно, не все сразу сумеют уловить, однако мне она столь ясна, что я не буду на ней отдельно останавливаться, понадеявшись на сообразительность читателей.

Последним человеком, оставшимся на публичном медийном поле всерьез и с редким упорным постоянством защищать идею о том, что всё происходящее на Украине, начиная с Крыма, является результатом не глубоко продуманной и давно осуществляемой спецоперацией, а результатом спонтанного, так называемого «когнитивного диссонанса» Путина, оказалась именно Юлия Леонидовна Латынина.

«У Путина не было давнего плана по созданию «Новороссии». Это ясно из двух простых обстоятельств. Во-первых, иначе он не освободил бы Михаила Ходорковского. Во-вторых, иначе бы он последние несколько лет прилагал хоть какие-то усилия для формирования на территории «Новороссии» политической партии, ставящей своей целью воссоединение с Россией».

Относительно освобождения Ходорковского мы сейчас даже дискутировать не станем. Просто, видимо, по занятости или невнимательности Юлия Леонидовна недостаточно внимательно прочла (что могла и вовсе не прочесть, такого упущения за серьезным аналитиком я и заподозрить не вправе) моё исследование, популярно объясняющее, кто на самом деле освободил Михаила Борисовича и насколько вся эта история вовсе не имеет никакого отношения к Украине. Могу лишь ещё добавить, что не сильно в украинских делах Ходорковский Путину и помешал, считать большой проблемой его поездку в Киев или грозный недавний рык «я больше молчать не хочу и не буду!», ну, простите, как-то уж очень не серьезно.

А вот второй аргумент как будто выглядит убедительней. Но только если совсем не присматриваться. Прежде всего, это неточно до уровня неправды. Политические партии и силы, по сути, если отбросить словесную мишуру, «ставящие своей целью воссоединение с Россией», Кремль давно создавал и организовывал и в Крыму, и на востоке Украины. Другое дело, что они были не слишком успешны и массовы, на выборах не добивались уж очень убедительных успехов, но тут не столько вина Москвы, сколько следствие достаточно объективных причин, в которые сейчас нет смысла особо подробно вдаваться, и деле уже прошлое, и всё там достаточно очевидно.

Но основное даже в другом. Юлия Леонидовна, к счастью, имеет привычку, сказанное достаточно лаконично в газетных статьях, потом неоднократно, только несколько более пространно, излагать ещё в разных местах устно. И вот в её «Коде доступа» данная мысль звучит уже в следующем, несколько отличающимся от изначального, виде:

«Вообще, я обращу ваше внимание, что еще совсем недавно не было планов по созданию Новороссии, потому что, например, если бы эти планы были, не выпустили бы Михаила Ходорковского в ноябре. Более того, я уже говорила о том, что Кремль очень хорошо занимается пенетрацией всякого рода структур на Западе, в том числе, на Украине. В частности в Украине были абсолютно разложены армия и силовые структуры, и Кремлю, казалось бы, - если мы так долго готовились к освобождению русского населения – не сложно было бы создать разные политические структуры, которые бы занимались борьбой за права русского населения, борьбой за присоединения России и так далее. И мы видим, что ничего этого создано не было в течение последних лет, хотя, еще раз повторяю, те же силовые структуры Украины были разложены совершенно».

Если перевести умное слово «пенетрация» (от лат. penetratio — проникать) более пространно и по-простому, то речь идет о разложении основных институтов и управляющих государственных систем Украины самыми разными путями и способами, в том числе и непосредственным проникновением на ключевые посты и должности агентов Кремля.

Это именно то, о чем я по мере сил подробно и писал в статье о «Второй Великой украинской революции», та грандиозная работа, которая крайне успешна и эффективна велась в том числе и через Януковича, можно спорить, с какого момента, начиная ещё с первой попытки посадить Виктора Федоровича на трон, как утверждаю или, по крайней мере, подозреваю я, или всего только последние три-четыре года, как предпочитают считать многие иные, но, во всяком случае, трудно предположить, будто это легко осуществить быстро и спонтанно в момент возникновения пресловутого «когнитивного диссонанса», о котором говорит Латынина.

Правда, и тут возможны возражения, как с Крымом. Когда стало совсем уж явно, что если не блестяще, то действительно довольно успешно проведенная военная спецоперация по почти бескровному захвату полуострова была спланирована далеко заранее, а не являлась никакой импровизацией, то сторонники «спонтанности» начали утверждать, что здесь всего лишь совпадение естественных факторов. Мол, в любом государстве существуют разработанные и постоянно разрабатываемые Генеральными штабами планы захвата разных чужих территорий, скажем, у американцев - Урала, а у нас – Калифорнии. Так и по поводу Крыма, да давно такой план существовал, но никто его изначально воплощать в жизнь не собирался, а вот тут Путина внезапно «торкнуло», план и пригодился.

Так и с этой «пенитрацией». Осуществляли и с целью всего лишь постоянного дистанционного влияния на Украину, и просто на всякий случай, как и в структуры многих иных государств стремимся «проникнуть», а тут пришлось к случаю, так и воспользовались для непосредственного вторжения и оттяпывания территорий.

Оно конечно, можно и эдаким образом объяснять. Но представьте себе. Человек долго, упорно и кропотливо продумывает и готовит ограбление банка. Подбирает сообщников, приобретает оборудование, чертит схемы, ещё совершает массу необходимых для осуществления подобной операции действий. Потом в конце концов грабит этот банк.

А на процессе адвокат начинает утверждать, что ограбление произошло совершенно спонтанно, ну, проходил человек мимо, чего-то его перемкнуло, вот он и влетел в заведение с автоматом в руках и маске на лице. А то, что какие-то планы до этого разрабатывал… Так это, знаете ли дело обыденное и никак с данным ограблением не связанное. Многие мечтательные натуры просто от нечего делать постоянно прикидывают, как бы половчее обнести какое денежное учреждение, это так, игра ума и тренировка навыков, ничего личного. Хоть вдруг и пригодилось действительно в реальном и конкретном деле…

Возможно такое? Конечно, возможно. Вопрос только в том, сколько присяжных поверят подобной версии адвоката. Я судить не берусь. Могу только гарантировать, что самого себя в роли такого доверчивого присяжного мне представить сложно.

(Окончание следует).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments