Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Система

Нехорошо, наверное…

Да, что там, «наверное», несомненно просто плохо и стыдно. В ситуации, когда человека по абсолютно не надуманному даже, а откровенно и беззастенчиво ложному обвинению сажают под арест, пусть и домашний, с явным желанием ограбить, нельзя испытывать иных чувств, кроме сострадания, вне зависимости от личности жертвы. Тем более, что это а любом случае не какой-то кровавый маньяк и уж точно именно мне ничего плохого не сделал, даже наоборот…

И всё-таки, в первый момент, когда я узнал что Владимира Петровича взяли, уста моя тронула легкая, но не самая добрая улыбка.

Естественно, с Евтушенковым я не был знаком, не того полета птица, так, видел мельком на расстоянии, но с некоторыми подконтрольными ему конторами несколько раз пересекался. Об одном таком случае я кратко упомянул в двенадцатой главе «Прощания с Ходорковским», хотя, вряд ли кто обратил внимание. Но как бы там ни было, любые контакты имели исключительно положительный результат. Так что мне бы, если не взгрустнуть, то уж точно не злорадствовать. Но я ведь и не злорадствую, честное слово. Однако всё же улыбнулся, в чем признаюсь не менее честно.

О самой же истории с башкирской нефтью ничего кроме общедоступного не знаю, так что рассказать ничего эксклюзивного интересного не могу. И потому, конечно, вовсе ничего не стал бы писать по этому поводу, если бы не три нюанса, связанные с уже упомянутой улыбкой, которые, возможно, кому-то покажутся любопытными.

Во-первых, если кто подзабыл, Владимир Петрович, хоть и выглядит очень молодо, но на самом деле на шесть лет старше меня и начал свою карьеру ещё при советской власти. В 1987 году заместитель директора «Полимербыта» стал начальником управления Мосгорисполкома, а через три года и председателем Московского городского комитета по науке и технике. Опять же, напомню для отвлекшихся, весной того же девяностого исполняющим обязанности председателя Мосгорисполкома оказывается Юрий Михайлович Лужков. С того всё и началось.

Их было немного, но и не так уж мало. Это создавалась и довольно быстро создалась когорта истинных властителей. Изначально. Там даже и в зародыше не имелось малейшего налета либеральной фамильярности, типа в распивочную и навынос. Только – «Вы понимаете, с кем разговариваете!» И как-то странно, рано или поздно, но они все без исключения сами подзабыли, с кем разговаривают, а потом и доразговаривались…

Во-вторых, умнейший, на мой взгляд, человек, Сергей Алексашенко, в своем тексте, который могу порекомендовать, довольно точно обрисовал произошедшее. Но в одном моменте удивил меня своей логикой. Начав с того, что «Искать в деле Евтушенкова (по аналогии с Ходорковским) политическую составляющую не следует», он закончил странноватым «Точно также как после дела ЮКОСа по всей стране прошла рэкетирская волна, точно также после дела Евтушенкова по стране пройдет волна грабежей. Теперь это можно. Увы...»

Только теперь стало можно? И с Ходорковского началось? То есть, да, и сам Михаил Борисович совсем не задолго до ареста, уже после Березовского и Гусинского ещё не понимал, что уже можно, что уже всё можно. Но теперь-то, через столько лет опять огорченно восклицать, что теперь можно»? То ли наивность, то ли забывчивость, черт его знает, но улыбку вызывает и хоть чуть оправдывает.

И, наконец, в-третьих, что явилось для меня самым умилительным. Дело в том, что Евтушенков был не просто человеком системы и именно этой самой системы, (простите за невольную туповатую ассоциацию), но и своего рода её идеологом или уж, по крайней мере, ярым приверженцем, почти пропагандистом. И всегда с полной убежденностью вполне даже публично заявлял, что величина политического влияния должна быть равна величине бизнеса. Типа, если хапнул кусок не по чину, не рассчитал своего политического влияния, то сам виноват. Всяк сверчок…

Вы, любители при любом случае говорить, что у них там в Америке негров линчуют, представляете такие речи в устах Гейтса ил Баффета? Нет, понятно, что и у них, и везде в мире крупный бизнес стремится к политическому влиянию имеет его, и это естественно, более того, на мой взгляд совершенно правильно и даже необходимо. Но тут разговор о другом. О том влиянии, которое позволяет или защитить свой бизнес, или оттяпать его у другого именно политическими, а в отечественном варианте, чисто силовыми, по сути уголовными способами.

Евтушенков считал это абсолютно правильным.

Вот, вы понимаете, в чем с моей точки зрения слабость позиции «кто смел, тот и съел», если под «смелостью» подразумевается в чистом виде лишь право сильного? Она только в том, что если с тобой тоже поступили соответственно, то у тебя не остается ощущения, что прав ты, а не твои враги. Да, лишь такая чепуха, как названное ощущение. Ничего более. Остальное действительно правильно и практически верно, и рационально оправдано высочайшей эффективностью.

Но для кого-то чепуха, а для кого-то – всё самое главное, основное и по сути единственное. А остальное вызывает улыбку.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments