Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

…Дальняя дорога, хлопоты бубновые, пиковый интерес… Часть последняя

(Окончание. Начало здесь).

Когда я в прошлой главе просил читателей подумать над совершенно конкретными вопросами относительно отъезда, то уточнил, что отвечать следует не мне, а самому себе.

Нет, я совершенно не против публичных ответов в комментариях и даже наоборот очень признателен тем, кто откровенно своей позицией поделился. Но в данном случае это лишь имеет лишь такое, эмоционально-познавательное значение, не более. Так как ситуация у каждого слишком индивидуальная, и ничьи чужие доводы, вне зависимости от их качества и количества здесь не работают.

Мой опыт утверждает, что они вообще практически нигде не работают, но уж тут особенно. Так что, вопрос лишь с уровнем честности исключительно с самим собой. И с верностью оценки, опять же собственной самого себя.

А что касается ответивших на мои вопросы, то количество их, конечно же, не дает возможности делать хоть какие-то репрезентативные выводы или обобщения, даже если бы я ставил перед собой такую задачу. Можно лишь отметить, что более половины уже уехали, потому и вопросов к ним собственно нет. Некоторым же прочим по частным и личностным моментам я свое мнение, как мне представляется, как смог, высказал ранее в текстах «Завещание Николая Гавриловича» и «Пить не хочется», к чему вряд ли могу что-нибудь добавить существенное.

И последнее, что я ещё раз хочу подчеркнуть, чтобы окончательно избавить тему этого разговора от двусмысленностей, это полнейшее отсутствие у меня алармизма. Полная разруха, «глад и мор», восстановление ГУЛАГа в полном объеме и в классическом его сталинском варианте, нашей стране, скорее всего, не грозят. Нет никаких на то практических реальных и объективных оснований. И оговорку «скорее всего» я делаю только по единственной причине.

Мне, признаться, ужасно наскучило давать ссылки на самого себя, потому не стану сейчас искать точных цитат, но не так давно, в нескольких своих фундаментальных трудах по истории украинский события, я в разных формулировках излагал, сколь нелепо заниматься предсказаниями событий, полностью и исключительно зависящих от поведения лишь единственно неадекватной личности.

Мысль это, видимо, оказалась столь банальна и очевидна, что пришла в голову одновременно многим. Но именно многие, в отличие от меня, считающего практически всех специалистов данного профиля полными шарлатанами, искренне верят, будто «психологи» (не хочу сейчас копаться в классификации и специализации) реально могут им помочь в чем-то разобраться. И вот недавно обратились к одному такому большому «спецу», швейцарскому доктору Жаффе, чтобы он всё-таки попробовал объяснить, почему это самая личность так странно агрессивно блажит, и чего от неё стоит ждать в будущем, ведь как-то всем становится уж очень неуютно и знобливо…

И доктор изрёк великую мудрость: «Мне кажется, что он очень чувствителен к психологическим травмам, к унижениям, опять же, налицо признаки того, что это у него было в детстве».

Ну, чистый анекдот. У меня тоже, знаете ли, в детстве всяких психологических травм было сколько угодно. Я же не ставлю по этому поводу весь мир раком, и даже не в этом суть, тут можно сослаться, что просто возможностей не имею, но, главное, у меня ведь ни мысли, ни желания заниматься подобными извращениями даже в самых потаенных снах нету.

Но очень весело смеяться над этим анекдотом и над незадачливым швейцарским доктором можно сколько угодно, однако никуда не деться от самого факта как такового. Затравленное человечество на полном серьезе уже пошло интересоваться к докторам психическим состоянием подполковника, начиная потихоньку панически осознавать, куда оно вляпалось по его милости.

Потому я и написал «скорее всего», что при зависимости не только нашей гигантской страны, но и большой части современной цивилизации от психического состояния и детских комплексов одного конкретного человека, зарекаться нельзя ни от чего. Тем более, «спецоперация» далеко не закончена, а не то, что точные и конечные, но и приблизительно её изначальные цели никому не были известны. Кроме, естественно, ближайшего и тактически-технического, полностью достигнутого ещё в феврале, но это уже этап пройденный и забытый.

И всё-таки, именно потому, что о вещах абсолютно непрогнозируемых и полностью иррациональных говорить смысла немного, давайте и не будем, просто волюнтаристски вынесем это за скобки. В остальном же я уверен, что катастрофы, в общепринятом и наиболее массово ощущаемом значении, в обозримом будущем не произойдёт. И потому остаются всё те же, уже заданные мною вопросы каждого к самому себе.
А вот на счет моих ответов или даже советов, на возможность которых тоже намекнул один из читателей…

Да, кто я такой, чтобы кого-то поучать или хотя бы советовать… Да, что-то там могу иногда просчитать неплохо, сопоставить, спрогнозировать, но, естественно, ни от каких ошибок не гарантирован, и вообще, уж кого, а великого аналитика изображать из себя никогда не пытался. Количество даваемых мною рекомендаций значительно меньше, чем и меня запрашиваемых.

Но вот чутьё у меня есть. И оно меня ещё никогда не подводило. Ни гордиться, ни радоваться тут особо нечему. Это, знаете, как радикулит обостряется перед сменой погоды. В принципе, это не плохо, свидетельствует о каких-то непорядках в районе поясницы. Но я ещё не встречал кого-то испытывающего от этого сильно положительные эмоции.

Так вот и я, смену погоды чувствую безошибочно. И погоды любой, и во всех смыслах, и не только спиной, а всем своим естеством. Тут к бабке можно не ходить, меняется нечто в атмосфере и лично для меня не самым благоприятным образом.

А внешне на самом деле абсолютно ничего не происходит. Ну, «Жан-Жак» тут у нас в Крылатском закрыли, так его и отрывали зря, и вообще заведение дрянное. Так в остальных много более приличных кабаках народу по-прежнему не протолкнешься. С рыбой, особенно с красной, в магазинах, даже самых лучших, стало чуть хуже. Ничего, жена нашла иные каналы поставки, поскольку наш капризный ребенок отдает предпочтение именно этому продукту. Немного дороже, но пока вполне по средствам. Остальные проблемы, пусть с каждым днем и нарастающие, но примерно такого же уровня сложности. Испугать ими людей нашего поколения, опыта и битости… Ой, не смешите мои тапочки.

Вы будете вместе со мной и тапочками громко и весело смеяться, но дело тут совсем не в пресловутой «экономике» и даже не «политике» в самом расширительном токовании, а в выражении глаз. В «лихие девяностые», когда вопреки, кажется всему возможному как бы объективному, у нас горели глаза, то за какие-то жалкие лет семь мы успели придать стране такое ускорение и столько наворотить, что потом пятнадцать лет упорнейшего труда потребовалась закатать сделанное в асфальт. Но и справились, и закатали окончательно, и глаза потухли. Только не надо здесь что-то списывать на мой или «наш» возраст. Вы знаете, я эту тему сам никогда не забываю помянуть, но тут вовсе не тот случай. Не при чем возраст, не в нём дело.

Как-то я уже честно признавался, что в девяносто первом году у меня не было готового и окончательного решения, буду до конца драться на баррикадах у Белого дома или, поняв, что всё провалилось и возвращается советская власть, а подавляющее большинство моих сограждан хочет назад в СССР, плюнул бы и уехал, пока окончательно не захлопнулась приоткрывшаяся щель на границе.

Но это тогда у меня не было решения. А сейчас, с жизненным опытом прошедшей с того момента почти четверти века, если бы я оказался в том времени, то, конечно бы, в случае победы ГКЧП, постарался бы уехать.

Вот, как представлю себе, что тогда, в августе девяносто первого, победил бы ГКЧП, и пришел бы к власти какой-нибудь условный путин, скажем, по фамилии Крючков, и не было бы в моей жизни этой четверти века, не сделал бы я то, что сделал, не увидел бы, не прочувствовал и не пережил то, что и увидел, и прочувствовал, и пережил, даже не стану перечислять, и писал сотни раз, и кто не понимает, тот уже всё равно не поймет… Честно признаюсь, охватывает ужас. Нет, конечно, уехал бы.

И сегодня, будь мне тогдашние тридцать семь, тоже уехал бы. В сорок пять, ещё подумал бы, но тоже, скорее всего, тоже уехал бы. А дальше… Ну, тут, извините, уж совсем каждый за себя. Умирает в одиночку, как верно когда-то заметил один фриц.

Так что, делиться с читателями конкретными практическими решениями человека на седьмом десятке не вижу смысла. Могу лишь заметить, что кроме перемещения в пространстве, в определенных обстоятельствах и для некоторых людей существуют и иные способы самозащиты. Вот и постараюсь, кроме много прочего и ничего иного не исключая, воспользоваться и ими.

Например, пока сделаю ещё и следующее. Полностью прекращаю читать и смотреть отечественные СМИ, естественно, в части именно злободневно-информационной. А этот текст последний, который публикуется по старым правилам в «Средстве массовой информации». Просуществовав с разной мерой успешности почти пять лет, сие издание тихо и мирно сегодня отдает Богу душу. Больше мне с «массами» разговаривать не о чем, и нет ни малейшего смысла, мы друг другу уже всё сказали.

И хотя полностью играть в «Журнал», видимо, не перестану, попривык уже как-то, но он превращается отныне в «средство информации» исключительно «личное». А потому и законы для него другие. С завтрашнего дня специально обученный секретарь будет предварительно убирать комментарии прекрасно известного и понятного вам толка, так что специалисты по ним могут даже не тратить зря времени и сил, я всё равно этого не прочту.

…И картинка в финале.

Не помню уже о ком эта давняя и довольно известная в Москве история, буду признателен, если кто уточнит.

Был такой один из крупнейших наших, позднее выяснилось, что и в мире, то ли физиков, толи математиков, даже это запамятовал. Являлся чистым теоретиком и когда остальные носились по лабораториям и кабинетам по своим великим научным нуждам, он сидел на подоконнике в коридоре чего-то дам думал, перебрасывался иногда с пробегающими мимо отрывочными фразами, изредка кто-нибудь останавливался рядом с ним поболтать, собственно, внешне в этом вся работа теоретика и заключалась.

Потом, правда, обычно выходили где-нибудь статьи, от которых у всех понимающих, правда, таких на планете обычно оказывалось всего несколько человек, отвисали челюсти от удивления и восхищения.

Многие при малейшей возможности старались уехать. Не хватало финансирования оборудования, еще чего-то, но теоретику всё было до лампочки, он продолжал сидеть на подоконнике и трепаться.

И вдруг в самом конце восьмидесятых тоже собрался. Как-то так совсем внезапно слез с подоконника и свалил в Штаты. Сел у них на подоконник в коридоре какого-то университета, принял привычную позу и продолжил свои обычные занятия.

Там его кто-то из приятелей, встретив, спросил удивленно, мол, а тебе зачем, материальных потребностей никаких, какая разница, где сидеть, зачем было лететь через океан. И теоретик ответил, что разницы, конечно, никакой, просто в том, прежнем коридоре стало совсем не с кем перекинуться даже парой фраз.

Вот и вся причина переезда. Правда, тогда интернет и прочие средства дистанционного общения были ещё не так развиты, как нынче.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →