Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Хватай мешки, вокзал отходит! Эбола прибыла

Думал уже, что тема эта, по крайней мере для разговоров со мной, уже окончательно закрыта, слишком много последнее время по данному поводу написал, и, казалось, добавить нечего даже в самых мелочах. Но, как часто бывает, оказался наивен, и буквально несколько прошедших дней более даже удивили, чем разочаровали.

И в личных разговорах при встречах, и по телефону, и на почту, и в «личку» этого Журнала на меня просто обрушился панический шквал информации и вопросов относительно возможности перекрытия границ. В ход пошли самые изысканные версии, вплоть до того, что специально готовятся целенаправленные вбросы на счет распространения лихорадки Эбола, дабы запретить любые международные контакты во имя эпидемиологической безопасности страны…

Дорогие мои, хорошие, любимые и до боли трогательные! Да, возьмите же себя немного в руки и встряхните пару раз головой, для охолонения. Бояться нечего! Всё уже давно произошло. Остальное – вопрос времени и формы, но отнюдь не сути.

Вот, вы понимаете, в чем смех… Ещё с конца семидесятых годов, когда массово стали уезжать мои знакомые, приятели, друзья и родственники, вплоть до большей части материнской семьи, включая мою родную бабку, все вокруг и постоянно меня спрашивали, а я-то почему не отваливаю? Ответов своих повторять не буду, они в моей жизни, и в моих книгах, но при этом всегда говорил, что, не исключая, как и вообще всего прочего, самой возможности, уйду последним, если потребуется, прикрывая отход припоздавших у пулемета на перевале.

После же открытия границ, характер вопросов несколько изменился, и обычно они стали начинаться мотивом, мол, а не боишься ли, что снова перекроют… И я опять отвечал, что ничего пока не грозит, и скажу, когда такая угроза появится, а меня дружно упрекали в излишнем благодушии, розовом оптимизме, безответственной легкости мыслей и характера…

Но вот, наконец, ещё в апреле, больше чем полгода назад, я сказал всем, к кому это относится и кого касается, что делать вам тут сейчас нечего, валите при малейшей возможности. И что же? А ничего. Продолжается прежнее нытьё – что делать, не закроют ли границы, да куда, да как…

Ещё раз, теперь уже точно последний. По сути, пусть и не одномоментно и не абсолютно, но с этим прицелом на самое ближайшее время и очень практически эффективно, фактически закрыть могут уже завтра. Все возможности и предпосылки для того имеются в полной готовности. Зависит это исключительно от каприза одного единственного человека. Скажет, и закроют ничтоже сумняшеся. Забудет, поленится или ещё что столь же субъективное – никто и пальцем в этом направлении не шевельнет.

А устраивает ли вас такая мера риска и неопределенности - тут каждому решать самостоятельно, и я при данной ситуации бесполезен в любом качестве. Только снова повторю, не морочьте мне и, в первую очередь, себе голову, как оформят запрет, при помощи Эболы, Каббалы или рукколы – никакого значения не имеет, как захотят, и что первое под руку подвернется.

Однако всё вышесказанное – пошлые и банальные трюизмы, бессчетное количество раз мною проговоренные, и я их так уж, привычно пробурчал заодно. Но написать данный текст, на самом деле, меня подвигло несколько другое. Дело в том, что уже несколько месяцев я слышу от многих людей с различной степенью серьезности о планах некой, как им кажется, с одной стороны эмиграции, а с другой – как будто и не совсем, типа, почти игрушечной. Имеется в виду переезд на Украину.

И вот только пару дней назад узнал, что дочка моей подруги, девочка, хотя это я зря, по старой привычке, вполне себе самостоятельная молодая женщина с мужем, человечек чудесный, чистый, эмоциональный, умный, ну, всё только самое лучшее, - собрала уже чемоданы и присмотрела место работы с квартирой в Киеве.

И по такому поводу, то есть, естественно, не об упомянутой семье, а про Киевское направление исхода, считаю себя обязанным сказать несколько слов.

Можно быть совершенно уверенным, что «спецоперация» Крым-Новороссия является злонамеренной, давно продуманной и подготовленной Путиным диверсией против Украины и всего свободного цивилизованного мира во имя узкокорыстных интересов лично вождя и пожизненной несменяемости его власти.

Можно глубоко сопереживать гражданам Украины, попавшим в кровавую мясорубку российской агрессии и вынужденным с оружием в руках драться за существование собственной страны, за направление её развития и за собственную жизнь.

Можно считать, что, несмотря на все сложности и непосредственные ужасы силового противостояния с неизмеримо более мощным врагом, всё равно Украина находится в более выигрышном положении, чем Россия, поскольку там есть хоть какая-то надежда и перспектива, а у нас путь в настоящее время обозначен совсем в иную сторону, и шансов на терапевтическое лечение не осталось.

Можно иметь ещё множество мнений и взглядов любого уровня остроты и крайности, во-многом созвучных и моим собственным, подробно и неоднократно изложенным в данном «Журнале».

Но всё это, как и любое иное подобное даже в гораздо большем объеме, совершенно не означает трех вещей.

Во-первых, что Украина действительно своим шансом сумеет воспользоваться. То есть, за всеми своими эмоциями не стоит забывать, что несмотря на несколько иное, в силу многих привходящих обстоятельств последней четверти века, агрегатное состояние населения, очень во многом на Украине проживают всё те же советские люди и их потомки, что и у нас. И никто в массовом порядке так уж быстро ни умнее, не нравственнее не делается, этот процесс, даже если и идет, что ещё тоже не есть фактический факт, то, в любом случае, он не быстр. Ну, и, естественно, остальные, уже чисто внешние факторы, о которых достаточно говорено, нет смысла повторяться.

Во-вторых, и это исходит из предыдущего, даже при самых оптимистических сценариях и самый радужный прогноз может потребовать для своей реализации время, возможно, в исторических масштабах и кратчайшее, но с величиной одной частной человеческой жизни вполне сопоставимое. И если в подобной ситуации для гражданина «класть живот свой» во имя будущего процветания собственной страны вполне естественно и даже часто комфортно, то для эмигранта, а тут, при переезде из Россию на Украину, всё-таки, как не крути, весьма значительная составляющая именно эмиграции, а не просто миграции, такая ситуация может оказать и практически, и психологически не слишком органичной.

И, в-третьих, что мне представляется самым главным, не следует впадать в соблазн ложной похожести до уровня кажущейся близкой родственности. Вот есть такой, хорошо знакомый занимающимся подобными вопросами филологам, внешне парадоксальный эффект. Например, некоторым носителям русского языка оказывается легче правильно научиться говорить по-английски, чем, скажем, по-болгарски. Хотя изначально, вроде бы, кажется, что с болгарским неизмеримо меньше проблем, почти всё на нём и так понятно, но основная опасность кроется в этом самом «почти». А именно нюансы могут привести к расхождениям вплоть до полных противоположностей, и для одного будет пахнуть и даже приятно пахнуть там, где для другого воняет. Надеюсь, вы понимаете, что я говорю о понятиях отнюдь не чисто, и не только лингвистических.

Короче, очень не рекомендую воспринимать свои собственные самые добрые чувства и отношения за предопределенную родственную близость. Это, знаете, как часто бывает, любимый кузен из Житомира только в книжке оказывается милейшим Лариосиком, да и то, в большой и, несмотря на лихие времена, пока ещё очень удобно обустроенной большой барской квартире. А в реальной гигантской нищей разгромленной коммуналке его приезд довольно быстро может привести к самым непредсказуемым и неприятным последствиям.

Так что, я бы советовал особо тут безоглядно не кидаться головой в омут, а, по крайней мере, поскольку пока для многих существует такая вполне посильная возможность, перед тем, как принимать окончательное решение, поехать на Украину временно и попробовать пожить. Только не туристом, а именно постараться ощутить вкус обыденного.

Впрочем, осознавая, сколь и эти мои рекомендации, как и предыдущие, и последующие имеют ничтожное значение для каждого конкретного человека при выборе собственного жизненного пути, в действительности, единственное, что могу сделать от всей души, так это пожелать всем сил, здоровья, мудрости и удачи, удачи, удачи!

Понимаю, пожелание моё не многого стоит, но, простите, уж чем богаты…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments