Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Страны и государства

На родине похолодало, решил смотаться на ближайшее к моей деревне теплое море, на котором ещё никогда в жизни не был. Оно оказалось в Израиле.

...Сама по себе улица Жаботинкого довольно скучная, даже до унылости, однако, особенно вечерами, относительно тихая и пустынная, а, главное для меня, не пользуется большой популярностью среди велосипедистов, котрые в большинстве остальных мест носятся с бешенной скоростью, при этом едут в одну сторону, смотрят в другую, едят какой-то мерзкий местный фастфуд и одновременно увлеченно разговариают минимум по одному телефону, прижатому щекой к плечу. Потому я там иногда немного прогуливаюсь перед ужином, но недавно, задумавшись, забрел слишком далеко и впервые вдруг оказался на площади, сразу удивившей меня по нескольким причинам.

Прежде всего величиной. Видали мы, конечно, и побольше, но для Тель-Авива и Израиля в целом метров триста диаметром впечатляют. И, конечно, деревья. Я тот ещё ботаник, потому не буду даже пытаться разбираться в названиях, но каждое - это истинное произведение высочайшеего искусства, до которого далеко и великому Гауди. Впрочем, деревьев этих, мягко говоря, отнюдь не чрезмерно, а кроме них, собственно, больше ничего и нет. Так, несколько подзабытых какой-то коммунальной службой штакетниов, пяток урн, несколько кучек собачьего дерьма, а более, соственно, дейсвительно вовсе ничего. Лишь идеально правильный гигантский круг. По периметру которого выстроены небольшие, близкие по геометрии к кубам пятиэтажки. Не совсем обычные для местного архитектурного стиля, но всё-таки именно определение "пятиэтажки" было первым, пришедшим в голову при их виде. Правда, не перепутать с каким-нибудь старым московским спальным райном позволяет одна примета. На первых этажах каждого из этих псевдохрущёб расположены ярко освещенные магазины. И даже совсем мало понимая в подобном, довольно быстро догадываешься, что это бутики самых дорогих мировых брендов.

А начиналась эта история, видимо, приблизительно так. Вскоре после образования Израиля и начала строительства современного Тель-Авива группа из около трех десятков частных физических лиц приобрела в собственность этот довольно большой кусок земли. И тут требуется очень значимая оговорка вместе с пояснением, почему я начал с употребления всех этих "видимо" и "приблизительно", которыми обещаю более не утомлять читателей, однако попросив их постоянно иметь в виду. Дело в том, что до сих пор все нюансы и хитросплетения юридических аспектов оформления имущественных прав, а уж земли это касается особенно и в первую очередь, здесь не сишком публичны, крайне сложны и я бы даже сказал деликатны до уровня интимности. К тому же и мои собственные познания в иврите ещё не слишком глубоки, а именно на нем написана основная часть имеющих отношение к сути вопроса документов и с переводами никто сильно не спешит, электронным же "транслейтерам" тут точно не справиться. Потому мне пока толком не удалось выяснить, в какой организацинно-правовой форме инвесторы приобретали эту землю, какие юридические лица за этим стоят, и даже стоят ли вообще, какая степень обременений и обусловленности предполагалась изначально, и многое иное, что меня, естественно, сразу же заинтересовало. Я лишь в начале процесса иследования и, возможно, когда-нибудь с его резултатами познакомлю заинтересованных специалистов подробнее. Пока же просто хочу рассказать байку на уровне истрического анекдота, заранее попросив прощения за возможные неточности и будучи благодарным за любые уточнения и исправления вероятных ошибок, если кто из информированных читателей соблаговолит мне в этом помочь.

Так вот. Купили люди землю и стали думать, что бы такое на ней построить. К делу подошли более чем серьезно, возглавить архитектурную боигаду наняли Оскара Нимейера, тогда уже вполне пожилого, но ещё достаточно при творческих силах, не говоря уже о славе и репутации. Но надо отметить, что, несмотря на упоминание в связи с этой площадью обычно только имени классика, вместе с ним работали многие более молодые весьма способные израильские архитекторы. Через какое-то время общая идея выкристализовалась примерно в таком виде - по периметру поставить пятиэтжные кубики определенной степени оскаровской причудливости, а в центре разместить четыре небоскреба. Хотя, следует заметить, что в соответствии с местными экзотическим нормами догматической малоэтажности под небоскребами имели в виду здания в одиннадцать этажей.Но это сейчас уже не очень важно. Начать решили с периметра, пока всё утрясали, утверждали необходимые разрешения, принимали концепции и проекты, прошло около двадцати лет, потом ещё строили обрамляющий круг, короче, только в первой половине семидесятых окончательно сформировалось это самое "кольцо бутиков".

А сама площадь посредине, назанная ха-Медина, в словарях у нас обычно переводимая как "площадь Государства", хотя тут я не слышал иного произношения, кроме "площадь Страны", так и оставалась практически пустым местом, ожидавшим своей участи. Туда повадились в разгар курортного сезона забредать мобильные циркачи. И довольно быстро появился анекдот: "Вы знаете, почему у этго пустыря такое название? Потому, что он как вся наша страна - полгода грязь, а полгода цирк". Обычная такая добрая еврейская шутка. Но, наконец, пришла пора ставить те самые задуманные изначально небоскребы. Однако мэрия внезапно страшно удивилась, откуда такие дурацкие фантазии. Это же сквер, там люди привыкли собачек выгуливать и иногда любоваться заезжими клоунами, не будет никакого строительства, забудьте.

Владельцы земли, мягчайше говоря, несколько обалдели и даже от растерянности стали верещать про какое-то там священное право частной собственности, наглую национализацю, примитивный подлый грабеж, ну, и всё такое, сами знаете, какую чушь обычно несут в подобных случаях жадные акулы капитализма, грызущие плоть трудового народа. Впрочем, пустые взвизгивания вместе с растерянностью продолжались не очень долго, на то они и акулы, чтобы достаточно резво реагировать на опасность. Наняли армию юристов, подали на мэрию в суд. И, что самое удивительное, суд это выиграли. Но на этом удивительное заканчивается. Оказалось, что в мэрии тоже в основном все евреи. Они наняли вою армию адвокатов и подали на апелляцию. И то решение отменили. Но инвесторы-владельцы подали встречную апелляцию. Снова выиграли. Прсле чего мэрские в ответ... И вот нынче, по-моему, с момента первого судебного заседания пошел четвертый десяток лет...

...Давно изменилось даже казавшееся когда-то незыблемым понятие "небоскребов". Я тут нашел в местной газете заметку следующего содержания:

"На месте одной из центральных площадей Тель-Авива - Кикар ха-Медина - будут воздвигнуты шесть элитных башен. Три по 25 этажей и три по 40. Реализацией проекта займутся несколько крупнейших международных строительных компаний. Архитектурные планы и сметы уже переданы на утверждение соответствующим органам. Объем инвестиции в этот грандиозный проект достигнет 1 миллиарда шекелей. Выручка, на которую рассчитываются подрядчики, – 2,5 миллиарда. Причем завершить строительство они обязуются в течение 48 месяцев. Планируемый комплекс станет самым престижным в Израиле. Цены на квартиры в нем будут соответствующими. На нижних этажах придется платить по $8000 за 1 кв. м, а на верхних – вплоть до $20.000. Иными словами небольшая 3-комнатная квартира обойдется на "верхотуре элитных башен в 2 миллиона долларов.

Напомним, что ныне на Кикар ха-Медина расположены самые дорогие в стране магазины – бутики ведущих модельеров и всемирно известных кутюрье. Их владельцы уже выразили протест против массивного строительства на площади, поскольку это сделает район менее досягаемым и сократит число покупателей. Не довольны новостройкой и жители окрестных домов, которых башни лишат вида из окон и соответственно снизят стоимость их недвижимости".


Это было опубликовано в начале две тысячи седьмого года. Мэрия наложила на строительство очередной запрет и подала следующую апелляцию. Через четыре года, в сентябре одиннаджатого, как утверждают некоторые злые языки, неким опосредованным эхом "арабской весны" в Израили начались массовые волнения и гражданские протесты против многого, и среди прочего как раз против вопиющей дороговизны и дефицита жилья. Бузили много где, но основной "марш миллионов" тысяч в триста народу собралось как раз на Кикар ха-Медина. И действительно, чрезвычайно удобное место для такого, самая большая площадь страны и абсолютно пустая. Вот тут бы мэрии, наконец и опомниься, позволить всё-таки застроить это безобразие.. Ага, как же. Завернули совсем уже новый роскошный проект и обновили команду адвокатов. Через год с небольшим О́скар Рибе́йру ди Алме́йда ди Ниме́йер Суа́рис Фи́лью умер, не дожив всего десять дней до своего стопятилетия.

Циркачи сюда давно уже не заходят. Только в праздник Лаг ба-Омер посреди площади устраивают гигантские праздничные костры. Из последних анекдотов про это место я слышал такой: "Она зывается площадью Страны потому, что тут, как и во всей стране, процентов двадцать обустроено по высшему классу, а на восьмидесяти заброшенный пустырь, про который ведутся бесконечные споры".

Я сегодня снова пойду, прогуляюсь на площадь Страны. Или Государства. Как им будет угодно. Похоже, у неё есть шансы стать одним из самых моих любимых мест для полусонных вечерных размышлений в этом замечательном городе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments