Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Перед прочтением сжечь

Я никогда публично не называю имен и фамилий своих близких приятелей, если специально и отдельно на то ими не уполномочен, за исключением ситуаций, когда тому есть самая серьезная практическая причина или этого требуют чисто художественные задачи высшего порядка. В данном случае не имеется ни того, но другого.

Но дело в том, что о Михаиле Борисовиче Грудинине я всё равно не так давно писал, потому нет никакого смысла в излишней анонимности. Может помните, такой тишайший технарь, бывший эмвэтеушник, законопослушнейший гражданин и предприниматель, которого несколько месяцев назад замели на Манежной площади, где он прогуливался у памятника Жукову с зонтиком под мышкой, и приписали ему участие в несанкционированном митинге по поводу угрозы отключения телеканала «Дождь»?

Так вот, этот самый Миша Грудинин является одним из очень немногих, а если честнее и точнее, то, вероятнее всего и единственным из моих друзей, кто регулярно и полностью, без пропускав, читает сей Журнал. Причина, однако, тут не совсем для меня комплементарная. Просто живет Миша в загородном доме, и с определенного времени пробки на том шоссе, по которому ездит в Москву на работу, стали столь мощными, особенно перед выходными, что он по пятницам начал пользоваться электричкой. И там от нечего делать пристрастился по смартфону штудировать мои интернетовские писания от корки до корки. Материала за прошедшую неделю как раз обычно хватает ровно до его станции.

Таким образом он всегда в курсе мною изложенного и хоть сам мне в Журнал не пишет, но иногда звонит прокомментировать что-то по телефону.

Вот и сейчас. Правда, меня не застал, нарвался на супругу, но ей высказался по полной и просил передать. Мол, что за напасть, Васильев обещал навести порядок, а как явился, так сразу у нас тут такое на рынках началось, ничего себе порядок, отправляйте его обратно в этот самый замечательный Израиль, а то мы с такими порядками скоро совсем без штанов останемся…

Или ещё. Только что заходил другой приятель (тут анонимность уместна) с супругой (анонимность уместна не менее), и они с порога хором начали упрекать, типа, ты, Юрич, как обычно грузишь народ карканьем, являешься в моменты усиливающегося чернушного хаоса, не отдохнуть ли тебе ещё годик-другой где в тепле и расслабухе…

Я уж я не говорю про сам Журнал. Тут читатели в комментариях вовсе не стесняются. От прямого, непосредственного и жесткого: «Обещал тут прям революцию, а сам ушел в элитный запой», до более мягкого по фоме, но не менее претензионного по существу: «Ясен общий тренд: автор прописывает алкоголизацию бытия - отбросим стилистические тонкости».

Да…

Дорогие мои! Ненаглядные! Уж прям и не знаю, как ещё проще и понятнее с вами общаться. Ну, умоляю, читайте , пожалуйста, внимательнее. И ещё раз, более внимательнее, перечитывайте. А, главное, не путайте причинно-следственные связи. Я ведь всё предельно прямо говорю. Ничего не скрываю и не темню даже в малейшей степени, но никак не могу помочь тем, кто принципиально не хочет слышать и понимать.

Если кто помнит, в одной из частей смешного туповатого фильма «Смертельное оружие» есть такой эпизод, вернее, диалог из финальных, где Мэл Гибсон говорит Данни Гловеру, типа, когда наступит подходящий момент, ты входи в дом и начинай убивать всех этих гадов. На что Гловер интересуется, мол, а как я узнаю, что этот момент наступил? И Гибсоон отвечает: «Не ошибешься». И уходит. А уже в след ему Гловер бурчит себе под нос: «Я почему-то в этом не сомневаюсь». И действительно не ошибается, поскольку Гибсон зацепляет тросом, привязанным к своему джипу, сваю фундамента дома на скале, который сносит к чертовой матери целиком, после чего Гловеру не остается ничего иного, кроме, как и вправду пойти, чтобы всех перестрелять к ебеням.

Так что, друзья, пока просто следите и наблюдайте по результатам. Я обещал навести порядок? я его навожу и наведу. И, как предупреждал, мало не покажется никому. Всё сами увидите и поймете. А нюансы, подробности, обоснования, смыслы и прочие тонкости я, конечно ещё расскажу и предельно понятно, однако тут требуеются отдельные немалые время и услия, они же мне сейчас потребные на главное и более важное, потому потерпите. Ведь, уверен, вам же требуется ехать, а не «шашечки».

Но основное – никакого уныния и помнить, что оно одно из самых страшных грехов. Мы больше не в обороне. Я выкинул не мачте «мертвую голову», за мной, читатель!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments