Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Западло

    Мне друзья нередко указывают, и порой, согласен, не без оснований, что некоторые мои принципы и понятия, навсегда усвоенные еще с глубокой юности, проведенной среди не самых толерантных представителей населения Колымы и Чукотки, не всегда применимы в нынешней жизни и стоит почаще держать их при себе. В принципе, согласен, но далек от идеала, потому не всегда могу ему соответствовать. Вот и сейчас.
   Случайно на сайте Эха наткнулся на блог «Мити Алешковского, фотографа», как он там себя именует (
aleshru). Никогда не читаю подписи под фотографиями, особенно, когда они принадлежат самим фотогрфам, но тут, почему-то изменил своей привычке. И получил как грязной тряпкой по лицу. Особенно резким это ощущение оказалось после чтения следующего, заключительного абзаца:
«А уже вечером выпустят из тюрьмы, практически с галер, узника совести Бориса Немцова который отсидел свои политические 15 лет суток. И хоть я к Немцову с уважением отношусь, но отчетливо понимаю, что если бы он захотел, то не нарывался бы на Милицию и на задержание. Хотя есть у меня подозрение, что и Егор Свиридов если бы хотел, не нарывался бы на кавказцев которые его убили».
   Есть вещи, которые нельзя ни писать, ни говорить. В адрес убитого человека. Погибшего не на твоих глазах, а в ситуации, о которой ты слышал от третьих, если не сотых лиц. Тем более, чужого тебе человека, когда слова не оправданы большой личной болью и не вызваны запредельным эмоциональным стрессом.
   Есть вещи, которые нельзя говорить человеку, который даже один час провел в заключении, если, опять же, ты не был очевидцем его преступления и от него не пострадал ты сам и твои близкие.
   Ты сам можешь нарываться, или не нарываться, можешь фотографировать происходящее в публичных местах или зарабатывать деньги на съемках корпоративов, высказывать любое мнение, стоять в пикетах или пить в это время водку. Но и «отчетливо понимать» что либо в поведении заключенного и «иметь подозрение» в отношении поведения убитого – это нельзя совсем. Даже мои, вторичные, рассуждения на эту тему имеют оттенок бестактности, потому делаю их предельно краткими.
   Я никогда в данном контексте не посмел бы упомянуть имя Юза Алешковского. Но сам Дмитрий в своем блоге пишет, что он его родственник. А значит, у меня есть право в свою очередь, тоже «высказать подозрение», что сам Иосиф Ефимович, хоть человек и очень пожилой, и живущий нынче далеко, исходя из того, что я знаю о нем, более чем неодобрительно отнесся бы к написанному своим дальним родственником, если бы ему на глаза попался замечательный текст Дмитрия Петровича.



 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments