Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Снова Грека через реку…

И опять, как обычно, после любой моей реплики по какому-нибудь экономическому или даже чисто прикладному финансовому поводу, обязательно находится какой-нибудь большой специалист, вероятнее всего (хотя не утверждаю, свечку держал не всегда) изучавший экономику как политэкономию по трудам классиков марксизма-ленинизма или, по крайней мере, учившийся у преподавателей, познававших мир чистогана именно таким образом, который начинает меня, дурака необразованного, снисходительно поучать на уровне азов высокой науки.

Вот и по поводу совсем недавнего текста я удостоился: «На счёт паритета евро/доллар вы заблуждаетесь, скорее всего сохранится нынешнее соотношение (+-), оно отражает разницу налоговых/социальных систем в США и ЕС , если конечно США не продавят зону свободной торговли (но тогда экономику ЕС можно хоронить)».

Я человеку в ответ даже хамить не стал, только вежливо попросил прощения за всё. Хотя он мне этот бред написал в момент, когда курс уже стал 1.12, что на самом деле по сути и является паритетом, но к этому мы ещё вернёмся.

А ещё затем naigoro прислал ссылку (виноват, совсем сегодня лень редактировать) на текст Антона Носика, где тот пишет про человека, одного «из умнейших людей, каких» Носику посчастливилось в этой жизни знать», предсказывающего паритет евро с долларом и тем самым оказавшегося «проницательным собеседником», который «подтвердил свою репутацию второй раз за две недели».

- Вы знакомы с упомянутым человеком? :), - спрашивает меня с язвительной ухмылкой naigoro.

Что же, а я отвечу на полном серьезе. Нынче вдруг объявилось, продолжает объявляться и, уверен, объявится еще бесчисленное множество мудрейших прорицателей, которые, оказывается, предсказали практически постфактум то, о чем я непрерывно твержу последние лет пятнадцать, а последние примерно шесть и вовсе чуть ни насильно заставил большинство знакомых перевести счета из евро в доллары, за что уже давно и регулярно поим хорошими спиртными напитками.

Но общественного признания мне так и не дано, в приличной среде суждено остаться даже не то, что лохом, а и вовсе никем, поскольку истинно «умнейшим и проницательным», как и «дважды подтвердившим свою репутацию», у на может стать и считаться только человек, которого процитирует или хотя упомянет господин Носик. Мне и самому в своё время чуть было ни посчастливилось, но удача оказалась слишком мимолетна, потому остается довольствоваться малым, скромно ответив на вопрос naigoro:

– Нет, я не знаком с упомянутым человеком.

Однако, всё вышесказанное не отнимает у меня права попытаться ещё немного злоупотребить вниманием читателей и сказать несколько слов на затронутую тему.

У нас как-то странновато почти все почти всё или очень быстро забывают, или даже не помнили толком никогда. Вот совсем недавно мне один приятель бессчетный раз впаривал что-то такое необычайно умное про неизбежность более дорогого по отношению к доллару евро в связи с такими и такими незыблемыми финансово-экономическими законами. И я его между прочим спросил, в курсе ли он, с чего вообще всё начиналось.

И человек, профессионально занимающийся валютой, с ежедневными многомиллионными оборотами, досадливо отмахнулся, мол, да, да, я помню, тогда евро стоил всего чуть ни восемьдесят центов, но просто ошибочка вышла, просчитались немного, какое это сейчас имеет значение…

Так что, уж прошу прощения у памятливых и пресвященных, однако позволю себе очень кратко уточнить. Ошибочка, действительно, небольшая случилась. Только совсем в иную сторону.

1 января 1999 г. в 0.00 часов по европейскому времени страны европейского Экономического и Валютного союза ввели единую валюту - евро. С этого момента жестко зафиксировались курсы национальных валют стран-участниц по отношению к евро, а евро стал самостоятельной полноправной денежной единицей. И тогда же, на этот момент, был зафиксирован и его курс по отношению к доллару - 1,1736 USD. То есть, ещё раз для злостных гуманитариев – не за один евро должны были давать не «чуть ни восемьдесят центов», а больше чем доллар и семнадцать центов.

Однако даже у тех, кто это помнит, обычно не возникает вопроса, а почему, собственно, такая странная и неровня цифра? А если поинтересоваться, то тоже досадливо отмахиваются, типа, ну, это, скорее всего, какие-то чисто технические дела бухгалтерского, хоть и на уровне макроэкономики, порядка, подсчитали соотношения всяческих экономических и финансовых показателей…

Ага! Подсчитали, как же… Всё гораздо смешнее и примитивнее. Просто в 1979—1998 годах в ЕЭС и ЕС, исключительно в безналичных расчётах и в определенных ситуациях использовалась такая «валютная единица», очень полезная, но полноценной валютой отнюдь не являвшаяся, как ЭКЮ. Мы сейчас о её сути говорить не станем вовсе, иначе нас совсем далеко унесет, замечу только, что соотношение ЭКЮ с валютами других стран определялось исходя из того, что сия «единица» служило обобщённым представителем корзины валют стран, входивших тогда в европейскую валютную систему. И, поскольку у каждой из этих валют был курс по отношению к доллару, опосредованно таким образом считался и некий курс уже собственно ₠/&. Вот он-то в большой степени случайно на упомянутые 0.00 часов девяносто девятого года и составлял те самые странные 1,1736.

И вот изначально (!)) именно что «чисто технически и бухгалтерски» было абсолютно без разницы, какое соотношение с долларом установить для совершенно новой валюты, хоть один к пяти, хоть к пятидесяти, хоть к ста сорока семи, поскольку речь шла исключительно о «начальной номинации», и нужно было бы всего лишь далее все аккуратно и грамотно пересчитать между собой, ничего более.

Однако самым удобным и естественным было бы простейшее «один к одному». Удобным за исключением единственного мельчайшего и сугубо узкопрофессионального нюанса – потребовалось бы пересчитывать и переписывать ту небольшую часть финансовой документации, что имела отношение к ЭКЮ. Но тут элементарно поленились. Вот и решили, как изначально показалось, крайне изысканно – евро равен ЭКЮ и, соответственно, дороже доллара.

Тоже, на самом деле, полная чепуха, хоть многие потом и многие тома научных трудов понаписали, о диссертациях уже не говорю, на тему «ошибочной начальной переоцененности евро». Некая глуповатость, конечно была совершена, однако более психологическая и далеко не принципиальная. Однако она, совпав ещё с некоторым определенным рядом причин разного, далеко не всегда экономического и даже чисто финансового порядка, привела к тому, что начавшееся естественное для системы (в подобных условиях!) стремление к паритету, качнуло маятник чуть сильнее практически потребного и обыденно удобного.

В результате уже в ноябре того же девяносто девятого паритет проскочили и, хотя спохватились и начали принимать довольно серьезные меры, было уже слегка поздновато, к октябрю двухтысячного евро достиг своего исторического минимума, тех самых запавших в душу и память моего приятеля-валютчика «чуть ни восьмидесяти», а на самом деле, если совсем точно, 82.3 цента.

А всё последующее с тех пор, под что постоянно пытались подводить мудрейшую теоретическую базу, которая на самом деле приносит доходы соизмеримые, а иногда и большие, чем любые реальные валютные спекуляции, это отнюдь не реальное отражение каких-то фундаментальных и имеющих практическое значение процессов, а всего лишь стремление маятника успокоиться в нижней точке или частное проявление общих тенденций неизбежной энтропии вселенной, вы там сами, пожалуйста, выберите, какой образ эстетически вам более по душе.

Единственным, пожалуй, действительно важным моментом стало введение в январе 2002-го евро уже в полноценный наличный оборот. То есть, сам фактор «введения» был как раз далеко не единственным, но только он оказал реально именно объективное, инструментальное влияние на то, что в июле валюты снова достигли паритета.

Дальнейшее же было элементарной настройкой приборов и подгонкой муфт с фитингами. А EUR/USD = 1,5806 весной 2008 года – это вообще пьяный сантехник промахнувшись сам себе разводным ключом вмазал по причинному месту.

Ну, ладно, как это ни увлекательно, давайте волевым решением покончим с воспоминаниями, а то это приятное занятие никогда нет охоты завершать, аналогично вкушению хорошей пиши и остальному, всем известному. А поговорим далее немного о вещах, ещё более многим любопытных, типа, не «что было», а «что будет, чем сердце успокоится».

(Продолжение следует)
Tags: Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments