Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Вариант решения

Моя шуточная задачка относительно возможного в СССР законного обмена комнаты в коммуналке на отдельную квартиру попутно показала ещё два забавных момента.

Во-первых, что большинство даже моих сверстников уже значительно подзабыли реалии того времени, о молодых и не говорю, они, естественно, их просто не знали, а исчерпывающую правдивую информацию получить не так просто, да и желания у большинства особого нет.

А во-вторых, самое, конечно милое, это своеобразный взгляд многих на слово «законный», повторенное и подчеркнутое мною в задачке неоднократно. Недаром я вспоминал тут недавно Родиона Романовича. Так прямо и представляю диалог:

- Какой есть законный способ заработать немного денег?
- Может, старушку какую пришить…
- Я же сказал «законный»!
- А, виноват, понял. Значит, старушку нельзя. А если старичка?..

Вот и на мой вопрос ответы сразу же пошли на тему главным образом с уклоном в фиктивный брак, фальшивых родственников, подставных третьих лиц и прочую подобную благородную деятельность, которую большая часть моих сограждан совершенно искренне считает полностью законной. И, если совсем честно и искренне, то я не могу так уж абсолютно быть с ними не согласным…

Но всё-таки давайте вернемся к конкретным условиям задачи и прекратим пускаться в пусть и увлекательные, но пустоватые фантазии. Только уже глубоко под вечер лишь одна elena_parf прислала ответ с заветными словами «объединение ордеров», и я не преминул высказать ей тут же восхищенное уважение. А сейчас попытаюсь предельно коротко пояснить суть.

Сделать это именно коротко очень непросто, по уже упомянутой изначально причине - слишком много реалий оказались забыты или совершенно неверно сейчас воспринимаются и толкуются. Потому каждая заметка рискует превратиться в многотомную монографию. Однако я рискну, сразу принимая упреки в определенном вынужденном упрощенчестве.

Но всё равно вынужден начать несколько издалека, надеюсь, причина это в дальнейшем станет понятна. И последняя оговорка. У многих есть глубоко ошибочное мнение, что, имея деньги, всё-таки купить жильё было довольно просто и даже не очень дорого, вступив в кооператив. Это принципиально не так, особенно в Москве, но данную тему сейчас совсем оставим, возможно, когда-нибудь руки дойдут и до неё. Пока о вещах более лично для меня реальных.

Самым удобным и надежным способом в семидесятые годы переселиться из гигантской убитой коммуналки пусть даже не в отдельную квартиру, но в достаточно по тем временам комфортную комнату в так называемой «малонаселенной», было оказаться в доме, по тем или иным причинам идущим или «под снос», или под довольно редкую тогда «реконструкцию».

Но проблема заключалась в том, что планы такого рода всегда были крайне неопределенными по времени и зависели от слишком многих составляющих, даже самое «ветхое» или «аварийное» могло ждать своей очереди десятилетиями, да что там говорить, до сих пор его в России ещё осталось немерено.

Однако, когда окончательное решение по какому-то конкретному объекту компетентным органом всё-таки выносилось, то мгновенно на такой жилплощади воспрещались любые телодвижения. То есть туда уж ни прописаться становилось нельзя категорически, ни поменять, ничего вообще.

Я уже неоднократно упоминал, как перед Олимпиадой оказался включен в возглавляемую лично Гришиным комиссию по строительству олимпийских объектов. Но дело даже не столько в этом, а в том, что много писал об этом самом строительстве и часто бывал в разных задействованных организациях. И в одной из них обратил внимание на схему отселения домов в районе стадиона и бассейна на проспекте Мира.

В принципе, конечно, я рисковал. Но вся моя деятельность по осуществлению описываемой операции была основана на разных степенях риска при каждом этапе, потому мы это сейчас полностью вынесем за скобки, дабы не растекаться и углубляться.

В общем, я так прикинул, действительно получалось, что без отселения определенного количества домов там не обойтись. И я обменял имеющуюся у меня тогда комнатку на первую попавшуюся в здании, на которое поставил, это, по-моему, через дом или два от радиальной станции метро, где на первом этаже памятный многим магазин «Журналист». Сделать сие было совсем легко, поскольку требований к самой получаемой комнате у меня не было никаких, я там же рядом, на Банном (городское обменбюро) быстро нашел вариант, оплатил хозяину расходы по переезду и ремонту, накинул сверху ещё рублей пятьсот и переехал.

Главное оставалось не прогадать. К счастью обошлось, и буквально меньше чем через год началось отселение дома. Вот тут уже пришлось поработать серьезнее. Я нашел через девочек в исполкоме по утвержденным спискам ту семью, которая мне требовалась. Там были мама-пенсионерка и сынок лет тридцати, инвалид с тем самым диагнозом по психиатрии, который требовался и официально признавался. Они имели право или на двухкомнатную квартиру, или она – на комнату, а он на отдельную однокомнатную.

Нашел их, самым сложным оказалось добиться, что бы вообще пустили на порог. Но справился и выяснил, что они собираются брать двухкомнатную. Я же им предложил в результате всего аж тысяч пять (порядка, точнее уже не вспомню), пока же те же рублей пятьсот, чтобы они подали документы на второй вариант – комнату и квартиру.

Следующим этапом было организовать, чтобы соседом пенсионерки по двухкомнатной квартире стал именно я. Конечно, тоже не бесплатно и «не без помощи», но ещё раз подчеркну, всё полностью по условиям задачи, то есть, совершенно законно и без малейших нарушений. Каждый получал исключительно то, что ему положено.

А дальше всё проще простого. Срабатывала та самая единственная лазейка в законе, названное опытной и памятливой читательницей «объединение ордеров». Нет, я по-прежнему не имел права непосредственно обменять свою комнату на квартиру инвалида. Поскольку формально оставалось то самое его «ухудшение жилищных условий». Но был вариант общего обмена. Мы одновременно сдавали все трое свои ордера, а нам вместо них выдавались два. И в их общем ордере было написано, что у них тоже теперь отдельная квартира на семью, то есть налицо у пенсионерки даже улучшение, а пострадавших нет.

Так в восьмидесятом я стал обладателем роскошной «однушки» на Абрамцевской улице, комната двадцать метров с изумительной нишей для тахты, кухня десять, лоджия, санузел раздельный, мечта, кто понимает… Оставалось теперь только превратить её в пятикомнатную на Октябрьской площади, но на это у меня было ещё восемь-девять лет и много здоровья.

А сейчас остается только сюжет для отдельного рассказа, хватит ли когда сил на который - покажет время.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments