Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Часы от Брежнева

Весь этот бред, возможно, и не был бы лишен очарования тонкой абсурдистской иронии, если бы давно уже не превратился в тоскливую беспросветную рутину вот уже почти шестидесяти лет моей жизни. Из года в год, изо дня в день, из минуты в минуту. Зюгановы, призывающие национализировать ликероводочную промышленность, жирики в очень стильных пиджаках изумительного песочного цвета, «на улицу стройными рядами вышли сторонники „Единой России“ и профсоюзов»…

Сорок пять лет назад наша школа должна была принять участие в первомайском физкультурном параде. Несколько месяцев мы через день тренировались, готовили разные перестроения, разучивали фигуры и приемы маршировки непосредственно на Красной площади, куда нас свозили специально выделенные автобусы. Каждому под расписку родителей выдали необычайной красоты форму из синих шортиков с перекрещенными лямками и нежнейшей светло-кремовой рубашечки с короткими рукавами. Плюс еще носочки, сандалии и даже новенький пионерский галстук улучшенного качества, хотя у каждого ребенка, естественно, имелся собственный, но, конечно, не гарантированно такой же роскошный. И все это неимоверное по тем временам богачество обещали оставить в полной собственности тех, кто успешно исполнит свой гражданский долг на главной площади страны. Но по иронии судьбы именно эта прелесть и стала причиной главного моего расстройства в жизни.

Утром 1 мая температура опустилась до нуля, и пошел то ли мелкий снег с дождем, то ли наоборот. Мама посмотрела в окно, перевела взгляд на костюмчик и сказала, что в таком виде из дома меня не выпустит. Дальнейший наш диалог значения не имеет, главное то, что на парад я не попал. Единственный из школы. Правда, почти все остальные тут же слегли с разного рода простудными заболеваниями, но ведь никто не умер, а по личному указанию кого-то из стоявших тогда на трибуне мавзолея (шептались даже, что лично Брежнева) каждому еще дополнительно выдали наградные часы «Юность» с настоящим кожаным ремешком. А мне даже парадную форму пришлось сдать. Да еще выговор дали по пионерской линии. Не смутило даже, что я в ихней организации и вовсе не состоял. Долго не мог простить родителям этой пакости.

Но, надо признаться, это было единственное 1 мая в моей жизни, когда что-то смогло испортить мне настроение.

И вот сегодня лежу я в одиночестве у себя в деревне, температурю, глаза слезятся, нос не дышит, грудь заложена, читать не могу, в не очень ясное сознание изредка прорываются какие-то обрывки информации из бормочущего телевизора. В Нальчике теракт, убит ветеран — 104 года, Дымовский на митинге «Солидарности» рассуждает о свободе, полковник Квачков во главе колонны русских патриотов: «Чертовски хочется поработать!» (видимо, добить Чубайса), девушка на роликах с плакатом «Справедливой России» вообще уверена, что празднует День Победы…

А у меня все равно прекрасное настроение. На дворе весна, орут птицы, солнце нагло продирается сквозь прикрытые жалюзи… К концу дня даже из средств массовой информации пришла моральная поддержка: оказывается, в Новосибирске несколько сот человек вышли нынче на «монстрацию» с целью позиционировать идею «полного выноса мозга».

Да я на самом деле и не сомневался, что не одинок.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments