Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Once Upon a Time in Novocherkassk

Сейчас в поле общественного интереса вновь появилась тема расстрела в Новочеркасске.

Я намеренно начал с этой фразы, а не с упоминания телесериала «Однажды в Ростове», который оказался причиной возобновления этого интереса. Так как кино обсуждать не собираюсь, и тема эта отдельная. Меня вообще по некоторой ущербности и извращенности восприятия в подобных произведениях интересуют обычно вещи достаточно посторонние и опосредованные. Типа, почему и каким образом такой человек, как Сергей Жигунов, вдруг умудрился создать подобное кино?

И в той же новочеркасской истории мне ближе, значимее и много любопытнее фигура и поведение, например, генерала Шапошникова, чем сам по себе народный бунт. Однако сейчас предварительно хочу всего несколько слов сказать о именно о бунте.

Когда провели внешне чисто техническую, деноминационную реформу шестьдесят первого, очень многие оказались недовольны. Я был всего лишь в первом классе и никак не мог взять в толк причины. Лично меня это только очень веселило, что эскимо только что стоило рубль десять, а вдруг стало возможно купить его за одиннадцать копеек. Хотя порой это и приводило к некоторым курьезам.

Эта история на долгие годы потом сохранилась в нашей семье иллюстрацией «Сашенькиной детской непосредственности». Как я приставал к матери с просьбой купить это самое чертово эскимо, а она уверяла, что нет денег, и в подтверждение своих слов даже открыла кошелек, на дне которого лежала одна единственная копейка. Которую я схватил с торжествующим восклицанием: «Копейка, десять, значит, рубль, пойду куплю мороженное за одиннадцать и принесу сдачи!»

Но несмотря на подобную мою математическую тупость, всё-таки я полным дебилом не считался, и родители как к таковому ко мне не относились. Потому, правда, чуть позже, когда к «новым деньгам» уже немного попривыкли, но всё еще к обозначению любой цены или просто суммы денег автоматически прибавляли «в старых» или «в новых», и я спрашивал родителей о причине массового недовольства произошедшей реформой, мне пытались что-то объяснить на полном серьезе. Одно из таких объяснений матери помню до сих пор.

Что, мол, действительно, в старых я получала шестьсот восемьдесят, а в новых шестьдесят восемь (цифры подлинные, такова была тогда ставка учительницы начальной школы с высшим образованием, правда, без магаданских надбавок), но и ценники тоже уменьшились в десять раз. Однако то, что стоило пятьдесят пять копеек, стало не пятак, а шесть. Про пятьдесят шесть копеек и речи нет. Но вот на какие-то товары округляли вверх уже с пятидесяти одной. Получалось, что в этом случае у народа воровали целых девять копеек. В «старых», разумеется, но всё равно, представляете, какой ужас?!

Нет, потом, действительно, началась «химия» и помасштабнее, однако в первое время это была самая большая неприятность реформы. Однако возмущаться стали немедленно и практически все. В том числе и мои мать с отцом. Родители которых совсем только недавно вернулись из лагерей, и не все вернулись.

Так вот, про Новочеркасск. Там, как и везде, реформой народ тоже был очень недоволен. А вскоре ещё и совсем уже откровенно цены повысили. Не на всё, правда, поначалу только на мясо и масло, но и этого в пищевой корзине того времени более чем достаточно. Да ещё, увеличив нормы выработки, по сути снизили зарплаты тем, кто на сдельщине, а их среди рабочих было большинство.

И тогда, после фразы директора Курочкина «Вместо пирожков с мясом, будете жрать с ливером», рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода восстали. Кстати, когда в начале семидесятых я впервые узнал об этом, то внутренне был несколько удивлен. Даже в своем студенчестве очень любил пирожки с ливером и не видел большой трагедии в их поедании вместо как бы мясных, в которых на самом деле иногда было больше неприятного и постороннего, чем в честном ливере.

Но это так, лирическое отступление. А рабочие жрать ливер не захотели. Вот всё то, что десятилетиями с ними творил Сталин и его команда, их вполне устраивало. Потому, что тогда «цены снижали». Это не я позиции сегодняшнего дня придумал, и не слова из песни Высоцкого процитировал. Это из множества изученных мной на эту тему документов. Так именно и формулировалась основная претензия – Сталин, может, в чем и был неправ, но при нем цены снижали, а эти повышают. Бей этих!

Бить «тех», между прочим, у них и мысли не возникало. Хотя, не говоря о довоенных временах, и за послевоенные «те» успели наворотить массу интересного. Но это никого не трогало. Пока снижали цены.

А потом власти немножко (действительно, по сравнению с тем, что могло бы быть в подобной, хоть и не представимой, ситуации при Сталине, это совсем немножко) народу постреляли, потом поарестовывали, посудили, ещё уже совсем чуть-чуть постреляли и посажали. И одновременно сделали главное. На что-то снова временно снизили цены, а где-то кому-то прибавили денежек.

И всё стало на свои места. Испарился бунт, не знаю там особо на счет беспощадности, но как выяснилось, вполне себе осмысленный. Так начисто испарился, что как его и не было.

Сразу должен оговориться, что среди участвовавших в восстании и, особенно, среди расстрелянных по суду и посаженных, были очень мужественные и достойные всяческого уважения люди. Но народ…

Нет, чего-то не возникает у меня большого почтения к подобным бунтовщикам. Пусть жрут свой подешевевший ливер.

А вот о Герое Советского Союза, генерал-лейтенанте Матвее Кузьмиче Шапошникове, который отказался давить народ танками, я вспоминаю в своей жизни очень часто. А ведь у него, в тот момент первого заместителя командующего войсками Северо-Кавказского военного округа не было никаких материальных проблем. И не предвиделось. Но он не только тогда, у моста через Тузлов, совершил подвиг, по сути, совершив одновременно и преступление, не выполнив прямой приказ. Но и потом, одним из не многих, если не единственным, пытался не дать людям забыть о Новочеркасском расстреле.

Кстати, его-то самого за это не только не расстреляли, но даже не посадили. Так, слегка только, по тем временам можно сказать, ласково пожурили…

Впрочем, о нем забыли так же легко и быстро, как и о прочих и о прочем. Главное, чтобы цены снижали. Вот и нынче экономическая ситуация полностью по предсказаниям старика Васильева, потихоньку стабилизируется, рубль приходит в себя, и многие снова начинаю строить планы на средиземноморское времяпрепровождение перед традиционным посещением какой-нибудь из европейских столиц.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments