Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

вторая

The Wall

Тут прошла очередная и при этом достаточно круглая годовщина падения Берлинской стены. Множество людей сочло возможным и даже необходимым по данному поводу высказаться. Я, честно говоря, получил большое удовольствие от наблюдения за этим цирком, однако, конечно, не настолько, чтобы возникло необоримое желание самому выскочить на арену.

И всё-таки позволю только повторить предельно кратко то, что говорит и писал бесчисленное количество раз в связи с этим.

Да, естественно, я прекрасно понимаю, что в то время и в той конкретной ситуации это было не просто единственно верное, но и практически единственное реальное решение. Не было, не существовало силы, структуры, личности, чего угодно иного пригодного и эффективного, что могло организовать и направить этот процесс хоть как-то иначе. И всё же, изначально признавая собственную полную фантазийную маниловщину, я остаюсь в абсолютной уверенности, что это была величайшая ошибка. То есть, нельзя было так безусловно и бездумно ломать стену и открывать объятия восточным немцам.

Для этого сложилась довольно уникальная историческая ситуация. То есть, страны, разделенные по условно политическому принципу, существовали и иные, типа Вьетнамов, но тут в Европе, достаточно цивилизованные и хоть относительно жизнеспособные, в возникшей окружающей довольно благожелательной обстановке. Не нужно было принимать в ФРГ всех без разбору только по принципу принадлежности к немецкому народу. Это право каждый должен был заслужить, сдать нечто типа жизненного экзамена, пройти испытательный срок и только после этого сознательно сделать выбор. А для тех, кто не смог бы, не захотел, поленился, ещё по каким причинам предпочел бы ГДР, оставить прежнюю страну, пусть продолжают свое счастливое социалистическое существование «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян».

И из РСФРС тоже нельзя было всех массово принимать в новую Россию. А наоборот, и здесь построить самую высокую стену, разделить страну, поначалу дав тем, кто хочет жить при капитализме, пусть самый крохотный кусочек территории, но гарантировать его неприкосновенность и устроить самые высокие критерии отбора.

Кстати, я лично совершенно не уверен, что сам сдал бы соответствующие экзамены и смог бы соответствовать таким критериям. Но это уже личное дело каждого. Исчезает возможность для всякой мрази вонять на тему, что их обманули, отняли прекрасную Родину и насильно ввергли в ужасы рыночной экономики.

Между прочим, примерно то же происходит и с присоединением к Евросоюзу. Ведь никому не открывают двери просто по желанию и принципу географического нахождения в Европе. Сначала наведите у себя порядок, докажите, что соответствуете определенным требованиям, подтвердите свое желание конкретными действиями, тогда пожалуйста. Да и тут бы я был сильно аккуратнее и осторожнее. Скажем, проходит референдум и голоса делятся сорок на шестьдесят. Не надо заставлять всех подчиняться воле большинства. Делите страну пропорционально и пусть тот, кто хочет жить в единой Европе имеет такую возможность, а остальные наслаждаются добровольно избранным.

Мои наивные мечты, к сожалению, плохо исполнимы. Если в конце концов Кореи объединятся не по предложенному мной принципу, а так, как произошло с Германиями, то, подозреваю, ничего хорошего не получится даже в самой отдаленной перспективе. Бочка меда и ложка говна дают в результате автоматического смешивания бочку говна. Иного варианта нет.
вторая

С песней по жизни

Тут случайно попались на глаза материалы одного судебного процесса. Восемнадцатилетний юноша избил отца своего школьного приятеля. Дело было так. Парень зашел к приятелю, но того не оказалось дома, он немного задерживался, но в квартире находился его отец, неважно себя чувствовавший с похмелья. И мужчина попросил парня, чтобы пока времени зря не терять, сбегать за водкой, на что выделил свои последние кровные.

Юноша пошел, купил бутылку, но на обратном пути почти полностью её сам и выпил, оставив всего несколько глотков, которые, правда, честно донес. Сделал он это, согласно его последующим показаниям, «в знак протеста против невыносимого материального положения бугульминских учителей».

Дальнейшее подсудимый описал как: «Потерпевший стал меня оскорблять и унижать мое человеческое достоинство, за что и был побит». Мужика отправили в больницу. Суд признал парня виновным в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести и дал реальные три года.

Да, инцидент произошел в Томске. Уточняющие вопросы обвинителя, типа, «знает ли подсудимый, где находится Бугульма» и «почему судьба учителей именно этого города так взволновала юношу» судья признал не относящимися к делу и отклонил.

Парень уже частично отсидел и подал на УДО. Характеристики из места заключения самые положительные. К ним также приложено заявление пострадавшего, что он никаких претензий к юноше не имеет и давно его простил.

Конечно, история не столь экзотическая, как с питерской расчлененкой профессора-реконструктора, но мне почему-то очень понравилось, простите, если зря отвлек чье-то внимание.
вторая

Помощь психолога

То ли жизнь – слишком странная штука, то ли человек – слишком нелепое существо. Могут происходить какие-то вселенские катаклизмы и великие исторические сдвиги прямо на твоих глазах, а ты сидишь, лениво пьешь пиво и никак это тебя не задевает и не трогает. А иногда какая-то форменная чепуха, мелочь, не стоящая внимания, но она полностью мгновенно меняет твою картину мира и перестраивает все чувства.

В девятом классе тюменской школы на уроке ОБЖ ученики чем-то вывели из себя учителя, и он нескольких дернул за руки и воротники, эмоционально проматерившись. А детишки сняли это на видео и выложили в сеть.

Из опубликованного не видна предыстория конфликта и даже не очень понятен уровень мата, там всё основное «запикано». Но из оставшегося волне понятно, что педагог, действительно, что-то там изложил не совсем цензурное, и вообще вел себя омерзительно. Этому мужику явно не стоит работать в школе. А относительно очаровательных цветов жизни я вовсе промолчу, дабы не нагнетать. Но на меня произвело неизгладимое впечатление совсем другое. В местном управлении образования официально заявили:

«На данный момент проводится всестороннее расследование инцидента. Решение будет принято после. С детьми, оказавшимися вовлеченными в произошедшее, будет работать педагог-психолог».

То есть, ещё раз. Это минимум пятнадцати, а то шестнадцатилетние тюменские лбы. На уроке по обеспечению безопасности жизнедеятельности они услышали несколько грубых окриков и матерных слов, от чего получили столь глубокую моральную травму, что им потребовалась помощь специалиста-психолога.

Не понимаю, почему они ещё не выступают на сессии Генассамблеи ООН: «Вы украли наше будущее, как вы смеете!»

О, этот прекрасный светлый новый мир. Явно пора мне на кладбище.
вторая

Климат и климакс

Нет, всё-таки не могу удержаться от того, чтобы сказать хоть несколько слов на эту тему. Хотя, кажется, выступили уже все без малейшего исключения и добавить практически нечего даже в малейших мелочах. Поляна вычищена полностью. Но сам по себе факт, несомненно, стал уже неотъемлемой частью мировой массовой культуры и от этого никуда не денешься. Потому будет нелепым лицемерием натужно делать вид, будто тебя здесь не стояло. Уорхол тоже не самый близкий мне художник, но я же не стану из принципа притворяться, будто не знаком с его работами и совсем уж никак к ним не отношусь.

Имею в виду, как многие, думаю, уже догадались, девочку по имени Грета Тунберг. И, естественно, упаси меня Господи вступать в хоть какую-то полемику и относительно её личности, и по сути проблем, обсуждаемых в контексте всей этой истории. Меня лично не то, чтобы затронул, но просто ещё несчетный раз обратил на себя внимание всего один нюанс, имеющий отношение к тому, о чем всегда говорил и в чем, не самый частый случай, с годами только убеждаюсь все больше и больше.

У меня есть не то, что близкий приятель, но так, знакомы с юности, когда-то изредка выпивали в общей компании, последние годы практически вовсе не общаемся, однако информация друг о друге как-то сама собой время от времени просачивается. Он вырос в бараке на рабочей окраине Нижнего Тагила. Отец, рабочий «КоксоХима», сильно пил и довольно рано умер от туберкулеза. Мать – крановщица в цехе. Мальчик с детства дышал ядовитым смогом и с утра до ночи сидел за учебником с одной яростной мечтой – вырваться из этого ада. Показывал большие способности, но по семейным обстоятельствам поступать в Москву поехать не смог и вынужден был удовлетвориться местным Политехническим. По окончанию устроился в «почтовый ящик», довольно быстро вырос там до замначальника отдела и умудрился-таки после этого, получив соответствующие характеристики и рекомендации, перебраться в аспирантуру столичного Физтеха.

Защитил кандидатскую как раз в области смежной с климатологией. Потом годами мотался по самым экстремальным местам, работал на обоих Полюсах, поднимался на какие-то совсем немыслимые вершины, в результате примерно к пятидесяти стал доктором наук и профессором. Автор множества статей и исследований, нескольких монографий, воспитал десятки учеников, ставших крупными учеными-климатологами и около. Кроме того, никогда не забывал о своем родном Тагиле и очень много сделал для разработки и внедрения там очистных систем и сооружений.

Сейчас практически на пенсии, хотя продолжает писать и преподавать. Живет очень скромно с женой в крохотной хрущевской двушке в Долгопрудном. Иногда его приглашали на какие-то международные конференции в Европе, один раз, по-моему, даже в Японию, но до Америки он так и не добрался, это случайно точно знаю, хотя всю жизнь об этом мечтал, особенно о бассейне Амазонки. Но не сложилось.

А тут какая-то невежественная психически больная засранка решила не ходить в школу по пятницам и на этом основании её из родной Швеции, где даже в самом убогом деревенском сортире дышится неизмеримо легче, чем в лучшем сквере Тагила, на яхте везут в Нью-Йорк, где предоставляют слово не просто в ООН, а на сессии её Генеральной Ассамблеи. И там она несет какую-то абсолютно пошлейшую и банальнейшую пургу под восхищённые овации всего прогрессивного человечества, которое ещё и собирается дать ей Нобелевскую премию.

И как ко всему этому должен относиться мой тагилько-долгопрудненский знакомый? Да, никак. Конечно, я с ним это не обсуждал и не собираюсь, но почти уверен, что он никак и не относится.

Так устроен мир. Стечение обстоятельств, удача и счастливый случай ломают все школярские представления о человеческих достоинствах и недостатках. Жизнь несправедлива и это её не досадная ошибка, а фундаментальная основа. Сказки про то, что упорство, трудолюбие, таланты, высокая нравственность и всё такое подобное обязательно будет вознаграждено, не имеют под собой никаких реальных оснований. Иногда случается. Чаще нет. Тут не существует никаких законов. И не имеет значения, хорошо это или плохо. Просто это так. У Ольги Бузовой миллионы подписчиков и разовая реклама в её блоге стоит сотни тысяч. Это повод для каких-либо выводов или обобщений? Ой, да, бросьте вы, не парьтесь…

А шведскую девочку-кликушу следует воспринимать как банку с томатным супом «Кэмпбелл» уже упомянутого мною художника. В крайнем случае, если так уж захочется хотя бы самому себе ответить по сути произносимых ей речей и совершаемых действий, то можно воспользоваться формулой нашей замечательной актрисы:

«Пионэры, идите в жопу!»
вторая

Страна норм

Моя супруга, натура много более чувствительная, чем я, встретила меня вчера с перекошенной от огорчения физиономией. Я уже испугался, что это реакция на меня и стал судорожно вспоминать, где и когда успел накосячить, но оказалось случайно здесь ни в чем не виноват.

Объяснила, мол, такой хороший и умненький мальчик, Егор Жуков, попытался стать кандидатом в депутаты от нашего Крылатского, жена послушала несколько его выступлений в интернете и даже специально сходила поставить за него подпись. А его ночью арестовали. Просто так. Чтобы не высовывался.

Я уточнил, посмотрел и проверил. Действительно, мальчик очень милый, двадцать один год, студент «Вышки», там у себя отличник и вообще «звездочка», преподаватели вне зависимости от политических предпочтений говорят только самое лучшее. Захомутали совершенно на пустом месте и со звериным показательным ожесточением.

Но в принципе никто нынче вовсе не заморачивается. Что какой-то там Жуков. Один из авторитетнейших юристов европейского уровня Елена Анатольевна Лукьянова, доктор наук, профессор ведущих юридических факультетов страны, человек с многолетним опытом работы в высших законодательных структурах в ранге советника первого класса, и прочее, и прочее, поставила свою подпись за одного из кандидатов. Ей сообщили, что подпись фальшивая. Елена Анатольевна возмутилась и потребовала предоставить доказательства. Тогда, видимо, чтобы не связываться, заявили, типа, ничего предоставить не могут, поскольку её подписи вовсе нет, так что и проверять нечего.

А мальчика Жукова мне, конечно, жалко, но, каюсь, не очень. Молодой, здоровый и, судя по всему, весьма неглупый. Если это действительно так, то ночной арест должен оказаться достаточно внятным уроком. Нечего валять дурака и терять время на чепуху. Набрать на билет и сваливать. Как можно быстрее.

А на улицах продолжают винтить ребят. Трансляция идет в прямом эфире. И не нужно никаких фантазий. Всё прекрасно видно. Хватают вчетвером совершенно спокойных юношей и девушек и волокут в горизонтальном положении за руки и за ноги в автозак. Сильно не бьют. Так, иногда по неаккуратности могут приложить немного мордой об асфальт, но ничего страшного, чепуха, дело житейское.

Тут недавно в комментарии один читатель гениально написал: «А чего, Путин норм и вообще всё норм». И вправду, лучше не скажешь. Правда, само по себе слово «норм» представляется мне несколько ублюдочным, ну, так именно потому оно сюда столь идеально подходит.
вторая

Расстройство от раздвоения

Собственно, речь постоянно, только в разных вариантах, но лишь об одном и том же. О странном устройстве моей собственной головы, которое мало понятно мне самому и потому вызывает некоторое беспокойство. Ассоциации крайне неочевидны, причинно-следственная связь прослеживается слабо, а выводы нередко прямо противоречат вводным данным.

Вот, например, за то и люблю живое общение в этом Журнале, один из читателей в комментарии к предыдущему тексту опускает на грешную землю мои абстрактные умствования следующей историей:

«Жил да был один профессор возрастом немного за 50. Была у него жена со стажем лет в 25 и четверо детей, причем младшему ещё совсем мало. И поехал этот профессор однажды в очень длинную, месяца 3-4, научную экспедицию, где среди прочих была и его аспирантка в половину его и его жены возраста. Не буду, из уважения, объяснять что происходит с мужским организмом и психикой за время столь долгого воздержания. Короче, вернулся профессор домой влюбленный как юноша и вскоре подал на развод.
А потом его жена пришла к ним на работу и долго и нудно таскала эту аспирантку за волосы и била красивой головой о стенные шкафы. Правильно ли я понимаю, что вы не находите в поведении аспирантки ничего предосудительного, в отличие от жены? Будучи знаком со всеми участниками коллизии, спешу заверить, что профессору его давно уже бывшая жена устроила вырванные годы по полной программе».


Но в том-то и дело, что я изначально признался в собственной глупости именно по указанной читателем причине. Читатель, видимо, усматривает по крайней мере моральную ответственность аспирантки перед женой профессора и особенно в ситуации, когда у последней маленький ребенок. И считает оправданными или хотя бы в какой-то степени обоснованными претензии жены к любовнице. А для меня эта логика абсолютно неуловима. В этом как раз и вся суть проблемы.

Или об уже упомянутых ассоциациях. Тут уже совсем полный мрак до уровня шизофрении. Недавно упоминал о странных возникших в голове образах убиенного нашего императора и британского его родственника Георга в связи с возвращением России в ПАСЕ. И здесь снова тот же сюжет с некоторыми подробностями рядом с профессорской женой, таскающей аспирантку за волосы. А подробности эти, сейчас практически полностью прояснившиеся, таковы. И дело оказалось не в деньгах бюджета ПАСЕ, на которые по наивности многие валили, а в высоких гуманитарных соображениях. Россия просто по сути поставила ультиматум. Или её возвращают все права в ПАСЕ без малейшего исключения, или она выходит из Совета Европа (не путать с Парламентской ассамблеей). Но дело совершенно не в этом. А в том, что автоматически российские граждане лишаются возможности обращаться в Европейский суд по правам человека.

Давайте ещё раз попытаемся предельно кратко сформулировать. Россию в связи с её определенными действиями лишают определенных прав в ПАСЕ. Полностью убираем в сторону справедливость и оправданность предъявляемых претензий. Оставляем чистый факт. Человек издал за столом звук, который остальные присутствующие посчитали неприличным, и ему запретили продолжать есть, пить и разговаривать до тех пор, пока он не осознает неверность своего поведения, извинится и внесет изменения в свое поведение. Но вместо этого нарушитель заявляет, что если его не пустят обратно, то он лишает себя и всю свою семью права по любому поводу обращаться с жалобами в полицию и любые иные правоохранительные органы. И сидящие за столом, смущенно потупившись и устыдившись своего жестокосердия, обреченно машут рукой и возвращают шантажиста за стол.

Мне, естественно, могут возразить. Что я путаю и смешиваю понятия и личности. Мол, правила поведения нарушают одни, а лишаются права обращаться к правоохранителям и невинно страдают совершенно другие. Вот в этом и есть основная ошибка всех этих либералов, демократов и прочих прекраснодушных людей, кстати, отнюдь не только западных, но и отечественных, в основном именуемых правозащитниками. На самом деле это полная чепуха. В реальности количество условных навальных и ходорковских на общем фоне ничтожно мало. На практике ситуация много более простая и обыденная.

Вася Иванов, искренний «крымнашист», с восторгом голосующий за Путина, вдруг абсолютно неожиданно для себя попадает в беду, иногда случайно по роковому стечению обстоятельств, чаще по каким-то, чаще всего достаточно корыстным соображениям любых представителей государства, суд его не защищает, менты прессуют, надзорные органы не реагируют, и он, если хватит сил и возможности, при определенной удаче к даже некоторому собственному удивлению становится в позицию «Вася Иванов против Российской Федерации». Нередко Суд по правам человека выигрывает. Некоторые удивятся, но более девяноста процентов решений этого Суда РФ исполняет. Государство по крайней мере выплачивает какие-то компенсации. Вася получает и счастлив. Но, вы думаете, что он реально «против Российской Федерации» хоть в чем-то? Да, ничего подобного. И никогда не был. Он всего лишь против того, что лично ему в какой-то момент прищемили хвост. А Крым по-прежнему наш, и Путин самый великий народный лидер. И тут не нужно лицемерить и обманывать самих себя.

Забыл название и быстро не смог найти в поисковике, но мне в таких случаях часто вспоминается одна, по-моему, американская комедия, где бегает некая армянская террористка, держа в руках урну с прахом своей бабушки, угрожает его рассыпать, если не будут выполнены её требования. И её все слушаются, делают то, что она хочет и скажет.

Только очень прошу понять меня правильно. Я сейчас не высказываю никакого своего мнения относительно ПАСЕ в принципе и действий этой организации в отношении России. Не потому, что стесняюсь или опасаюсь, а просто мне глубоко наплевать. Лично меня расстраивает лишь одно. Полная моя собственная неспособность понять чужую логику. Особенно людей, к которым я в принципе отношусь с определенным, очень обусловленным, но всё-таки уважением.
вторая

Творительность

У этой медали, как и у практически любой, есть две стороны. (давно я не начинал с подобной пошлости и банальности, самому весело стало).

С одной – я сам, мягчайше говоря, без особого пиетета отношусь к ому, что нынче называется благотворительностью. Говорю об этом, конечно без всяческой гордости и вызова, даже с некоторым смущением, но такова реальность, а хочется быть честным. И дело тут даже не в каких-то явных стилистических и эстетических диссонансах, когда меня навязчиво склоняют называть совершенно незнакомую мне женщину на пятом десятке Нютой. И не только в тотальном дурновкусии общего фона и настроения. И с для меня явным налетом лицемерия тоже готов был бы смириться. Но тут всё несколько глубже, на инстинктивном, почти физиологическом уровне.

Я к самому понятию святости и особенно к тем, кто позиционирует себя или объявляется другими святым, отношусь не то, что негативно, а просто сильно с опаской. Дело не в недоверии, а в элементарной боязни. Страшновато. Все эти «матери терезы», «доктора лизы» и прочие «нюты хаматовы» вызывают у меня некоторый непреодолимый ужас, особенно когда выходят в публичное поле. Хочется зажмуриться и держаться подальше.

Возможно, кощунственное сравнение, потому изначально прошу прощения, но что-то тут для меня сродни порнографии. То есть, в принципе я не против и никаких принципиальных возражений не имею. И да, полностью согласен, что секс как таковой штука более чем естественная, уже не говоря о том, что иногда весьма приятная, и стесняться тут особо нечего, особенно в наше просвещенное и снимающее всяческое ложное табуирование время. Но всё-таки лично для меня это дело слишком частное и интимное, и я никак не хочу превращать его в публичное и общественное. Вот так примерно и с благотворительностью. Особенно с профессиональной и широко пропагандируемой.

Но с другой стороны – меня не менее раздражает и вызывает отчуждение, когда начинается мелочное и придирчивое фырканье в сторону благотворителей. И тут тоже нужно принципиально различать. Если деньги чужие, пожертвованные, то, понятно, необходима полная прозрачность, отчетность и открытое обсуждение. А также максимальный учет мнения жертвователей, типа, не согласен с этим мнением, не бери, как и он в праве будучи не согласен с твоим, не давать. Но если деньги совершенно личные конкретного человека, то тут гадко и неприлично копаться в его кармане и приставать с советами.

Вот, например, мужик с нуля создал одну из самых успешных торговых сетей. Много заработал, хорошо и удачно продал свой бизнес и отошел от дел. Кстати, редчайший случай в такого рода деятельности, никто ему за всё время работы никаких претензий не предъявлял, начиная от партнеров и заканчивая правоохранителями. Но это так, попутно и в сторону. Человек получил несколько миллиардов долларов и уехал в свой небольшой город, где вырос. Начал там заниматься футболом, о чем, оказывается, мечтал с детства. Всерьез и очень дорого. Построил стадион, создал клуб, открыл детские спортивные школы, ну, и тому подобное. И сразу же стал подвергаться массовой критике. Мол, в городе обычные школы разваливаются, поликлиники закрываются и по дорогам невозможно проехать, а он своим спортсменам формы покупает стоимостью с автомобиль каждая.

И сколько раз я с подобным сталкивался. Не так, сволочь, тратит, не на то и не столько, сколько нужно. Мне всегда в таких ситуациях жутко хочется дать критикам по голове. А ты сам, гад, когда последний раз голодному подростку на вокзале пирожок купил? Человек никому ничем не обязан. Распоряжается собственными деньгами как хочет. Даже «спасибо» от тебя не требует. И при этом отдает, а не забирает. Заткнись и не мешай. Твоих советов никто не просил.

Но я, естественно, понимаю, насколько всё эти мои рассуждения абстрактные и теоретические. В реальности почти всем невероятно трудно удержаться от излишних, но представляющихся верными душевных и следующих за ними прочих суетливых движений. Ведь так приятно ощущать себя хорошим и мудрым. Особенно, когда это не так уж и дорого стоит.
вторая

Господь с вами

Не так давно один читатель написал мне, что у него впечатление, будто мы с ним жили в разных СССР, хотя он и не может обвинить меня в прямом вранье, потому считает просто умелым пропагандистом и манипулятором. Я, помню, ответил, что, если забыть про пропаганду, поскольку на эту тему дискутировать глуповато, то в остальном с ним полностью согласен. Мы, наверняка, не только тогда в разных СССР жили, которых кроме наших вариантов было ещё бесчисленное количество, но и сейчас живем в разных Россиях. Это факт, которому не стоит давать качественную оценку, а следует просто смириться и воспринимать как данность.

И вот опять. Только что по совсем косвенному поводу другой читатель в комментарии привел ссылку на интервью Андрея Кураева, где тот, в частности, о своем пребывании на философском факультете МГУ говорит: «В годы, когда я учился, с 79 по 84, я не припомню никаких идеологических репрессий на факультете. Я как раз в то время крестился, что не было секретом и для руководства факультета — это не вызвало никаких неприятных последствий».

У меня могут быть любые несогласия с Андреем Вячеславовичем, но нет совсем никаких оснований обвинять его или даже подозревать в неискренности, плохой памяти или примитивной бытовой нечестности. Но всего лишь поделюсь личными на эту тему ощущениями и впечатлениями.

У нас в институте был преподаватель по фамилии Агеев (такую чепуху память зачем-то позволяет себе складировать, в отличие от многих действительно нужных и полезных вещей). Имя с отчеством, правда, забыл, но между собой мы его называли «полковник Агеев». Хотя являлся ли он действительно полковником доподлинно нам известно не было, а точно знали только то, что возглавлял в институте «первый отдел», пять же название неофициальное и условное, но каждому тогда предельно понятное. А кроме того преподавал у нас предмет «научный атеизм».

И как-то от скуки я на семинарском занятии максимально вежливо и наивно поинтересовался у него, если в Союзе существует постоянно декларируемая, в том числе и на лекциях по научному атеизму, свобода вероисповедания, то может ли верующий человек окончить наш родной институт. И товарищ Агеев ответил весьма подробно и благожелательно примерно следующее. Конечно, свобода вероисповедания у нас полнейшая. Но, если верующий человек честный, то он просто не сможет сдать экзамен по атеизму и, следовательно, получить диплом. А, если бесчестный, то, во-первых, значит, он не истинно верующий, а, во-вторых, дело общественности с помощью администрации вывести его на чистую воду и, соответственно, тоже не дать получить заветные «корочки».

Тут, конечно, возможны некоторые предположения относительно определенных несоответствий. Ну, например, Кураев говорит о восемьдесят четвертом годе, а я о времени на десять лет раньше. Сам же недавно напоминал и уточнял, что это только с позиции сегодняшнего дня советские времена представляются довольно однородными, а на самом деле между десятилетиями были большие различия. Всё так, но восемьдесят четвертый, хотя Брежнев уже и умер, но период был черненковско-андроповский, Горбачева не существовало по крайней мере в массовом общественном поле зрения, и ничем вроде «оттепели» даже не пахло, скорее наоборот из-за возникшей нервозности в процессе «гонок на лафетах».

Или можно посчитать, что на философском факультете МГУ были много более либеральные нравы, чем на филфаке МГПИ. Но тоже очень спорное допущение. Там ведь готовили не каких-то абстрактных «философов», а более чем конкретных специалистов именно по марксистско-ленинской философии, которые считались совсем не менее важными бойцами идеологического фронта, чем мы, будущие обычные школьные учителя русского и литературы. Даже на военной кафедре нас учили как командиров мотострелкового взвода, а их как замполитов, то есть по сути комиссаров.

Но без подробностей и совсем коротко в моей памяти очень ясная и понятная атмосфера отношения к религии. Нет, на Соловки и в подобные места уже никого не ссылали и человек в рясе мог вполне спокойно ходить по городу, максимум иногда ловя на себе любопытные взгляды. Но где-то в районе восьмидесятого моего хорошего знакомого, человека несколько старше меня, всего израненного и контуженного, бывшего офицера, прошедшего Корею и прочие анонимные военные пакости, задержали в метро, когда он читал Евангелие. Книгу отняли и потребовали объяснить, где взял. Он, правда, им потом устроил такую истерику со швырянием в лицо своих боевых наград, что они уже были не рады. Но, тем не менее, история тянулась довольно долго и святое писание находилось под арестом несколько месяцев.

Меня самого примерно тогда же и тоже в метро захомутали с сумкой, в которой я вез несколько икон. Они были совершенно «чистые», от известного коллекционера и вообще великой ценности и художественной, и финансовой не представляли, но в пятое отделение по охране метрополитена я ходил больше года, пытаясь объяснить постоянно удивляющимся ментам, зачем советскому человеку могут быть надобны предметы религиозного культа.

В общем, как-то так. А дьякон Андрей Кураев жил, похоже, несколько иначе. При том, что он был верующим, а я нет. Мне же остается лишь констатировать, что неисповедимы пути Господни.
вторая

Мой немой Дагестан

Разразился хоть и относительно всероссийский, но очередной, довольно стандартный и ставший уже в какой-то степени обыденностью скандал, идущий с Кавказа, в данном случае конкретно из Дагестана. Сравнительно молодой, но уже очень известный человек, так называемый «боец смешанных единоборств», говорят, хорошо умеющий за деньги избивать противников на глазах изумленной и восхищённой публики, принялся учить окружающих духовности и нравственности на материале театрального искусства. И тонко намекнул, что, если не будет услышан, то кое-кто может от слов перейти и к конкретным делам.

Было бы смешно, лицемерно и глупо начинать по этому поводу излагать что-то относительно «диких агрессивных горцев» и «одуревших от безнаказанности абреков». На самых что ни на есть отечественных интеллектуальных вершинах, типа Москвы или Петербурга, я уже не говорю о «чуть в сторону», творится уже давно такое, чему этим самым «горцам» ещё учиться и учиться. Наглое мракобесие прекрасно себя чувствует на любых уровнях, а его лидеры легко дадут сто очков вперед дагестанскому бойцу по медийным и административным возможностям.

Но мне в связи с этим почему-то вспомнилась вот какая не слишком актуальная история. В девяностых годах позапрошлого века в старинном, но к тому времени уже несколько убогом и не самом известном даргинском ауле Урахи, в семье обедневшего и не слишком знатного, но достаточно авторитетного дворянина Алибека Таху-Кьади родился сын Умар. Вскоре разразилась эпидемия малярии и отец умер, а имя его по старинному урахинскому обычаю перешло к младенцу.

Алибек Тахо-Годи, как уже давно принято писать эту фамилию, оказался весьма способным мальчиком, умная и прозорливая мама отправила его учиться в русскую гимназию во Владикавказе. Как я уже упомянул, семья всё-таки по местным понятиям была не самая простая, с весьма серьезными родственными связями, потому в городе Алибек сначала жил у двоюродного брата своего отца Магомеда Далгата, между прочим депутата четвертой Государственной думы Российской Империи и даже председателя там комитета по делам национальностей, а потом у другого дяди, Башира Далгата, известного дагестанского юриста и ученого.

Окончил мальчик гимназию с серебряной медалью, после чего уехал в Москву и поступил на юридический факультет Университета. Во время учебы, подобно многим тогда, увлекся тем, что они считали марксизмом, сошёлся с единомышленниками, что, однако не помешало ему перед самой Революцией получить диплом с отличием. А переворот он воспринял, естественно, с огромным воодушевлением и с головой окунулся в и в вооруженную борьбу, и в строительство нового общества.

Это был такой интеллектуал-боевик одновременно и восточного, и европейского образца, одинаково хорошо владевший пером и маузером, прирожденный лидер, человек неординарный, яркий, талантливый и предельно целеустремленный. Он очень органично вписался и во время, и в место, потому совершенно закономерно сделал блестящую карьеру, занимая один за другим руководящие посты в республике, в результате уже к двадцать пятому году став, кроме многого прочего, Наркомом просвещения и одновременно зампредом Совнаркома Дагеста, а ещё и членом ЦИК СССР.

Но через несколько лет потихонечку начали наступать слегка другие времена, фигура Алибека показалась чуть излишне и ярковатой, и мудреной, из республики его пока решили так, довольно мягко убрать и в двадцать девятом перевели в Москву на менее общественную и государственную, а более научную и преподавательскую работу. Он получает профессорское звание в Университете, читает там лекции по кавказоведению, пишет статьи, в общем занят всякими разными спокойными делами и, казалось бы, выведен из опасной политической тусовки. Но это никаким образом не помогло и в тридцать седьмом его всё равно арестовали, судили и немедленно расстреляли.

Несмотря на все катаклизмы эпохи и собственную бурную противоречивую натуру оставил о себе вполне добрую память и до сих пор нередко, особенно на родине, о нем говорят с большим уважением. Но лично для меня основное его значение и роль совсем в другом.

В том же самом ауле Урахи в двадцать втором году у Алибека родилась дочка Аза. Семи лет она, естественно, вместе с родителями переехала в Москву, а когда тех забрали, то жутко повезло, не как её младший брат Махач оказалась в детском доме для детей врагов народа, не погибла там, как он, а переехала жить в Орджоникидзе к брату матери известному литературоведу Леониду Петровичу Семенову. Потом ещё ряд ситуаций исключительного по советским нормам того времени везения и в конце концов она в сорок четвертом не только оканчивает МГПИ им. Ленина, но и поступает там в аспирантуру.

Я дальнейшую научную биографию Азы Алибековны Тахо-Годи пересказывать не буду. Она слишком хорошо известна. Мне посчастливилось не только читать её работы, но и слушать лекции и даже несколько раз присутствовать на семинарских занятиях. Это великая женщина, совершенно уникальный ученый мирового уровня. К огромному счастью жива до сих пор. Я такого уровня интеллекта и таланта людей встречал за жизнь считанные единицы, а среди женщин и вовсе не припомню. Записал бы её в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, если бы мог.

Но сейчас, собственно, вот про что. А если бы не удалось в свое время маме Алихана выпроводить сына из аула во Владикавказ и чудом дать ему там образование? А потом самого Алихана не поперли бы из республики и Аза так и прожила бы жизнь в Урахи, вышла бы замуж не за Лосева, а за местного авторитетного джигита и стала примерной дагестанской женой? А теперь пользовалась бы в Махачкале по старости и знатности семьи большим уважением и тоже рассказывала бы, как следует себя вести согласно нормам шариата?

Нет, чепуха, конечно. Всё так, как и должно быть. У Дагестана разные дети. Как и у России. Просто нынче эпоха одичавших духовно недоношенных нравственных бастардов. И всё равно, спасибо огромное, Аза Алибековна, за то, что Вы есть. Низкий мой поклон великой дочери Дагестана.
вторая

Пип… пип… пип…

Еще один погиб. Чуть было автоматически не написал «один из наших», но вовремя спохватился. Я себя и ихним никогда не причислял, а они и вовсе не подозревали о моем существовании.

Мы изначально принадлежали к разным кругам, слоям, классам, как хотите, любое подойдет. Общие только даты. Одногодки, мы одновременно закончили школы, поступили в институты, получили дипломы. А так, практически никаких больше точек соприкосновения. Папа у него не просто генерал-лейтенант, а заместитель начальника штаба Варшавского договора, профессор и прочая, и прочая. Сам Игорь после блестящего окончания философского факультета МГУ идет не по распределению в школу в Лианозово, а в аспирантуру, и потом, уже кандидатом наук в Институт США и Канады АН СССР. А советскую карьеру вообще заканчивает, став в тридцать пять старшим референтом международного отдела ЦК КПСС. Тут уж, как говорится, без комментариев, sapienti sat.

Про него некоторыми принято было говорить, что Малашенко человек замкнутый, непубличный, малообщительный, почти суровый. Чепуха. Он талантлив, ярок, но просто неплохо воспитан и отлично собой владел. Оказался более чем востребован и никого не подвел. Что хотели, то и получили. Все заинтересованные стороны. Но можно это сформулировать и как «за что боролись, на то и напоролись». Тут уж дело вкуса и точки зрения.

Ещё могу сказать точно, имея для того весомые личные основания, что корыстным человеком в стандартном понимании он не был. То есть, конечно, не о каком особом бессребреничестве речь не идет, как, тем более, и о аскетизме, но деньги как таковые его действительно не очень интересовали и точно никогда не стояли на первом месте. Он был более амбициозен и врожденно совсем не жаден.

А самоубийство… Да, несомненно самоубийство. Они все в какой-то и даже значительной мере самоубийцы. А кто это всё создал и запустил в производство? Уж точно не я. И не могу сказать, что все они умирают не своей смертью. Очень даже своей.