Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

вторая

Заборы

Летом семьдесят девятого я собирался с приятелями в Коктебель на машине. А тогда, о чем неоднократно упоминал, работал в «Московском комсомольце» и вел там еженедельную полосу «Олимпийская стройплощадка», посвященную, соответственно названию, проблемам строительства олимпийских объектов. Отпуская отдыхать, мой непосредственный начальник ответственный секретарь Ася Купреянова взяла с меня слово, что перед отъездом я сдам готовую полосу на следующую неделю, чтобы не слишком резко менять план выпуска газеты.

Я обещал, но, как обычно, затянул до последнего и выяснилось, что завтра нужно рано утром выезжать (мы в подобных случаях старались тронуться не позднее часов пяти, чтобы выбраться из Московской области до начала пробок), уже вечер, но ничего ещё для полосы не готово. Однако я взял себя за горло, сел часов в десять и от руки (ночевал у кого-то из приятелей – будущих попутчиков, где даже пишущей машинки не было) написал всю полосу, а это довольно приличный объем, примерно с десяток машинописных страниц.

Центральная статья полосы, так называемый «подвал», рассказывала об одной стройке, где, в частности и среди многого прочего, имелись недостатки при возведении забора-ограждения, а также плохо было организовано питание рабочих. И был такой древний анекдот про сержанта Иванова, которому удалось совместить пространство и время, приказав солдатам копать траншею от забора до обеда. Так вот, под утро, уже совершенно обалдев и засыпая, я, недолго думая, так и озаглавил эту статью: «От забора до обеда». В принципе, сам был не в восторге от этого слишком лобового и довольно примитивного заголовка. Но у нас такое случалось, когда автору ничего приличного не приходило в голову, он лепил что-нибудь первое попавшееся, а потом завотделом или дежурный редактор уже сами придумывали что-то поприличнее.

Оставил пачку листов на столе, её потом должен был забрать курьер, и уехал отдыхать. Но когда вернулся, то выяснилось, что моя полоса по стечению обстоятельств проскочила в печать практически без правки и упомянутая статья тоже вышла с моим изначальным, по сути черновым, заголовком. Так вот, после этого почти все наиболее авторитетные журналисты газеты того времени, а это почти поголовно уже покойные, та же Ася Купреянова, Саша Ригин, Саша Аронов, Таня Шохина, Валера Хабидулин (только Сережа Устинов ещё, слава Богу, жив, тысяча лет ему здоровья) сочли нужным по одиночке и группами подойти ко мне и сказать что-то, типа, ну, Васильев, ты уже совсем сдурел и исхулиганился, такие идиотские и непрофессиональные заголовки ставить на полосу. Я вряд ли что отвечал, вообще не имел привычки дискутировать на подобные темы, но всеобщую реакцию запомнил, правда, в основном как курьез.

А больше чем через десять лет, почти в самом конце советской власти, Володя Яковлев начал регулярное издание газеты «Коммерсант». Она сразу же приобрела популярность, по крайней мере в журналистских кругах, по двум причинам. Во-первых, если не копаться в разных формальных исторических мелочах и нюансах, это было никем доселе не виданное из в тот момент живых реально массовое и при том абсолютно частотное, не принадлежавшее никакой государственной, партийной или общественной организации чисто коммерческое издание. И, во-вторых, Яковлев принципиально изменил подход к подбору кадров. Тут, кстати, в какой-то степени, возможно и не совсем сознательно, он пошел по пути первых частных же рестораторов-кооператоров. Которые писали в объявлениях о приеме на работу: «Требуются люди без опыта в советском общепите». Так и Яковлев, брал не журналистов, вне зависимости от их умения писать, а специалистов и профессионалов в каких-то конкретных областях, ученых, инженеров, строителей, врачей, экономистов, кого угодно, но разбирающегося в своем деле, а потом уже тренировал и учил их чисто журналистским навыкам.

Успех был быстрый и достаточно громкий. Многие те самые журналисты с искренней, не всегда «белой», но всё-таки в большинстве достаточно доброжелательной завистью говорили, что, ну, вот, наконец, появилась по-настоящему свободная и талантливая газета. Кстати, особо отмечалось, что там появились оригинальные заголовки, выгодно отличающиеся от всей предыдущей стандартной серости и убогости.

Я тоже стал читать «Коммерсант» не без интереса. И вдруг буквально в одном из самых ранних номеров наткнулся на статью под набранным огромными буквами во всю полосу заголовком: «От забора до обеда».
вторая

А вот это уже не шутки

Пока большая часть человечества, и мы тут не исключение, носилась с этим своим коронавирусом и шарахалась от истерической паники до стёба и анекдотов, пришла реальная беда, по поводу которой и не пошутишь, и реально бороться никто не будет. Пока не станет поздно и бесполезно.

В Москве началось нашествие енотов. Вообще-то, если кто хоть немного в курсе, то енотов не только в Москве, но и вообще в России и окрестностях нет и быть не может. Это чисто американский товарищ, к нашим условиям никак не приспособленный и добровольно с хорошими намерениями здесь не поселится.

А чрезвычайно милый он только внешне. Абсолютно не поддается никаким даже самым примитивным основам дрессуры и гуляет исключительно сам по себе так, как никаким кошкам и не снилось. Правда, в некоторых вопросах и областях чрезвычайно сообразительный и деятельный. Только никто толком не знает в каких именно.

В разных районах города замечено уже несколько десятков особей. Пока никому никаких неприятностей они не доставляют. Ведут себя тихо и аккуратно. Присматриваются и принюхиваются. Совершают какие-то быстрые и явно небессмысленные движения своими лапами, изображая, будто полощут белье. Но никто этого выстиранного белья никогда не видел и даже следов его не наблюдал.

Являются хищными млекопитающими. В дикой природе живут обычно всего пару-тройку лет, но потенциал имеют гораздо более серьезный и несомненно задумываются о его использовании.
вторая

Цена билета

Лет сорок назад я работал в бутовых карьерах самых глухих казахстанских степей и мне через военную спецсвязь чудом пришло известие, что умирает мой отец.

Я, опять же чудом, с пьяными пожарными десантниками на перекладных дырявых вертолетах добрался до Целинограда, но оттуда до Москвы (а это был конец августа, самый трафик) купить билет на самолет совершенно невозможно. То есть, не то, что купить, а даже подойти к кассе.

Однако, определенное социальное единение тогда еще имело силу, так что, с разбитой мордой и осколками пытавшейся меня остановить пивной бутылки в голове, в какой-то момент я все же оказался перед заветным окошком в момент, когда продавались несколько последних билетов из брони обкома (большинство, думаю, нынче даже не представляет себе, что это такое). И тут выяснилось, что во всей этой панике я что-то не рассчитал, и мне не хватает трех рублей.

Пожилая узкоглазая баба сильно коричневого цвета, лет на двадцать моложе меня сегодняшнего, но тогда она казалась мне старухой, нищая казахская кассирша, ни слова не говоря, только мельком взглянув мне в лицо, покопалась где-то в складках халата, выудила недостающий трояк, доложила его к моим деньгам, сунула в окошко билет и осипшим остервенелым голосом заорала: "Следующий!".

Когда я летел домой, то сто раз давал себе слово, что сразу же по телефону из Москвы узнаю фамилию и координаты кассирши, вышлю ей немедленно деньги с каким-нибудь роскошным подарком и благодарностью...

Отца я тогда спас. Он умер позднее. Кассиршу не нашел и долг ей не вернул. Больше за жизнь в подобной ситуации никто никогда мне столь необходимого трояка не дал.
вторая

Кто ж его теперь посадит…

В Москве на самой Смоленской площади открыли памятник Евгению Максимовичу Примакову. Лично Владимир Владимирович поучаствовал. Злые завистливые языки уже начали говорить гадости, что, мол, это за то, что Примаков отказался в свое время соперничать с Путиным за пост президента. Конечно, жаба душит, не каждый подобного удостоится. Вот и исходят ядом, сволочи.

А я вспоминаю ту самую первую ночь после выборов. Когда сказал окружающим уже прилично подвыпившим мужикам, что поздравляю их с новым вождем из чекистов. А кто ещё был в силах отвечать, дружно возразили, типа, а что, разве было бы лучше, если бы поставили замшелого сомнительного разведчика?

И я уже тогда однозначно сказал, что да, лучше. Но на вопрос почему прямо не ответил. Несмотря на свою кажущуюся, порой, излишнюю прямоту, всё-таки заражен избыточной вежливостью и не позволяю себе произносить некоторые вещи вслух. Но теперь уже можно, прошедшее время позволяет.

Да, конечно, лучше бы избрали Примакова. По одной единственной самой примитивной причине. Потому, что он уже больше четырех лет как умер. А этот всех собравшихся тогда за моим столом переживет. И их всё меньше.

Снаряды падают уже совсем близко.
вторая

Климат и климакс

Нет, всё-таки не могу удержаться от того, чтобы сказать хоть несколько слов на эту тему. Хотя, кажется, выступили уже все без малейшего исключения и добавить практически нечего даже в малейших мелочах. Поляна вычищена полностью. Но сам по себе факт, несомненно, стал уже неотъемлемой частью мировой массовой культуры и от этого никуда не денешься. Потому будет нелепым лицемерием натужно делать вид, будто тебя здесь не стояло. Уорхол тоже не самый близкий мне художник, но я же не стану из принципа притворяться, будто не знаком с его работами и совсем уж никак к ним не отношусь.

Имею в виду, как многие, думаю, уже догадались, девочку по имени Грета Тунберг. И, естественно, упаси меня Господи вступать в хоть какую-то полемику и относительно её личности, и по сути проблем, обсуждаемых в контексте всей этой истории. Меня лично не то, чтобы затронул, но просто ещё несчетный раз обратил на себя внимание всего один нюанс, имеющий отношение к тому, о чем всегда говорил и в чем, не самый частый случай, с годами только убеждаюсь все больше и больше.

У меня есть не то, что близкий приятель, но так, знакомы с юности, когда-то изредка выпивали в общей компании, последние годы практически вовсе не общаемся, однако информация друг о друге как-то сама собой время от времени просачивается. Он вырос в бараке на рабочей окраине Нижнего Тагила. Отец, рабочий «КоксоХима», сильно пил и довольно рано умер от туберкулеза. Мать – крановщица в цехе. Мальчик с детства дышал ядовитым смогом и с утра до ночи сидел за учебником с одной яростной мечтой – вырваться из этого ада. Показывал большие способности, но по семейным обстоятельствам поступать в Москву поехать не смог и вынужден был удовлетвориться местным Политехническим. По окончанию устроился в «почтовый ящик», довольно быстро вырос там до замначальника отдела и умудрился-таки после этого, получив соответствующие характеристики и рекомендации, перебраться в аспирантуру столичного Физтеха.

Защитил кандидатскую как раз в области смежной с климатологией. Потом годами мотался по самым экстремальным местам, работал на обоих Полюсах, поднимался на какие-то совсем немыслимые вершины, в результате примерно к пятидесяти стал доктором наук и профессором. Автор множества статей и исследований, нескольких монографий, воспитал десятки учеников, ставших крупными учеными-климатологами и около. Кроме того, никогда не забывал о своем родном Тагиле и очень много сделал для разработки и внедрения там очистных систем и сооружений.

Сейчас практически на пенсии, хотя продолжает писать и преподавать. Живет очень скромно с женой в крохотной хрущевской двушке в Долгопрудном. Иногда его приглашали на какие-то международные конференции в Европе, один раз, по-моему, даже в Японию, но до Америки он так и не добрался, это случайно точно знаю, хотя всю жизнь об этом мечтал, особенно о бассейне Амазонки. Но не сложилось.

А тут какая-то невежественная психически больная засранка решила не ходить в школу по пятницам и на этом основании её из родной Швеции, где даже в самом убогом деревенском сортире дышится неизмеримо легче, чем в лучшем сквере Тагила, на яхте везут в Нью-Йорк, где предоставляют слово не просто в ООН, а на сессии её Генеральной Ассамблеи. И там она несет какую-то абсолютно пошлейшую и банальнейшую пургу под восхищённые овации всего прогрессивного человечества, которое ещё и собирается дать ей Нобелевскую премию.

И как ко всему этому должен относиться мой тагилько-долгопрудненский знакомый? Да, никак. Конечно, я с ним это не обсуждал и не собираюсь, но почти уверен, что он никак и не относится.

Так устроен мир. Стечение обстоятельств, удача и счастливый случай ломают все школярские представления о человеческих достоинствах и недостатках. Жизнь несправедлива и это её не досадная ошибка, а фундаментальная основа. Сказки про то, что упорство, трудолюбие, таланты, высокая нравственность и всё такое подобное обязательно будет вознаграждено, не имеют под собой никаких реальных оснований. Иногда случается. Чаще нет. Тут не существует никаких законов. И не имеет значения, хорошо это или плохо. Просто это так. У Ольги Бузовой миллионы подписчиков и разовая реклама в её блоге стоит сотни тысяч. Это повод для каких-либо выводов или обобщений? Ой, да, бросьте вы, не парьтесь…

А шведскую девочку-кликушу следует воспринимать как банку с томатным супом «Кэмпбелл» уже упомянутого мною художника. В крайнем случае, если так уж захочется хотя бы самому себе ответить по сути произносимых ей речей и совершаемых действий, то можно воспользоваться формулой нашей замечательной актрисы:

«Пионэры, идите в жопу!»
вторая

Дело ясное

Кто сбил «Боинг» над Украиной, были в Москве недавно вооруженные уличные беспорядки, почему на самом деле не избрали Касамару и что там реально произошло в свое время в Польше, ударили ей в спину, начав Войну вместе с Германией, или защитили братские народы от панов и фашистов?

Есть множество маргинальных мнений, есть мнение подавляющее общественное, а есть и официальное государственное. Совпадают они редко, но друг на друга влияют плохо и слабо, а уж установлению истины способствуют совсем малозаметно. Но, согласитесь, все эти мелочи меркнут по сравнению с действительно судьбоносными событиями, по поводу которых имеется обидное и неприятное недопонимание.

Вот, скажем, почему Тамерлан не взял Москву? Как известно каждому ребенку, в триста девяносто пятом он подошел к южным границам Руси, захватил и разорил Елец, постоял там немного, почти доведя до инфаркта российское руководство, и повернул обратно каким-то чудесным образом оставив нас в покое.

Русские, естественно, сделали самый очевидный и общепринятый вывод. Византийская, а то и более раннего, иерусалимского, что представляется мне несколько сомнительным, происхождения икона, после долгих странствий и перемещений в определенный момент получившая название Владимирской Богоматери, была предусмотрительным князем Василием перевезена в Москву при возникновении угрозы со стороны Тамерлана. Ей начали усердно молиться, поставили конкретную задачу, и заступница явилась во сне «железному хромцу». Он сразу был смущен, а тут ещё окружающие умные люди объяснили, что это такая богиня местных и она возражает против задуманных безобразий. Сработало.

Возразить против этого нечего и некому. Лично у меня есть лишь одна небольшая претензия к деве Марии. Раз уж эта еврейка столь серьезно вписалась за православных, то могла бы уж заодно обратить правоверного мусульманина Тимура в истинную веру и разом решить вопрос принципиально, а не ходить вокруг да около. Но это, конечно, мои глупые капризы, Она лучше знает, как себя вести и что делать.

Имеются и более рациональные и приземленные объяснения странноватых и не очень понятных на первый взгляд поступков Тамерлана. Любопытно, что наиболее распространенное из них заключается в элементарном пьянстве великого завоевателя. Якобы Хромец тупо нажрался вусмерть и это помешало осуществлению его подлых планов. Самое милое, что в этой экзотической версии имеется немалое здравое зерно. Правда, возникает множество нерешенных и даже в принципе не решаемых вопросов. Начиная от того, как сочетается ярое мусульманство Тамерлана со спиртным, и заканчивая тем, что умер он минимум лет через десять после упоминаемых событий. Там столько несообразностей и несоответствий, что фоменковцы даже на этих основаниях усомнились в истинной правоверности Тимура, вернее, в том, что под этим понятием подразумевалось и не был ли он вообще христианином, а то и вовсе православным.

Я сейчас не стану вдаваться в нюансы этой интереснейшей, но совершенно отдельной темы. Хотя Тамерлан, конечно, был не просто мусульманином, но и во многом столпом фундаментального магометанства, и при этом действительно не только употреблял, но и явно злоупотребляли, причем кроме вина ещё и водкой, совсем опускаем проблему, что это в те времена могло означать. И умер в реальности вправду перепив, однако спасло это не Россию, а Китай.

Бесконечно можно ещё на эту тему нафантазировать, но я не стану более испытывать терпения читателей и предельно кратко изложу истину. А она в том, что Тамерлан не имел никаких намерений не только завоевывать Русь, но и вовсе хоть как-то ей пакостить. По той примитивной причине, что имел крайне слабое представление о её существовании. То есть, нет, для своего времени и уровня человеком Тимур был достаточно просвещённым, к тому же в его окружении имелись люди и вовсе по тем меркам высоко образованные. Так что, в принципе, у него была информации о существовании там, на севере таких городов, как та же Москва. Но это были земли крайне отдаленного и предельно маргинального улуса Золотой Орды, совершенно не интересные Хромцу. Да, у него были серьезные терки с Тохтамышем, однако он их полностью и принципиально решил без всякого геополитического экстрима, по сути уничтожив государство последнего, а Елец просто попался случайно под руку во время одной второстепенной военной операции по преследованию слишком быстро удиравшего не слишком крупного ордынского военачальника Бек-Ярык-Оглана.

Но самое главное заключалось в том, что Тамерлан с рождения терпеть не мог холодов. И ему в голову не могло прийти забираться куда-то в снежные и ледяные северные дебри, когда вокруг столько прекрасных территорий, неизмеримо более богатых и с чудесным климатом. Он и пил в основном, чтобы согреться, вот однажды и не рассчитал, ничего тут чудесного или противоестественного. Обычное дело.

Однако, как в свое время советскому человеку была невыносима сама мысль, что пять с половиной тысяч не просто брошены на мостовой, но ещё и снабжены колесами, так и нынешнему русскому нет сил признать, что кто-то может не хотеть завоевать Россию. Да к тому же ещё смириться, что по сути от «татаро-монгольского ига» освободили не Дмитрий Донской с Иваном Грозным, а какой-то пришлый сомнительный узбек.

Потому остается признать бесспорным и несомненным факт, что тут Маша Владимирская поработала. И до сих пор на неё вся надежда. Только сретение.
вторая

Спартак – чемпион!

Ничего не бывает в чистом виде кроме очень условно качественной водки и хорошего кокаина. Но обычно имеются превалирующие черты продуктов и событий, определяющие их качества и последствия.

Великая французская революция была подлейшим кровавым преступлением, но она, возможно даже далеко не самыми основными векторами своего движения, а, во многом и вполне вероятно случайно и попутно, но заложила основы последующей европейской цивилизации.

Английская промышленная революция, на мой взгляд, лежала в фундаменте много более глубинных тектонических общественных сдвигов, хотя и от неё пострадало и даже погибло множество ни в чем не повинных и ничего в ней не понявших людей.

Февральская революция в России даже и революцией не очень была, но несла свободу, вернее, мечту о свободе и её идею. Наивную, глуповатую, не подготовленную, потому бессильную, но от того ещё более для меня прекрасную и искреннюю.

Однако эти и многие подобные «революции», хоть и оказавшие наиболее действенное глубинное влияние на судьбы мира, в абсолютном меньшинстве перед «восстаниями рабов», от Спартака и Тусена Лувертюра до Великой Октябрьской.

Страна начинает закипать. Екатеринбург, Архангельск, ещё много где. Не стану комментировать каждую конкретную ситуацию отдельно. Но, например, я, к сожалению, уже слишком стар и немощен, однако, если бы мог, то с удовольствием и без малейшего сомнения поехал бы в Архангельскую область поддержать их бунт против помоек и встал бы в первых рядах шеренги перед нанятыми властями бандитами.

И всё же следует себя не обманывать и понимать. Это не только не революция, но даже не её отдаленные предпосылки. Это «крымнаш» обижается, что не оценили, насколько он замечательный «крымнаш», обманули, не расплатились по-честному за подлость и внутреннюю гнилость. Впрочем, в основном, просто за душевную тупость и нравственный идиотизм.

То есть, это всего лишь попытка робкого восстания рабов. А из него, даже в случае блистательной победы, никогда ничего хорошего не получается. Только Гаити.
вторая

Переворот

Позвонила Эстер, моя близкая подруга из Тель-Авива. Я намеренно начал с указания её имени. Американка, сейчас живет в Израиле, много лет работала в Москве, торговала авиабилетами на Мясницкой, её очень многие знают, потому не усомнятся, что я это не придумал, а пишу чистую правду.

Сказала, что только что встретила на улице свою старую знакомую, которая сразу изложила: «В России переворот, свергли Путина и объявлено военное положение». Эстер удивилась. Я, говорит, только что по телефону говорила с москвичами, они ничего такого не поведали. Знакомая не удивилась: «А тем ещё никто толком ничего и не знает. Но на Красной площади войска, и скоро всё станет известно. Хотя непонятно, кто взял власть. Но нынешних точно всех уже арестовали».

Вот так. Опять евреи первыми в курсе всего. Когда же это кончится?!
вторая

Если в море нет воды

Байкал, он ведь практически как Пушкин. То есть, наше всё. Любой человек может быть уверен, что Земля плоская, а солнце крутится по небу, но при этом оставаться до глубины души русским. Но он не может быть таковым не зная точно, каким образом и где передвигается кот ученый.

Так и с Байкалом. Никто не имеет права считать себя истинным русским патриотом, если хоть раз в жизни не боролся за сохранение в неприкосновенности Байкала. Ну, а уж кто посмеет усомниться в абсолютной ценности и святости Байкала, может, как говорится, вообще домой не приходить. Несомненный вредитель и предатель Родины.

Я, кстати, к Байкалу и, особенно, к вытекающей из него великой реке очень хорошо отношусь и понял ценность всего этого ещё раньше, чем полностью проникся значением Александра Сергеевича. Но, поскольку у меня с трепетностью и придыханием в принципе большие проблемы, я не поленился, взял калькулятор и несколько раз потыкал по клавишам. Принципиально не стану сейчас приводить никаких расчетов, чтобы не слетелись особо одаренные любители придираться к пустякам и мелочам, показываю свою продвинутость в арифметике. Но любой вменяемый человек может самостоятельно повторить мой подвиг и меньше, чем за минуту, понять, что весь этот вой, поднятый поводу, что китайцы выпьют всю нашу байкальскую воду, является полным бредом. Ну, то есть вообще. Байкал с Ангарой этого просто не заметят. Совсем.

Другой вопрос – экология. Засрать мы можем всё что угодно в любой ситуации. Но всё-таки следует понимать, что розлив питьевой воды совсем не ЦБК, а одно из самых чистых производств в мире. Так что, хотите бороться за экологию, честь вам и хвала, но боритесь тогда действительно за современные высокие безвредные технологии и культуру производства, а не рассказывайте какие-то тупые страшилки.

Но это всё совершенная чепуха и туман для отвода глаз. Никто не только не отвечает, но даже почему-то не задается главным вопросом. А зачем возить на такое расстояние бутылки? Почему любого вида транспортом, которым предполагается доставлять разлитую воду в Китай, не возить цистерны или иные крупные емкости, а фасовать уже на месте? Ведь это значительно удобнее, дешевле и во всех смыслах много проще.

Выходит, что вся история затеяно отнюдь не с целью экспорта воды. Это всего лишь маскировка. А на самом деле готовится наглая гигантская афера по вывозу бутылок. Естественно, не как таковых, наверное, пластиковых емкостей любого вида и типа у китайцев самих более чем достаточно. Так что, остается лишь выяснить, из чего собираются делать эти самые байкальские бутылки. Сильно подозреваю, что тут чистый грабеж и измена.

Сограждане, нас опять собираются надуть. Не дай себе засохнуть!
вторая

Мой немой Дагестан

Разразился хоть и относительно всероссийский, но очередной, довольно стандартный и ставший уже в какой-то степени обыденностью скандал, идущий с Кавказа, в данном случае конкретно из Дагестана. Сравнительно молодой, но уже очень известный человек, так называемый «боец смешанных единоборств», говорят, хорошо умеющий за деньги избивать противников на глазах изумленной и восхищённой публики, принялся учить окружающих духовности и нравственности на материале театрального искусства. И тонко намекнул, что, если не будет услышан, то кое-кто может от слов перейти и к конкретным делам.

Было бы смешно, лицемерно и глупо начинать по этому поводу излагать что-то относительно «диких агрессивных горцев» и «одуревших от безнаказанности абреков». На самых что ни на есть отечественных интеллектуальных вершинах, типа Москвы или Петербурга, я уже не говорю о «чуть в сторону», творится уже давно такое, чему этим самым «горцам» ещё учиться и учиться. Наглое мракобесие прекрасно себя чувствует на любых уровнях, а его лидеры легко дадут сто очков вперед дагестанскому бойцу по медийным и административным возможностям.

Но мне в связи с этим почему-то вспомнилась вот какая не слишком актуальная история. В девяностых годах позапрошлого века в старинном, но к тому времени уже несколько убогом и не самом известном даргинском ауле Урахи, в семье обедневшего и не слишком знатного, но достаточно авторитетного дворянина Алибека Таху-Кьади родился сын Умар. Вскоре разразилась эпидемия малярии и отец умер, а имя его по старинному урахинскому обычаю перешло к младенцу.

Алибек Тахо-Годи, как уже давно принято писать эту фамилию, оказался весьма способным мальчиком, умная и прозорливая мама отправила его учиться в русскую гимназию во Владикавказе. Как я уже упомянул, семья всё-таки по местным понятиям была не самая простая, с весьма серьезными родственными связями, потому в городе Алибек сначала жил у двоюродного брата своего отца Магомеда Далгата, между прочим депутата четвертой Государственной думы Российской Империи и даже председателя там комитета по делам национальностей, а потом у другого дяди, Башира Далгата, известного дагестанского юриста и ученого.

Окончил мальчик гимназию с серебряной медалью, после чего уехал в Москву и поступил на юридический факультет Университета. Во время учебы, подобно многим тогда, увлекся тем, что они считали марксизмом, сошёлся с единомышленниками, что, однако не помешало ему перед самой Революцией получить диплом с отличием. А переворот он воспринял, естественно, с огромным воодушевлением и с головой окунулся в и в вооруженную борьбу, и в строительство нового общества.

Это был такой интеллектуал-боевик одновременно и восточного, и европейского образца, одинаково хорошо владевший пером и маузером, прирожденный лидер, человек неординарный, яркий, талантливый и предельно целеустремленный. Он очень органично вписался и во время, и в место, потому совершенно закономерно сделал блестящую карьеру, занимая один за другим руководящие посты в республике, в результате уже к двадцать пятому году став, кроме многого прочего, Наркомом просвещения и одновременно зампредом Совнаркома Дагеста, а ещё и членом ЦИК СССР.

Но через несколько лет потихонечку начали наступать слегка другие времена, фигура Алибека показалась чуть излишне и ярковатой, и мудреной, из республики его пока решили так, довольно мягко убрать и в двадцать девятом перевели в Москву на менее общественную и государственную, а более научную и преподавательскую работу. Он получает профессорское звание в Университете, читает там лекции по кавказоведению, пишет статьи, в общем занят всякими разными спокойными делами и, казалось бы, выведен из опасной политической тусовки. Но это никаким образом не помогло и в тридцать седьмом его всё равно арестовали, судили и немедленно расстреляли.

Несмотря на все катаклизмы эпохи и собственную бурную противоречивую натуру оставил о себе вполне добрую память и до сих пор нередко, особенно на родине, о нем говорят с большим уважением. Но лично для меня основное его значение и роль совсем в другом.

В том же самом ауле Урахи в двадцать втором году у Алибека родилась дочка Аза. Семи лет она, естественно, вместе с родителями переехала в Москву, а когда тех забрали, то жутко повезло, не как её младший брат Махач оказалась в детском доме для детей врагов народа, не погибла там, как он, а переехала жить в Орджоникидзе к брату матери известному литературоведу Леониду Петровичу Семенову. Потом ещё ряд ситуаций исключительного по советским нормам того времени везения и в конце концов она в сорок четвертом не только оканчивает МГПИ им. Ленина, но и поступает там в аспирантуру.

Я дальнейшую научную биографию Азы Алибековны Тахо-Годи пересказывать не буду. Она слишком хорошо известна. Мне посчастливилось не только читать её работы, но и слушать лекции и даже несколько раз присутствовать на семинарских занятиях. Это великая женщина, совершенно уникальный ученый мирового уровня. К огромному счастью жива до сих пор. Я такого уровня интеллекта и таланта людей встречал за жизнь считанные единицы, а среди женщин и вовсе не припомню. Записал бы её в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, если бы мог.

Но сейчас, собственно, вот про что. А если бы не удалось в свое время маме Алихана выпроводить сына из аула во Владикавказ и чудом дать ему там образование? А потом самого Алихана не поперли бы из республики и Аза так и прожила бы жизнь в Урахи, вышла бы замуж не за Лосева, а за местного авторитетного джигита и стала примерной дагестанской женой? А теперь пользовалась бы в Махачкале по старости и знатности семьи большим уважением и тоже рассказывала бы, как следует себя вести согласно нормам шариата?

Нет, чепуха, конечно. Всё так, как и должно быть. У Дагестана разные дети. Как и у России. Просто нынче эпоха одичавших духовно недоношенных нравственных бастардов. И всё равно, спасибо огромное, Аза Алибековна, за то, что Вы есть. Низкий мой поклон великой дочери Дагестана.