вторая

Тест

Как мы никогда не довоюем ту великую Войну, так никогда и не закончим условную горбачевскую «перестройку». Вот и сейчас, как будто совершенно неожиданно и без всякого прямого повода разгорелся чрезвычайно горячий и искренний срач на тему, кто такой был Егор Гайдар. Безупречный рыцарь свободы или зловредный неумеха, ввергший страну в пучину бед и несчастий. И такие, вроде бы либералы и демократы без страха и упрека, во всем остальном абсолютно разные, но уж относительно политической окраски сомнений никаких, как Андрей Илларионов и Артемий Троицкий, вдруг с остервенением бросились рвать горло покойному Егору Тимуровичу.

Да что там Отечественная или девяностые. Если даже всего лишь элементарно судить по давно привычным появляющимся время от времени упрекам и обвинениям в мой адрес на страницах этого Журнала относительно демшизы и антикоммунизма, то никак не закончится ещё Гражданская. Хотя, вроде бы, где мы, а где они, какие сейчас «красные» и «белые»? Но точно так же с Войной и «перестройкой». Можно было надеться, что сменятся поколения и наступит мир. Но зараза передается генетически и не затухает. Что может значить для современных людей какой-то Гайдар, уже почти тридцать лет назад меньше года бывший полупремьером? А ведь, оказывается, значит и очень много. Это не личность, это чистый символ. И согласие здесь невозможно. Только определение позиции.

Вам это может показаться не имеющим никого отношения к теме бредом, но попрошу о снисхождении. Прочитайте, пожалуйста нижеследующее. В любом случае это может оказаться небесполезным в преддверии Нового года. Рецепт очень простой и быстрый.

Покупаете кочан чего-нибудь типа «Айсберг», пару мандаринов или один достаточно крупный апельсин, одно авокадо, пакетик рукколы, удобнее производства «Белая дача», та, которую «не надо мыть», ананас, сейчас в некоторых магазинах, в «Азбуке вкуса» точно, продаются такие пластиковые контейнеры с уже нарезанными кусочками, но можно это сделать и самому, пару палочек корицы, пакетик ванильного сахара, в нарезке граммов по сто чего-нибудь сырокопченого, типа хамона или прошутто, и варенокопченого вроде тамбовского окорока, бутылку красного сухого вина, можно приличного итальянского, но лучше Бордо. Ещё лучше, конечно, Бургундского, но с ним последнее время некоторые проблемы, да и жаба душит.

Итак, дальше всё предельно просто. Берем относительно большую и глубокую миску, выкладываем дно листьями салата. Сверху насыпаем половину пакета рукколы. Сырокопчёную ветчину, она обязательно должна быть с жировыми прожилками и минимум сантиметровым слоем сала по краю, нарезаем на кусочки сантиметров пять длинны. Разогреваем сковородку, смазываем её минимумом сливочного масла кладем ветчину, огонь на максимум, и жарить по минуте с каждой стороны. Снимаем и даем остыть на отдельной тарелке в стороне.

На сковородке должно остаться немного подтопившегося жира и то, что французы называют «благородный пригар». Выливаем туда 250-300 граммов вина, кладем две палочки корицы, одну чайную с верхом ложку ванильного сахара и небольшую щепотку соли. Доводим до кипения и кипятим в сковороде максимум минуту.

Мандарины или апельсин, авокадо и ананас (примерно чайной блюдце с горкой) должны быть уже подготовлены, то есть почищены и нарезаны кусочками ориентировочно один-два сантиметра, но тут точность не нужна, больше по вкусу. Кладем фрукты в кипящее вино и варим не больше минуты (я обычно ограничиваюсь вообще секундами тридцатью).

Выключаем, снимаем сковородку с огня, шумовкой перекладываем фрукты в миску поверх рукколы (корицу, естественно, выкидываем). На фрукты кладем остывшую поджаренную ветчину. Сверху ещё слой рукколы, можно всю оставшуюся, можно меньше, по желанию. Варенокопченый окорок я обычно рву руками на небольшие, но без фанатизма, кусочки, аристократы могут порезать ножом в соответствии с собственными эстетическими предпочтениями. Заливаем всё это оставшимся в сковороде отваром вина. Даем постоять минут десять, потом перемешиваем, но очень аккуратно, чтобы не повредить лисья салата на дне миски. Затем ещё можно дать постоять полчаса в холодильнике, но это не обязательно, а для тех, кто любит теплые салаты, и вовсе не нужно.

А теперь я очень попрошу выбрать один из вариантов:
1. Приготовил, понравилось.
2. Приготовил, не понравилось.
3. Готовить не буду, но выглядит аппетитно.
4. Готовить подобную изначальную мерзость не собираюсь.
5. Сам такого не ем, но, думаю, кому-то будет вкусно.
6. Автор кретин и извращенец.

Заранее благодарен за отзывы и, возможно, мнения и предложения.
вторая

Почему Путин психически здоров

Понятие вменяемости и признание этого понятия как объективного факта и диагноза является сложнейшей юридической, психиатрической, социальной, исторической и ещё много какой, но, по моему глубокому убеждению, до конца так принципиально и не решаемой задачей.

Однако попытки идут давно, вариантов решения постоянно предлагается множество и это столь же необходимо, сколь и безнадежно. Но среди бесчисленного количества критериев есть несколько, которые, возможно, не менее других сложны для установления, фиксации и доказательства, и всё-таки хотя бы чисто теоретически не вызывают особых споров. И среди них способность восприятия причинно-следственных связей.

Если человек не способен понять, что вслед за ударом топора по голове другой может умереть, если у него в мозгах нет возможности связать эти два события, то его трудно обвинять в убийстве, если он, с его точки зрения, вовсе не убивал, а просто ударил топором по голове. Так что, человека не способного устанавливать такого рода связи вполне можно считать невменяемым.

Лично мне заподозрить в подобном Путина сложно. Например, он недавно, на мой взгляд, блестяще ответил Сокурову, предложившему «перепридумать» Россию. Мол, один тут, в кепке, уже пытался перепридумать, так мы до сих пор не можем толком посчитать и установить, сколько и кого похоронено на Бутовском полигоне. То есть, Владимир Владимирович прекрасно видит и чувствует логическую связь между действиями Владимира Ильича и расстрелами на Бутовском полигоне. А это, надо признать, доступно далеко не каждому человеку в нашей стране.

Или только ленивый из либералов не посмеялся или не повозмущался по поводу путинского напева на мотивчик «сегодня парень слушал джаз, а завтра Родину продаст». Имею в виду тираду относительно брошенного стаканчика, который завтра может привести к брошенной гранате. Но тут можно стебаться сколько угодно, а ведь Путин, если и несет полный юридический бред, то логически абсолютно прав именно на уровне причинно-следственных связей. В действительности, не только то, кто бросил стаканчик, но и кто только помыслил, что можно в принципе бросить хоть стаканчик, хоть просто косой взгляд в сторону представителей власти, уже объективно опасен для этой самой власти, а потому следует его наказать. Вам может нравиться эта логика или нет, но она несомненная и предельно одновременно и четкая, и понятная.

Но вот ему говорят про случай, когда мент под камеру совершенно без всякой видимой или даже мыслимой причины бьет со всей дури женщину в живот. А Путин отвечает, что сам видел, как в Америке полицейский, вместо того, чтобы ловить убегающую от него женщину, стреляет ей в спину. Я совершенно не против того, что Путин считает, будто «сам видел» и даже уверен, что в США любой полицейский может совершенно безнаказанно застрелить кого угодно по собственному желанию. У нас в этом уверена большая часть населения и ничего удивительного или странного, что и президент тут со своим народом. Но возникает совсем другой вопрос. Пусть у них там перестреляют всех баб и сожгут всех негров. Какое это имеет отношение к нашему менту, ударившему женщину?

Тут некий совершенно явный разрыв логических связей. Нет, поймите меня правильно, как раз просто связать в то день так называемых «массовых беспорядков» у метро Пушкинская с Америкой не так уж сложно. Например, когда я упомянул о вроде бы беспричинном задержании Павла Устинова, один читатель мне объяснил, что тот в описываемый момент разговаривал по телефону с Нэнси Пелоси и получал от неё непосредственно из Белого дома инструкции по организации этих самых беспорядков. Так и тут.

Вот недавно я сам видел (ну, типа как Путин «сам»), что в Лондоне на мосту полицейский подошел к лежащему, сбитому с ног и уже обезоруженному человеку и без всяких разговоров несколько раз в него выстрелил, убил вместо того, чтобы арестовать по всем правилам. Потом, правда, говорили, что у лежавшего, который до этого зарезал несколько человек, было на поясе взрывное устройство, потому полицейский решил не рисковать и убил гада. Но, во-первых, вроде и устройство потом оказалось муляжом, а, во-вторых, главное, я же всего этого не видел, всего лишь «говорили», а я рассказываю исключительно о личном впечатлении. Так и с женщиной, которую наш полицейский ударил в живот. Это на видео «беспричинно». А, может, у неё там была спрятана пачка американских долларов для подкупа провокаторов и мент всего лишь хотел проверить и обнаружить для публики? Или там у неё на теле под одеждой был замаскирован громкоговоритель, по которому непосредственно из Госдепа руководили мятежниками?

Так что, ещё раз повторю. Обнаружить связь с Америкой можно без особых проблем. Но какое ко всему этому могут иметь отношение те самые подлые ихние полицейские, которые массово расстреливают безоружных американцев на другой стороне планеты? Тут ничего общего не могу обнаружить даже при самом большом напряжении своей фантазии.

Впрочем, судя по приведенным мной изначально и вполне понятным мне логическим цепочкам в голове Путина не могу с уверенностью утверждать, что и он видит такую причинно-следственную связь. Однако это не имеет никакого значения. Основное в том, что он прекрасно понимает, а, возможно, просто изначально ощущает на интуитивном уровне, что население, к которому он обращается и чьим вождем является (а потому именно этим самым вождем и является) не только видит эту связь и логику, но и считает её естественной и бесспорной.

Поэтому, если кто из нас двоих психически нездоров, то это я. Да, что там скромничать, откровенно невменяемый.
вторая

Лужок у дома моего

Давно уже не пишу ничего даже отдаленно напоминающего некрологи и по поводу смерти действительно хорошо мне знакомых, а то и просто близких людей. Вынуждено, слишком много поводов, иначе пришлось бы превращать свой Журнал в филиал мемориального кладбища.

А уж кидаться грязью в свежих покойников и вовсе никогда привычки не имел. Так что, никаких проблем сохранять спокойное нейтральное молчание не было. А тут произошел сбой. Как только умер Юрий Михайлович Лужков и со всех сторон послышался благонравный вой на тему «знаете, каким он парнем был», как будто черт постоянно дергал за язык и толкал под локоть «ну, расскажи что-нибудь, ведь столько было занимательного и увлекательного…» Я какое-то время крепился, но вот всё-таки, чтобы унять неприятный зуд, решил кое-чем поделиться максимально скупо и кратко.

Нет, я лично с Лужковым знаком не был, напрямую не общался, как слишком мелкая для его уровня сошка, да и видел вживую всего несколько раз на общественных мероприятиях хозяйственного толка, да и то лишь в первые годы правления, потом и для такого он стал слишком велик. Но, естественно, как любой активный москвич того времени я жил, существовал и работал в именно лужковском городе, так что вся моя действительность была пропитана смыслом, духом и методикой стилистики руководства Юрия Михайловича.

И могу просто констатировать следующий момент. К счастью, сейчас уже не надо тратить много времени и просиживать днями в читальных залах, поднимая архивы даже совсем недавнего времени. Чтобы подтвердить или опровергнуть факт, особенно такого рода, который я упоминаю, достаточно провести всего несколько часов за компьютером практически всё оцифровано и доступно. Потому очень легко проверить. Во второй половине девяностых сложилась довольно смешная ситуация. В любом средстве массовой информации, что печатном, что электронном, что эфирном, начиная от уровня какой-нибудь районной многотиражки и заканчивая общероссийскими телевизионными каналами, могли поливать в любых, нередко совсем непарламентских, да и просто не употребимых в приличном обществе выражениях кого угодно. И Ельцина, и Березовского, и, естественно, Чубайса с Немцовым, я уже не говорю о любых министрах или миллиардерах рангом пониже. Никаких рамок и пределов не существовало абсолютно. Причем делалось это как достаточно профессионально и по существу, так и крайне глупо, нелепо, иногда откровенно по дури, а иногда и примитивно за бабки. И да, случались «эксцессы исполнителя», типа убийства Дмитрия Холодова, но в целом информационное поле было достаточно инертным и относительно безопасным. Не из-за особой какой-то терпимости или демократической толерантности, а больше по всеобщему наплевательству и отмороженности.

И только нигде никогда, в каком угодно московском издании ил федеральном, но чей офис находился в столице (а иных, понятно, это не очень и интересовало) вы никогда не могли встретить хоть чего-то, задевающего не только лично Лужкова, но и основных его приближенных, включая Ресина, Шанцева и подобных глав нескольких основных городских департаментов. Ещё раз подчеркну – нигде и никогда. Андрей Васильев, тогда руководивший «Коммерсантом», кроме того, что действительно один из лучших, если не самый лучший, главредов страны, ещё и по личным, и по объективным практическим обстоятельствам находившийся в исключительном положении, не боялся совершенно никого. Мог послать любого олигарха или чиновника, причем «послать» в самом прямом смысле. Я далеко не всегда был с ним согласен, но вынужден признать, что он поступал только так, как сам считал верным и не делал скидок и на самые близкие приятельские отношения, и на любого уровня влиятельность оппонента.

За одним единственным исключением. Лужков и его самые близкие были неприкасаемы. Это даже не обсуждалось. Просто такого рода материалы не публиковались без объяснения и любого рода обсуждения. Полное табу. Иначе… Долго и совершенно ненужно подробнее объяснять, что было бы «иначе». Каждому жившему и работавшему в то время это предельно известно и до боли ясно. Понятия «недвижимости», «коммунального обслуживания» и «организаций технического надзора» являлись священными. А самоубийство справедливо и традиционно считалось величайшим грехом.

И ещё один мелкий штрих. Рядом с моим домом на Рублевке есть довольно пустой и не очень привычный для этого района пустырь. Лет двадцать, может, даже немного больше назад строительная компания (я сейчас вопреки своему обыкновению, не стану называть конкретные фамилии, не в них тут дело), которая возвела довольно много крупных объектов в Крылатском и к деятельности которой я имел крайне небольшое, но отношение, собралась построить там жилой дом. Место по всем параметрам идеальное, строение с одной стороны в очень удобном и близком что к метро, что ко всем транспортным артериям месте, а с другой – никому из окрестных жителей не мешает и никаких проблем не создает даже на этапе строительства.

Разработали всю необходимую предварительную документацию, получили требующиеся первичные согласования, даже, пусть и достаточно формально, но вполне в духе действующих тогда правил и обычаев получили одобрение местного населения. Но тут к руководству компании пришли какие-то несколько скромных молодых людей и негромко сказали: «Господа, из лучших побуждений советуем. Не тратьте время и не дергайтесь. На эту площадку положила глаз мама Лена. Вам ничего не светит. Успокойтесь».

Несколько к тому времени уже оборзевшие строители, к сожалению, молодым людям сразу не поверили и продолжили свою бурную деятельность. Но совершенно напрасно. По абсолютно необъяснимым, да и не объясняемым причинам строить дом им не дали. Просто не дали и всё. Да, и, естественно, кто такая «мама Лена» никто уточнять не стал. Уж таких совсем глупых всё-таки не имелось даже и среди самых борзых.

На этом месте до сих пор практически ничего нет. Несколько раз там пытались положить плитку. Но потом, что-то, видимо, мешало и снова укладывали асфальт. Просто огромный пустырь с полулегальной, полуплатной полуавтостоянкой. Он расположен на одном из самых высоких мест столицы, постоянно продувается всеми самыми сильными ветрами, и когда я прохожу через него по направлению к соседнему магазину, то на глазах моих обычно наворачиваются слезы, не слишком понятно, от погоды или старческой сентиментальной ностальгии.
вторая

Мы думали, что это весна

Я не такой пурист и догматик, как многие мои знакомые, которые не смотрят телевизор. Вернее, говорят, что не смотрят телевизор, а особенно сериалы и уж тем более российские. Я же всегда честно каюсь, что и телевизор смотрю, и некоторыми сериалами не брезгую. Правда, в основном документальными, производства ВВС или Нейшнл Джиографик, или основанными на документах, типа «Закон и порядок». И по большей части стараюсь, чтобы каждая серия была с отдельным завершенным сюжетом. Долгие эпопеи со сквозными линиями, идущие годами, просто чисто физически плохо осиливаю.

Но тут сделал исключение. Хотя и не совсем. Это всё-таки не чистый сериал в современном понимании. Больше напоминает то, что когда-то называлось «многосерийный телевизионный фильм». Имею в виду, что с большим запозданием и во многом случайно, но полностью посмотрел «Оттепель» Валерия Тодоровского.

Вы не волнуйтесь, я подробную рецензию писать не собираюсь. Всего несколько строк и то потому, что считаю приличным на фоне в основном излагаемого мной негатива поделиться редким удовольствием.

Но прежде всего вот что хочу отметить. Почти во всех разборах, появившихся сразу после выхода фильма, особый акцент делался на том, насколько верно режиссер восстановил приметы времени, а где явно ошибся. И тут хочу повторить то, о чем говорил неоднократно. Это для более поздних поколений из сегодняшнего дня всё видится «крупными кусками», есть некие обобщенные «шестидесятые», «семидесятые» и «восьмидесятые». А на самом деле тогда, как, впрочем, и сейчас, каждый год отдельный. Действие фильма по времени очень четко обозначено, это шестьдесят первый, после полета Гагарина, но ещё до выноса Сталина из мавзолея, что происходит только в одной из последних серий. То есть, речь идет о лете и первых двух месяцах осени этого года.

Я тогда только пошел в первый класс. Мальчик был зоркий, внимательный и памятливый, но, если совсем честно, то о многих мелочах и подробностях реально могу судить только, начиная со времени лет на шесть-семь позже. Вот самый мельчайший и характерный пример. Несколько то ли удивил, то ли слегка озадачил момент, когда героиня замачивает рубашку героя в стиральном порошке. А я помню, что всё-таки основным веществом для этого было натертое на терке стиральное мыло. Перепроверил себя. Нет, оказывается стиральные порошки, действительно, в СССР были уже аж с пятьдесят третьего, правда, в основном отечественные, довольно низкого качества, а изредка «выбрасываемые» индийские или гэдээрошные являлись большим экзотическим дефицитом. Но и стиральное мыло ещё вовсю использовали, о чем, кстати, в фильме тоже упомянуто. А вот к моему окончанию школы, к концу шестидесятых и самому началу семидесятых, я уже очень хорошо помню порошок и в руках матери, да и, порой, в своих собственных. Впрочем, при совсем не отмененном «стиральном».

При том в фильме и в самом деле есть некоторое количество явных «косяков». Просто навскидку, первое что пришло в голову и бросилось в глаза. Если костюмы очень аккуратно, подробно и тщательно стилизованы (именно стилизованы, а не реконструированы или восстановлены под «документальность»), то с обувью, видимо, решили особо не заморачиваться, естественно, это технически много сложнее, и актеры ходят в своем, современном, тогда ничего подобного не было. И папиросы (отдельное спасибо, что там постоянно и где угодно курят именно так, как тогда и происходило), особенно в Москве сминали совсем не так, и совсем уж улыбку вызвало очень стильное полупустое кафе с небольшим, но хорошим оркестром, где встречаются героини. И услужливый официант мгновенно бросается нести шампанское с пирожными. Нет, как раз и шампанское, и пирожные имели место, особенно упомянутые в сцене совершенно восхитительные эклеры, но шансов вот так свободно зайти с улицы в заведение подобного рода не имелось никаких. И подобного в данном кино немало.

Но это всё, конечно, полная чепуха. Тодоровский и не ставил задачи идеального музейного воссоздания того времени. Он сам с улыбкой объяснил свой подход в одном диалоге костюмеров:
- По-моему, сейчас уже в деревне перья в кепке не носят.
- В кино носят.

Это, понятно, сказка и вариации «по мотивам». Но что принципиально, и почему вызвало у меня положительные эмоции. Я, знаете ли, всегда с огромным пиететом отношусь к чужому профессионализму. Скажем, дом даже в целом мне может не очень нравиться, я бы сам точно построил по-другому, но смотрю, насколько мастерски он срублен и с каким умением поставлен, сам по себе уровень работы вызывает восхищение. Так и тут. Тодоровский не просто старается. Он, с одной стороны, совершает это с огромным уважением и даже любовью к эпохе и её людям, а с другой – умеет, знает, как это делается и прекрасно владеет ремеслом.

За это отдельное спасибо. Но, понятно же, по крайней мере лично для меня, что тут вовсе не только доброе ностальгирование и вообще фильм отнюдь не про «оттепель» шестидесятых. А полностью про день сегодняшний. И герои психологически всё-таки больше не из того времени, а из нынешнего. Обещал не начинать заниматься подробным рецензированием и не стану обманывать. Так что, ещё только один момент.

В отзывах на фильм много внимания было уделено тому, что главный герой Хрусталев довольно статичен и нет особого развития образа. И на самом деле он отнюдь не смел, а это всего лишь наглость обычного мальчика-мажора, привыкшего прятаться за спину влиятельного папаши. Я сейчас в проблемы художественной статичности и динамичности углубляться не хочу, нет желания устраивать семинар по драматургии, но лишь отмечу в моем понимании главное.

Там всё не так просто, как может представляться на первый взгляд. И, если серьезно, то имеется определенный смысл в том, что единственным человеком, который реально ничего особо не боится, кроме самого себя, и то немного, оказывается герой не просто «откосивший» от фронта, но и честно признающийся своей дочери, что испугался смерти. А реальные воины-орденоносцы, прошедшие войну, моментально пасуют перед малейшим советским начальственным даже не окриком, а просто косым взглядом.

Короче, если кто ещё не видел, весьма рекомендую посмотреть. Тем более, что возможности современного просмотра в интернете с функцией ускоренной перемотки дают возможность подстроить время к своему желанию и вкусу.

Да, и ещё приятно удивил Константин Меладзе. Совсем я не его поклонник, но тут он очень талантливо и грамотно создал музыкальный ряд, тоже, кстати, абсолютно современный, но с использованием лучших советских образцов.
вторая

Егор Жуков – 3. Кто обормот

Всё-таки трилогия, это дань уважения определенной литературной традиции. Но сейчас, согласен, конструкция создана мной несколько искусственно, поскольку настоящая реплика имеет к самому Егору Жукову довольно косвенное отношение. Она о более абстрактном соотношении фактов и поля массовой информации.

Последнее время с какого-то момента по интернету и даже страницам некоторых вроде относительно серьезных изданий стала бродить фраза, якобы произнесенная отцом Егора Жукова, когда тот узнал об условном сроке сыну. Я попытался найти её источник. Газета «МК» ссылается на «РЕН-ТВ». Уважаемый телеканал ни на кого не ссылается, а просто пишет на своем сайте: «"Опять кормить этого обормота", - сказал отец студента, узнав про условный срок».

Где сказал, кому сказал, в какой ситуации? «РЕН-ТВ» круглосуточно и без малейшего намека на юмор круглосуточно утверждает, что Землей управляют рептилоиды, а египетские пирамиды – это заброшенные электростанции инопланетян. Дальше что?

При этом, подчеркиваю, я отнюдь не настаиваю, что данная информация является фантазией или враньем. Отца Егора, Сергея Александровича Жукова часто называют космонавтом. В мое время так именовали исключительно людей, побывавших в космосе. О полетах туда Жукова мне неизвестно, хотя в свое время он и входил в отряд, готовящийся к экспедиции, что, впрочем, никак не умаляет его успехов и достижений. А вот что мне точно известно, Сергей Жуков, практически мой ровесник, с отличием окончил Бауманский, был «ленинским стипендиатом», избирался освобожденным секретарем комитета ВЛКСМ МВТУ и награждался в начале восьмидесятых Знаком ЦК ВЛКСМ «За активную работу в комсомоле». А последние годы занимал и до настоящего времени занимает крупные посты в разных окологосударственных структурах с коммерческим оттенком.

Мог ли он и в самом сказать что-то подобное? Так случилось, кроме того, что мой собственный сын учится в Бауманском, подавляющее большинство моих приятелей тоже выпускники этого заведения разных лет и факультетов. Так что, с полной ответственностью могу ответить – да, конечно, мог. Хотя в любом случае это несколько странноватая фраза в устах человека, семья которого, мягко говоря, не испытывает материальных трудностей и «кормление» сына не лежит на старшем Жукове особо тяжким бременем.

Но это всё лирика, не имеющая к делу никакого отношения. Я исключительно относительно самого факта. Снова повторю – где, когда, кому и как сказал? Конкретной информации ноль, но фраза уже вошла в разряд фактов, которыми оперируют как с проверенной и несомненной данностью. Я же ничего не утверждаю, а только обращаю внимание и заранее благодарен за любые уточнения и дополнения.
вторая

Егор Жуков. Суп с котом

Всё-таки решил немного побороться с собственной ленью и написать ещё несколько строк о Егоре Жукове в дополнение к вчерашней совсем уж примитивной, более инстинктивной, чем осмысленной реплике. Делаю это в основном по сугубо личным мотивам, из-за собственной супруги, женщины эмоциональной и впечатлительной. Она сама ходила сдавать свою подпись, которую впоследствии не зарегистрировали, за Жукова как нашего муниципального кандидата и очень расстроилась после того, как у этого, по её словам, «милого и порядочного мальчика» начались неприятности. Сильно переживала.

А я, на самом деле, уже сразу изначально высказал и даже, по-моему, неоднократно, своё мнение по этому поводу. Что нечего ему здесь делать, а уж учится на «политолога» совсем тупо. Но это всё в прошлом, ещё до нового обвинения и приговора. Сейчас могу написать уже совсем конкретно.

Тут на днях в разговоре с одним приятелем вяло пошутил, мол, ты ведешь себя точно, «как моральный разложенец и перебежчик Роберт Шлегель». Согласен, шутка слабая, из тех что я сам называю «вечерними и усталыми», но всё же только шутка, а приятель почему-то сильно и искренне завелся. «Вот вы все (я это "вы все" особенно люблю, начинаешь себя усиленно уважать, когда так обобщают – А.В.) признаете свободу выбора и вообще свободу только для приятных вам людей и единомышленников. А когда иные, пусть даже враждебные вам, поступают по декларируемым вами же законам и заветам, то вы их начинаете травить».

Я тогда продолжать дискуссию не стал, был сонным и после рюмки, но сейчас предельно кратко попробую пояснить. Мой жизненный опыт, конечно, предельно субъективный и не совершенный, но другого у меня нет, не дает мне оптимистических оснований предполагать возможности принципиальной трансформации человека, особенно в лучшую в моем понимании сторону. Это относится даже к детям, не говоря уже о более взрослых особях. Да, один, ну, максимум два-три случая готов признать за всю свою жизнь, но погоды они не делают.

И в моем понимании такие люди, как Роберт Шлегель, или, к примеру, несколько сходной судьбы Мария Дрокова, ничуть не изменились, как были негодяями (выбрал единственный эпитет из множества подобных уточняющих, которые подошли бы, просто ради экономии места и времени), так ими и остались, таковыми и помрут. Но, видимо, изменились некие личные обстоятельства, каким-то образом сложились, и люди приняли верное решение, совершили умный поступок. Слиняли.

А Егор Жуков строго наоборот. Воспринимаю его как человека порядочного и потенциально весьма неглупого, но пока он ведет себя, по моему мнению, крайне нелепо. И сейчас ему дан если не последний, то, мне представляется, один из последних самых важных шансов. Если он останется, то совершит дурость. При этом в шлегеля или дрокову, то есть в негодяя, не превратится. А на самостоятельное решение относительно собственной судьбы, конечно же, имеет абсолютное право, это даже не обсуждается. Но, ещё раз повторю, что лично для меня, от этого его поступок, в смысле продолжение жизни здесь, более умным не станет.

Но закончить мне хочется в той же стилистике, самым идиотским и нелепым делом из всех возможных, разъяснением ещё одной, признаю, довольно слабой, собственной шутки. Высказанной в предыдущей реплике и возмутившей высокомерных и брезгливых строгих пуристов своим смыслом и стилем. Относительно того, что в Америке расстрелял бы. Имел в виду, что расстрелял бы в той Америке, где по мнению этих гуманистов расстреливают подобных Егору Жукову. То есть, в существующей исключительно в их голове жуткой воображаемой стране.

А так-то я никогда в жизни первым не до одного человека не дотронулся. И желания такого не было, и уже практически точно не будет.

Хотя очень понимаю генерал Черноту. Стоило бы расстрелять, ох, стоило бы…
вторая

Егор Жуков. Всё потом

Сейчас совсем нет сил и желания. Потому только пару слов. Всем тем, которые «а в Америке за это вообще сразу же расстреляли бы».

Я, так случилось, возможно, к большому сожалению, но не в Америке. Однако там бы я вас действительно с большим удовольствием расстрелял бы.

Здесь бессмысленно. Ваша страна. Банкуйте.

Мрази. Не судьба.
вторая

Полюса

Не очень понятно и даже несколько странно. Ну, довольно естественно, что этот вопрос уже больше века волнует специалистов, профессионалов, да и вообще любителей всего холодного, экстремального, необычного и героического. Потому написано на данную тему бесчисленное количество самых подробных исследований с детальным анализом, объяснениями, теориями и выводами. Но я-то тут каким боком? От меня всё это бесконечно далеко и не имеет никакого отношения к кругу моих личных интересов и предпочтений. По какой же тогда загадочной причине с раннего отрочества я читал об этом всё, что только мог и постоянно мучился – почему у Амундсена получилось, а у Скотта нет?

Нет, все эти формальные придирки мне прекрасно известны. И то, что с организацией экспедиции у Скотта изначально были сложности, проблемы и просчеты, и про плохую морозоустойчивость пони, и про витамин С, и ещё множество всякого подобного. Но всё равно не оставляло чувство, что что-то там не так, а все эти оправдания и объяснения задним числом только замутняют картину, никак не давая принципиального ответа. Две группы примерно одинакового уровня подготовки и снаряжения пошли к одной цели примерно в одно время, одна блестяще справилась со своей задачей, а вторая полностью погибла.

И вот только сейчас, хорошо на седьмом десятке, прожив жизнь, возможно, далеко не самую успешную, но довольно насыщенную и увлекательную, я, мне кажется, хоть относительно приблизился к разгадке. И пони, и витамины, и, прежде всего, конечно, стечение обстоятельств и случайностей имеют большое значение, иногда, наверное, очень большое. Но всё-таки основное было в другом.

Руаль Амундсен хотел достичь Южного полюса. И у него получилось. А Роберт Скотт хотел обогнать Амундсена. И погиб, и товарищей угробил. Впрочем, норвежец тоже умер не своей смертью. Он погиб, пытаясь спасти Умберто Нобиле.

Которого терпеть не мог.
вторая

Что главное

Особой дискуссии, слава Богу, по поводу моей предыдущей реплики не получилось, но какая-то попытка пустых препирательств по принципиально неразрешимому вопросу как бы забрезжила, и мне тут вспомнилась одна история, случившаяся лет десять назад.

В одном благополучном небольшом американском городке завелся грабитель. Он по ночам в маске и с пистолетом забирался в дома, под угрозой оружия забирал какие-то ценности и благополучно скрывался. Никак не могли поймать. Народ сильно занервничал.

И вот как-то он нарвался на особо активную даму, мужа её дома не было, она покорности не проявила, умудрилась выскочить на улицу и поднять тревогу. Грабитель ретировался, но в какой-то момент с него слетела маска и женщина мельком рассмотрела лицо. После этого она стала замечать, что кто-то за ней постоянно наблюдает и заподозрила, что грабитель боится опознания и собирается убить её как свидетеля.

Естественно, рассказала мужу, тот нормальный современный мужик среднего возрасти, купил два пистолета и вместе с женой стал ходить на занятия в тир, чтобы усовершенствовать навыки стрельбы. Спали с оружием од подушками, но нервничали всё больше, вздрагивали по ночам от каждого шороха. Кроме того, постоянно обращались в местную полицию. Тамошний начальник сперва отмахивался, говорил, что у женщины мания преследования, но потом сломался, да и семья в городке была не из последних, с хорошей репутацией.

Короче, выделил им для охраны и засады самого спортивного и подающего большие надежды молодого полицейского, недавнего морпеха. Тот заступал на первом этаже их дома на дежурство каждый вечер и до утра караулил с оружием в руках. Однако начальник предупредил, что это только на наделю, на большее у него кадровых и материальных возможностей нет. Но прошло уже шесть дней, а результата никакого.

В последнюю ночь полицейский решил сам спровоцировать преступника и оставил на кухне приоткрытым окно. Идея оказалась удачной. Под утро грабитель клюнул на приманку, забрался на кухню и полицейский на него кинулся. Но что-то, видимо, пошло не так, началась потасовка, в результате которой всё, что удалось стражу порядка, это запереть злодея на кухне. После чего он стал звонить в отделение, вызывать подмогу, после чего, очень умный, поднялся наверх в спальню к хозяевам, предупредить, чтобы они не высовывались и никому кроме него не открывали, хотя они уже и так забились от ужаса в угол с пистолетами в руках.

Когда же прибыло подкрепление, и они вошли на кухню, то выяснилось, что преступник сбежал, выбив стеклянную дверь на улицу. Впрочем, судя по каплям крови на полу, он порезался о стекло, когда выбирался. И полицейские, единственное что смогли сделать, это разослали по ближайшим больницам и частным врачам предупреждение, если кто обратится с порезами, то немедленно сообщать.

И действительно на следующий день грабитель пришел в местную клинику, сказав, что попал в мелкую автоаварию. Предупрежденная медсестра направилась к телефону. Преступник это заметил, соскочил со стола для перевязки и бросился в коридор, размахивая пистолетом. А там сидел охранник. Пожилой ветеран на пенсии подрабатывал. Он долго не раздумывал, поднял свой помповый дробовик и выстрелил у грабителя над головой, так, что несколько дробинок попали тому в затылок. После чего передернул затвор и велел злодею лечь на пол, иначе следующим выстрелом он ему разнесет всю голову к чертовой матери. Тот лег и пролежал до приезда полиции.

Потом местная журналистка спрашивает охранника, мол, каким качествами нужно обладать, чтобы вот так храбро задержать вооруженного преступника. Что тут главное? А старик несколько даже удивленно и раздраженно пробурчал себе под нос: «Да ладно, какие качества, главное, просто нужно уметь стрелять быстро и нормально, а не клювом щелкать…»
вторая

Бьёт, значит бьёт

Простите, я не стану рассуждать по поводу так называемого «домашнего насилия». Это представляется мне столь же противоестественным, ка дискутировать на тему людоедства или чего подобного. Всего лишь хочу поделиться одним даже не то, что жизненным наблюдением, а выводом, к которому окончательно пришел к своему седьмому десятку.

Да, действительно, такое бывает довольно часто именно в условных «семейных отношениях», длящихся или прошедших. Но отнюдь не только. Объектом может оказаться кто угодно, даже вовсе о том изначально не подозревающий. У кого-то в голове происходит замыкание, и он должен непременно кому-то навредить. Иначе жить не может.

Любые превентивные меры тут бессильны. Не только столь галантные и цивилизованные, как «ордера», всяческие запреты и административные угрозы с наказаниями или лечебно-психологические процедуры. Это вообще чепуха. Можно сильно дать человеку по голове, можно посадить на тридцать лет, не имеет никакого значения, он немного придет в себя, или освободится абсолютно без малейших изменений и обязательно или убьёт, или ещё как по возможности напакостит.

Тут способы эффективны только кардинальные. Валить, давать пожизненное без права досрочного или отправлять на инвалидность уровня овоща. Смертной казни я противник принципиальный, пожизненное дороговато, да и инвалидность не много дешевле. И, самое главное, если делегировать это государству, то неизбежны ошибки и злоупотребления.

Так что, не знаю. Но во всяком случае рассчитывать на всякие глупости, типа «закона о домашнем насилии» смешно. Хотя я вовсе не против такого рода законов. Обычно они не сильно ухудшают ситуации. Но надежда всё равно остается только на самого себя.