вторая

(no subject)

Возможно, кто-то злее и смелее,
А я всего лишь редко веселей,
Но не волнует Ленин в мавзолее,
Мне наплевать на этот мавзолей.
вторая

Слепая бабушка

А вот сейчас можете не только пробежаться взглядом по нижеследующему предельно краткому тексту, но и, ради чистого любопытства пометить где-нибудь у себя и попытаться запомнить. Если не вылетит из головы, то примерно через пару лет вы будете слегка удивлены, когда всё это сбудется достаточно точно и по срокам, и по многим другим параметрам.

Последнее время даже среди достаточно трезвых, скептичных и профессиональных людей, при этом отнюдь не фанатов Трампа, стало привычным констатировать, что, да, возможно, он и несколько экзотично себя ведет, особенно на международной арене, но факт есть факт, экономика при нем растет. И это действительно так, некоторые показатели просто весьма впечатляющие. Но тут стандартная школярская путаница «при» и «из-за».

Американская экономика начала расти ещё при Обаме. Опять-таки «при», тоже не надо на этого милого человека вешать лишнего. И, если серьезно, не особо фантазируя и не придумывая каких-то хитромудрых объяснений с копанием в налоговых и прочих регуляторных нюансах, иногда тактически и вправду достаточно важных, но ни в чем не особо революционных, то Трамп принципиально ничего не поменял. Конечно, спасибо, что сильно не подпортил, но будет откровенной спекуляцией утверждать, что придал какой-то личностный фантастический импульс эффективности. Однако в том-то и дело, что он может действовать только в рамках своих возможностей, а их наивно преувеличивать.

Я уже как-то подробно объяснял, что в США давно существует экономика условно «третьего рода» или уровня. Позволю себе напомнить совсем коротко и примитивно. Первый уровень, это когда строят дороги. На втором проектируют для тех, кто строит. А на третьем всем этим вообще не занимаются, а выясняют и говорят проектировщикам, куда эти дороги нужно вести. И эта экономика функционирует совсем не по стандартным, хотя для своей системы исчислений вполне верным, законам экономических циклов или волн великого Николая Дмитриевича Кондратьева, не по моделям не менее великого Василия Васильевича Леонтьева, не по каким иным более современным и модным компьютерным прогностическим играм, основанным на баловстве типа «big data». Там свои порядки, достаточно рациональные и просчитываемые, но я их сейчас даже затрагивать не стану, иначе каждый большой специалист, а у нас нынче именно каждый в этих вопросах является самым большим специалистом, начнет приводить миллионы собственных возражений, и мы утонем в глубокомысленных пустословиях.

Один русский физик, мой ровесник, подозреваю, не без некоторой доли еврейской крови, ещё в начале девяностых уехал преподавать в провинциальный английский университет. Там немного заскучал со студентами и попутно изобрел некую технологию, которую запатентовал и продал за весьма приличную сумму. Как-то лекции после этого читать немного расхотелось, купил хороший дом и стал больше в виде хобби заниматься всякими интересными, как я понимаю, более всего лично ему исследованиями. Так прошло несколько лет, и вдруг к нему приезжают два относительно молодых американца с корнями из Юго-Восточной Азии. Говорят, что им случайно попалось на глаза его прошлое изобретение и они странным образом решили, что ученый сможет им помочь и в решении их проблемы. Когда изложили суть, физик только вежливо улыбнулся. Во-первых, говорит, это имеет довольно слабое отношение к области моих знаний, а, главное, во-вторых, если я что-то и понимаю в науке, то ваша задача принципиально не решаемая. Ну, как знаешь, отвечают, мы можем сразу предложить такую-то сумму (и называют что-то запредельное), а, если дело пойдет, возьмем тебя в долю, ты подумай.

И мужик стал думать. Уже придумал. Через год-другой, когда технология начнет внедряться, это произведет революцию в одной из важнейших финансово-экономических мировых сфер и окажет огромное влияние на все биржи и фондовые рынки. Принадлежать всё будет американской компании. При этом в США ничего производиться не будет и интеллектуальный вклад американский там тоже практически нулевой. Просчитываются и прогнозируются такие вещи стандартными классическими методами?

Но это я так, в виде развлекательного лирического отступления. Мои же расчеты говорят конкретно о следующем. Абсолютно вне зависимости от действий Трампа или в принципе расклада их политических сил, через пару лет экономический там сильно замедлится, возможно по каким-то параметрам даже начнется откат, во всяком случае показатели, в том числе и социально значимые, явно ухудшатся. Это может совпасть с концом нынешнего президентского срока Трампа, может с началом следующего, если его переизберут на волне продолжающегося подъема, но дурных последствий он не избежит.

Ругать Трампа тогда будет столь же бессмысленно, как сейчас хвалить. Однако иметь в виду стоит. Я же не об окончательной победе коммунизма, тут всё достаточно скромно по срокам и проверяемо. Так что, не надо сейчас начинать со мной спорить. Просто вспомните в свое время.
вторая

Небо над Испанией

Вот уж точно не мое дело. И мнение мое по данному поводу не только не важно, но и не может быть никому интересно. И всё-таки…

Я жил в Испании. Не очень долго, но довольно «плотно». Общался с людьми самых разных возрастов и социальных слоев. Конечно, и языковой барьер, и вообще «чужак», но, знаете, грани на стройплощадке или во время серьезной пьянки иногда стираются весьма сильно. И у меня сложилось впечатление, что разделение между франкистами и республиканцами, конечно, до сих пор сохранилось. Но, во-первых, оно гораздо менее острое, чем, например, у нас по многим параметрам, а, во-вторых, имеются много более серьезные трещины раскола, скажем, между испанцами и каталонцами.

И личность Франко я сейчас не собираюсь анализировать. Однако два факта можно констатировать без особых сомнений. Свою страну он умудрился провести мимо Второй мировой и оставил её с возможностью реформы и перспективы.

Вроде формально считается, что «испанское экономическое чудо» началось в середине пятидесятых. Франко умер в семьдесят пятом, а от дел отошел ещё на пару лет раньше. Я впервые приехал в Испанию в конце восьмидесятых. На внешний поверхностный взгляд особых следов этого «чуда» тогда не наблюдалось. Нельзя было сравнить не то, что с Германией, но даже с южной Францией. Однако уже лет через двадцать это стала совсем другая страна. Барселона вообще, на мой субъективный вкус, сейчас самый крутой современный город Европы.

Я не могу сказать, что люблю Испанию, это в принципе не очень то чувство, которое могу испытывать к какому-то государству, но она мне, конечно, очень нравится, особенно Коста-Брава. Райские места. И там очень много сложностей и проблем, но, мне представляется, что отнюдь не франкизм, воспоминания о нем и массовая рефлексия по этому поводу лежит в их основе. По крайней мере, точно, это не главное и не определяющее.

Так что, не стоило трогать прах каудильо. Мне это было неприятно и тревожно. Но, ещё раз повторю и подчеркну, не моё дело. Им лучше знать. Мне же остается лишь желать над всей Испанией безоблачного неба.
вторая

Квази мрази

Как будто давно не то, что не спорю, но и вовсе практически не пишу на политические, особенно внутренние, темы, Путина искренне люблю, к Навальному и прочим подобным соболям абсолютно равнодушен, а уж однополые браки и прочие гадкие извращения и вовсе не приветствую. Стараюсь затрагивать и обсуждать вопросы, возможно, иногда с несколько излишним морализаторством, но более абстрактные и сугубо теоретические. И, тем не менее, достаточно регулярно, минимум раз в неделю-другую, ко мне в комментариях к любому тексту, как, например, здесь, прицепляется какая-то бессмысленная мразь и начинает брызгать слюной, исходя ненавистью. Что же им так неймется?

Вот написал и самому стало смешно. Дурацкий вопрос. Ведь если я их воспринимаю как бессмысленную мразь, то они меня, соответственно, тоже, поэтому реакция совершенно естественная. Но тут есть пара достаточно принципиальных нюансов.

Во-первых, я же к ним не цепляюсь. Мне и в голову не придет выискивать чьи-то мнения, представляющиеся дикими и отвратительными, чтобы возразить, объяснить свою позицию, а чаще просто обругать и постараться оскорбить. А они постоянно тратят на это время, силы и, как мне представляется, вполне истинные и честные эмоции.

А, во-вторых, и тут, наверное, самое главное и любопытное, их ведь не просто большинство, но, скорее всего, подавляющее, во всяком случае по моим личным наблюдениям и ощущениям. Поэтому, если моя настороженность и опасливость в их отношении ещё имеет под собой хоть какие-то реальные основания, то их негативные чувства представляются совсем странными. И даже дело не только в чувствах, но именно в повышенной агрессивности и поиски хоть какого-то соответствующего действия, ну, по крайней мере, слова.

Однако я всё же материалист в самом примитивном и вульгарном понимании этого слова, потому всегда пытаюсь отыскать нечто именно материальное. Если мои опасения, до уровня страха и омерзения, основываются, кроме прочего, на их численном превосходстве, то, видимо, и они имеют свои столь же убедительные резоны меня ненавидеть.

Но я, как ни стараюсь, не могу рассмотреть или придумать ничего путного и вразумительного. Остается одно предположение, что это чисто биологическая, физиологическая несовместимость с генетическими истоками. Заумно, конечно, и более походит на «Бог его знает», но иного в голову не приходит.
вторая

Блеск

Всё-таки Путин вам не Трамп. Владимир Владимирович — это не капризная балаболка, более всего опасная для самого себя, а истинный стиль и дух великого своего народа.

В свое время Хрущев собрался обогнать США по производству мяса и молока. Но к счастью и нас и тогда были люди не только великие, но и умные. Королев сказал, что на счет мяса с молоком это лирика, не говоря уже о том, что грех и некошерно, а запускать нужно срочно спутник. Ему пытались возражать всякие обычные гниловатые, мол, для спутника нужна внутри какая-нибудь научная аппаратура, а она пока не помещается и вообще не очень работает, но Сергей Павлович обрезал их ещё раз, приказав запускать что есть. Попипикать с орбиты может? Пусть пипикает. И запустили.

Весь мир присел на задницу. Лень искать точную цитату, но кто-то из больших американцев сказал тогда, что они потерпели поражение страшнее и позорнее, чем при Перл-Харбор. А вы говорите мясо с молоком. Бред. Главное вовремя и правильно пропипикать.

Тут пошли слухи, что Федотова собираются менять на Фадеева во главе СПЧ. У нормального и вменяемого человека эта сенсация, ну, никак не может удостоиться внимания, разве что он удивится, зачем переименовали печку СВЧ. Но уже упомянутые гниловатые, всякие там шульманы-шмульманы и прочие рабиновичи, начали заранее ныть о своих возможных и грядущих нравственных мучениях.

Однако Путин — это Путин. Он не стал писать какую-нибудь чепуху в твиттере и по-детски обзываться нехорошими словами. А примитивно в рабочем порядке издал указ, которым убрал к чертовой матери всю эту нудную шелупонь и назначил на её место героя возвращения Крыма с милой русскому уху фамилией Вышинский.

Пи-пи-пи…
вторая

Некстати

Это может выглядеть странным, нелепым и даже совсем невероятным, но банковская система Израиля является одной из самых забюрократизированных, неэффективных, да и просто неудобных для клиента по сравнению с основными цивилизованными странами. Кажется парадоксальным, но нация, которая, если и не изобрела банковское дело, то внесла в его возникновение, развитие и совершенствование один из основных кладов, при создании собственного государства не смогла воспользоваться плодами своих многовековых блистательных трудов.

Некоторые еврейские патриоты могут начать мне крутить пальцем у виска, но это факт явный и несомненный. Любой человек, который имеет хоть какой-то практический опыт пользования банками в разных странах, сталкивается с этим постоянно и неизбежно. Но я сейчас, естественно, не стану заниматься подробным анализом такого положения. У него есть свои вполне уважительные и исторические, и политические, и идеологические, и финансовые, и ещё всяческие крайне значимые причины. Однако результат налицо.

Система предельно монополизирована, влияние государства зашкаливает, допуск иностранных конкурентов чисто формальный и неработоспособный, конкуренция максимально ослаблена, мотивация собственников и персонала направлена не туда, отсюда постоянные сбои, плохое качество обслуживания, отсутствие современного уровня гибкости и оперативности, короче, чтобы не закопаться в нюансах, там всё не соответствует нынешнему состоянию страны в целом.

А вот в России, наоборот, как ни странно, в последние годы банковская система функционирует очень прилично, если, конечно, не считать варварскую систему кредитования. Но в чисто операционном смысле всё действует весьма надежно и четко. Тут можно как угодно и зачастую полностью справедливо критиковать и деятельность по сути государственного Сбербанка, и лично Германа Грефа, но объективно следует признать, что с точки зрения рядового потребителя он фантастически успешно модернизировал убогую и, казалось, принципиально не реформируемую структуру заведений каменного века под названием «Сберкассы». Так что в общем плане российская банковская система оказалась как раз, в отличие от израильской, выше общего уровня развития страны и в экономическом, и даже в социальном плане.

Однако есть один нюанс. В Израиле очень медленно, криво, косо, с зигзагами, откатами и поворотами не в ту сторону, но всё-таки потихонечку система совершенствуется и улучшается. У неё имеются не безусловные, но вполне реальные шансы и перспективы. А в России, тоже не очень быстро, но качество теряется. И процесс этот, похоже, вряд ли обратим.
вторая

Lola rennt

Я уже давно не обсуждаю никаких моральных или этических вопросов. Связанных с «протестным движением» и реакцией на него властей. Всё уже предельно сформулировано и продолжать болтать воду в стакане скучно и бессмысленно. И даже в каких-то бытовых разговорах среди близких обычно эти темы не затрагиваются, как не требующие никаких дополнительных оценок и реакций.

Но тут получился как бы несколько отдельный и особый случай, поскольку он коснулся чего-то более общего. Потому я начал и в узком кругу слышать мнения, причем достаточно различные. Имею в виду побег подозреваемого по «московскому делу» Губайдулина из-под домашнего ареста.

Часть людей, причем я говорю именно о сочувствующих этому человеку и полностью уверенных в его невиновности, начали упрекать его в том, что он сильно осложнил судьбу других задержанных, которым теперь будет много труднее выйти из заключения под домашний арест. Я-то лично как раз считаю этот аргумент смешным и нелепым.

Тут никто никому ничего не должен и каждый решает за себя. Совсем наоборот, может быть пример Губайдулина покажет некоторым не определившимся и сомневающимся, что нечего тут ловить, на что-то надеяться и ждать правосудия или хотя бы элементарной справедливости на уровне здравого смысла. А, пока не поздно и при малейшей возможности, делать ноги с предельным ускорением. А кто не спрятался, кто до сих пор считает, что в России нынче продолжает иметь смысл учиться на «политолога» и заниматься политикой или хоть общественной деятельностью, тот сам виноват, вернее, конечно, не о вине идет речь, а о персональной ответственности только за себя. И нечего тут кого-то пристегивать, перекладывая на его душу часть груза.

Но совсем другой и гораздо более широкий вопрос (собственно, почему я и решился написать эти несколько строк), когда имеется в виду так называемое «личное поручительство». И сразу подчеркну, что к ситуации конкретно Губайдулина это, видимо, не имеет никакого отношения. Насколько мне удалось разобраться, к моменту, когда его переводили под домашний арест, никакие поручительства уже не действовали. Да и, опять же, если я верно понял (тут не великий специалист, потому буду только благодарен за уточнения), по нашему УПК ответственность поручителя в подобных случаях, во-первых, очень сложно доказуема, то есть, он должен прямо участвовать в побеге или по крайней мере быть о нем полностью информирован и иметь непосредственную возможность его предотвратить, а, во-вторых, и в таком случае там идет речь всего лишь о не очень большом штрафе. Потому для меня здесь более абстрактный и теоретический.

Вот ко мне кто-то обращается с просьбой поручиться, что он не сбежит. А чем мне грозит, если всё-таки сбежит? Меня расстреляют? Я отсижу тот срок, который ему грозил бы в случае обвинения? Месяц тюрьмы? Полное финансовое разорение?

Наверное, я тут не смог бы дать однозначного ответа. И всё зависело бы от огромного количества привходящих факторов, начиная от моего отношения к этому человеку и заканчивая угрозой для него в случае приговора и последующего заключения. Но одно могу сказать точно. Если бы в противоположной ситуации наоборот мне пришлось обращаться за личным поручительством, то я миллион раз подумал бы и всё просчитал, прежде чем его нарушить.

А так, вопросов нет. Беги, парень, беги. Попутного ветра тебе и удачи.
вторая

Узники замка if

Остался всего с десяток, может, немного больше, хоть относительно постоянных читателей этого Журнала, и всё равно постоянно находится кто-то желающий с высокомерной надменной умудренностью поучить меня жить, попенять на мой дурной характер и разоблачить желчное лицемерие. Спасибо, дорогие мои. В любом случае, хоть кто-то неравнодушен и обращает внимание. Уже приятно.

Навязчивая привычка не дает возможности окончательно уже всё послать и прекратить делиться мыслями публично. С этими привычками вообще беда. Даже в реанимации через несколько недель под капельницей, когда я стал уже явно оплывать, хирург, поинтересовавшись моим стажем курильщика, велел принести мне пепельницу, мол, пусть дымит, как обычно, лишние стрессы ему сейчас не нужны.

Ну, ладно, это всё мало аппетитные слюни, теперь несколько строк на тему, о которой реально хотел сказать. В принципе меня это сопровождает всю жизнь, но временами обостряется в связи с какими-то конкретными событиями, как, например, недавно относительно трагедии в Саратове. И в виде аргумента снова стандартно всплывает «а если бы с вашим ребенком…».

Я этого по сути терпеть не могу. И не из-за какой-то особой суеверности, просто, во-первых, действительно считаю, что слова и даже мысли имеют собственную энергетику, не всегда положительную и без всякой мистики не стоит лишний раз тревожить лихо, пока оно тихо. А, во-вторых, в той части русской культуры, в которой я воспитался и образовался, это элементарно не принято и даже не очень прилично, обычно после подобных фраз говорят что-то типа «типун тебе на язык» и меняют тему.
Но можно как угодно относиться и реагировать, а вопрос-то остается. Что, если бы убили твоего ребенка? Ты продолжал бы быть против смертной казни этого человека?

Да, я продолжал бы возражать против смертной казни, как государственного юридического инструмента. Но при этом постарался бы уничтожить убийцу, если бы был абсолютно уверен в его виновности. Но, главное, вообще не знаю, что смог бы продолжать дальше жить. Однако тут для меня значима мысль великого Шаламова. Я сейчас без точной цитаты, своими словами. Он писал, что никто не может наверняка сказать, как поступит в лагере и сколько там продержится в человеческом состоянии. Это как с проверкой, сколько может прожить человека под водой. Чтобы утверждать наверняка, надо его утопить. Иначе не проверишь.

Впрочем, сегодня я хотел не по столь экстремальному поводу, а о гораздо более бытовом и обыденном. На счет «так поступил бы каждый относительно своего ребенка и вообще близкого человека». Звучит всегда очень убедительно и как бы чрезвычайно благородно. Ведь тут святые чувства задействованы. И не важно, что совершил этот близкий человека, любые действия для его спасения более чем не то, что объяснимы, но и полностью оправданы.

Это был такой, на мой взгляд, очень подлый и слабый фильм Юрия Быкова – «Майор». Множества всяких премий и восторгов удостоился. Я сюжет пересказывать не стану, желающие могут сами посмотреть в интернете, если не всё кино, этого рекомендовать не могу, то хотя бы содержание. Но, если совсем просто и коротко, то основной смысл там в том, что «каждый человека ради своей семьи пойдет на любое преступление». То есть, правда, это уже из другого фильма, «не мы такие – жизнь такая».

Большой моральный авторитет и великий певец Андрей Захарченков, взявший псевдоним Прохор Шаляпин, публично и очень пафосно рассуждал, что те, кто критикует богатых людей, отмазывающих от ответственности своих детишек, гоняющих по улицам со смертельными скоростями и против всяких правил, на самом деле лицемерные жлобы и тупые завистники. Поскольку «любой родитель готов это делать для своего ребенка, просто не у всех хватает денег».

Я не стану тут размазывать манную кашу по чистому столу, и так уже, уверен, всем надоел своим скучным морализаторством, которое многие тоже воспринимают именно как лицемерие и ханжество. Ограничусь тем, что безумно люблю своих детей своих детей, но в данном случае «безумно» это всего лишь синоним «очень сильно», а отнюдь не то, что на самом деле лишает меня ума вместе с совестью.

Ведь это на самом деле элементарно тот самый «культ антикарго». Мол, у белых людей самолеты тоже из соломы и телефоны из кокосов, и они тоже не работают, только хитрые белые люди умеют это лучше маскировать. Гораздо лучше жить, будучи уверенным, что все остальные тоже подонки. Просто одни хуже умеют притворяться порядочными, а другие лучше.

Хотя, если совсем серьезно, то это, конечно, чистая правда. Все подонки. Но, возможно, есть ещё те, кто этим не особо гордится, осознает, что это плохо и пытается отличать добро от зла.
вторая

Логия пата

Это уже никакая не политика, идеология, не культура и вообще ничто подобное. Мне кажется, что примитивная бытовая шизофрения без всяких новомодных научно-медицинских премудростей.

Сидят несколько десятков человек и на всю страну вещают, что факт превращения России в великую мировую державу уже не вызывает никаких и малейших сомнений или вопросов, некоторые нюансы только в том, куда и на что теперь это величие и грандиозную мощь направить. А я тоже сижу и внимательно их рассматриваю.

Конечно, не являюсь профессиональным байером или великим специалистом по брендам, но даже моего скромного жизненного опыта достаточно, чтобы безошибочно определить – ни на ком из них нет не единого предмета, выпущенного в России. И я уже не говорю о часах или обуви, но даже какого-нибудь паршивого носового платочка (кстати, у на в лобненской электрички продаются великолепные и очень дешево, их возят откуда-то из района Иваново). Всё что угодно, от Америки до Китая. Но отечественного абсолютно ничего.

Между прочим, в начале восьмидесятых у нас был выпущен один из лучших в мире автомобилей представительского класса ЗиЛ-115 (позднее получивший индекс 4104). Во многом не уступал, а кое в чем даже превосходил Роллс-Ройс. Делали вручную по несколько штук в год исключительно для членов Политбюро, не ниже. Правда, он был очень прожорливый так что бак пришлось установить на 120 литров. Однако надлежащего качества горючего в стране не имелось, потому его отдельно и специально, вместе со всеми смазочными материалами, производили на заводе именно для этой машины. Потом их утилизировали, сейчас, по-моему, пара-тройка экземпляров сохранились в музеях.

Теперь собираемся делать Аурус для арабских шейхов. То есть, что значит «собираемся». Мечтаем. Прогресс.

Держава, маму вашу.
вторая

Стыд

Конечно, я уже постарел, и у меня нет того восторга умиления, с которым я когда-то взял на руки своего первого ребенка и прижал к груди. И потом с годами, наслаждаясь и млея, смотрел как он растет и превращается в человека. Понятно, родительские эмоции уже не те, а «инстинкт дедушки» так и не проснулся, видать, не дано, так бывает.

Но всё-таки, надеюсь, ещё не окончательно засох и очерствел. Не стал тем озлобленным и невротическим стариком, а я их знал и знаю немало, которым просто физиологически неприятны дети, как слишком шумные, непоседливые существа, приносящие одни неприятности и вызывающие исключительно раздражение. Так что, в данном случае даже не то, что беспристрастен, а скорее благожелателен, хоть и без излишних бездумных положительных эмоций.

Однако с детьми я и в принципе общаюсь довольно редко. Да и где? У моих сверстников они давно не то, что выросли, а уже и стареть начали, в каких-то общественных местах, типа парков и скверов, где молодняк резвится, практически не бываю, ну, и прочее подобное, короче, мало пересекаемся в стандартных ситуациях. Однако имеется одно исключение. Банно-бассейновый комплекс, в котором я бываю несколько раз в неделю, расположенный в моем доме.

Я стараюсь бывать там, когда в принципе наиболее безлюдно. Или уж во всяком случае минимум детей. Но не всегда получается всё рассчитать и предугадать точно, потому иногда, раз в неделю-две, попадаю в обществе резвящихся в воде детишек моего любимого старшего дошкольного возраста. И я, естественно, вычислениями не занимался, но грубо ориентировочно десятая часть из них принадлежит к очень четко определяемому мною типу.

Чаще всего это мальчики, однако встречаются и девочки. Они совершают резкие, хаотичные и абсолютно не прогнозируемые движения, лупят по воде со всей дури, прыгают вниз головой с бортиков на любой глубине, даже в «лягушатнике», где максимум сантиметров пятьдесят, и прочее подобное, при этом совершенно не обращая внимание на окружающих и никак не учитывая, находится ли кто-то в том месте, куда через мгновение попадет их удар ноги, руки или любой иной части тела.

Но самое главное не это. А взгляд. Он совершенно остановившийся, ни на что не реагирующий и направленный сквозь всё живое и неживое куда-то в магическую бесконечность. Мамы, реже папы, иногда няньки или даже администрация заведения (а это очень заметно по отношениям, когда подобным занимается обслуживающий персонал) пытаются хоть как-то достучаться до сознания ребенка, что-нибудь ему объяснить, каким-нибудь образом повлиять. Но совершенно бессмысленно и бесполезно. Там стена непробиваемая. Сознание недоступна даже не то, что для общения, но и для малейшего контакта. Оно безупречно автономно, но при этом автоматически агрессивно, поскольку действия, производимые под, видимо, его руководством, никак не контролируемы и не прогнозируемы.

И не надо только начинать мне тут про особенности детской возрастной психологии. Я на эту тему прочел бесчисленное количество самых авторитетных научных трудов и общался с самыми именитыми специалистами. Но почему сказал, что главное именно во взгляде. Я людей с такими глазами и соответствующим поведением моментально и безошибочно чувствовал и узнавал в любом обществе не только с самого раннего детства, но и позднее в каком угодно возрасте, социальном положении и вне зависимости от их интеллектуального уровня. Да и сейчас, если немного реже, так только потому, что в принципе много меньше общаюсь с людьми. Так что, это явление и свойство вневременное, постоянное и неизменное.

В Штатах уже в этом веке довольно долго искали серийного маньяка, который убивал и насиловал маленьких девочек. Поймали только тогда, когда его сдал родной старший брат. Который к тому же объяснил, что парень изначально никогда не хотел ничьей смерти, просто в процессе изнасилования он так возбуждался, что терял над собой контроль и непроизвольно душил жертву.

Любопытно ещё и то, что сам этот человек тогда отбывал очень длительный срок за вооруженный грабеж в тюрьме строгого режима. И прокурор, дабы впоследствии на процессе не дать лишних зацепок адвокатам обвиняемого, официально и по видеозапись предупредил старшего брата, что его показания никак не повлияют на его собственный срок или условия содержания. А потом следователь тоже не удержался и поинтересовался, зачем осужденный решил добровольно заложить родного брата. И тот так задумчиво, но очень твердо и осмысленно ответил: «У меня тут было много времени спокойно подумать. Брат с детства был такой… И я решил, что всё-таки что-то с ним надо делать…»

Я не судья и не палач. Но что-то с ними надо делать. Мысли эти не отпускают меня, но мне за них, признаюсь, стыдно. Потому и делюсь ими с надеждой хоть немного стыд этот уменьшить.