?

Log in

No account? Create an account

Бог с вами?

Вот, собственно, единственный читатель, который хотя бы попытался ответить именно на мой конкретный вопрос, а не высказать свое, пусть и чрезвычайно умное, и уместное, но всё-таки более попутное мнение по данному поводу paschick:

«Вопрос украинской автокефалии, на мой взгляд, более политический, чем духовный. Я человек верующий и воцерковленный, но назвать себя ни "истинно православным" ни "истинно верующим" не осмелюсь по той простой причине, что не знаю, что есть Истина. Потому и не рискну судить о "правильности" или "неправильности" создания автокефальной церкви на Украине. В конце концов в основе церковной жизни лежит соборность, так пусть собор украинских пастырей и решает... Проблем автокефалия создаст массу, но уж если Господь попустит её создание, то значит проблемы эти православные заслужили своими же поступками. Что же касается "потребления испорченных продуктов", то УПЦ КП не католики, таинства которых, кроме кажется крещения, не признаются православными действительными. Канонических-то разногласий между УПЦ КП и РПЦ нет, так почему при этом Евхаристия, совершенная священником иной юрисдикции, не несет благодати? То, что пастыри прервали евхаристическое общение, говорит лишь о том, что Христа нет между этими пастырями, не более. Мне кажется, что это грех пастырей, допустивших раскол, а не верующего пришедшего в храм для общения с Богом и причащения Его благодати. Если буду на Украине и вдруг не будет возможности помолиться или причаститься в храме УПЦ МП, а рядом будет храм УПЦ КП, то я пойду в него без каких-либо сомнений в "полезных" свойствах "товара"».

И в связи с этим мне хотелось бы и у этого человека, и, естественно, у любого иного желающего, но высказаться и поделиться собственным мнением и опытом, но именно на эту тему, а не на какую-то смежную, попросить некоторых уточнений.

Во-первых, читатель пишет: «Если буду на Украине и вдруг не будет возможности помолиться или причаститься в храме УПЦ МП». То есть, для него всё-таки предпочтительнее, чтобы церковь относилась к Московскому патриархат? В смысле, значение это имеет достаточное, чтобы данный момент учитывать?

Во-вторых, а если Московский Патриарх официально постановит и объявит, что обряды, совершаемые священниками и/или на территории храмов, принадлежащих общинам, признающим Киевскую автокефалию, не имеют достаточной духовной легитимности, то вы оставите для себя возможность совершать такого рода обряды? Или только молиться в такой церкви? Или вообще ничего?

И в-третьих, та же ситуация, но наоборот. Однако это уже в основном относится только к православным украинским гражданам. Особенно в небольших населенных пунктах, где нет большого выбора и разнообразия, хотя и не только. Насколько я понимаю, во всяком случае пока так говорится большинством даже самых радикальных сторонников автокефалии, никакого насильственного «перехода» и материального уничтожения приходов, относящих себя к Московской патриархии осуществляться не будет, а исключительно по воле общины. Так вот, предположим, в вашем селе та церковь, в которую вы привыкли всю жизнь ходить, осталась в ведении Москвы. А вы морально, нравственно и эмоционально на стороне Киевской патриархии. Перестанете ли вы ходить в эту церковь, начнете ли искать другие варианты?

Заранее спасибо, если кто разъяснит поподробнее.

Да, Бог с вами…

Человеку верующему чрезвычайно трудно, иногда даже просто невозможно представить себя не месте человека неверующего. Но при этом всё-таки, если определенные и не дверца, то тропинки существуют. Тень и искушения сомнения свойственны душе человеческой. Начиная от почти народного и великого в своей примитивности «Если Бога нет, то какой же я штабс-капитан», и заканчивая бурными мятежными метаниями духовного поиска крупнейших условно и обобщённо религиозных философов, опасно подходящих к самому краю неверия, заглядывающих в бездну и в ужасе отшатывающихся от неё, изобретая всё новые и более изощренные фундаментальные основания для своего мировоззрения.

Думаю, не менее трудно агностикам и так называемым атеистам представить себя на месте человека верующего, не обретя веры. Но и тут есть пути если не достижения, то намека на достижения приобщения. Они, собственно, те же самые, что и предыдущей ситуации, только с противоположным знаком. И многие по совершенно разным, порой абсолютно субъективным причинам подходили к черте, за которой есть вера, и пусть не все и далеко не всегда пересекали ей, но оттуда уже всё-таки кое-что видно, потому при хорошей фантазии и развитом интеллекте имеется определенный шанс на получение пусть и весьма приблизительного, но хоть какого-то представления.

Однако и верующим, и агностикам с атеистами даже чисто теоретически вряд ли дано понять, насколько подобная задача невероятно трудна для людей подобных мне. Для которых изначально неведомо и неощутимо понятие веры даже в самом широком толковании. Неизмеримо проще научить говорить и писать слепоглухонемого. И всё же я с полной безнадежностью ставлю перед собой такую идиотическую задачу, обреченно и смиренно делая шаг навстречу неведомому и невообразимому. Итак, я истинно православный и иду молиться в храм. Общаться с Господом.

Даже вовсе оставим в стороне естественную для почти всех и неведомую мне причину, по которой с таковой целью я иду именно в сооружение определенного вида, конструкции и назначения. Ну, мне так удобнее, привык, традиция, просто все так делают, а я не хочу заморачиваться и выпендриваться. Пошел и пошел. В любом случае, какова моя единственно возможная цель? Совершить некий обряд, с помощью которого… Ладно, уточнять не будем. Всем понятно. Кому непонятно, тот не пойдет. Но, раз я пришел, для меня вопросов нет и интересует единственное. Могу ли я тут получить необходимую мне услугу. Требуемого качества.

В стандартных ситуациях обычный человек при определении качества услуги или товара чаще всего полагается просто на собственный опыт и органы чувств. В этой бане нормальный пар, на этом катке приличный лед, в этом магазине мясо как будто приличное, пахнет хорошо и на ощупь нет никаких претензий. Но есть люди, особенно трепетно относящиеся к своему здоровью. Или обстоятельства таковы, что могут возникнуть подозрения. Тогда клиент требует документы. Различные там документы соответствия, качества и тому подобное. И только тогда потребляют требуемое. Если, естественно, их все параметры устраивают.

Я, собственно, конкретно об украинской автокефалии. Мне бы кто более подробно объяснил из тех, кто в курсе и лично заинтересован. Теперь (конечно, после того, как автокефалия будет утверждена, что, почти не сомневаюсь, произойдет в ближайшее время) я прихожу в церковь и на свой опыт с чувствами положиться не могу. Поскольку ничего не изменилось, иконы те же, обряды те же, вообще всё то же, но достаточно ли этого? Для надежности, видимо, требуется попросить документы, к какому патриархату приписан данный приход. И вот тут мой главный вопрос. Что, если не к тому, товар больше не считается качественным? Он стал для меня вреден или, по крайней мере, утратил полезные свойства? Этот способ общения с Богом здесь больше не работает?

Хорошо бы получить подробную профессиональную консультацию. Ведь потребление испорченных продуктов грозит максимум поносом, тут же речь идет о вечной жизни, слишком велик риск, не хотелось бы ошибиться.
Если не считать легендарного Штирлица, то, видимо, всё-таки самым знаменитым советским разведчиком, особенно периода Войны, можно считать Николая Ивановича Кузнецова. Мало о ком из людей его профессии написано и даже снято столь много, и при этом реально не известно почти ничего. Крайне туманные основные факты его биографии вплоть до самой гибели, по поводу которой существует множество версий, но никаких абсолютно достоверных свидетельств, не говоря уже об официальных неопровержимых документах.

Я с детства интересовался личностью этого человека по причинам совершенно субъективным и не настолько интересным, чтобы распространяться о них подробнее, однако один нюанс упомяну. Мне совершенно случайно повезло (хотя на эту тему тоже могут быть разные мнения, например, мои родители в этом сильно сомневались), и я ещё в отрочестве, подрабатывая в пионерском лагере пионером-инструктором, познакомился с неким Андреем Андреевичем Ю., который там летом подхалтуривал руководителем авиамодельного кружка, а вообще-то работал на ликероводочном заводе, хотя был уже давно пенсионного возраста. Я, по-моему, уже как-то вспоминал о нем на страницах этого Журнала. Несмотря на огромную разницу в возрасте мы странным образом почти подружились, Андрей Андреевич жил тогда на территории Донского монастыря, там в старых кельях тогда ещё сохранились обычные коммуналки, я учился неподалеку в шестнадцатой филологической спецшколе и частенько после уроков заглядывал к нему с бутылкой «Акстафы».

Биография Андрея Андреевича была довольно мутная, особенно та её часть, что относилась к довоенным временам и самому началу войны, в разговорах и, порой, не самых трезвых обрывках бесед иногда всплывали какие-то совсем странные вещи. Иногда туда заходили ещё и какие-то стремноватые старики из его прошлой жизни и, например, во время короткого, но бурного всплеска размолвки между ними оказалось, что давно к тому времени покойная жена Андрея Андреевича работала на некой хитрой околохозяйственной должности в Эрмитаже и в последние дни перед окончательным установлением блокады умудрилась вместо какого-то детского дома вывезти несколько вагонов музейной мебели, чему свидетельствовали нескольку сохранившихся в коммунальной комнатушке и чрезвычайно там экзотически смотревшихся предметов из личных апартаментов графини де Рошфор.

Из военной же деятельности самого Андрея Андреевича наиболее открытой и иногда упоминаемой была та, что связана с «Особой группой» Павла Судоплатова. В частности и среди много прочего Андреича неоднократно сбрасывали на парашюте в крупные партизанские соединения в качестве главы тройки военного трибунала, чтобы на месте разбираться со всякими подозрительными и нехорошими товарищами. Не знаю, приводил ли он приговоры в исполнение лично, но вынес их немало, это точно.

Бывал Андрей Андреевич и у Медведева, хорошо знал Кузнецова, но не только потому, что они были приписаны к одной конторе, а ещё и по прежним делам. Всё это, конечно, отнюдь не единственный и даже не основной источник моей информации, но я о нем упомянул просто как о примере того, что не любые факты могут оказаться полностью погребены под грузом времени, даже если, казалось бы, никаких материальных следов уже не может оставаться и в принципе.

И не собираюсь сейчас делиться подробными результатами каких-то исследований, если до этого когда-нибудь дойдут руки, то постараюсь оформить это много корректнее, а пока, просто под настроение и в связи с некоторыми возникшими последнее время ассоциациями, хочу всего лишь мельком обратить внимание на пару подробностей.

Николай Кузнецов не просто знал немецкий язык. Он свободно и без малейшего акцента говорил на шести его диалектах, что уникально даже для многих немцев. Кроме того, он не хуже владел ещё не одним языком, среди которых, например, столь экзотические, как эсперанто и коми-пермяцкий, а какими и сколькими точно до сих пор полностью не известно. Что, с одной стороны, свидетельствует о несомненных выдающихся лингвистических способностях. А они, конечно, были выдающимися и далеко не в одной области. Но, с другой стороны, именно в отношении немецкого при любой даже, допустим, гениальности, совершенно непонятно, как такого уровня навыки и знания мог получить изначально самый обычный деревенский парнишка из пермской глубинки, кое-где после сельской семилетки пытавшийся учиться, но особых все-таки «университетов не кончавший».

Откуда он вообще, хоть чисто теоретически мог взять эти «шесть диалектов»? А дело в том, что на одном из многочисленных капризных зигзагов судьба его, двадцатиоднолетнего юношу, свела в Уральском политехе с легендарной Ольгой Веселкиной. Последней начальницей Александровского женского института, сосланной в свое время в Свердловск, чудом оставшейся в живых, выдающейся преподавательницей иностранных языков и в принципе уникальным человеком. И Ольга Михайловна смогла рассмотреть в этом внешне ничем не примечательном парнишке нечто, что заставило приложить особые усилия, которые и дали совершенно необыкновенный результат.

Правда, в сорок втором Пауль Вильгельм Зиберт ещё немного подшлифовал какие-то оттенки в лагере для немецких военнопленных под Красногорском, но это было очень не долго и принципиального значения не имело, основа уже была заложена более чем солидная. А дальше начинается его работа в Ровно как бы при отряде Медведева, о чем последний рассказывал и писал, казалось бы, предельно подробно. Но тут нужно понимать вот какой момент.

Контора Судоплатова всё-таки была заточена прежде всего на диверсионную работу. Как, естественно, и в основном всё партизанское движение. И именно в таком качестве и имели в виду самого Кузнецова. Однако диверсантов было и кроме него вполне достаточно, пусть такого уровня и не слишком много, но и они были. А вот столь высокопрофессионального разведчика, уж в тех местах несомненно, а, подозреваю, и вообще среди внедренных в немецкую армию, попросту не существовало. К сожалению, это и среди самого высокого руководства в Москве мало кто понимал.

А сам Николай Иванович осознавал прекрасно. И неоднократно пытался и разъяснить, и уточнить. Мол, граждане-товарищи, вы бы уж как-нибудь конкретнее определились бы. Если нужно что взорвать, кого замочить или ещё что подобное, я с великим удовольствием. Никаких особых проблем, только, во-первых, тут и без меня желающих специалистов хватает, а, во-вторых, что самое главное, не будет ли много больше толку, если я, вместо того, чтобы прикончить очередного ихнего начальника, на место которого мгновенно пришлют такого же, выясню какую-нибудь принципиально важную стратегическую информацию?

И надо сказать, что получить такого рода информацию он действительно умел как никто. Достаточно упомянуть только его данные по поводу предстоящей Курской операции, полезность которой до сих пор недооценена. Об собой роли его сведений по поводу Тегеранской конференции вообще отдельный разговор. И всё-таки его хотели использовать прежде всего, как именно диверсанта. А когда он самостоятельно скорректировал задачи, в результате чего Эрих Кох остался в живых, то сильно обиделись и велели Медведеву разобраться со слишком самостоятельным товарищем.

Дмитрий Николаевич очень ценил и, если в подобных ситуациях возможно такое слово, любил Николая. Но откровенно саботировать приказ свыше он тоже никак не мог. Потому поступил несколько «по-партизански». Отправил Кузнецова во Львов, как бы вслед отступавшим немцам для продолжения совместной работы, когда основные силы партизан пойдут следом.

Не только этот факт сам по себе, но и множество привходящих обстоятельств сделали для Николая Ивановича совершенно ясным и несомненным, какая судьба ему уготована. Была весна сорок четвертого. Сомнений окончательно исхода войны уже почти ни у кого не оставалось, тем более у такого профессионала, как Кузнецов. Он сделал для победы столько, сколько далеко не каждый. И без малейших колебаний десятки раз шел на практически верную смерть с оружием в руках против врага. Но просто так погибать от тупости и подлости начальства не собирался. И тогда он решил проблему в соответствии с уровнем своих способностей и возможностей.

Нашел выходы на людей из УПА. Частично полюбовно договорился, частично заинтересовал материально, частично заморочил голову, частично элементарно надул и обвел вокруг пальца. Они помогли ему устроить инсценировку гибели и вывели своими тогда ещё прекрасно работавшими тайными бандеровскими тропами в Европу. Он срезал уголок Польши и через Словакию, Австрию и Италию добрался до южной Франции. Дальше одним из «маршрутов свободы», специализировавшихся на переброске сбитых английских и американских летчиков, про помощи девушек из Сопротивления перебрался через Пиренеи в Испанию, Дальше Португалия и сухогруз в Мексику.

В Штатах он не задержался и уже в сорок седьмом, не без помощи обширной местной хохляндской общины, поселился на берегу озера Виннипег в Канаде, в заказнике Поплар, где устроился по одной из своих юношеских ещё профессий таксатором, то есть специалистом по определению объема срубленных и растущих деревьев, запаса насаждений и прироста как отдельных деревьев, так и целых насаждений. Потом построил дом, завел семью, нарожал детей и спокойно, мирно и счастливо доработал до семидесяти лет, а дожил до почти конца девяностых.

Распада СССР почти не заметил. До самого конца больше всего ненавидел фашистов. На английском и французском говорил так, что окружающие не сомневались в его истинно канадских корнях. Иногда, исключительно с лицензией и соблюдая все правила, охотился. Немногие оставшиеся свидетели вспоминали, что никогда не видели, чтобы кто-нибудь так стрелял.

Метки:

За свою достаточно уже длинную жизнь, в ранней юности с некоторым даже ужасом, позднее более с недоумением, а уже достаточно давно с полным равнодушием убедился и продолжаю убеждаться, что у множества, если не у большинства, людей существуют стремления, желания, пристрастия, удовольствия, интересы и всё такое прочее подобное, абсолютно мне недоступные, а, случается, и вовсе до какого-то момента случайного узнавания неведомые. И наоборот.

И часто речь не идет о чем-то хоть относительно серьезном и стабильном, типа «люблю-не люблю» или «чуждо-близко», а о совсем примитивном «хочу-не хочу». Вот я сейчас смерть как хочу раскаленный чебурек с глотком ледяного пива, а супруге эту мерзость даже представить себе страшно. Или приходит дочка после работы, я слушаю Вагнера, она просит, мол, папочка, если можно, дай мне немного отдохнуть от этой твоей какофонии. И ставит свою «бумс-бумс», от которой у меня волосы на голове шевелятся, отдыхает…

Но это всё так, чепуха и мелочь, часто зависящая от конкретной ситуации, настроения, состояния здоровья или, случается, элементарно погоды на дворе. Есть же вещи более глубинные и стабильные, но не менее для меня изумительные. Например, недавно, когда заходил разговор о выборах московского мэра и обсуждался Собянин, в подавляющем большинстве случаев люди даже самых либеральных и прогрессивных взглядов начинали обмен мнениями с чего-то вроде, ну, мол, с тем, что Москва похорошела, вы, наверное, спорить не станете… И практически все пусть и ещё более прогрессивные и либеральные собеседники в ответ затягивали, типа, нет, конечно, спорить не будем, несомненно похорошела, однако…

Я про всякие «однако» обычно дальше не слушаю. Вот что значит в представлении собянинских «Москва похорошела».



Самый рядовой и стандартный пример. Эту штуку ещё весной поставили в одном из самых любимых мною мест старого города, на Пятницкой, у метро «Новокузнецкая». И так украшена вся столица. На Манежной, скажем, стоит гигантская фанерная арка тоже с искусственными цветочками, лампочками и надписью «Москва», видимо, чтобы кто не перепутал. Это стиль и вкус. Есть ещё такое прекрасное слово «нарядненько». Они так наряжаются. И получают удовольствие.

И, поверьте, у меня тут нет какой-то социально-классовой надменности. Понятно, что человек, воспитанный на регулярных с детства посещениях музея д’Орсе по предпочтениям будет несколько отличаться от никогда не выезжавшего из деревни под Рязанью. Но, во-первых, не обязательно, во-вторых, не обязательно в лучшую сторону, а, в-третьих, и это самое главное, я вполне могу понять, как восхищение пламенеющей готикой совмещается с наслаждением от архитектуры в Малых Карелах. Так что, дело не в том, или не совсем в том, что собяниские провинциальные, деревенские или необразованные и не воспитанные. Тут что-то другое, более нутряное и фундаментальное.

Нет, я меньше всего хочу выглядеть каким-то эстетствующим придирой. К тому же, наверняка, по мнению значительного большинства у меня самого, мягчайше говоря, со вкусом далеко не идеально. Скажем, мне очень понравилась и доставила удовольствие последняя выходка Бэнкси с самоуничтожающейся картиной. Хотя, наверняка, многое только покрутят пальцем у виска. И в его адрес, и в мой. Ну, что делать. Каждому свое.



Однако, я хотел бы предложить идею, чтобы совместить их «нарядненько» и мои представления о прекрасном. Установить, как в раме картины «Девочка с воздушным шаром», такой шредер, только очень мощный, стационарный, под каждым произведением Собянина. И рядом кнопку, чтобы я мог подойти и нажать.
Верните ингушам их исконные родовые земли, сволочи!
«Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время, — век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы, весна надежд, стужа отчаяния, у нас было все впереди, у нас впереди ничего не было, мы то витали в небесах, то вдруг обрушивались в преисподнюю, — словом, время это было очень похоже на нынешнее, и самые горластые его представители уже и тогда требовали, чтобы о нем — будь то в хорошем или в дурном смысле — говорили не иначе, как в превосходной степени».

Только умоляю, я ни с кем не собираюсь спорить и даже дискутировать. Это и тогда было довольно нелепо, а нынче совсем уж смешно до степени слабоумия. Заставило меня написать эти несколько строк всего лишь легкое недоумение, действительно, очень легкое, почти мимолетное, уровня пожатия плечами на ходу, по поводу странности аберрации памяти некоторых моих соотечественников и современников.

По не очень понятной мне причине, как будто никаких особых, даже календарных поводов нет (имею в виду какие-то значимые круглые даты, а не просто совпадение чисел), но именно последние дни или даже, возможно, недели, в особенно концентрированном виде стали появляться частично воспоминания, но более рассуждения о событиях девяносто третьего года, зачастую довольно условно, но весьма значимо называемых кое-кем «расстрелом парламента».

В принципе, это тема никогда не отпускала, мы, знаете ли, никак не довоюем Гражданскую и Вторую мировую, что уж говорить о столь вроде бы близких по времени событиях. Но почему-то именно сейчас (у меня, на самом деле есть некоторые соображения почему, однако эту тему я здесь развивать не стану) лично для меня очень заметно изменился и состав, и тон «вспоминающих и рассуждающих». Намеренно не буду называть фамилии, чтобы не сводить всё к какому-то персональному обмену пустыми колкостями. Но люди, которые всегда представлялись мне вполне вменяемыми и трезвомыслящими, друг почти хором принялись утверждать, что то был приговор демократии и начало становления ельцинской диктатуры.

Ещё раз повторю, не собираюсь пускаться в пространные теоретические рассуждения о нюансах парламентаризма вообще и того конкретного момента в частности. Просто, когда я слушаю вот это чрезвычайно умное либеральное плетение словесных кружев, у меня перед глазами стоит та осень. Я как раз жил тогда на Октябрьской и всё происходило непосредственно на моих глазах.

Когда, побузотерив на площади, толпа ломанула через Крымский мост в сторону Дома советов. Кстати, толпа не была гигантской, точных подсчетов до сих пор не существует, но мой последующий опыт позволяет примерно прикинуть. Скорее всего, изначально не более двух-трех тысяч. Они разметали жиденькую цепочку милиционеров и двинулись по Садовому. И всяческая власть в городе мгновенно исчезла. Все менты позорно разбежались, побросав технику и даже частично оружие, хотя было оно, действительно, у немногих.

Восставшие, а это были именно восставшие, а не протестующие и не митингующие, занимали одно административное здание за другим, да, силами не слишком многочисленными, но очень неплохо организованными и мотивированными. А самое главное даже не их сила, а полная импотенция так называемых «силовых структур» любого наименования, я уже, конечно, сейчас не помню все те названия, исторического исследования не пишу, потому не вижу смысла восстанавливать по документам, кто был ОМОН, а кто какой другой красивый спецназ. Но рассыпались все без исключения. Даже вояки не смогли свое Министерство обороны толком защитить, его не захватили по чистой случайности и недостатку времени.

А потом было искаженное ненавистью лицо Макашова, оравшего про «мэров, сэров и херов», Руцкой, призывавший летчиков-патриотов бомбить Кремль, шустрые ребята Баркашова с автоматами у бедра…Что это было и кто «Они» были? Вы понимаете, единственное, что вызывает у меня уже упомянутое легкое недоумение, это откуда взялись все эти нынешние страдальцы по «убиенной демократии» и где они были тогда. В тот момент и в моем окружении и вообще среди тех, кого я хоть как-то знал, а круг мое общения был очень, если не сказать чрезвычайно, велик, то кроме небольшого количества молодняка, почти ещё детей, толком ни в чем не разобравшихся, для которых и девяносто первый был уже неизвестной историей, потому «попутавших берега» и мотанувших к Белому дому действительно «защищать свободу», больше не было ни одного человека, у которого имелись хоть малейшие сомнения, за что идет драка и что стоит на кону.

Люди с красными флагами, которые на моих глазах разметали трусливых ментов, хотели советской власти. И ничего кроме, и никак иначе. А Макашов с Баркашовым, которые стали символом этой силы, оказались там отнюдь не случайно и попутно, как многие сейчас пытаются изобразить, а именно они и были основными выразителями целей, задач, устремлений и настроений. Там были враги. Мои личные враги. Абсолютные и безусловные, без малейших оттенков и нюансов. А по другую сторону, конечно, не исключительно друзья и даже по большей части отнюдь не друзья. Но в какой-то степени, несомненно, соратники, «свои», которым бы, как и мне, сильно не поздоровилось бы, если бы враги взяли власть.

Несколько лет назад Дмитрий Быков написал о том моменте (возможно, сейчас его позиция несколько изменилась, в принципе он с годами потихоньку мудреет, но в данном случае у меня есть определенные сомнения): «Российский парламент становился центром сопротивления ельцинизму – в каковое понятие включались грабительские реформы, разнузданность демократических свобод и коррупция, все черты российской революции девяностых». Это какой-то инфантильный бред, полное смешение Божьего дара с яичницей. Они хотели нас всех уничтожить. И меня, и Быкова, и хоть немного подобных. Просто съесть с говном, чтобы следа не осталось, и всё. А остальное – тупой либерально-шизофренический маразм и пустая лирика.

И ворюга, фанфарон, болтун, не исключаю, что в чем-то и уголовный преступник Павел Николаевич Грачев, который сумел всё же грамотно расставить танки и прекратить это безобразие, лично для меня именно за это останется навсегда в самой доброй памяти.

А вот кто в результате выиграл, кто проиграл, какие ошибки совершил реальный Ельцин и ещё более Ельцин условный, как олицетворение определенных исторических процессов, это уже совсем иная тема. Той осенью России был дан шанс, возможно последний. Она получила несколько лет свободы. Кривой, кособокой, убогой, обреченной, но свободы. Спасибо. Единственное за всю жизнь мое «спасибо» хоть чему-то, относящемуся к государству.

А потом матушка всё просрала.

Никого не хотел обидеть. Поверьте, никаких эмоций кроме глубочайшего наплевать.

Метки:

Я часто и много пишу о Черчилле и Тэтчер, потому у некоторых может возникнуть впечатление, будто это близкие мне по духу исторические личности и даже в какой-то степени мои герои. Не может быть ничего более ложно и не соответствующего действительности.

Оба этих человека и они же, как государственные деятели и исторические фигуры, предельно далеки от меня и категорически противоположны моим собственным представлениям о прекрасном. И если относительно Маргарет Альфредовны ещё могут быть какие-то смягчающие нюансы, прежде всего, да простят меня времена ошалевшего феминизма, её пол, кроме того и происхождение, и воспитание, и ещё многое, особенно относящееся вообще к тому, что времена её «правления» были более вегетарианскими, то сэр Уинстон мне, как человек, безоговорочно отвратителен. Даже не буду упоминать его какие-то конкретные поступки, в отличие от Тэтчер он ведь ещё и довольно плодовитый, весьма талантливый писатель, журналист и публицист. Достаточно почитать, а я читал более чем достаточно, чтобы в какой-то момент просто волосы на голове зашевелились от ужаса. Закоренелый имперский расист, абсолютно безжалостный и напрочь изначально лишенный, просто не воспринимающий их существования, большинства моральных, этических и нравственных критериев, принципиально важных и определяющих для меня.

Но если я иногда спрашиваю себя, кого наиболее ценю и уважаю из государственных деятелей двадцатого века, кого считаю наиболее ценным, дальновидным и эффективным политиком и кому могу считать лично себя благодарным, то среди первого на ум приходит: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжёлого труда, слёз и пота». И при этом не испытываю никакого раздвоения сознания, вовсе даже чуть не чувствую малейшего душевного дискомфорта. Способен ощущать, как данность без всяких проблем.

Никак не сравнивая и не ставя на одну доску, но просто из наиболее веселого сейчас и для меня очевидного. Многие вполне не глупые и во многом имеющие сходные со мной взгляды по основным имеющим к этому отношение вопросам люди забавно почти обижаются, когда слышат, как я называю Трампа придурком и прохвостом. Одним просто откровенно нравится то, что он делает, другим нравится далеко не всё и не всегда, но они считают его очень полезным и своевременным, потому никак не хотят и не могут понять моего отношения, хоть я и пытался объяснить неоднократно, но прекрасно понимаю, что практически бесполезно.

Или вот совсем уже потешный сюжет с намозолившим всем глаза и уши Бреттом Кавано. Посмотрел тут недавно его выступление в Сенате. Мамочки родные! Ну, просто клинический неврастенический идиот. Его не то, что членом Верховного суда, его охранником в супермаркет брать опасно. Но имеет ли это хоть какое-то отношение к тому, что ведущаяся против него компания совершенно омерзительна, исключительна подла, не имеет никакого отношения к здравому смыслу и вообще хоть каким-то что моральным, что рациональным или юридическим понятиям? Нет, конечно, не имеет и малейшего. Классический вариант, когда котлеты отдельно, а мухи отдельно. Но на бытовом массовом уровне получается, что, если я ржу в голос над Кавано, то испытываю хоть какие-то положительные эмоции по отношению к массовой шизофрении свихнувшихся и одновременно изумительно корыстных самок обоего пола.

Кто мне мог быть в жизни более чужд и враждебен, чем профессиональный коммунистический функционер, первый секретарь обкома Партии? А я в девяносто первом пошел на баррикады защищать не его, конечно, но вместе с людьми, которых он возглавлял. И до сих пор, несмотря ни на что, в отличие от очень многих, считаю это самым честным и разумным поступком в своей жизни. А рыжая сволочь-приватизатор? Никаких иллюзий относительно его душевных и прочих человеческих качеств не имел, особенно после «дела писателей», болезненно и обидно лично меня задевшего, но до определенного момента стоял за него горой, вернее, за то, что он делал, пока не начался совсем другой исторический период. Хотя при этом сам-то Чубайс хуже не стал и вообще ни в чем не изменился.

Тут, гениально, я считаю, полностью по Фрейду проговорился Путин по поводу Скрипаля. Его спрашивают, вы зачем, мол, людей травите, да ещё в другой стране. А он отвечает, что Скрипаль мразь и предатель. Вот умри, лучше не сформулируешь, что я имею в виду. Это машина Стелькина, а он взяточник. И точка.

В принципе, это проблема из вечных, уровня Достоевского. Желая поубедительнее объяснить, что никого не надо убивать вне зависимости от персональных качеств возможной жертвы, Федор Михайлович наделил старушку-процентщицу всеми возможными мыслимыми отрицательными чертами. Но в последний момент не удержался, его гениальное чутье подсказало, что любые его логические, нравственные и религиозные построения окажутся на подсознательном инстинктивном уровне опровергнуты образом столь омерзительной старухи, и он подставил под удар сестру её Лизавету, кроткую, блаженную, почти юродивую до уровня святости, да ещё с намеком, что, возможно, беременную. Величайший художественный прорыв и одновременно провал Достоевского. Понимал, что ситуацию нужно создать идеальную, но ощущал, что тогда не достигнет требующегося результата. Как мало кто понимал натуру человеческую и вопреки всему, к чему стремился, не мог преодолеть глубочайшего к ней отвращения.

Я хочу всё-таки закончить на немного более светлой ноте. Много лет повторял, что в России один порядочный политик, да и та сумасшедшая. Имел в виду, понятно, Новодворскую. То, что она творила и говорила, как себя вела, весь образ её жизни и общественно-политической деятельности с юности представлялся мне неуместным до степени глупости и даже на полном серьезе некоторого психического расстройства. Но как человек в моих глазах она была безупречна. Никогда не солгала, не предала, не сфальшивила и не поступилась не в чем даже к самой незначительной мелочи. И книжки она понимал так, как и я, и кино, и музыку, и живопись, и вообще практически всё, о чем, между прочим, очень талантливо писала. И с годами я всё больше понимал, а в конце концов и убедился полностью к некоторому даже своему изумлению, что всё она делала верно, а то, что в какие-то моменты и по каким-то позициям не совпадало с моим мироощущением, то это не её проблемы, а мои.

И, кстати, Боровой. Костя лично у меня и довольно подловатым беззастенчивым образом в самом начале девяностых спер деньги, десять тысяч долларов, это тогда была очень серьезная сумма, практически все мои с компаньоном накопления. И вел себя при этом очень нагло, некрасиво, так что, я и довольно долго относился к нему соответственно. Но именно Константин Натанович оказался до последнего мгновения по сути единственным самым искренним и верным другом Валерии Ильиничны. И очень достойно хранит её память, не позволяя себе даже малейших бестактностей. Потому уже довольно давно, если речь заходит о Боровом, на губах моих появляется не сильная, но достаточно благожелательная улыбка.

Черт его знает, как тут всё бывает перемешано. Но, самое странное, почему-то для меня всегда остается предельно ясным и однозначным. Не надо бить старушку по голове топором. Даже самую омерзительную.

Свечи

У пророков нет пороков,
Лишь болезни, да морока,
Ведь совсем не много прока
И от лучшего пророка.


Думаю, что всё же «не врать» и «не ошибаться» не совсем друг другу равны и идентичны. Иногда, бывает, пересекаются, но в принципе они про разное.

Недавно, как раз, вспоминал. Когда пенсию оформлял. То есть, тоже уже больше четырех лет прошло, но по сравнению с теми временами действительно недавно. Как начинал свою трудовую деятельность лет в десять, оказавшись случайно почти на год в деревне Свечи под Сухиничами.

Официально в колхозе подпаском был оформлен и ещё в ночные дежурства помощником на свиноферму выходил. Ставили трудодни и даже какая-то копейка капала, вполне даже по том временам и возрасту моему ощутимая. Но, главное, чем гордился, потом дали справку и сказали, что она важная и её нужно показать, когда трудкнижку заводить буду.

Действительно, сохранил каким-то чудом и уже в пятнадцать на Московском тормозном мне в мою первую трудовую на основании той справки внесли колхозный стаж в счет будущей пенсии. Испытывал определенную гордость, появился шанс когда-нибудь стать ветераном труда. Правда, в результате по жизни не приходилось, но воспоминание осталось.

Привезла меня тогда в деревню бабка Полина, давно городская знакомая моей матери к своей старшей сестре, колхознице, бабке Степаниде. Совсем по моим тогдашним ощущениям древней старухе, но ещё работавшей, собственно, с ней я на свиноферме и дежурил.

Отношения мои со Степанидой были ровные, хотя и несколько сложные, как у двух существ с разных планет, старавшихся сохранить доброжелательность, однако сознававших неизбежную и непреодолимую грань взаимопонимания. Она защищала меня от местных, утверждая, что я цыганенок, а не жиденок, хотя моя достаточно интернациональная внешность и не создавала мне особых проблем с неприятностями, но так, на всякий случай. Лучше не будить лиха.

Это вообще была основа её жизненной философии. Не надо нарываться и всегда следует быть ко всему готовым. Однажды я, занимаясь чем-то по хозяйству в чулане, обнаружил несколько странных для себя предметов. Огромные, литров по десять, если не больше, бутыли зеленоватого мутного стекла с, как потом выяснилось, керосином и подсолнечным маслом. Картонную коробку с десятками кусков стирального мыла. Сорокакилограммовый мешок окаменевшей от времени соли. Запечатанный ящик гвоздей. Ещё что-то такое подобное, в чем я не разглядел особого проку и ценности. Когда стал допытываться у Степаниды, она только от меня отмахнулась, мол, мал ещё и глуп, ничего не понимаешь, рано тебе ещё пока.

А бабка Полина потом, отведя меня в сторону, тихонько и наставительно пояснила, чтобы я не лез к Степаниде с такими глупостями, она вида не подает, но обижается. Для неё там в чулане не просто запас, это самое насущное и необходимое не на какой-то абстрактный «черный день», а на то самое что ни на есть реальное и не слишком далекое время, которое надо будет постараться пережить.

Расставались мы хорошо, по-доброму, может быть и без особой сентиментальной доброты, но и зла за душой не затаив. Степанида мелко, почти незаметно перекрестила меня и сказала, что в жизни придется не легко, но я выкарабкаюсь, «ухватистый, руки на месте, а голова вырастет». Больше мы никогда не виделись, я даже о ней ничего не слышал, мы очередной раз куда-то переехали и даже связь с бабкой Полиной прервалась.

Степанида, наверняка, давно умерла. Последние несколько лет по каким-то странноватым старческим капризам я время от времени даже хотел съездить в Сухиничи, навестить деревни Свечи и Колодези, посмотреть, может, осталось ещё что памятное. Но так и не собрался, а теперь, похоже, уже и вовсе не получится, физически не потяну.

И всё-таки любопытно, что стало с тем чуланом?

Метки:

Подвиг разведчика

За всем этим туповатым, жутковатым, но, на мой вкус, всё-таки достаточно веселым балаганом с отравлением Скрипалей и последующим выступлением клоунов-пидарасов как-то совершенно потерялась и прошла незамеченной действительно, по моему мнению, принципиально важная информация. Абсолютно вне зависимости от того, кто такой Боширов, травил ли он кого и имеет ли какое отношение к полковнику Чепиге.

Когда я более уже четырех лет назад написал в своей «Истории Великой украинской революции», что удаление Януковича с территории страны проводилось срочно в режиме спецоперации для делигитимации власти перед уже расписанным по часам и давно полностью подготовленным захватом Крыма, даже многие люди, вполне уважительно воспринявшие мой текст, тут в разной степени были со мной не согласны. Мол, это уже, Васильев, согласись, ты несколько подпустил излишней фантазии и конспирологии, никакой там особой спецоперации не было, просто пометался Виктор Федорович по стране и, поняв, что нигде уже толком не светит, как получилось, так и свалил в Россию.

И вот вам пожалуйста. «В феврале 2014 года сотрудник ГРУ Чепига принимал участие в эвакуации бывшего президента Украины Виктора Януковича в составе Сил специальных операций (ССО) Минобороны РФ, получив за это звание Героя России».

Я тогда, это правда, не говорил, потому как не знал точно, какая конкретно структура этим занималась. Но теперь-то совершенно ясно, что убирали с Украины Януковича именно ГРУшники, причем этому делу придавалось столь серьёзное значение, что за успех награждали званием Героя, кстати, вполне возможно, что отнюдь не только одного Чепигу.

Так что, не стоит надо мной поспешно посмеиваться, сколь бы нелепыми в первый момент вам ни казались мои истории. Подождите. Я ещё никогда не врал.

Кусты

Мне всё-таки хотелось бы буквально на несколько минут и очень кратко вернуться к предыдущему разговору. Видимо, я сделал ошибку, преувеличив возможности людей отстраниться от конкретной ситуации и реальных персонажей. Просто показалось наиболее удобным упомянуть о «казусе Кавано», дабы не уточнять и так всем известные факты. Но, скорее всего, не очень получилось донести до читателей суть вопроса, поскольку выяснилось, что уж очень многие и слишком погружены в мне через океан совершенно не интересные подробности политических, общественных, этических всяких прочих подобных взаимоотношений. Потому разговор, к сожалению, в основном свернул совсем не на ту дорогу, которая в данном случае важна лично для меня. Хотя несколько прямых ответов я получил. Но они составляют исключение. Так что, попытаюсь переформулировать.

Да, и ещё, думаю, моя ошибка в том, что я поставил задачу относительно третьего лица. А всегда надежнее даже теоретические и абстрактные опыты ставить над самим собой, исчезает масса неясностей и возможности разночтения. А теперь расскажу конкретную историю.

Больше полувека назад, когда мне было двенадцать-тринадцать, я в пионерском лагере вечером после отбоя курил, это тогда большой редкостью не являлось, с компанией нескольких своих сверстников из первого отряда, мальчиков и девочек, на полянке за корпусом. И стоял так, что первым увидел появившегося из-за поворота на тропинке вожатого. Сказал стандартно бытовавшее тогда «Атас» и сделал шаг в сторону, в темноту за кусты. Но кроме меня никто не успел среагировать, вожатый всех разглядел, делать что-то было поздно, он подошел, назвал каждого по имени, для памяти, и велел отправляться спать. Да, и спросил, не было ли с ними ещё кого, но меня никто не выдал. Я так и ушел потом не замеченным и не опознанным.

Следующим утром всем нарушителям на линейке объявили выговор и сказали, что напишут на работу родителям. Лагерь был ведомственным, причем, от режимной организации, так что, угроза прозвучала весьма серьезно по тем временам. Кстати, не знаю, была ли она исполнена, но выглядела достаточно неприятно ещё и потому, что и в семьях потом реакция могла быть разная, вплоть до мордобития, нравы в той полуармейской среде были не слишком вегетарианскими. Затем ещё несколько раз нарушителей вызывали к руководству, всех вместе и по отдельности, допытывались, все ли виновные установлены и не скрылся ли кто, но ребята меня не сдали. А сам я промолчал.

Тут, правда, был ещё один мелкий нюанс. Я там находился не как простой пионер, а существовало такое понятие «пионер-инструктор». То есть имел определенные дополнительные обязанности в лагерной радиорубке, направление выдавало РОНО и за его же счет путевка доставалась мне бесплатно. Деньги как будто небольшие, по-моему, где-то примерно рублей около пятнадцати за смену, но, если считать все три месяца, то сумма для нашей семьи в то время более чем ощутимая. Мать зарабатывала шестьдесят пять «грязными», а больше источников дохода не имелось. И у меня в подкорке мелькнуло уже в самое первое мгновение, когда я только увидел вожатого, что из-за скандала бесплатную путевку могут аннулировать, что создаст для мамы немалые проблемы. Но это так, к слову и дополнительно. А тогда, конечно, в основном шаг за куст я сделал более всего инстинктивно, а потом не сознался от элементарного недостатка смелости.

Много лет я не мог этого забыть. То есть, и до сих пор, как видите, не могу, понятно, что уже не столь остро, но всё-таки. Дорого бы дал, чтобы вернуть тот момент и переиграть всё по-другому, не сделать постыдного шага в кусты, не промолчать потом, разделить ответственность с друзьями, но, понятно, это было уже невозможно.

Хотя, наверное, что-то оказалось всё-таки возможным. Больше никогда в жизни я не совершил ничего подобного. И в любой ситуации не только не уходил в кусты, но даже, если волею случая ненароком там изначально оказывался, то немедленно выходил вперед, из темноты на свет. Нет, ничего героического так и не свершил, грудью на амбразуру не бросался и не могу похвастать или пожаловаться, что сильно пострадал. Но действительно рисковал иногда серьезно и без малейшего раздумья. Урок оказался усвоен достаточно хорошо.

И вот об этом, собственно, был мой вопрос. Бог с ними, с другими и их грехами. Но подозреваю, что если не у всех, то у многих в отрочестве или ранней юности имеются какие-то поступки, за которые до сих пор стыдно и больно. И может ли при этом каждый про самого себя с полной искренностью и уверенностью сказать: «Всё, забыли, это исчерпано и перечеркнуто, то сделал мальчишка, к которому я нынешний не имею никакого отношения, и ответственность с меня полностью снята и за давностью лет, и всем моим последующим поведением»?

Ещё раз повторю и подчеркну, опасаясь вновь недопонимания, что речь не идет о каком-то страшном кровавом преступлении, не о юридических последствиях и даже не о грехе в религиозном его понимании, который можно отмаливать, искупать или ещё как «спасаться» в зависимости от вида и степени веры. Нет, просто подлость, совершенная в том возрасте, когда моральные критерии ещё не сформированы, а инстинкты превалируют над мозгами и совестью. Это исправимо или навсегда? Исключительно для самого себя, не надо думать про любой суд, даже самый Верховный.

Метки:

Пьянству бой

Сразу нижайше прошу прощения, что затрагиваю столь пошлую и затертую тему. Но тут имеются, хоть, признаю, и довольно слабые, однако всё-таки смягчающие обстоятельства. Я имею в виду замечательную историю с судьей Кавано.

Меня несколько извиняют всего лишь три довольно мелких нюансов.
Во-первых, я представления не имею и у меня нет никакого желания выяснять и разбираться, кто такой Бретт Кавано, каковы его нравственные, душевные качества, соответствует ли уровень его профессионализма посту члена Верховного суда и всё такое прочее подобное. Так что, естественно, мне категорически наплевать, изберут его или нет.

Во-вторых, меня столь же принципиально не интересует, действительно ли имел место инцидент с попыткой изнасиловать, насколько врет обвинительница, какие у кого в этом деле имеются корыстные интересы, и всякая иная политическая составляющая. Не только из каких-то высших соображений, типа, мол пусть американская избирательная система сам справляется с собственными проблемами, а вот просто по-человечески не интересно. Такое бывает и на самом деле часто оказывается основным.

И в-третьих, сам я ни в каком возрасте и состоянии не позволил себе не то, что ударить женщину по любому поводу, но даже и применить малейшее насилие, если она не хотела взять цветок, то мне никогда не приходило в голову его навязывать. Так что в этом отношении мое полное беспристрастие гарантировано, и для любых подозрений в личной субъективности нет никаких оснований.

Так что я имею в виду чисто абстрактную и почти идеальную ситуацию без посторонних примесей. Представим себе отстраненно теоретически, что лет тридцать пять назад максимум семнадцатилетний, а то и моложе, парень на пьяной вечеринке попытался завалить в койку девчонку. Подчеркну и уточню. Нет, не подсыпал тайно наркотик или снотворное, не избил, даже не ударил, не изнасиловал, не угрожал каким-либо оружием или хотя бы словами. Данные моменты для меня принципиальны и при их наличии я и не начинал бы разговора.

Но, завалив на кровать и пытаясь добиться близости, применил, возможно, определенные физические усилия для достижения своей цели, воспринятые девочкой как неприятные и, вероятно, оскорбительные. Всё это безобразие прекратил зашедший в комнату приятель. Причем, прекратил, для меня это тоже важно, не физически, не оттаскивая, скажем, парня за ноги или настучав ему по голове, а просто фактом своего появления. Вся, точка, зафиксировали, приняли и согласились, что так и было.

И вот парень получает образование, работает по специальности, возможно, какие-то профессиональные претензии к нему и имеются, но в целом он вполне успешен и эффективен, а относительно каких-то фактов насилия или вопиющей безнравственности сведений не имеется точно. Три с половиной десятка лет, причем в достаточно, если не сказать предельно, публичном пространстве, где каждый шаг на виду и постоянно под самым пристальным общественным наблюдением.

После чего возникает вопрос о выборах на ответственную должность, требующую очень высоких человеческих качеств, ну, предположим, в тот же Верховный суд. Является ли в таком случае старый инцидент категорическим препятствием или хотя бы достаточно веским аргументом против? Нет, особо подчеркну, что речь не идет о юридической или вообще какой-либо иной практической ответственности, а исключительно о этическом выборе.

Даже более того, в совсем уж привычных судебных категориях, возможно ли здесь хотя бы «разумное обоснованное сомнение» в том, что человек достоин такого рода должности? Или в любом случае это бред собачий?
Возможно, заметьте, я отнюдь не настаиваю, а только робко предполагаю, что каждых антисемит в чем-то довольно плохой человек. Но даже это вольное допущение совершенно не означает, что не антисемит автоматически человек хороший. До этой простенькой мысли дошли ещё древние философы, даже из тех, которые о существовании евреев и не подозревали.

Так вот, Путин совсем не антисемит. Это константа, тут не надо со мной спорить, я их нутром чую столь же безошибочно и на любом расстоянии, сколь и они жидов. Просто не антисемит, и всё. Тут нет никакой качественной характеристики. Такое случается. Редко, но вовсе не уникально. Бывает.

Это вообще штука иррациональная и по сути мистическая. Например, Берия, вопреки абсолютной убежденности очень многих, не был антисемитом. Сталин был, по крайней мере с определенного момента (хотя сама по себе постановка вопроса, можно ли стать антисемитом с определенного момента, является несколько спорной, но мы сейчас эту тему пока оставим), а Берия нет. Ну, и толку-то, помогло кому-нибудь?

Следует из всего этого, что в связи с полной переориентацией страны на личность вождя и подстройку под любые нюансы его личности, в России вообще не осталось антисемитов, и их нет конкретно в окружении Путина и среди людей, хоть относительно принимающих решения? Естественно, не следует никаким образом. Тут полный порядок, стабильность и неукоснительное следование святым традициям. Было есть и будет, за антисемитизм можно категорически не волноваться.

Но опять же, имеет ли всё это вместе взятое к тому, будет ли война между Россией и Израилем? Тут вынужден одновременно и разочаровать, и утешить. Полномасштабная позиционная война хоть относительно классического типа вроде Второй мировой, с линиями фронтов, оккупацией территорий и всем этому соответствующим нынче и не очень возможна чисто технически, и, главное, никому не нужна. Даже как будто нечто похожее, на подобие того, что американцы делали в Ираке, это всё же принципиально нечто иное. Тактическая спецоперация с достаточно локальными целями и массой самоограничений, понятно, по мере возможности, но тем не менее. У нас уже прижилось наименование «гибридная», но тут я не совсем согласен, однако не станем тонуть в мелочах.

А реальная современная война уже идет. Прекратят ли израильтяне бомбить склады иранского оружия для Хезболлы в Сирии? Нет, конечно, они не могут позволить себе такой роскоши. Возможно ли, что устанавливаемые С-300 собьют еврейский самолет? Очень даже вероятно даже для сирийских великих специалистов. Могут ли Израильские ВВС уничтожить одну или несколько этих ракетных установок? Вот это уж точно им по силам. Неизбежно ли такое развитие событий? Любой человек с достаточным опытом вождения автомобиля и хоть поверхностным знакомством с законом больших чисел прекрасно понимает, что вероятность избежать, наверное, какая-то имеется, но она крайне мала.

Так что, в действительности стоит только вопрос, на какой уровень эскалации пойдут обе стороны. У Израиля вариантов нет. Он отступать не может. Некуда. У России с этим проблем не имеется, но ей отступать незачем. И мозги отсутствуют, но в данном случае это уже даже несколько второстепенно. Вывод, мне представляется, очевиден. Похоже, вовсе не антисемитизм оказался наиболее опасен для евреев.

Это очень плохо лечится

Довольно давно смотрю на разных каналах и разные варианты изначально английского телешоу «Босс под прикрытием», там бывают веселые и познавательные сюжеты, иногда можно позволить себе и подобное пустоватое развлечение. Наверняка многие знают, в чем там суть, но я на всякий случай очень кратко напомню. Генеральный директор или иногда он же владелец какой-нибудь крупной компании идет инкогнито работать на обычно неделю на низовые должности в этой своей компании. Его сопровождают телекамеры под видом, что это как будто просто снимается или рекламный, или документальный сюжет о фирме, о проблемах трудоустройства новичком, ну, какая-то такая несложная легенда.

Далее по итогам этой работы и проблем, которые он обнаружил, босс собирает в своем кабинете центрального офиса всех тех, с кем за тот период сталкивался и принимает определенные решения для исправления ситуации и совершенствования процессов. И вот недавно я посмотрел такого рода сюжет о Генеральном директоре британского подразделения DHL. После чего мне пришло в голову поделиться некоторыми практическими соображениями.

Все действия начальника явно делятся на несколько разрядов. Первый, самый зрелищный и эмоциональный представляет собой эдакую смесь гарунальрашидощины с «принцем и нищим». В один из дней босс катался стажером с парнем из Бразилии, который ещё мальчишкой, не зная и слова по-английски, четырнадцать лет назад приехал на заработки в Англию, поскольку его отец на родине разорился, они буквально голодали, и сын стал единственным кормильцем, половину заработков отсылая родителям. Прекрасный, жизнерадостный, общительный, работящий мужик, уже год трудится в фирме, отлично справляется, но есть две проблемы. Пользуясь его не очень четким правовым статусом с ним не заключают постоянного договора, он что-то типа фрилансера со всеми соответствующими минусами во многих вопросах, начиная с оплаты и заканчивая соцобеспечением. Ну, и совсем уже личное, жутко скучает по родителям, все вечера проводит в компьютерном общении с ними, но навестить не имеет и времени, и материальных возможностей.

Когда он пришел в кабинет в боссу, его ждал постоянный контракт и билеты с оплаченным двухнедельным отпуском на родину. Парень сразу не поверил своему счастью, обалдевший сначала вышел в коридор, постоял, встряхивая головой с растерянной полуулыбкой, потом вернулся, мол, вы, наверное, актер и меня разыгрываете для телевидения. Генеральному пришлось для убедительности показывать документы и фотографии, на которых он обнимается с Тони Блэром, наконец парень поверил и разрыдался. Страшно трогательно, все счастливы. Но и я тут без малейшего ёрничанья, очень рад за человека, который вытащил свой счастливый лотерейный билет. Однако к делу всё это, естественно, никакого отношения не имеет, просто дань соответствующему жанру и в этом смысле никаких вопросов. Шоу как шоу.

А вот затем уже пошли решения по существу. Начну с того, что в моем понимании и может только являться смыслом подобных мероприятий. Когда босс ездил с одним из шофёров-курьеров по сельской местности в самой глубинке страны, то выяснил, что на машинах до сих пор не установлены навигаторы. И работники вынуждены полагаться на допотопные атласы автомобильных дорого. При сильно возросшем объеме доставки и ставшим очень жестком графике это создаёт массу сложностей, хотя многие всё ещё справляются за счет профессионализма, опыта и знания местности, ситуация часто на грани. Генеральный распорядился обеспечить весь автопарк соответствующим оборудованием. Тут, правда, тоже есть некоторое недоумение, почему такая достаточно важная информация до сих пор не была известна высшему руководству, видимо, где-то существуют узкие места и заторы для прохождения этой самой информации, если требуется вмешательство самого главного начальника. Но это так, частное замечание, а в принципе всё верно и правильно, именно таким образом и должны решаться производственные проблемы. Теперь сельские доставщики будут работать много эффективнее и комфортнее.

Следующий тип решения представляется мне уже не столь бесспорным и универсальным. Работая в колл-центре фирмы, босс убедился, что одна из телефонисток недостаточно кардинально решает вопросы, с которыми к ней обращаются клиенты. То есть, формально она выполняет все инструкции, но результат людей далеко не всегда устраивает и многие остаются недовольны. Генеральный провел с барышней воспитательно-разъяснительную беседу и отправил её на месяц для стажировки и повышения квалификации в другой колл-центр, который, по его мнению, работает значительно лучше. Решение как будто и в правильном направлении, но явно половинчатое. Во-первых, может, эта конкретная телефонистка и исправится, но ведь их там человек тридцать, переобучать нужно всех и на месте, такое точечное воздействие принесет мало пользы. И, во-вторых, что самое главное, суть в инструкциях, буквально и аккуратно исполняя которые, невозможно добиться требуемого результата. Значит, нужно не чинить конкретный узел давшей сбой системы, а проводить наладку и реорганизацию в целом, меняя и совершенствуя те самые инструкции. Иначе получается только более или менее пропагандистски эффектная имитация деятельности.

И, наконец, самый наглядный пример ещё одного, к сожалению, очень частого повсеместно варианта решения проблемы. Когда босс работал в аэропорту с бригадой, разгружавшей из самолетов большие контейнеры с посылками, то выяснил, что у большинства грузчиков сорваны спины и вообще имеются самые разные сложности со здоровьем, вызванные постоянными серьезными физическими нагрузками. Приходится часто обращаться к врачам. А это и очень дорого, и требует дополнительного времени, которое часто идет за счет рабочих дней, что сказывается на заработке, потому многие вынуждены экономить и часто трудиться через силу, ещё более ухудшая здоровье. И как же принципиально решает эту проблему руководитель? Я, когда услышал, признаюсь, самым неподобающим образом заржал, жена даже в ужасе на меня посмотрела. Он приказал, чтобы два раза в неделю бригаду за счет фирмы посещал врач-физиотерапевт.

Ничего более тупого и показушного придумать просто невозможно. У меня у самого семь межпозвоночных грыж. Это последствие тех времен, когда я в одиночку до обеда мог загрузить КрАЗ цементом, бегая по доске в кузов с сорокакилограммовыми мешками на спине. Сил и здоровья было как у молодого вола, и примерно столько же мозгов в голове. Но даже тогда, по стечению судьбы и волею случая получив в подчинение бригаду докеров, человек семьдесят, в порту Мотыгино, я очень быстро понял, что имею дело во многом с инвалидной командой и добром это не кончится. Портовые краны и даже какие-то погрузчики, конечно, были и даже некоторые работали. Но, во-первых, их очевидно не хватало, в разгар навигации они с объемами разгрузки не справлялись, а, во-вторых, самое основное, по своим габаритам и техническим характеристикам они просто были не приспособлены для большинства конкретных операции, так что, процентов на девяносто всё делалось вручную. Потому сразу и прежде всего я занялся малой механизацией. Самой примитивной, по нынешним временам даже рассказывать смешно и стыдно. Нашел на каких-то складах несколько списанных электролебедок «Пионер», было тогда довольно популярное изделие, сам их как-то подлатал, сколотил им из брусьев передвижные и разборные подставки от трех до десяти метров высоты, всё это, конечно, не имело никакого отношения к серьезному оборудованию и к технике безопасности, но как-то заработало.

Там ещё много по мелочи, например, я сварил из металлолома и украденных где-то подшипников такие тележки, типа, как инвалиды после войны передвигались, их можно было подкладывать в разных конфигурациях под особо тяжелые поддоны и перемещать, используя не только собственную силу, но и всякие подручные механизмы, вроде тех же лебедок, а то и случайно оказавшийся рядом трактор или даже просто любой грузовик. Ещё разные рычаги, тали на вращающихся бревнах, типа колодезного ворота, сейчас уже всего не припомню, но, короче, буквально дней через десять после начала моего бригадирства народ с изумлением обнаружил, что после смены можно быть не совсем мертвым и не обязательно сразу вырубать себя до следующего утра двумя стаканами питьевого спирта, а можно ещё вечером посидеть немного без жутких болей во всех местах у костра на берегу, вспоминая какие-то истории из жизни, и даже неожиданно для самого себя спеть, казалось, давно забытую песню из далекой юности.

И когда я только несколько минут посмотрел на экране, как корячатся английские грузчики с неподъемными контейнерами, мне уже сразу, совершенно не специалисту и не современному инженеру, владеющему самыми передовыми технологиями, а примитивному советскому пенсионеру стало понятно, какие пять-шесть элементарных улучшений-приспособлений можно сделать, чтобы люди так не рвали себе жилы. А их великий босс повелел прислать им врача! Который, на самом деле, что у нас, что у них, поврежденную спину совершенно не лечит, а может только обезболить, да и то не сильно и ненадолго.

Я, собственно, всю эту трогательную историю написал исключительно для того, чтобы ещё раз повторить и подчеркнуть то, о чем говорил неоднократно. Рассказывая о своем опыте работы и на американских лесозаготовительных базах, и на немецких лакокрасочных химических заводах, и на испанских стройках, и ещё много где в подобных местах. Нет нигде в мире, в том числе и в самых экономически и технически продвинутых странах, каких-то чудес в смысле организации производства. Фантастической дурости хватает везде. Правда, конечный результат там почему-то всё равно другой, не как в Мотыгино. Но это уже отдельный разговор и иная тема.

Бес повода

Отнюдь не только в России, у человечества в принципе понятие вины размыто и извращено. Язычники виноваты в том, что у них слишком много богов, жиды Христа распяли, немцы евреев убивали, цыгане воруют, и даже американцы, которых толком ещё и нет, поголовно хотят всех надуть и подчинить. Дети слишком громко плачут, старики в обузу, мужики алкаши, а бабы исключительно бляди.

Так что, с виной общей и массовой у нас полный порядок. Но как только дело доходит до личного и частного, так мгновенно всё размывается. И не только кусок хлеба с голодухи спереть или ещё какая подобная мелочь, а прямо самое что ни на есть, откровенное кровавое душегубство в любых количествах забалтывается с легкостью. Тут сразу возникает бесчисленное количество даже не то, что смягчающих, а практически реабилитирующих обстоятельств. Трудное детство, плохое воспитание, ущербная биология, несправедливое общество, универсальный набор на любой вкус. И главное, всё правда, не подкопаешься, как говаривал, правда, по совсем другому поводу незабвенный Вилли Старк, «всегда что-то есть», нужно только поискать.

Лелея и постоянно трепетно взращивая коллективную вину, мы всячески прячемся от вины индивидуально, даже чужой, о своей собственной уже и речи нет. Конечно, у каждого индивидуальный болевой порог совести, кто-то ежесекундно не может чувствовать себя комфортно от того, что где-то в Африке в это время дети умирают от голода, а кто-то абсолютно не реагирует, когда и на его глазах избивают ребенка. И ощущение с признанием, типа, «Господи, какое я говно» тоже по сути совершенно разные. От искреннего раскаяния с надеждой, что можно попытаться исправиться, до сухой обреченной констатации и даже определенной гордости за собственный уровень говености.

Но ведь в природе нет вины. И животные не бывают виновны. Это только человеческое и исключительно личное. Снимая или перекладывая вину мы элементарно расчеловечиваем эту самую личность, сводя её на уровень табуретки. Глупое, пошлое и бессмысленное занятие, всё равно оправданий не существует. Впрочем, как и наказания в том смысле, в котором его боятся наивные хитрецы, старающиеся обмануть самих себя. Они просто отдают единственно ценное за иллюзию душевного и бытового комфорта, а в том видят высшую мудрость. Как бы умение жить.

Ну, живите. Толку-то…
Читатель tihoc в ответ на мою реплику о «Мистической болезни» написал комментарий, который я счел нужным и позволю себе привести полностью по соображения, которые поясню ниже:

«Когда вы оформляли в скептические скобки выражение "трагическая катастрофа" относительно распада СССР, выразив тем самым усмешку якобы слишком громкому определению Путина про величайшую геополитическую трагедию двадцатого века, вы как-то упустили момент, что это реально была трагедия миллионов людей. Чудовищная по своему масштабу. И Путин здесь явно имел ввиду не только изменения в географической карте и в социальном устройстве. И в этой его формулировке нет ничего преувеличенного.
Произошла ли тогда грандиозная геополитическая трагедия, тянущаяся огромным шлейфом по сегодняшний день? Безусловно! И пострадали в ней не только те, которых вы описали, кто сейчас ностальгически страдают, по сути, как вы правильно предположили, по прошлому, когда трава была зеленее и проч.
Не надо забывать, что тогда у многих людей, семей и народов совершенно изменился уклад жизни, у некоторых просто обрушился мир, огромное число людей просто не выжили. Причем и среди тех, кто выжил физиологически, некоторые сейчас просто номинально существуют, не приходя в сознание, лишившись своего дела, потеряв себя как личность. Не все сильные и не все сумели перескочить без существенных потерь.
Чтобы было конкретно, пример: Вся наша семья и практически вся близкая и дальняя родня тогда стали беженцами. Без крыши над головой, без средств к существованию. Чтобы выжить самой и сохранить близких, мне пришлось тогда изменить свою природу и утратить своё "я", которое по сей день я не могу снова обрести.
Этот факт вам в копилку, когда будете в следующий раз так залихватски и легкомысленно касаться болезненной для многих темы "распада империи" и недоумевать, а что это они так страдают?»

Мне показалось нужным и важным ответить, поскольку здесь человек не излагает какие-то абстрактные идеологемы или теоретические взгляды на так называемую «геополитику», а делится собственной личной болью, ссылаясь на совершенно конкретную ситуацию. Которых, действительно, было немало, и с которыми я сам сталкивался нередко и обычно далеко не бесстрастно. И по поводу которых изначально хочу сказать, что сопереживаю, отнюдь не «залихватски» и не «легкомысленно».

Конечно, меня, человека достаточно удачливого, весьма обеспеченного и на своей шкуре не испытавшего в полной мере всех ужасов роли беженца, очень просто заподозрить в неискренности. Но подумайте сами, с чего бы это мне в данном случае врать и лицемерить? Нет и не может быть и малейшей практической корысти. Я никак не завишу от любого постороннего мнения, мне никакого смысла не за него бороться, потому мог бы сказать очень просто. Мол, мне наплевать на ваши личные конкретные беды и проблемы, на вас и вам подобных, меня и моих близких это не коснулось. Почему, собственно, я должен жить в советской империи, где мне глубоко чужды и ненавистны обе составляющие, в смысле и «советская» и «империя» лишь по той причине, что это создает какие-то бытовые неудобства совершенно посторонним мне людям?

Но я не скажу ничего такого по единственной примитивной причине. Потому, что это не так. И я действительно по-человечески искренне сочувствую любому, по чьей судьбе катком прошли исторические катаклизмы.

Это неизбежно. Приходится постоянно повторять самые большие пошлости и банальности. Мир жесток и несправедлив. У каждого свои интересы, и в большинстве случаем они противоречивы до крови и смерти. И, конечно, было бы прекрасно, если бы все могли жить при том общественном устройстве, которое наиболее комфортно и органично именно для данной отдельной личности. Но это путь столь же сладостный и благостный, сколь и обреченный. Да, несомненно, для кого-то и в самом деле «не дай Бог» жить в эпоху перемен, а для кого-то только в этих самых переменах и есть смысл существования.

Мы не будем сейчас зарываться в совсем древнюю историю, этим занимаемся отдельно, и не станем разбираться, насколько, например, открытие европейцами Америки стало для очень многих «крупнейшей геополитической катастрофой пятнадцатого-шестнадцатого веков». Но вот из совсем уже недавнего.

К Черчиллю можно относиться по-разному, но мало кто считал и считает его наивным глупцом. Но главное, что его интересовало в послевоенном устройстве мира, это сохранение Британской империи. В её распаде он видел основную угрозу всей цивилизации, презирал Ганди, не мог даже думать о предоставлении самостоятельности Индии, и, понятно, главной его личной жизненной трагедией было то, что именно при нем эта самая империя практически исчезла.

Де Голль подарил французам ради сохранения их самоуважения сказку о сражающейся в Сопротивлении фашистам стране. Конечно, всё было совсем не так, но опять же сейчас не об этом. Там действительно, кроме самого генерала, были люди безупречной в этом отношении репутации, настоящие герои, реально дравшиеся с фашистами и при этом лично абсолютно преданные своему лидеру, да зачастую просто близкие друзья, как, скажем, Рауль Салан. И в основном именно они стали в шестидесятых ядром ОАС, пошли на все самые крайние меры, вплоть до пятнадцати покушений на Де Голля, отстаивая нерушимость Французской империи.

Конечно, можно долго и крайне мудро рассуждать, лучше или хуже стало от того, что Алжир стал независимым от Франции. И для кого лучше? Для самой Франции? Для Алжира? Для французов, живших в Алжире? Для алжирцев, перебравшихся во Францию и ставших её полноправными гражданами? Для, например, Зинедина Зидана? А свобода США от Британии? А Индия? А та пылающая помойка, в которую превратилась почти вся Африка после освобождения от «бремени белого человека»? И вообще, что такое это «лучше»? Только не надо прятаться за убогое и нелепое про «отсутствие в истории сослагательного наклонения». На самом деле в истории кроме него ничего и нет. Другой вопрос, что каждый волен наклонять по-своему и вовсю этой своей волей пользуется.

Так что нелепо рассуждать абстрактно на тему, плоха или хороша сама по себе такая структура, как империя. И империи бывали разные, и времена разные, и этапы развития цивилизации, и всё разное. Только факт остается фактом. Ни одна империя не оказалось вечной, а сейчас в классическом своем виде при всём многообразии уже известных вариантов этот инструмент просто принципиально не работает. Это отнюдь не исключает в будущем каких-то очередных исторических выкрутасов и капризов на неких новых уровнях, что никак не отменяет сказанного.

Я же, никаким образом не морализаторствуя и не обобщая, хочу всего лишь поделиться одной личной и сугубо частной историей. В первой половине девяностых ситуация в нашей семье сложилась весьма сложная до уровня чрезвычайной, и нам потребовалась какая-нибудь помощница по хозяйству в основном с функциями няньки. На одной из строек, у которых я тогда принимал участие, работал в должности типа сторожа-охранника приятель одной нашей знакомой, некий Петя. Он с женой, обоим лет примерно по тридцать, перебрались из Целинограда, который ещё не стал Астаной, но уже недавно превратился в Акмолу. Относительно молодые, здоровые, оптимистичные и как будто вполне работящие ребята. Насколько я помню, переехали не в результате каких-то конкретных трагических событий, а просто Москва была сильно экономически привлекательнее, там у них никаких особых корней не было, да и то, что в Казахстане русским стало не очень уютно, конечно, наложилось в определенной степени, короче, оказались они здесь среди многих подобных. Знакомая попросила Петю, в принципе профессионального шофера, временно пристроить пока он что-то там утрясет с документами, ну, мы его и взяли.

И вот случайно узнав о наших с женой проблемах Петя сказал, что его супруга сейчас свободна и может помочь. Мы с радостью и благодарностью согласились. Какое-то время она проработала, я даже не могу сказать как, во всяком случае особых конфликтов не было, впрочем, это не моя зона ответственности, а от жены я особых претензий не слышал, правда, она вообще не по этому делу, в смысле, на счет претензий. Но довольно скоро нас эта женщина очень сильно и некрасиво, я бы даже сказал подловато, подвела. Не стану пускаться в подробности, это уж совсем не интересно, отмечу только, что поступок её оказался очень неожиданным, поставил нас в крайне сложное положение и к тому же был совершен явно при Петином участии, если не по его инициативе. Я вспылил, что для меня на самом деле случай исключительный, тут же уволил и Петю, и о судьбе этой семьи мне больше ничего не известно, надеюсь, всё у них в жизни сложилось нормально, зла никому не желаю. Однако это лирика, а наша ситуация оказалась на грани катастрофической.

И тут в нашей жизни появилась Вика Борисовна. Откуда, я уже точно не скажу, скорее всего почти «с улицы», то есть, наверное, кто-то посоветовал, но наверняка там никаких особых рекомендаций не имелось. Это была женщина лет пятидесяти с небольшим, худенькая, «метр пятьдесят с каблуками и шляпой», с очень тонкими, слегка восточными чертами, хотя сама говорила, что знает о своих только чисто русских корнях. Работала преподавателем чего-то технического в тбилисском институте. Её муж, примерно тех же лет и не сильно более солидной комплекции трудился инженером-теплотехником. У них была хорошая трехкомнатная квартира рядом с проспектом Руставели и дочка лет десяти. И одним прекрасным днем к ним явились несколько бородатых вооруженных джигитов и сказали, что русским в Грузии больше делать нечего, особенно в столь роскошных апартаментах, времени на сборы до завтрашнего утра, и для убедительности дали пару автоматных очередей по мебели и стенам. Муж Вики Борисовны по наивности и старой советской закалке пошел в милицию, там над ним по-доброму посмеялись и сказали, что максимум чем могут помочь, это выторговать лишний день-другой.

Они приехали с дочкой, двумя маленькими чемоданами и какими-то копейками, отложенными «на черный день», но, естественно, вовсе ничего не значащими при таком уровне черноты. Родственников никаких и вообще никого, кто хоть как-то мог помочь. С трудом хватило на то, чтобы снять крохотную комнатку в коммуналке на первом этаже какого-то домика в Подмосковье, минут сорок от города на электричке. И Вика Борисовна пошла к нам в няньки. А ещё через некоторое время мы пристроили её мужа кем-то вроде консьержа в одной из наших новостроек.

Я не буду вдаваться в дальнейшие подробности. Прошло уже больше четверти века. Вика Борисовна до сих пор остается очень близким нам человеком, не то, что слишком уж часто общаемся, но регулярно созваниваемся как уже мало с кем, и несколько раз в год она обязательно приезжает навестить своего воспитанника, моего младшего сына, который по привычке продолжает называть её, как во младенчестве, Вика-рыбонька. Они давно потихоньку выкупили по комнатам ту первую свою квартиру, потом поменяли с доплатой на более комфортную и поближе к столице. Во всем этом если я им слегка и помог, то очень немного и заслуга тут полностью их без малейшей натяжки. Дочка Вики Борисовны закончила физкультурный, счастливо вышла замуж, работает тренером по плаванию в большом солидном спорткомплексе. Вика Борисовна с мужем, несмотря на почтенный возраст, тоже продолжают трудиться. Она доросла до проректора в подмосковном филиале какого-то института, у него небольшая, но собственная охранная фирма, нет, не ЧОП, а просто такая вполне мирная, однако с отличной репутацией команда, которая предоставляет услуги тех самых консьержей в подъездах обеспеченных домов.

Умоляю, не надо смотреть на меня, как на идиота, я не собираюсь делать каких-то выводов и, тем более, кого-то поучать. У этой басни нет никакой морали. И я не только не считаю, что ответил на какие-то вопросы, но и, наоборот, сам хочу задать тот, который до сих пор для меня остается полностью открытым. Ну, хорошо, можно как угодно относиться к тому времени и тем событиям, считать или не считать их «главной геополитической трагедией двадцатого века», кого-то проклинать, а чему-то радоваться. Но сегодня, сейчас, чего вы хотите? Присоединить Туркмению и Прибалтику? Конкретно сегодня вы без них жить не можете? Вам будет от этого легче? Снова поедите туда жить и будете крепить «дружбу народов», создавая не знаю уж теперь какую новую общность вместо «советского народа»?

Да, неприятно, когда фантомные боли, и ноют давно ампутированные ноги. Но, думаю, ещё хуже, когда мигрень поражает невозвратно потерянные головы.

Метки:

Педагогическая проза

Тысяча извинений, у меня и мысли не было хоть на мгновение занимать чье-то внимание всем этим бредом, который имеет даже малейшее отношение к тому, что сейчас называется «выборы». Пожалуйста, постарайтесь понять и поверить, что я совсем о другом, принципиально не имеющим отношения ко всему этому бреду, но который мне глубоко наплевать.

Многие, думаю, хотя бы случайно, как и я, слышавшие о скандале в Приморье с подтасовкой результатов голосования за губернатора. И когда стали известны и публично признаны совсем уж явно преступные деяния некоторых членов и руководителей избирательных комиссий, то в какой-то момент в либерально-демократическом запале из уст некоторых законсервировавшихся в благостном маразме деятелей прозвучала мысль, что неплохо было бы, наконец, и кого-то наказать в соответствии с откровенно нарушенными статьями уголовного кодекса.

И тут вдруг обрушился целый шквал яростной защиты со стороны особо эмоциональных сторонников истинного гуманизма. Основной смысл всех тирад сводился к тому, что подло и несправедливо направлять какие-то карательные меры против несчастных подневольных врачей, учителей и воспитателей детских садов, которые просто исполняли приказы, как люди полностью зависимые и забитые, на нужно искать реальных виновников, то есть тех, кто отдавал эти самые преступные приказы.

И вот тут что-то царапнуло меня в этом прекрасном, дружном и человеколюбивом хоре. Дело в том, что моя покойная мама была учительницей младших классов с педагогическим стажем больше собственного возраста, так случилось из-за того, что преподавать начала очень рано, практически сразу после школы с последним специализированным классом, высшее образование получала заочно, не прекращая работать, и потом выслужила много «северных» лет. Мама человеком была предельно спокойным и неконфликтным, никогда не была замечена в бунтарских настроениях супротив руководства, всегда занималась исключительно своим прямым профессиональным делом, то есть учила детей читать, писать и считать и крайне мало интересовалась ещё чем-либо, разве что беззаветно любила театр, но это уже совсем из другой оперы.

Однако я ни секунды не сомневаюсь, и имею на то все мыслимые основания, о которых здесь не вижу особого смысла подробно распространяться, что если бы моей маме приказали в сколь угодно категорической форме подбросить избирательные бюллетени в урны или совершить ещё что-то подобное, то она даже мгновения не раздумывала бы, а тут же послала бы достаточно жестко, хотя вообще употребляла грубые слова крайне редко.

Нет, конечно, я никаким образом не призываю кого-то наказывать. Клянусь, вообще без разницы. Хочу заметит лишь то, что малейшего сочувствия, уважения и вообще хоть каких-то положительных чувств к этим женщинам не испытываю. И судьба их мне глубоко безразлично. Разве что, детишек немного жалко, да и то не слишком.

Мистическая болезнь

Я очень хорошо могу понять тоску, сейчас не станем обсуждать, большинства, многих или некоторых, по советской власти. Кроме просто чисто физиологической боли от воспоминания тех времен, когда ты был молодой, здоровый и красивый, свойственной хоть и постоянно уменьшающейся естественным путем, но всё-таки ещё весьма значительной части населения, существует множество и иных вполне объективных и практических, и психологических и очень многих иных причин.

Оставим даже в стороне то, что среди части молодежи чувства и мнения основываются не на чем-то реальном, а исключительно на мифах и легендах, переходящих от уважаемой ей части старшего поколения, типа, мол, мне мама рассказывала, а она никогда не врет. На самом деле существуют фундаментальные и вполне объяснимые основания того, что для людей определенного вида и устройства патерналистское, если не обязательно тоталитарное, то, во всяком случае, достаточно авторитарное государство вроде СССР является пусть не идеально, однако весьма оптимальным для существования. Не стану в подробностях развивать эту тему и детально описывать и перечислять те свойства режима, которые этому способствуют, но любой человек с опытом жизни в те времена, думаю, прекрасно понимает, о чем я говорю. Тут и пресловутая «уверенность в завтрашнем дне», и минимальный, убогий, но гарантированный соцпакет, и понятные, преимущественно не требующие особых талантов социальные лифты, и внешне, хоть часто чрезвычайно лицемерно, но по крайней мере формально и публично сглаживаемые имущественные пропасти, и очень много другое подобное, являющейся неотъемлемой и отличительной чертой условного «социалистического строя».

Короче, это не только сейчас, по прошествии уже достаточно значительного времени с момента прекращения этого унылого маразма мне тут в основном всё ясно и понятно, но и ещё в конце восьмидесятых, когда тенденции трансформации лишь начинали окончательно оформляться, я и говорил и писал (правде не в интернете, которого тогда ещё не было, но до сих пор ещё живо немало непосредственных свидетелей, так что, соврать не дадут), причем зачастую говорил не абстрактно, а совершенно конкретным людям, порой, весьма диссидентствующим, что вы ещё сильно пожалеете о брежневских временах, которые так отчаянно поливаете дерьмом. Потому, что на самом деле и вовсе не готовы к свободному современному миру, и в принципе, по сути, для таких, как вы советская система в том её варианте наиболее уютна, комфортна и естественна, несмотря на любые неприятные мелочи, которые сейчас кажутся вам принципиальными, но потом будут восприниматься как совершенно незначительные на общем счастливом фоне.

Но вот насколько мне понятно изложенное, настолько является абсолютной загадкой отношение к распаду империи. Нет, то, что Путин назвал это величайшей геополитической трагедией двадцатого века, тут никаких вопросов нет. Он, как говорил мой дедушка, конечно, сумасшедший, но денег не рвет. И прекрасно понимает, что, если бы не эта «трагическая катастрофа», то он так и закончил бы жизнь завклубом в ГДР, максимум получив бы полковника при выходе в отставку. Так что здесь элементарная утилитарная политическая декларация, несомненно, в тот момент тактически верная, но столь же явно лицемерная и личностно фальшивая. Однако я знаю множество людей, которые действительно искренне страдают от того, что «распалась великая страна». И это однозначно ставит меня в тупик.

Опять же, «крымнаш», «Украина по Днепру», «северный Казахстан» и прочие подобные глюки «русского мира» ещё могут иметь какое-то объяснение. Ну, хорошо, можно желать перекроить границы, оттяпать у соседей какие-то территории с преобладающим русскоязычным населением или по поводу чего душа болит по поводу «исторической справедливости». Но ведь речь идет отнюдь не о том. Это лишь нюансы и подробности. По сути как личное оскорбление воспринимается именно распад империи как таковой.

Можно сколько угодно петь любые самые трогательные арии про «дружбу народов» и «создание новой общности – советский народ» (хотя в последней формулировке и имеется на самом деле самостоятельный глубочайший смысл, однако это совсем другая отдельная тема), но в реальности в «русском мире» никто особо не обожал и не ощущал ближайшими родственниками что высокомерных, холодных и медлительных прибалтов, что пронырливых шумных азиатов из Туркмении, Узбекистана и Киргизии, что цыганствующих молдаван, и даже грузины с армянами, к которым так любила на гостеприимные застолья наезжать часть продвинутой столичной интеллигенции, на рынках воспринимались без особого восторга. А как сейчас выяснилось, и «кровные братья-хохлы» на самом деле жуткие засранцы. Уверяю, малейшее изменение ситуации, то же самое произойдет и с белорусами. И сразу выяснится, что у них там тоже имелось кое-какое вполне реальное количество националистов-коллаборационистов, очень активно сотрудничавших с фашистами, а «живее Беларусь» звучит не сильно слаще, чем «слава героям».

Откуда же такое неизбывное восприятие «Беловежского предательства» как личного несмываемого оскорбления? Что, действительно так уж хочется вернуть всех этих «черножопых» и «прозападных предателей» в свою семью? Или есть только желание вернуть их земли, а сами они пусть убираются куда-нибудь, хоть на Луну? В России земли мало? Она бедная, каких-то полезных ископаемых не хватает? Не может прокормить имеющееся население без побережья Юрмалы и казахских степей?

Ну, хорошо, я бы ещё мог понять, если бы тоска по империи была связана с комплексами неполноценности вместе с желанием величия и могущества. Типа, тогда мы были сильные, грозные и могучие, нас все боялись, а теперь не замечают и смотрят пренебрежительно. Но и этот аргумент уже совсем не канает, что, военное и экономическое могущество России так уж прирастет Арменией или Литвой? Самая крупная по территория и самая потенциально богатая страна в мире с гигантскими ядерными силами не способна без этих убогих провинций показать всем кузькину мать? Уже понятно, что может, да ещё как. Так в чем же дело? Что за непрекращающийся бред?

Естественно, как всегда, буду искренне признателен за просвещение меня, убогого.

Доза

Нет, я прекрасно понимаю, что здесь, как, впрочем, и в большинстве подобных ситуаций, девяносто девять и девять в периоде процентов зависит от компота из чистой веры и персональных психофизических свойств каждого отдельного человека, потому любые даже не то, что варианты поиска компромисса и общей площадки для консенсуса, но и в принципе хоть сколько-то внятного осмысленного диалога полностью отсутствуют. А у меня сейчас нет малейших сил и желания даже и на более практически полезные занятия, потому, умоляю, не надо воспринимать мои слова как повод к чему-то, хоть относительно напоминающему спор, тем более обмен отрицательными эмоциями. Всего лишь хочу попытаться ещё раз предельно кратко сформулировать, что имею в виду, больше для упорядочения собственных мыслей.

Ещё древние прекрасно понимали, что любое вещество может быть и лекарством, и ядом, дело лишь в дозе и способах применения. А любой автомеханик прекрасно знает, что перебирая требующий капремонта двигатель очень важно соблюсти меру модернизации, иначе очень реально доломать автомобиль окончательно и бесповоротно. Не буду множить далее количество аналогий, думаю, каждый на собственном жизненном опыте отлично осознает, о чем я говорю.

По поводу «пузырьков» из покрышки и Трампа. Вот одна, возможно, и не самых главных, но достаточно важная точка «прокола». Когда создавалось НАТО, это было вызвано столь очевидной, насущной и бесспорной необходимостью, что было не до нюансов и технологических подробностей. Европа лежала в руинах и не могла противостоять в одиночку тоже находившемуся не в лучшем состоянии, но чисто военно и политически набравшему гигантскую скорость и мощь сталинскому СССР. Америка вынужденно взяла целиком и полностью старушку под свое ядерное и финансово-экономическое крыло. И по сути спасла от советской власти по крайней мере до Ла Манша. Задача оказалось на определенный период и, пусть далеко не идеально, но по мере возможности выполненной.

Однако с тех пор прошло очень много времени. И накопилось огромное количество проблем. Англия и Франция сами стали, пусть и не сверхмощными, но всё-таки достаточно серьезными ядерными державами. Германия превратилась в экономический локомотив континента, возник Евросоюз, появилось евро. После развала СССР руководством Атлантического блока было совершено множество глупейших ошибок и промахов, расслабились, начали заниматься чепухой, заблагодушествовали. Принципиальная и значительная трансформация произошла и в новой России этого века. И это я назвал только ничтожную долю изменений, приведших к возникновению и обострению огромного количества сложностей, нестыковок и просто вопиющих поломок некогда вполне работоспособной и эффективной системы.

Требуется ли в данной ситуации что-то менять, чинить, обновлять? Мне представляется, что несомненно. И, прежде всего, необходимо диагностировать, определить конкретно, чем, в каких процессах, точках и моментах требуется вмешательство. Для чего иногда необходимо предпринять и не самые приятные меры, возможно, порой, кого-то шокирующие, не совсем системные и привычные, типа того же «трампизма». Это бывает не очень эстетично, нравственно, случается, выглядит даже в чем-то нелепо и карикатурно, но, думаю, здесь не стоит подходить исключительно с позиций хорошего вкуса и чувства стиля. Конечно, желательно, чтобы операционная выглядела ещё и красиво, а хирург имел внешность Алена Делона и интеллект Боруха Спинозы. Но у пациента, подозреваю, всё же несколько иные приоритеты.

Если в результате затеянной операции европейские страны толком прочухаются и осознают, что хватит на чужом горбу продолжать ехать в рай. Если структуру НАТО, и, кстати, далеко не толь этого военного союза, но и всей сложнейшей системы гигантского количества связей между Европой и США, начнут, наконец, приводить в соответствие с сегодняшними и политическими, и экономическими, и технологическими, и прочими подобными реалиями. Если произойдет ещё множество такого рода процессов, давно назревших и бесспорно насущно необходимых. А в результате, что самое главное, возникнет на принципиально новом современном уровне надежная, работоспособная и эффективная система стабильности существования человечества, способная противостоять наступающему агрессивному хаосу, то тогда всё происходящее можно только приветствовать. С оптимизмом и надеждой.

Но если в результате все разосрутся между собой, погрязнут в торговых войнах, национальных амбициях, тактических политических противоречиях, стандартных вечных эгоистических дрязгах. Если, как бывало почти всегда, дадут возможность на первое место выйти темным инстинктам толпы, оформив их в виде проявления народной воли и триумфа общественных интересов каждой отдельной этнической или социальной группы и, в конце концов, разорвут основные, прежде всего культурные и духовные нити между Старым и Новым светом, то тогда Трап и окажется, ну, пусть не Гитлером или сатаной, но точно существом вредным и чрезвычайно опасным.

В принципе, тут не исключен никакой вариант. Ведь это дело довольно обычное, когда вскрытие показывает, что больной умер от вскрытия. Однако мои расчеты говорят, что много вероятнее первый сценарий. Впрочем, не устаю повторять, что не претендую на безупречность и даже прошу не воспринимать меня слишком серьезно. Как и всё, как и всех в этом мире.

Карусель

С тех пор прошло уже более четверти века…

Я не очень много и хорошо общался со своими детьми, когда они были маленькими. Нет, естественно, как любое нормальное человеческое существо в отношении своих детенышей я испытывал определенное чисто инстинктивное теплое чувство. И с большим удовольствием брал на руки, прижимал к груди крохотный конвертик, сладко пахнущий младенцем. Любил иногда взять уже немного подросшего ребенка на колени, когда смотрел телевизор и пил пиво. Но, честно говоря, всё это происходило довольно редко. Ну, или, по крайней мере, сам я отчетливо ощущал, что явно не додаю что-то по времени, вниманию и эмоциям. Позднее, когда уже можно стало с подростком сходить в ресторан, кино, театр или съездить на шашлыки, поболтать, рассказать о чем-то осмысленно, отвечая на заинтересованные вопросы и расспросить тоже о важном и действительно близком для обоих, ситуация уже несколько изменилась и мы стали больше времени проводить вместе.

Но до тех пор я, несомненно, и ощущал себя, и был далеко не самым лучшим и внимательным отцом. Возможно, причиной тому в какой-то степени оказалось то, что сам я в детстве как-то не очень естественно совсем не нуждался в родительском внимании и общении, как, впрочем, и ни в каком другом. И прежде всего мне не хватало как раз одиночества неприкосновенного личного пространства, то есть, проблемы были полностью противоположные. Но самое главное, конечно, эти годы взросления моих детей пришлись на те полтора десятилетия, когда на первом месте стояли вопросы чисто физического выживания и пахать требовалось по двадцать пять часов в сутки, так что особо не до сантиментов, и уж точно не до их проявления. Получалось по-разному, в конце концов с материальными и практическими сложностями справиться удалось, но какие-то этапы становления всех троих своих детей ,ну, или, по крайней мере в основном двух старших, я во многом пропустил.

И вот как-то, больше двадцати лет назад, с чего начал, выдался свободный день, я спохватился, испытав очередной легкий укол совести, и, взяв свою дочку, отправился с ней в парк Горького. Девочке было уже лет шесть-семь, сейчас уже точно не помню, но, похоже, она или собиралась идти в школу, или только что пошла. Я где-то прочел или услышал, что в ЦПКиО привезли и установили новую площадку иностранных аттракционов, и мне показалось хорошей идеей там развлечь ребенка, заодно в какой-то форме исполнив родительский долг. Мы выступили по полной программе. Как положено, то есть, как мне казалось традиционно положенным для подобных случаев. Прогулка, мороженое, сладкая вата, «Пепси», связка роскошных воздушных шаров, короче, все дела. А потом направились на аттракционы.

Дальнейшее я запомнил навсегда, картинка до сих пор стоит перед глазами. Там была установлена довольно большая глухая стена, а в неё вделано некое устройство типа колеса с прикрепленными огромными полусферами в виде расписных чайных чашек. Внизу в одну из этих чашек нужно было забраться, после чего колесо начинало вращаться, и в результате человек оказывался в этой чашке на довольно большой высоте, откуда открывался вид почти на весь парк. Да, ещё и сами чашки вращались вокруг своей оси, что придавало дополнительный динамизм. Аттракцион явно пользовался успехом, дети вели себя на нем довольно активно, размахивали руками, стараясь сохранить равновесие, радостно или с нарочитым демонстративным страхом повизгивали, с удовольствием толкались, хотя им постоянно и настойчиво делали за это замечания, в общем, такое классическое веселье непосредственной и искренней детворы.

Сам я туда не полез, поступил как большинство прочих родителей, казалось, что это разрешено правилами, усадил Соню а чашку и остался внизу наблюдать, ожидая как дочка примет участие в общем в общем празднике жизни. И, надо признать, она честно старалась. Несколько натужно слегка улыбаясь, оглядывалась по сторонам, крепко держась за поручень и аккуратно перебирая ногами, чтобы сохранить хоть относительно стабильное положение в пространстве. Но даже мне с земли было прекрасно видно, что ей откровенно скучно. И даже дело не в этом, во всей её фигуре и особенно в глазах несомненно и предельно четко читалось, что ей абсолютно непонятно, зачем окружающие занимаются этой бессмысленной нудной чепухой, и главное, почему её папа, вроде не совсем тупой и зачастую вполне вменяемый человек, втравил в эту идиотскую затею. И у меня на мгновение свело сердце, я чисто физически ощутил, что не заметил и уже бесповоротно пропустил время, когда нужно было водить дочку на подобные карусели.

Всё закончилось совершенно нормально, мы оба сделали вид, что ничего не произошло, потом ещё зашли в «Шоколадницу» там неподалеку, на Октябрьской, очень вкусно перекусили горячим шоколадом с замечательными пирожными, вернулись домой в прекрасном настроении и больше никогда в жизни об этом не упоминали в разговорах даже случайно.

Конечно, не могу сказать, была бы полная глупость, что на этом закончилось детство моей дочери. Было ещё достаточно лет этой, очень надеюсь, счастливой поры и множество самых лучших её проявлений.

Но с того дня началась моя старость. Это точно.

Метки:

Молчание ягнят

Хочется хоть слабо надеяться, что большинство из немногих оставшихся читателей этого Журнала, пусть и совсем слегка, но испытали чувство признательности за мое нежелание морочить им голову и занимать внимание двумя самыми обсуждаемыми и действительно яркими, но слишком быстро, практически мгновенно ставшими затертой и пошлой банальность видеосюжетами последних дней.

Естественно, я имею в виду монолог Золотова и интервью с Петровым и Васечкиным. И не волнуйтесь, я не передумал, не внезапно сошел с ума и не собираюсь с запозданием возвращаться и обращаться к этому маразму. Хочу всего лишь только на максимум пару минут попытаться развлечь вас одной мелочью, которую, мне кажется, почему-то все пропустили.

Дело в том, что уникально много и долго, по сути несколько дней без перерыва обсуждаемую речь Золотова на многих площадках, начиная от интернета и заканчивая всякими СМИ типа «Эха», умудрились абсолютно проигнорировать на всех без исключения телеканалах. То есть совсем, никто не обмолвился даже вскользь и единым словом. И это естественно и обычно, не стоило бы даже упоминания, разрешения публично называть фамилию Навального никто не давал, так что всё в порядке вещей.

Однако параллельно произошло ещё одно событие. Возбудившись произошедшим, какой-то депутат, понятно, что от ЛДПР, подал в Думу законопроект о введении чего-то типа дуэльного кодекса. Сам по себе факт совсем малозначительный и почти анекдотический, но по каким-то своим соображениям информационщики некоторых федеральных, видимо, в силу собственного понимания важности и актуальности новостей, решили об этом рассказать. Однако непонятно, как это сделать, совсем уж получится провисший в воздухе и беспричинный маразм, если не поведать о «сатисфакции» Золотова. А этого, повторю, нельзя не назвав навального. И был придуман, на мой взгляд, блестящий ход.

В одной из социальных сетей произошла легкая перебранка человека по кличке Тимати и какого-то борзого дагестанского спортсмена. За своего поклонника и приятеля вступился сам Кадыров, правда, тоже так, довольно вяловато и примирительно, мол, не ссорьтесь ребята, мы же все патриоты, то есть с подтекстом «не будем лить воду на мельницу общих идеологических врагов». Короче, там и намека не было на какой-то серьезный конфликт, тем более, уровня, который бы требовал «дуэльного кодекса». Но телевизионщики применили высший пилотаж фантазии и подали эту пустяковую невнятную историю как причину упомянутого мной законопроекта.

В общем, тоже ничего уникального на фоне происходящего нынче на телеэкранах, но лично я всё-таки улыбнулся, а последнее время это случается столь редко, что, вот, решил поделиться. Простите за мелочность и нелепицу повода.
Хотя прекрасно понимаю полную бесполезность и бесперспективность этого, всё-таки решил в нескольких словах объясниться относительно своего отношения к Трампу и мнения о нем. Подвигло меня на это то, что, в отличие от большинства подобных случаев, мне представляется, что в данном случае я встречаю полное непонимание или, во всяком случае, недопонимание как раз со стороны тех людей, которые обычно принадлежат к одному со мной кругу мышления. Чью позицию я уважаю и к чьим интеллектуальным способностям и нравственным с этическими позициям отношусь с полным доверием.

Кто-то из них, еще на так давно, когда я назвал Трампа придурком и прохвостом, довольно надменно и не без оттенка укоризны заметил, что, мол, ну, вот и Васильев, который поначалу пытался сохранить дистанцию и нейтралитет, вдруг с головой бултыхнулся в весьма дурно пахнущую лужу дискуссий о свойствах личности этого экстравагантного товарища. Кто-то в рамках своих представлений о добре и зле, ещё раз подчеркну, отнюдь мне не чуждых, пытается объяснить, что на самом деле Трамп делает много полезного и умного. Кто-то и вовсе машет на меня с ноткой презрительности рукой, причисляя к той упертой фанатичной декларативно либеральной прослойке, которую при любой погоде невозможно никакими рациональными аргументами убедить, что Трамп не Гитлер и не сатана.

Однако всё это, подозреваю, всего лишь от нежелания попытаться меня услышать вне привычной парадигмы современного бурного диспута на данную тему, что я прекрасно понимаю в контексте и собственной малозначительности, не такой уж великий мыслитель, чтобы тратить особые силы на постижение сказанного каким-то Васильевым, и общей суетливой спешки нынешнего ускоренного бытия. И всё же попытаюсь, исключительно ради самоуспокоения, кое-что прояснить по возможности предельно коротко.

Сначала по поводу личности самого Трампа. Сейчас уже, конечно, глубоко на седьмом десятке система личного общения у нас с женой сильно изменилась, и роль начали играть совсем уже никому постороннему не интересные факторы. Но когда мы были молоды, то стандартно ситуация складывалась так. Оказывались в какой-нибудь большой и шумной компании, где всего несколько достаточно близких знакомых и даже друзей, а остальные, довольно много приятели приятелей, иногда вообще почти случайные люди, не очень понятно, как там оказавшиеся, пили водку, танцевали, играли в карты, просто трепались, короче, обычно для того возраста, времени и круга проводили досуг иногда несколько часов, иногда до утра, но всегда весьма легко и без лишней рефлексии. Но потом, следующий раз, когда заходила речь, пойти куда-то или пригласить кого-то к себе, то обычно с супругой обменивались мнениями. Типа, там будет Вася с Машей и Настей, с которыми познакомились на последней пьянке? Нет, ну его к черту, неприятные ребята, глупые и занудные, воздержимся. А вот друг детства Сережка спрашивает, можно ли он придет с Петей, с которым был прошлый раз. Нет, старик, прости, но какой-то этот Петя неприятный и скользкий, давай лучше без него. Или наоборот, примем с удовольствием, очень интересный парень. И надо отметить, что ведь это было впечатление всего лишь максимум от нескольких часов довольно поверхностного общение. И основывалось оно не на каком-то глубоком анализе или серьезном длительном опыте с изучением материалов неких глубоких исследований. Больше самых примитивных эмоций при довольно беглом взгляде. Однако следует признать, что практически никогда в жизни, ну, или, может за самым редчайшим исключением, если даже впоследствии судьба ещё сталкивала с этими людьми при более основательном общении и в значительных серьезных ситуациях, изначального своего мнения о них менять не пришлось. Не оказался дурак умным или что-то подобное.

Так вышло, естественно, во многом и случайно, а в чем-то и из-за особенностей его публичной медийной карьеры, что Дональда Трапа я не один десяток лет видел, слышал, наблюдал и даже иногда читал чаще, чем не то, что подавляющее число политиков, особенно иностранных, но и как бы вполне знакомых лично мне людей из обыденной окружающей жизни. И сложилось полнее стойкое ощущение и впечатление, что он именно придурок и именно прохвост. Но это абсолютно лично, никому не навязываемое и никак не влияющее на мое мнение о ситуации с выборами американского президента.

А вот по поводу этих самых выборов я как раз изначально, ещё до их для многих неожиданных результатов, говорил, что такая фигура будет там крайне полезна для страны. И основания мои были, остаются, предельно просты. Принципы устройства и функционирования США, естественно, весьма далеки от идеала, но это и хорошо, что, впрочем, отдельная тема, но при этом на данном этапе максимально оптимальны и в их условиях значительно эффективнее всех остальных. Однако неизбежно накопилось множество и внутренних, и внешних проблем, которые требуют трансформации в разной мере степени, от серьезной перенастройки до иногда капитального ремонта. И именно такая внесистемная личность, как Трамп, очень полезна для выявления этих ненадежных и недостаточно хорошо функционирующих, просто слабых мест в системе.

Тут, вероятно, самым наглядным было бы сравнение с автомобильным краш-тестом. Машину нужно разбить, чтобы понять, какие узлы усилить, а где что-то заменить или добавить для безопасности. Но такое сравнение хромает в результате становится принципиально неверными и опасным потому, что у государства нет опытных образцов и оно по природе обычно существует в единственном экземпляре. Разбивать рискованно. Правда, история дает примеры исключений, как с ГДР и ФРГ, разными Кореями и прочие подобные экзотические случаи. На мой взгляд, и в самом деле очень верная и перспективная модель, но, к сожалению, достаточно редкая и не слишком устойчивая, но и об этом как-нибудь другой раз.

А стандартно государство всё-таки одно. И врубать его со всей дури о стенку может оказаться довольно стремно. Потому мне кажется несколько более верной аналогия с поиском дефектов в камере или покрышке, когда опускают в воду и повышают давление воздуха. Смотрят, откуда начинают идти пузырьки, таким образом находят дефекты. Конечно, при экстремально неумелой диагностике тоже можно так начать накачивать, что покрышка взорвется, но всё же при минимальном соблюдении технологии и техники безопасности результат чаще всего бывает вполне положительным.

И ещё два совсем уж мелких совсем личностных нюанса. Во-первых, о том, что Трамп Гитлер или сатана и речи быть не может. Поскольку, на счет сатаны, понятно, не большой специалист, а вот относительно гитлеров, то это не они создают народ, а он их производит и формирует. И то, что я понимаю про американцев, не дает мне никаких оснований опасаться подобного. А даже совсем наоборот. А, во-вторых, те, кто пытается найти что-то рационально и полезное в действиях Трампа (а косвенно и иногда Путина), на мой взгляд совершают элементарную ошибку. Приписываю свою интеллектуальную и этическую логику тем личностям и процессам, которые по сути находятся вне её.

Например, почему тот же Путин (о котором мне просто проще говорить, чем о Трампе) поддерживает в разных странах самые маргинальные и иногда даже явно экстремистские личности, группы и течения? Отнюдь не потому, что все они ему близки, кажутся верными или хотя бы полезными для России. Иногда такое случается, но зачастую это вовсе не так или полностью противоположно. Однако там логика другая. Полезно всё, что дестабилизирует других, ведет к хаосу и противоречит так называемому и ненавидимому «западному здравому смыслу».

Так что, если совсем коротко и просто, то дело, конечно, абсолютно не в Трапе и не в отношении к нему. А только с том, залатают ли покрышку или порвут к чертовой матери. Мои расчеты говорят (хотелось бы сказать «я верю», но язык не поворачивается, слишком чуждо само это понятие), что залатают. А они меня пока ещё никогда не подводили. Что, понятно, ничего не гарантирует.

Дурачок бинарный

Ну, ладно, устал уже отнекиваться, расскажу предельно кратко и пока без подробностей, что там с этим отравлением С. в неком островном государстве А. или В., это уж как вам угодно.

Там на самом деле всё предельно просто, если не заниматься навязываемыми глупостями, а просто изначально посмотреть спокойным и трезвым взглядом на всю историю изначально. Сначала как она подавалась официально и публично. Был некий наш разведчик С., которого перевербовали западные спецслужбы в шпионы, но российские компетентные органы его разоблачили и посадили. Он немного посидел, но тут возник скандал с разоблачением целой российской шпионской группы за океаном. И тогда вдруг, практически впервые в истории в подобной ситуации (очень важный и принципиальный нюанс, но мы сейчас на нем подробно, как и на многих прочих подобных, останавливаться не станем, поскольку это не детальное исследование, а всего лишь предельно скупая реплика) наше правительство не начинает строить морду кирпичом и скашивать глазки к носу, а вполне оперативно, официально и даже не без некоторой гордости заявляет, что, мол, да, наши граждане и разведчики-нелегалы, пали жертвой предателя, но мы их не бросим и готовы всячески вписаться.

И вписались действительно по-взрослому. За родных штирлицев отдали четверых матерых, разоблаченных и уже сидящих иностранных шпионав, наших героев встречали по первому разряду, с ними даже публично сам президент пел «С чего начинается родина». Правда и там была куча каких-то странных неувязок, отдавали совсем не тех и не тем, которые арестовывали, но я уже неоднократно предупредил, что сейчас не собираюсь морочить вас кучей мелочей, и к этому больше возвращаться не будем. Только констатируем, что в число обмененных вошел названный С., который благополучно уехал в островную страну и там, вот здесь уже даже официальные сведения несколько разнятся, то ли спокойно и скромно пенсионером жил в небольшом провинциальном городке, то ли еже немного шил, то есть подрабатывал потихоньку на испанскую разведку, с которой у него были ещё старые хорошие связи по предыдущему месту службы.

И неожиданно, по прошествии практически восьми лет происходит покушение на С. и его дочь. Абсолютно внешне ничем не мотивированное и даже откровенно нелепое. Собственно, при всей той пурге, что несут всяческие российские уполномоченные деятели, это единственный их разумный и как будто вполне логичный аргумент. Ну, действительно, не было никаких причин его убирать. И практика, и понятия, и традиции, и элементарный здравый смысл, и вообще что угодно хоть сколько-то осмысленное против этого возражают. Раз уж отдали, то всё, то всё, вина списана и никакого продолжения не следует.

Отсюда сразу же появилась масса самых экзотических версий. От психологических в стилистике бразильских сериалов, что, мол, ГРУшники так и не смогли смириться с глубочайше затаенной обидой на С. и, помаявшись в оскорбленной тоске столько лет, решили ему всё-таки отомстить за предательство, заодно чтобы и другим неповадно было. До псевдопрофессионально конспирологических, типа, С. нарыл что-то такое столь страшное на русскую мафию, имеющую выходы на самые высокие российские уровни, когда взаимодействовал с испанскими спецслужбами, что потребовалось срочно заткнуть ему рот.

Было ещё множество подобного, иногда даже весьма остроумного и любопытного, вплоть до самого идеологически выверенного и надежного, что здесь вообще обычная провокация западных спецслужб, чтобы очередной раз напакостить России, но, естественно, всё это полный бред, балаган и анекдот. Любой хоть сколько-то внимательный человек, если потратит совсем немного времени на ознакомление с биографией полковник С., которая во вполне достаточных деталях имеется в свободном доступе в интернете, без малейшего труда заметит, что вся история с объявлением его иностранным шпионом является явной развесистой клюквой и шита откровенно белыми нитками.

Никого этот человек никогда не предавал, и ни на какие чужие разведки не работал. И даже, хотя это может звучать совсем смешно, но и в отставку не уходил, и ни в какой тюрьме, как ни в каком другом подобном месте, не сидел. Это изначально была глубокая и длительная спецоперация по внедрению, надо признать, проведенная со множеством грубых помарок, однако столь длительная и внешне так солидно обставленная, что привела к определенному успеху, во всяком случае до определенного момента так представлялось её организаторам.

Короче, полковника С. не просто внедрили на остров, но даже обставили всё так, будто он там оказался по инициативе самих островитян. Именно такой человек и именно в таком надежном статусе был там нужен с главной и принципиально важной целью. Поскольку как раз на острове угнездился генеральный распорядитель общака и личного кошелька президента П. якобы миллиардер А. И рядом с ним требовался грамотный и опытный технический диспетчер, который умел бы распоряжаться бабками так, чтобы и оперативно, и следов не оставлять, естественно, по максимальной возможности, и в принципе для присмотра и надзора на всякий случай, дабы никому в голову не пришло излишне шалить.

Одновременно за океаном началась серия других спецопераций прикрытия относительно совместно готовившегося в президенты предпринимателя Т. Там организовывались разные истории, от хулиганства с проститутками до потешного хакерства, дабы скрыть основную проблему и настоящие, реальные методы её решения. Дело в том, что до сих пор Т. Скрывает свои налоговые декларации. И все привычно подозревают, что таким образом он стандартно темнит с налогами, скрывая прибыль. А смех в том, что маскируется совсем противоположное. Он полный банкрот, весь в долгах и ресурсов там полный ноль. Вкладываться же в него отказались даже однопартийцы и традиционно поддерживаю их финансовые круги. А бесплатно избрать президента там нельзя. Пришлось раскошелиться островному российскому общаку, на средства которого Т. В конце концов и избрали.

И всё прошло прекрасно, шито-крыто, наивные и островные, и заокеанские придурки продолжали расследовать всякие дымовые завесы, а до истоков настоящей блестяще проведенной спецоперации по покупке места для Т. Во главе державы злейших врагов и, соответственно, самого Т.ни у кого даже мысли не было начинать докапываться. Но всё так сладки и гладко продолжалось только до поры. Слабостью любой подобной системы во все времена, даже самые суровые сталинские, не говоря уже о гниловатых сегодняшних, является то, что где-то неизбежно в какой-то момент начинает подтекать. Это, кстати, ко всем сторонам относится, и к ним, и к нам, но в данном случае обстоятельства относительно случайно сложились не в нашу пользу. В южной Европе созрел ядовитый фрукт, ну, не такой уж и смертельный, конечно, однако по стечению обстоятельств какая-то информация о полковнике С. появилась совсем не у тех, кому положено. Без особых конкретных фактов и подробностей, но достаточная для того, чтобы к С. начали по обе стороны Атлантики проявлять определенное специфическое внимание.

А вот это представилось уже очень серьезной опасностью. Слишком большие интересы могли оказаться под угрозой. И решили спрятать концы в воду. Понятно, что всё по той же проверенной классической технологии, со спецоперациями прикрытия, типа, прогона двух клоунов под видеокамерами и прочими подобными стандартными дымовыми завесами. Но прокололись как обычно на мелочи нескоординированности действий между внутренними и внешними службами. Упустили незапланированное появление дочери С., потеряли преимущества фактора времени, и С. выжил.

И теперь самое главное. У островитян в руках такой козырь, который им, как и их заокеанским приятелям, особенно тем, кто не в большом восторге от Т., даже не снился. Пока они валяют дурочку, потешно размахивают руками и продолжают делать вид, будто озабочены всякими навязанными камуфляжными русскими глупостями. Но на самом деле до сих пор ещё даже друг перед другом карты до конца не раскрыли и пока думают. Однако несомненно, что эта мина пока замедленного действия обязательно сработает, и мы все будем иметь удовольствие понаблюдать за результатами.

И совсем последний нюанс этого предельно пунктирного конспекта, исключительно для оживления унылого антуража. В реальности того страшного боевого отравляющего бинарного вещества «Дурачок» вовсе не существует. То есть, именно в бинарном виде. Пытались в свое время сделать, чтобы он составлялся из двух по отдельности безобидных и нейтральный веществ, но не получилось. Так что, пришлось действовать тем, что есть. Тупо в одном флаконе.

Всё честно

На самом деле в нашей стране никто никогда никого не обманывал и не обманывает. Просто все не хотят слушать, слышать и понимать. Эдакая специально наведенная и усвоенная глухота и тупость. Не знаю точно причины, желание самоуспокоения, лень, особенности организма или ещё что уже совсем мистическое, но несомненно абсолютно массовое. Вам говорят, вы не реагируете, а потом блажите, что вас надули.

Ну, ваше право. Я могу лишь смиренно обратить внимание. Господин Костин сказал, успокаивая банковских вкладчиков:

Принципиальный подход состоит в том, что все клиенты всех кредитных организаций получат назад свои средства, в какой валюте — это отдельная история.

Если кто из тех, у кого валюта на российских банковских счетах, не захотел понять, то Костин не виновал, а уж я тем более.
Уже несколько дней пытаюсь заставить себя написать хоть несколько строк про это самое английское отравление, поскольку усвоенные с детства правила приличия указывают мне на то, что всё-таки следует поделиться с уважаемыми мною людьми известной мне истинной правдой, дабы они зря не морочили свою голову всякими пустыми фантазиями. Но классическая осенняя лень мешает даже пока предельно кратко изложить эту информацию, потому, счел нужным извиниться за такую задержку, постараюсь в ближайшее время вину искупить, а пока реплика совсем о другом.

Помню, больше тридцати лет назад мне впервые в жизни стало внезапно и явно нехорошо, какие-то боли в животе, а я тогда работал в «Крестьянке» и оказался автоматически прикреплен к закрытой ведомственной поликлинике издательства «Правда», которая считалась весьма солидной. Приятели из редакции посоветовали туда сходить, сказали, что много времени не займет, а врачи очень приличные, и я последовал этому совету.

Действительно, довольно быстро мне поставили диагноз, сказали, что это язва желудка, и назначили лечение. Собственно, состояло оно из двух основных позиций. Во-первых, очень жесткая диета, включающая, например, непомерное потребление геркулесовой каши, которую я терпеть не могу, и, конечно, категорическое запрещение многих спиртных напитков, отдельно подчеркивалась смертельная опасность пива и шампанского. И, во-вторых, набор всяких лекарств, от таблеток до уколов длительными курсами, однако основным действующим лечебным веществом там везде было железо, которое, как пояснили врачи, при этой болезни самое целебное.

Супруга потом много лет смеялось надо мной, рассказывая, как я пришел домой с трагическим выражением физиономии и торжественно объявил, что закончился целый период моей жизни, поскольку шампанское, самый любимый нами напиток того времени, больше мне никогда даже не попробовать. А смеялась она потому, что всего через несколько лет была открыта та самая бактерия, что вызывает эту самую язву, и выяснилось, что никакая диета не нужна, железо вообще не причем, пиво, шампанское и все прочее к язве никакого отношения не имеют, короче, мои мучения были полным бредом.

Так вот, последние годы мне пришлось лежать несколько раз в самых серьезных медицинских учреждениях сердечного профиля. И разные люди там говорили разное, однако в одном были единодушны. Необходимо постоянно пить аспирин, и не какой-то там обычный, а именно тот, что в огромных количествах, оказывается, давно и регулярно потребляют во всем мире, особенно в Америке, у которого таблетки в виде сердечек, а в названии есть что-то такое про «кардио». Кстати, снадобье, хоть и общедоступное, но далеко не самое дешевое, и я уже много лет трачу на него немалые суммы.

И недавно было опубликовано исследование. Пять независимых крупнейших и авторитетнейших американских лабораторий тоже пять лет занимались выяснением этого вопроса. И пришли к единодушному мнению, что аспирин в любых формах и дозах не имеет никакого отношения к сердечным или сосудистым делам. Просто совсем и никаким боком не имеет.

И, кстати, заодно, уже другой группой ученых и врачей было выяснено, что таким же образом витамин С никак не влияет на повышение иммунитета к простудным заболеваниям, и вообще не имеет никаких лечебных свойств, которые ему издавна приписывались.

Тут, уверен, многие записные скептики улыбнутся, мол, знаем мы всё про ихнюю «независимость», они сидят на грантах фармацевтических компаний и работают исключительно в интересах этих капиталистических акул. Однако должен тут пояснить и, возможно, кое-кого разочаровать. Все эти исследования велись на деньги фирмы Bayer AG, среди наиболее популярной и приносящей выгоду продукции как раз «Аспирин + С»

Хочу, впрочем, заметить, что вне зависимости от реальных лечебных свойств, нет ничего лучше с похмелья, чем растворить парочку этих самых шипучих байеровских таблеток в стакане ледяной воды. Совет даю совсем бесплатно и финансово не заинтересованно. Исключительно исходя из собственного многолетнего опыта и бескорыстной любви к ближним.

Подметка

Как прекрасно известно большинству хоть относительно любознательных школьников, предметы выходят из строя двумя основными способами (есть ещё некоторые чуть более сложные, но сейчас эти нюансы нас не интересуют). Первый это условно «способ подметки», когда она постепенно изнашивается, истончается и, в конце концов, приходит в полную негодность, но изменения эти медленные и постепенные, не очень заметны обыденному человеческому взгляду. И второй. Условно «способ лампочки», когда вот только что она прекрасно светила, как в первый момент после включения, и вдруг мгновенно перегорает, полностью и окончательно прекратив работать. То есть, на самом деле там внутри тоже шли определенные процессы, которые и привели к такому финалы, но мы не можем их наблюдать, для нас это абсолютно неожиданное разовое и бесповоротное событие.

Это же относится и к некоторым несколько более сложным событиям и областям человеческой деятельности. Например, Никита Михалков с определенного времени начал снимать всё более слабые фильмы. Сложно сказать, что только что он был прекрасным талантливейшим режиссером (я сейчас исключительно о собственном восприятии, здесь не собираюсь спорить с теми, кому его творчество изначально и в принципе чуждо), а вдруг раз, и превратился в беспомощного бессмысленного ремесленника. Нет, даже во второй части «Утомленных солнцем» было что-то от первой, а в первой уже проглядывали черты второй. Но результат (опять же лично для меня) несомненен. Был художник и закончился. Однако постепенно, по «способу подметки». Или Шолохов. Был автор «Тихого Дона» и вдруг перегорел, как лампочка. И только не надо мне про «Судьбу человека». Большой писатель закончился одномоментно и навсегда. Для тех, вообще ставит под сомнение авторство Шолохова, могу напомнить Грибоедова или Сервантеса, да, на самом деле подобное не такая уж исключительная редкость.

Однако я тут совершенно конкретно о Жванецком. Это ведь (снова для меня, прошу прощения за назойливость, но повторяюсь из опасения отвлекающих дискуссий) изумительно талантливый, очень крупный мастер, причем относящийся к такому почти уникальному виду, как «человек сам по себе жанр», типа «Высоцкий» или «Гринуэй». Но многие годы он медленно и иногда почти незаметно даже для самого внимательного глаза испарялся. И дело совершенно не в каком-то изменении политических взглядов, деградации гражданской позиции или ещё чем-то подобном, а именно об истощении таланта.

Я впервые услышал со сцены Михаила Михайловича где-то на переломе семидесятых-восьмидесятых (думаю, не путаю, а если всё-таки за давностью лет, то прошу извинить) на полузакрытом концерте в здании издательства «Московская правда», и до сих пор в ушах при воспоминании сразу же возникает его неповторимая интонация со словами, что, оказывается, министерство мясомолочной промышленности существует и даже прекрасно себя чувствует (намеренно цитирую по памяти, хотя сейчас можно и уточнить в интернете). Ничего и отдаленно подобного из написанного им и сказанного уже в этом веке в голову не приходит, да, ладно, не приходит, не осталось внутри, хотя, несомненно, какие-то удачи и были, что-то проскальзывало, но уже довольно давно нет вовсе. Стерлось.

Впрочем, множество народу его до сих пор помнит и любит, об этом говорить уже то, что довольно успешно аж шестнадцать лет идет достаточно рейтинговая ежемесячная передача на телеканале «Россия-1». Правда, у неё недавно сменился ведущий, видимо, и Андрей Максимов, как человек достаточно эстетически чуткий, что-то такое понял, но суть не в этом, люди, возможно, ещё и по привычке, слушают и смотрят, многие с искренним и немалым удовольствием. И я никому аппетит портить не собираюсь, далеко нынче не самое отвратительное занятие на современном телевидении.

Поводом же написать эти несколько строк явилась всего лишь следующая мелочь. Отвечая на какой-то вопрос зрителей относительно грядущего увеличения пенсионного возраста, Михаил Михайлович сказал, что пожилые люди действительно могут выполнять многие работы значительно лучше, «тщательнее» по его словам, чем более молоды, например «измерять где-нибудь диаметр вала».

Вы понимаете, в конце второго десятилетия двадцать первого века никто не должен измерять диаметр вала вне зависимости от возраста и «тщательности». И давным-давно в нормальных производствах не измеряет. Этим занимаются дешевые китайские измерительные автоматики, которым не нужна никакая пенсия.

Но дело, естественно, не этой чепухе. Жванецкого жалко. И себя тоже. Ещё неизвестно кого больше.

Ничего кроме

Придется начать с пошлости (хотя в этом тексте и в принципе будут в основном только пошлости, но с этим я уж ничего поделать не могу, тема обязывает) про то, что люди всегда постоянно умирали и нынче продолжают в больших количествах и без перерывов. Но бывают периоды, как и с плотностью рождения гениев с талантами, о чем, впрочем, как-нибудь в другой раз, когда на протяжении относительно небольшого времени уходит сразу множество не просто известных или даже знаменитых людей, но именно знаковых фигур определенных эпох со всеми соответствующими этому признаками и свойствами. Как раз так происходит последние годы, и постоянно возникает одна и та же тема. Сформулированная в пословице, звучащей примерно так: «О мертвых или хорошо, или ничего».

Не станем сейчас копаться в древней истории, Бог с ними, с греками и последующими римлянами, отмечу только, что по латыни существуют три основных варианта, это «Mortuo non maledicendum», «De mortuis aut bene, aut nihil» и «De mortuis aut bene, aut nihil nisi verum», которые отнюдь не идеально тождественны по смыслу, и каждое из которых дает пищу для весьма пространных и далеко не однозначных толкований. Однако я здесь этим заниматься не буду, а ограничусь самым примитивным бытовым и распространенным толкованием, которое, собственно, в основном обычно и имеется в виду.

Речь постоянно заходит о том, что когда умирает какая-то личность, то кто-то сразу начинает в лучшем случае пытаться анализировать её качества, а в худшем и наиболее частом и попросту поливать грязью, а кто-то яростно принимается вопить, мол, дайте спокойно похоронить и оплакать, свои же мерзости или даже всего лишь умствования оставьте на потом, не нарушайте естественные приличия скорби.

Сразу, во избежание каких-либо кривотолков, скажу, что лично для меня здесь вообще никакой проблемы нет. Тут счастливо совпали и мои воспитание, и привычки, и эмоциональная конституция, и ещё множество черт характера с жизненными принципами, так что не приходится делать над собой и малейшего усилия. И в голову не приходит, и чисто физиологически это неприятно, злословить по поводу чьей-то смерти и пытаться произнести обличающую надгробную речь. Вполне могу позволить себе подождать вполне достаточное время, прежде чем приниматься анализировать какие-то недостатки, если, естественно, по моим понятиям они достаточно любопытны и существенны, усопшего человека.

Однако это всего только мои личные предпочтения и обыкновения, отнюдь не становящиеся от того каким-то примером или образцом. А если говорить спокойно и серьезно, то нет ничего более естественного с момента появления человека разумного, чем желание поплясать на могиле врага. И закрывать на это глаза кажется мне нелепым лицемерием. Умирает близкий тебе, хороший, опять же, кончено, по твоим понятиям, человек, ты горюешь в той или иной мере, в зависимости от обстоятельств. Сдох скотина, мерзавец и подлец, так туда ему и дорога, ощущаешь удовлетворение или даже радость, которые и выражаешь, как можешь или считаешь нужным. Что может быть нормальнее?

А ещё меня умиляет вот это надменное и не менее лицемерное в разных вариантах излагаемое, типа, «плевать в лицо мертвому льву». Да, отвратительно, когда нечто подобное делает тот, кто всю жизнь живому льву только лизал задницу с демонстративной искренностью и наслаждением. Но тот, кто спокойно позволял себе всем этим замечательным царям зверей всегда бросать в лицо и при жизни то, что хотел, или пусть даже лизал, но, например, под страхом смерти родных (хотя в этом случае, всё-таки, подозреваю, уместнее промолчать, но тут опять же мое сугубо личное мнение), то я совершенно не вижу причины изменять своим привычкам. Смерть не обеляет, не отпускает грехи и не дарует прощения.

Смерть, это всего лишь смерть. И не нужно давать ей права навязывать что-то оставшимся в живых. Пока оставшимся.
Конечно, только сама жизнь создает лучшие и гениальнейшие перформансы. Специально человек ничего подобного сотворить не может. Вот уж, воистину, посильнее, чем «Фауст» Гете.

Когда условно немецкая, не станем сейчас копаться в нюансах, но точно абсолютно не русская и вообще не имеющая никакого отношения к России принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская совершила двойной вооруженный государственный переворот, одновременно свергнув, а потом и убив, хоть относительно, но законного государя, и его легитимного наследника, то ни у кого не было особых сомнений в соответствии этого мероприятия хоть каким-то нормам права. В этом сходились даже самые лояльные монархии историки, никто даже не пытался подвести хоть сколько-то логичную и обоснованную базу оснований под этот предельно откровенный и наглый дворцовый мятеж. Потому использовались и далее вошли в традицию совсем иные, более эмоциональные, аргументы и объяснения.

Мол, с одной стороны, это была естественная реакция высших, наиболее просвещенных и мудрых слоев общества на недееспособность и антипатриотичную сущность императора Петра III, с другой – Екатерина Великая столько сделала для расширения, усилении, процветания и тому подобного России, что смешно, нелепо и даже просто грешно вспоминать о каких-то мелочах, связанных с самим моментом восшествия на престол. И, собственно, этот, на мой взгляд, довольно легендарный, почти мифологический вариант вошел не только в официальную историографию, но и в некое «народное мнение», до сих пор более чем успешно остающееся господствующим. Однако мне сейчас не хотелось бы подробно разбираться во всех подробностях, этому посвящено гигантское количество самых серьезных монографий, с которыми не имею желания и амбиций соревноваться, хочу обратить внимание лишь на одну мелочь.

Конечно, как бы я, мягчайше говоря, скептически не относился к личности самой Екатерины, это был перелом эпохи, в котором участвовала не только гениально циничная и предельно аморальная тридцатитрехлетняя баба, но и множество людей действительно выдающихся, совпавших в одно время и в одном месте. И не имеет большого принципиального значения мелочная реальность, все равно перед глазами свежее утро того летнего дня шестьдесят второго, когда в едином благом патриотическом и интеллектуальном порыве, опьяненные воздухом грядущих перемен с улыбкой блаженной надежды на устах идут брать власть ради блага грядущей России Никита Панин и Кирилл Разумовский, братья Орловы, Иван Бецкой и Федор Барятинский, Екатерина Дашкова и Григорий Потемкин…

И сразу хочу оговориться, что любые формулы перевода тогдашних рублей в нынешние весьма условно. Некоторые пытаются сделать это через стоимость грамма серебра, и тогда нудно умножать примерно на пятьсот-шестьсот. Но, понятно, что тут имеется множество нюансов и поправочных коэффициентов, в которых здесь я не собираюсь копаться, потому дам всего несколько бытовых ориентиров, которые, мне представляется, могут дать хоть какое-то представления о масштабировании. Буханка ржаного хлеба стоила копейку. Работящий крепостной среднего возраста и хорошего здоровья обходился рублей в сто. Асессор, соответствующий званию майора, получал около тридцати семи рублей, а коллежский советник, аналогичный полковнику, получал в месяц примерно шестьдесят два рубля. Ну, остальное можете прикинуть сами, исходя из собственного жизненного опыта.

Ну, так вот, когда Екатерина была ещё законопослушной мужней женой, однако уже весьма активно и эффективно шпионила в пользу Англии, то она пару раз, минимум, это то, что оставило хоть какие-то документальные следы в деле, которое таковое менее всего предусматривает, получала определенные суммы от своих работодателей, тактично называемые «займами», хоть, несомненно, это были откровенные гонорары, и ни о каком возврате изначально речь не шла. Но, во-первых, всё это вместе взятое составляло меньше ста тысяч рублей, а, во-вторых, вряд ли что-то значительное из этих денег было Екатериной сохранено и припасено, скорее всего практически всё ушло на покрытие дефицита её личного бюджета, поскольку супруг был в её отношении несколько скуповат, а потребности императрицы никогда не отличались особой скромностью.

Во всяком случае, когда она реально уже задумала переворот, то собственных серьезных средств для его финансирования у Екатерины уже не имелось, и она обратилась на всякий случай одновременно и к англичанам, и к французам. Последние, вопреки бытующему в массах народному мнению, всегда были более прижимисты и осторожны, чем островитяне, потому вовсе не стали рисковать, хотя у них заговорщица просила всего тысяч сорок-пятьдесят. А англичане дали целых сто тысяч. Но, прошу заметить, это было по сути всё, чем в тот момент Екатерина могла единолично и свободно распоряжаться.

Однако всего за несколько месяцев после переворота императрица сполна расплатилась со всеми своими подельниками. Опять же, там бухгалтерия не идеально белая и далеко не всё прошло по официальным статьям расходов, но при всех расхождениях в оценках, дискуссии ведутся в пределах сумм от пятисот до восьмисот тысяч. Плюс к этому были розданы минимум восемнадцать тысяч крепостных душ и довольно большое количество земель с недвижимостью, финансовой оценкой которой мне сейчас нет желания подробно заниматься.

Короче, сполна за свою патриотическую деятельность получили практически все участники мятежа, в основном самыми что ни на есть примитивными наличными. Для примера, думаю, достаточно упомянуть, что романтичная девятнадцатилетняя страстная поклонница Монтескье и Вольтера Екатерина Романовна Дашкова, не считая прочих преференций, обогатилась на конкретную сумму в двадцать четыре тысячи рублей. Откуда взялись все эти деньги? Да, элементарно, Екатерина мгновенно запустила руку в казну. Естественно, по сравнению с объемами, которыми она распоряжалась впоследствии, отдавая, скажем, миллионы только одному Потемкину, кстати, от этого ничуть не менее действительно крупнейшему, талантливейшему и эффективнейшему русскому государственному деятелю и просто очень талантливому и храброму человеку, не слишком много. Но поражает скорость и абсолютная, соответствующая характеру полученной власти, беззастенчивость, с которой бюджетные государственные деньги начали использоваться в личных и, скажем предельно тактично, не самых благовидных целях.

Желающим самостоятельно разобраться более подробно я бы рекомендовал, при возможности, почитать очень любопытное исследование Н.Д. Чечулина «Очерки по истории русских финансов в царствование Екатерины II», изданное в Санкт-Петербурге в 1906 году. Сам же лишь отмечу, что именно с Екатерины началась традиция России влезать в непомерные и внешние, и внутренние долги. Которые оказались весьма впечатляющими после смерти императрицы, пустая казна, огромные международные финансовые обязательства, многомесячные задержки с выплатой жалованья всем, от чиновников до военных, неоплаченные госзаказы промышленникам…

Зато остался неплохой гардеробчик, между прочим, вопреки некоторым легендам и сплетням, достаточно скромный по тем меркам, но не без налета определенного вкуса, и Крым, который окончательно наш.
Какая-то лично мне довольно неприятная чиновница от образования сказала сегодня, что мы никогда не откажемся в школе от преподавания навыков преподавания письма от руки в пользу компьютерной или прочих подобных клавиатур, поскольку мелкая моторика способствует развитию интеллекта и личности вообще.

Так, к сожалению, случилось, что волею судьбы эта тема достаточно близка моей семье и я, при всем своем скептическом отношении к деятелям такого рода, вынужден полностью согласиться. Действительно, мелкая моторика в принципе и письменная речь как важнейшая её составляющая очень важна. И учить, конечно, надо, тут даже и малейшие споры нелепы.

Но мне хотелось бы тут попытаться взглянуть несколько с другой точки зрения. А есть ли шанс в серьезной исторической перспективе сохранить у людей это умение? Казалось бы, необходимость записать что-то ручкой или карандашом сохранится у людей всегда, можно представить множество ситуаций, когда под рукой не окажется необходимого гаджета, а что-то важное требуется немедленно зафиксировать. Но вот какое тут сравнение приходит мне в голову.

Сначала огонь добывали или от природных очагов возгорания, потом сохраняя его как величайшую ценность. Потом научились добывать трением. Еще через какое-то время появились огниво и кресало. Так человечество существовало тысячелетиями, умение добыть огонь было массовым и необходимым. Но совсем недавно по историческим меркам появились спички и дешевые, встречающиеся на каждом шагу зажигалки. И теперь даже самые опытные путешественники в подавляющем большинстве очень плохо владеют навыками получения огня древними способами. Хотя теоретически все всё знают, но, поверьте, на практике крайне мало кто реально может разжечь костер трением палочки или высекая искру камнем о камень.

Так, боюсь, произойдет и с навыками письма. Да, бесспорно, нужно, полезно и с любой точки зрения лучше уметь, чем не уметь. Но достаточно ли этого для того, чтобы человечество смогло сохранить навык вопреки естественным законам развития того, что мы условно называем цивилизацией и что иногда превращается в победу комфорта лени над трудолюбием разума?

Once Upon a Time

Впервые за много лет, даже не хочу считать сколько, страшно становится, я ни единой строчки не написал по поводу годовщины августовских событий девяносто первого И не просто не написал, а даже малейшего желания не было вспоминать и вообще думать об этом. Так бы и не сподобился, если бы не наткнулся на какой-то дежурный текст на данную тему Владимира Познера. Который вспомнил, как в свое время чего-то боялся, вернее, всего боялся, а тем августом вдруг перестал и вздохнул свободной грудью.

Кисло посмеялся. Совсем старик из ума выжил. Редкий случай, когда я это не про себя. Но с другой стороны ощутил благодарность к этому Владимиру Владимировичу. Ведь он своими словами очень ярко обозначил, насколько лично мне всё это стало неинтересно. Кто чего боялся, кто от чего освободился, кто во что превратился, какая, к чертовой матери, разница теперь…

Вот к круглой дате пражских событий шестьдесят восьмого какая-то социологическая служба провела очередной опрос и выяснила, что половина нашего населения вообще не помнит и представления не имеет, о чем речь, а большинство из остальных считает, что и правильно тогда сделали, что ввели войска. О чем вообще можно говорить, что анализировать и на какую тему рассуждать.

На днях бесчисленный раз, случайно наткнувшись в телевизоре, не смог оторваться и пересмотрел один из своих самых любимых фильмов «Однажды в Америке». Не стану разбрасываться всякими шаблонными и пустоватыми эпитетами типа «выдающийся» или «гениальный». Отмечу лишь, что фильм это лично мне удивительно близок. И, что особенно редко, вот уже более тридцати лет становится всё ближе.

Кстати, любопытно, это одно из немногих произведений такого уровня, по поводу финала которого до сих пор даже у людей вроде понимающих и заинтересованных нет единого мнения. Убил ли Макс Лапшу, погиб ли сам под вращающимися ножами судьбы-мусоровоза или вовсе ничего этого не было, а только привиделось герою Де Ниро на лежанке китайской опийной курильне, когда, растянув блаженную улыбку, он пытался таким образом освободиться от груза вины за смерть друга, примерив на себя роль жертвы?

В отличие от Серджио Леоне я-то точно знаю, что там случилось. Но и об этом не вижу никакого смысла говорить. Было прекрасно, но это уже давно закончилось, ничего не изменить, да и не нужно, потому не нужно трогать. Пусть мусоровоз спокойно едет дальше, а мы продолжим блаженно улыбаться.

Это не месть. Просто такова моя точка зрения.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel