вторая

Курящий кот-расчленитель

Неоднократно признавался, что искренне люблю Юлию Леонидовну Латынину. Причем, именно в том смысле, что «люблю», а не в том, что «нравится». По ряду объективных причин чувство это в данном случае не имеет сексуального подтекста, но оно именно чувство, а не некий отголосок приятного единства мировоззрений. Тут, как раз, имеются определенные, с годами всё большие проблемы, но сейчас совсем про другое.

Слушать её еженедельную программу на «Эхе» уже давно просто нет физических сил, но традиционно, практически ритуально по воскресеньям после завтрака я читаю с той или иной степенью внимательности распечатку на сайте. Удовольствие от этого тоже получаю разное, но сегодня впервые реально одолел с трудом.

Большая часть там посвящена Соколову-расчленителю и контрабандному толстому коту. Вот уж в чистом виде «до мышей». Не Христу и даже не борьбе с борьбой против всемирного потепления, а маньяку с котиком. Еле дотянул до конца текста. Даже зевать начал, хотя, как будто, выспался. Но потом упрекнул себя в высокомерном снобизме. Если народ так интересует, что запросы в поисковых системах на «Соколов» и «толстый кот» в разы переплюнули Трампа с Путиным, то почему бы и мне не высказаться? Нет, конечно, рассуждения про свихнувшегося убийцу мне не потянуть, но о животном-то я могу хоть несколько строк.

И тут имеется два принципиально разных и на первый взгляд даже вроде противоречащих момента.

С одной стороны, я категорически не понимаю, почему современная цивилизация, всё более заостряющаяся и специализирующаяся на сфере услуг как самом перспективном, если не единственно возможном для экономического развития направлении, тупо, тоталитарно, просто с каким-то детским упрямством всё более извлекает конфликты из того, из чего можно получать прекрасную и достаточно легкую прибыль.

Вместо того, чтобы разрешить открывать в ресторанах изолированные залы для курящих или вообще отдельные рестораны и извлекать из этого дополнительные, пусть на запредельном уровне, деньги, нагло всё тотально запретить. Я тут в изумлении и ужасе узнал, что в Евросоюзе запрещают копченые продукты. Пока ещё подробно не разбирался в этом маразме, но точно знаю, что латыши уже в панике, на Рижском рыбном рынке начинается пока тихая, но истерика. Вместо того, что, пожалуйста, понимайте до небес налоги на ненавистную вам продукцию, пропагандируйте сколько хотите этот свой грёбаный здоровый образ жизни, но пакостить-то зачем?

Так и с этими животными, и, кстати, не только, в самолётах и даже поездах с автобусами. Я сам не в восторге от того, чтобы провести несколько часов, не говоря уже о днях, в поездке рядом с каким-нибудь котом или плачущим ребенком. Но оборудуйте для них что-нибудь отдельное и специальное. Пусть не везде, всегда и всюду. Пусть во Владивосток только раз в неделю или две летает самолет с изолированным и специально оборудованным отсеком хоть на пару человек с животными или на десяток с детьми. Пусть место там стоит гораздо дороже. Но чтобы у человека была принципиальная возможность совершить поездку так, как он хочет, зачем ставить людям абсолютные карательные запреты?

Но есть тут и другая сторона. Вот это человеческое «а я хочу именно так». Например, супруги разводятся и получают совместную опеку над ребенком. А потом, скажем, матери предлагают соблазнительную работу на другом конце страны. Или её новый муж там живет. Или даже возникают обстоятельства, требующие переезда вовсе в другое государство. И получается дилемма, или ты делаешь крайне затруднительным, а иногда и совсем невозможным дальнейшее общение отца с детьми, или отказываешься от собственных, иногда серьезно жизненно важных планов, или, наоборот, оставляешь детей. По многим законодательствам тут приоритет за остающимся родителем, он может просто не отпустить детей. В подобной ситуации недавно у нас одна жена убила своего бывшего мужа, который не подписывал документы на вывоз ребенка в Штаты к её новому супругу.

Понимаю, что сравнивать это с ситуацией «толстого кота» не очень корректно, но на самом деле суть одна. Я хочу и летать по пять раз в месяц через всю страну, и с котом не расставаться. Ты, твою мать, может, свои хотелки как-то соизмеришь с примитивной бытовой человеческой трезвостью? Если такой сумасшедший кошатник, ну, так выбери себе соответствующий род занятий и образ жизни. Не заставляй всех стоять на ушах ради своих капризов. И с детьми та же история. Нет, я хочу, чтобы и работа или новая семья там, где мне нужно и удобно, и дети чтоб были со мной, и чтобы бывший супруг не вонял, и в принципе то самое «я хочу именно так».

Это наглый инфантилизм и сволочизм. Во-первых, о таких вещах нужно думать заранее, а, во-вторых, если мозгов не хватило, то имей достоинство и чувство ответственности соизмерять свои желания с реальностью и делать продуманный выбор, не доводя ситуации до агрессивного маразма.
вторая

На вкус и цвет

Честное слово, никого не хотел обидеть. Абсолютно искренне и без всякой задней мысли разместил ролик, где три девочки на скрипках и виолончели исполняют мелодию старой советской песни «Неба утреннего стяг». И вдруг совершенно неожиданно для себя получаю несколько комментариев, типа «Отвратительно и, главное, невероятно глупо.» и даже совсем уже хамское «говнище».

Вам не нравится? Кто-то, возможно, посчитал это издевательством над святыми идеалами, кому-то, наоборот, противно всё, связанное с советской властью. Не знаю, но в любом случае понятие «глупо», мне кажется, совсем из другой оперы.

Я тут вовсе не хотел блистать умом. Просто мне нравится мелодия и исполнение, я в принципе по-детски от всего похожего на скрипку генетически зависим и автоматически млею.

А про свой стилистический и идеологический оппортунизм в отношении почти всего, относящегося к искусству, особенно к музыке, я уже писал неоднократно. Нет, не настолько наивный и черствый дурачок, чтобы не понимать тех евреев, которые не хотели слышать Вагнера на территории Израиля после того, как под его музыку люди шли в газовые камеры концлагерей. Но, простите, с одной стороны, всё равно Вагнер остается одним из самых любимых мною композиторов, а с другой, не надо так уж доводить до абсурда любые изначально идеологически окрашенные произведения, под ту песенку о Ленине и Октябре никто никого особо не убивал, во всяком случае не больше, чем под что угодно другое.

Так что, я еще раз прошу прощения и снова сознаюсь в своем для кого-то бесспорно дурном вкусе. Но хотя бы не лицемерю и ничего сильно пафосного не изображаю. Чего ругаться-то и возмущаться? Я ведь никому не навязываюсь, всего лишь делюсь сокровенным в расчете, если не на понимание, то хоть на вежливое безразличие.

И вот для примера три звуковые картинки, от которых примитивно получаю удовольствие. При том, что большинство моих более утонченных знакомых считают Мэй голимой попсой, а про красных бойцов вообще ничего слышать не могут. Я к тому же выбрал «Там вдали» в исполнении не душевной интеллектуальной Камбуровой, в том, что мне представляется более стилистически точным и потому особо нравится.





вторая

Земля и воля

Только, я вас умоляю, не собираюсь вступать в дебаты по поводу закона о продажи земли на Украине. По двум абсолютным и равнозначным причинам.

Во-первых, я не специалист в украинских земельных отношениях и не обладаю в этом вопросе достаточной компетенцией.

А, во-вторых, вопрос о продажи земли и в принципе о праве собственности на землю из разряда принципиально вечных и идеально не решаемых. Здесь следует смириться, как с правосудием. Его не существует, но к нему необходимо стремиться. Здесь важен путь и направление движения при осознании невозможности достижения конечной цели.

Вообще-то, продажа земли иностранцам, особенно это относится к землям сельхозназначения и под крупные строительные проекты в мегаполисах, достаточно жестко регулируется почти во всех государствах, за редчайшим незначимым исключением. Но в этой ситуации мне совершенно не понятна истерика, устроенная на эту тему у нас.

Насколько можно судить, не вдаваясь особо в юридические тонкости, рынка земли в данный момент на Украине в хоть относительно стандартном понимании практически не существует. На сделки по продаже попросту наложен мораторий. А в России он функционирует. Да, имеются ограничения, в том числе и по продаже иностранцам сельскохозяйственных угодий и некоторых иных особых категорий земли. Но, основываясь на публичных заявлениях Зеленского, украинцы тоже без всенародного референдума не собираются давать тут особую свободу. Так что, пока, как будто, речь идет всего лишь о приближении их системы к российской. Ничего более. И получается, что нам можно, а им нельзя только потому, что они глупые и слабые. Понимаю, аргумент убедительный.

Если же позволите всего несколько слов более отвлеченно, то, несомненно, любая собственность дает возможности для злоупотреблений. Но уровень этих злоупотреблений несоизмерим с тем, когда собственность эта остается в руках условного государства, то есть в реальности в распоряжении чиновников, которым она принадлежит не по закону, а на основании должностной власти.

За последние больше, чем сто лет, государство наше единственный раз что-то действительно значимое и ощутимое дало людям. Это разрешило приватизировать жилплощадь и позволило ей распоряжаться по своему усмотрению. Да, было много дурных последствий вплоть до настоящих кровавых преступлений. Но в целом это сыграло колоссальную положительную роль и во многом в корне изменило психологическое и социальное состояние страны.

Великий Каха Бендукидзе в свое время сказал: «Надо продать всё, кроме совести». К сожалению, он так и не смог полностью реализовать свои идеи, в частности рынок земли так и не стал в Грузии полностью либеральным и прозрачным, а вот как раз совесть они продали за «грузинскую мечту».
вторая

Ну, надо же всё-таки совесть иметь!

Если тебя зовут Гасан Чингизович Гусейнов, у тебя не только папа азер, но и мама жидовка, а ты занимаешься русской филологией, то сиди на жопе ровно и не мути народ.

Волки позорные, совсем наглость потеряли, никакой, блядь, интеллигентности.
вторая

The Wall

Тут прошла очередная и при этом достаточно круглая годовщина падения Берлинской стены. Множество людей сочло возможным и даже необходимым по данному поводу высказаться. Я, честно говоря, получил большое удовольствие от наблюдения за этим цирком, однако, конечно, не настолько, чтобы возникло необоримое желание самому выскочить на арену.

И всё-таки позволю только повторить предельно кратко то, что говорит и писал бесчисленное количество раз в связи с этим.

Да, естественно, я прекрасно понимаю, что в то время и в той конкретной ситуации это было не просто единственно верное, но и практически единственное реальное решение. Не было, не существовало силы, структуры, личности, чего угодно иного пригодного и эффективного, что могло организовать и направить этот процесс хоть как-то иначе. И всё же, изначально признавая собственную полную фантазийную маниловщину, я остаюсь в абсолютной уверенности, что это была величайшая ошибка. То есть, нельзя было так безусловно и бездумно ломать стену и открывать объятия восточным немцам.

Для этого сложилась довольно уникальная историческая ситуация. То есть, страны, разделенные по условно политическому принципу, существовали и иные, типа Вьетнамов, но тут в Европе, достаточно цивилизованные и хоть относительно жизнеспособные, в возникшей окружающей довольно благожелательной обстановке. Не нужно было принимать в ФРГ всех без разбору только по принципу принадлежности к немецкому народу. Это право каждый должен был заслужить, сдать нечто типа жизненного экзамена, пройти испытательный срок и только после этого сознательно сделать выбор. А для тех, кто не смог бы, не захотел, поленился, ещё по каким причинам предпочел бы ГДР, оставить прежнюю страну, пусть продолжают свое счастливое социалистическое существование «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян».

И из РСФРС тоже нельзя было всех массово принимать в новую Россию. А наоборот, и здесь построить самую высокую стену, разделить страну, поначалу дав тем, кто хочет жить при капитализме, пусть самый крохотный кусочек территории, но гарантировать его неприкосновенность и устроить самые высокие критерии отбора.

Кстати, я лично совершенно не уверен, что сам сдал бы соответствующие экзамены и смог бы соответствовать таким критериям. Но это уже личное дело каждого. Исчезает возможность для всякой мрази вонять на тему, что их обманули, отняли прекрасную Родину и насильно ввергли в ужасы рыночной экономики.

Между прочим, примерно то же происходит и с присоединением к Евросоюзу. Ведь никому не открывают двери просто по желанию и принципу географического нахождения в Европе. Сначала наведите у себя порядок, докажите, что соответствуете определенным требованиям, подтвердите свое желание конкретными действиями, тогда пожалуйста. Да и тут бы я был сильно аккуратнее и осторожнее. Скажем, проходит референдум и голоса делятся сорок на шестьдесят. Не надо заставлять всех подчиняться воле большинства. Делите страну пропорционально и пусть тот, кто хочет жить в единой Европе имеет такую возможность, а остальные наслаждаются добровольно избранным.

Мои наивные мечты, к сожалению, плохо исполнимы. Если в конце концов Кореи объединятся не по предложенному мной принципу, а так, как произошло с Германиями, то, подозреваю, ничего хорошего не получится даже в самой отдаленной перспективе. Бочка меда и ложка говна дают в результате автоматического смешивания бочку говна. Иного варианта нет.
вторая

Ода слабости

И не надо тут повторять всякие пошлости про необходимость своевременного ухода, полезность работоспособных демократических институтов, неизбежность психологической усталости даже от черной икры и прочие благоглупости.

Мне просто по-человечески жаль Моралеса. Реально очень жалко. И я не шучу, и не юродствую.

Рассуждать о том, что Хуан Эво не Борух Спиноза, довольно нелепо. Он индеец. И слава Богу. Нет, понятно, подлые американские суки устроили очередной цветной государственный переворот, а продажные вояки-латиносы снова предали свой народ за проклятые доллары. Но Моралес не глупее Мадуро, Асада или даже Эрдогана с Путиным. Он всего лишь слабее.

И потому с окончательной победой социализма придется немного повременить и, возможно, прольется чуть меньше крови. Впрочем, или больше. Но в любом случае я сочувствую аймаре и с искренней доброй оптимистической надеждой смотрю на будущее прекрасной Боливии.

Листья коки не наркотик!
вторая

С песней по жизни

Тут случайно попались на глаза материалы одного судебного процесса. Восемнадцатилетний юноша избил отца своего школьного приятеля. Дело было так. Парень зашел к приятелю, но того не оказалось дома, он немного задерживался, но в квартире находился его отец, неважно себя чувствовавший с похмелья. И мужчина попросил парня, чтобы пока времени зря не терять, сбегать за водкой, на что выделил свои последние кровные.

Юноша пошел, купил бутылку, но на обратном пути почти полностью её сам и выпил, оставив всего несколько глотков, которые, правда, честно донес. Сделал он это, согласно его последующим показаниям, «в знак протеста против невыносимого материального положения бугульминских учителей».

Дальнейшее подсудимый описал как: «Потерпевший стал меня оскорблять и унижать мое человеческое достоинство, за что и был побит». Мужика отправили в больницу. Суд признал парня виновным в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести и дал реальные три года.

Да, инцидент произошел в Томске. Уточняющие вопросы обвинителя, типа, «знает ли подсудимый, где находится Бугульма» и «почему судьба учителей именно этого города так взволновала юношу» судья признал не относящимися к делу и отклонил.

Парень уже частично отсидел и подал на УДО. Характеристики из места заключения самые положительные. К ним также приложено заявление пострадавшего, что он никаких претензий к юноше не имеет и давно его простил.

Конечно, история не столь экзотическая, как с питерской расчлененкой профессора-реконструктора, но мне почему-то очень понравилось, простите, если зря отвлек чье-то внимание.
вторая

Соблазны простоты

Честно говоря, поначалу я был несколько удивлен. Впервые после лет пяти, если не больше, после перехода моего Журнала в режим «частной территории», один из текстов попал в «Топ 30» ЖЖ. И отнюдь не на какую-то злободневную и животрепещущую тему, о посвященный всего лишь краткому упоминанию и пересказу нескольких более чем всем прекрасно известных эпизодов Войны. Но совсем немного поразмыслив, я понял, что это довольно понятно и естественно.

И дело не только в том, что мы никак эмоционально, нравственно, интеллектуально, психологически, политически, а в реальности практически всячески не довоюем ту Войну и, сильно подозреваю, никогда этого не сможем сделать. А в том, что там и без малейшей конспирологии слишком много настоящих «белых пятен», которые по вполне объяснимым причинам многих интересуют сильно больше, чем происходящее сегодня за окном. Так как именно в этих «пятнах» они и пытаются найти ответы на вопросы, задаваемые этим самым заоконным происходящим.

Тут лишь прошу очень правильно понять, что я имею в виду. Речь не о том, например, как оценивать «пакт Молотова-Риббентропа», кто расстрелял поляков в районе Катыни или почему мы напали на Финляндию. Тут, на мой, конечно, субъективный взгляд, данных и фактов вполне достаточно, вопрос исключительно в оценках и отношении. Нет, я говорю именно о периодах и ситуациях, когда отсутствие или намеренное сокрытие настоящих документов, свидетельств и неопровержимых улик и вправду делает невозможным или по крайней мере сильно затрудняет выяснение хотя бы относительной истины.

И это относится к огромному количеству областей во всех сферах. Начиная (понятно, очень условно «начиная»), скажем, с вроде достаточно простых вопросов. Почему, разрушая «линию Сталина», так толком и не построили «линию Молотова»? Это, конечно, очень приблизительно до уровня неточности мной сформулировано, да и оба процесса не были так уж непосредственно связаны друг с другом, но я просто для краткого обозначения темы. То есть, существует огромное количество самых подробных объяснений и обоснований, многие из которых даже вполне правдоподобны и прекрасно аргументированы. И про то, что у «линий» были принципиально разные предназначения, и что что решались другие политические и стратегические задачи, и что ошибки были не технические, а идеологические и ещё бесчисленное количество подобного.

Но я сейчас о гораздо более приземленных фактах. «Линию Молотова» не то, что плохо построили, не там, не так и не тогда. Её элементарно разворовали. Украли лес, цемент, арматуру, всё вплоть до песка и гравия. Берия приехал в конце сорокового с инспекцией, после чего в ужасе докладывал Сталину, мол, Иосиф Виссарионович, Вам гонят фуфло, сперли подчистую. Берия – Сталину! И что? Да ничего. Ни одного громкого процесса, никто серьезно не наказан, никаких практических выводов.

И ведь все всё знали. Никаких особых военных секретов там не было. Ну, ладно, маршал Жуков впоследствии многое оправдывал и, скорее всего вынужденно, фантазировал на эту тему, хотя и он полностью не смог замолчать, что с той «линией» «некоторая ошибочка вышла». А вот генерал Карбышев. Он более известен легендой о своей героической и мученической смерти. Но гораздо меньше людей знает, что Дмитрий Михайлович был отнюдь не военачальником и полководцем, а одним из авторитетнейших и профессиональнейших военных фортификаторов Европы своего времени. Человек с четырьмя специальными высшими образованиями, профессор, доктор наук с ещё дореволюционным опытом работы. Между прочим, именно во многом благодаря его рекомендациям была взломана «линия Маннергейма». С абсолютной достоверностью мне неизвестна степень его участия в общем проектировании и возведении «линии Молотова», но он точно имел к этому отношение и бывал в Западном военном округе ещё до своего туда официального назначения в сорок первом. И что, такой профессионал на видел качество бетона, количество и номенклатуру металлоизделий и конструкций? Что практически все земляные и связанные с ними работы выполнены только на бумаге? Что сектор обстрела у многих ДОТов ограничен склонами холмов в нескольких десятков метров, потому нет возможности выполнять любые задачи, что в обороне, что в наступлении? Конечно, видел и прекрасно понимал. Но никакой реакции. Вернее, никаких реальных следов и последствий такой реакции.

И вот тут самое главное. Куда делось такое гигантское количество стройматериалов? Нет никаких документов. Вся информация буквально испарилась. А поскольку такой гигантский дефицит конкретных фактов, цифр, чертежей и прочих материальных улик, полный простор для самых разных предположений, теорий и измышлений.

И подобного, по отдельности, возможно, достаточно частного, но в целом сыгравшего в дальнейшем огромную роль в ходе всей Войны, великое множество. Когда просто не хватает объективных достоверных данных. Но то, что из этого имеет отношение к хозяйственным и административно-управленческим внутренним делам, всего лишь цветочки по сравнению с делами внешними. Проиграв изначально Гитлеру всё, что можно на всех мыслимых направлениях до Войны и в первой её части, Сталин всех остальных, в первую очередь, естественно великих Рузвельта с Черчиллем, сделал как детей. Это нормально и стандартно. Путин тоже может как угодно крутить на любом органе всяких там меркелей с макронами, но пасует перед вроде и неизмеримо объективно более слабыми, однако просто более отмороженными, чем он, персонами типа Кима, Эрдогана или даже всего лишь Лукашенко. Так вот, союзников Сталин блестяще и виртуозно развел по всем статьям. Но, видя результаты, мы очень мало знаем об инструментах и технологиях.

Один из множества самых очевидных и общеизвестных примеров. Уж, кажется, сколько сказано, написано и снято в кино о знаменитой операции «Тегеран 43». Как немецкие спецслужбы готовили покушение на «большую тройку», а доблестные советские чекисты всех спасли. Назывались даже конкретные имена с той стороны, типа Скорцени, и намекалось на советских не менее конкретных суперагентов вроде Вартаняна. Это, конечно, чистейшая туфта от начала и до конца, у которой, несмотря на все старания советских и спецслужб, и пропагандистов нет никаких достойных доверия документальных оснований и подтверждений. Но тут как с христианством. Не имеет никакого значения, существовал Христос, или нет, и даже более базовый и основополагающий вопрос, воскрес ли он. В любом случае христианство, как абсолютно объектовое явление, оказавшее на историю человечество то влияние, которое оно оказало, трудно поставить под сомнение.

Вот и с «тегеранским покушением». Совершенно независимо от того, готовили ли немцы диверсию и в принципе имели ли для этого хоть малейшую возможность, сама по себе «история» уже давным-давно прочно вошла в историю, имела конкретные реальные последствия, и потому возникают естественные вопросы о её смысле, сути и целях. Однако большинство исследователей, даже прекрасно понимающих легендарность сюжета, всегда сходились во мнении, что это была действительно блестящая операция чекистов, хоть совсем и про другое. Они таким образом заставили американскую делегацию во главе с Рузвельтом поселиться в Тегеране не у себя в посольстве, а на смежной с посольством СССР территории, заранее подготовленной и нашпигованной «жучками». Кроме того, что чекисты могли постоянно слышать, что говорят между собой американцы и соответственно подготавливать свое руководство, Сталин имел возможность общаться с Рузвельтом в любое время скрытно от Черчилля и обсуждать проблемы, лишние для его ушей.

Но и это всё полная чепуха. Рузвельт намеревался остановиться в по сути советском посольстве изначально, еще задолго до того, как миф о «покушении» начал создаваться. То есть, он по сути и создавался относительно задним числом для прикрытия совместного желания Сталина и Рузвельта приватно «побазарить» без англичан. И, соответственно, обоюдными усилиями. Но основное, дальнейшее, как раз и находится в полной темноте. Никаких следов нет. О чем они там на самом деле договаривались и к каким соглашениям пришли?

Можно только пытаться восстановить по итогам и последствиям, но это в любом случае будет иметь налет и оттенок предположительности, поскольку ни один план никогда не исполняется идеально. Конечно, хороший повар, продегустировав котлету, способен с определенной мерой достоверности восстановить и количество, и состав ингредиентов, и даже основные использованные технологические приемы приготовления блюда. Но всё равно он никогда с абсолютной точностью не сможет утверждать, что идеально описал изначальную рецептуру и намерения того, кто эту котлету делал и жарил.

Но вернемся к моему тексту, с упоминания которого я начал. Он был посвящен совсем другому, однако, как часто бывает, читательское внимание более всего зацепилось за вскользь брошенную второстепенную фразу о том, что Паттона на самом деле убрал его добрый приятель Эйзенхауэр. О самом покушении и убийстве я сейчас вынужден снова отказаться говорить подробнее, хотя почему-то именно технические сложности и тонкости вызвали наибольший интерес. Но на эту, хоть для кого-то и крайне увлекательную, однако на самом деле достаточно частную и мелкую тему требуется слишком много сил и времени, которых мне в данный момент жалко. Потому я ограничусь тем, что предельно кратко затрону другой, попутный, но гораздо более значимый вопрос. Тоже кое кем вполне логично задаваемый. А чем, собственно, Паттон так мог мешать Рузвельту?

Для начала давайте вспомним, как на школьно-институтском уровне преподавания истории во времена моих детства и юности воспринимались события, например, последнего года Войны. Западные союзники дождались, когда победитель уже был несомненен, немецкая армия обескровлена и практически разгромлена, испугались, что СССР в одиночку победит Германию и займет всю Европу, потому, наконец, открыли «второй фронт». Воевали они плохо и слабо, войска необстрелянные, никакого сравнения с уже ставшими к этому времени ветеранами красноармейцами, но немцы отчаянно дрались только на Восточном фронте, а против союзников только делали вид и мечтали, как бы им побольше сдаться в плен американцам и англичанам, чтобы избегнуть справедливого возмездия со стороны русских. А когда они единственный раз начали реальную атаку в Арденнах, то союзники позорно побежали и стали умолять Сталина о спасении и ускорении наступления.

Кроме этой, практически официальной, хоть и на довольно низовом уровне, точки зрения, существовало ещё такое достаточно широко распространенное «народное» мнение, что Жуков предлагал послать этих капиталистов с их запоздалой «помощью» и двинуть советские войска до Ла-Манша, сделав весь континент социалистическим, тем более, что в большинстве стран были к тому моменту очень сильны компартии. Но Сталин проявил благородство, решил исполнить данные союзникам обещания и щедро поделился с ними плодами великой победы.

Всё это, может быть, звучит сейчас слегка наивно, но на самом деле имеет определенные основания. Хотя тут немало и чистого мифотворчества. И, прежде всего, относительно такой уж слабости «необстрелянных» войск союзников.

Только здесь очень настоятельно хочу предупредить. Я и сам не собираюсь тонуть в излишней массе точных цифр, и читателя не хочу ими утомлять. К тому же, очень боюсь касаться подобных тем, так как нынче каждый является великим специалистом и неизбежно начинает придираться к любому знаку после запятой, увязая в спорах по поводу «больше-меньше» и теряя ход рассуждений по существу. Потому буду оперировать крайне приблизительными показателями, однако всё же дающими объективную картину происходившего.

Ко всему вышесказанному следует добавить, что особенности структуры вооруженных сил союзников, более всего США, и определенное своеобразие комплектования боевых частей иногда приводят к некоторым разночтениям при подсчетах и обработке данных. Но, в любом случае, надо признать, что многое начиналось там действительно практически с нуля. В тридцать девятом году у американцев было тысяч сто, ну, может, несколько больше, однако наверняка даже не вдвое, солдат и офицеров, штук пятнадцать (!) танков, более напоминавших броневики времен нашей Гражданской, чуть лучше с авиацией и флотом, но тоже по сути детский сад, по-моему, меньше, чем у Португалии. В Англии не столь безнадежно, но и тут очень просто можно судить о масштабах. Весной сорокового англичане эвакуировали из Дюнкерка около трехсот сорока тысяч, среди которых собственно их войск было двести с небольшим. И потом Черчилль признавался, что, если бы не это, то ему совсем трудно было бы убедить общество продолжать войну, поскольку и воевать-то толком было бы некому. То есть, опять же слезы, а не армия.

Но к сорок четвертому, к началу высадки в Нормандии, ситуация, мягко говоря, несколько изменилась. В американской армии насчитывалось от двенадцати до четырнадцати миллионов человек. Иногда даже приводят за всю Войну цифру в шестнадцать миллионов, но, думаю, это уже если совсем «поскрести по сусекам». Англичане поставили под ружье порядка четырех с половиной миллионов. Кроме того, был ещё почти миллион канадцев, да, не решающая сила, но, между прочим, именно они и очень неплохо пошли в самом центре десанта на пляже «Джуно», правда вместе с британской морской пехотой, к тому же де Голлю под конец Войны удалось собрать порядка полумиллиона французов, начавших вполне прилично сражаться. Естественно, я не упоминаю сейчас вооруженные силы британских доминионов (не великие, но на самом деле тоже имевшие определенное значение), поскольку они практически не воевали в Европе, хотя, несомненно, некоторую помощь оказывали по связыванию войск «оси» на периферии.

Но это всё человеческие ресурсы, а не меньшее, если не большее значение имело то, как союзники и в первую очередь, конечно, американцы, сумели разогнать свою промышленность, преимущественно, понятно, военную. Тут тоже большой соблазн увлечься цифрами, но я постараюсь никого не вгонять в зевоту и всего пару достаточно наглядных примеров. С теми же танками. Бытует распространенное мнение, что «Шерман» был полным дерьмом, его нередко в военной литературе называют то «Скороваркой», то «Зажигалкой» за то, что, действительно, относительно легко воспламенялся. И следует согласиться, что он не был шедевром, почти по всем показателям уступая «Пантерам», не говоря уже о «Тиграх». Но американцы за войну наклепали почти пятьдесят тысяч разных модификаций этих «Шерманов», которые в реальности с нашими Т-34 были вполне сопоставимы. А всего они к сорок пятому выпустили больше ста тысяч танков и САУ, если же считать все бронированные боевые машины, то почти двести тридцать тысяч, в два с половиной раза больше, чем Германия.

С авиацией похожая история. К сорок пятому превосходство союзников в воздухе было подавляющим. О флоте я уже молчу, всё-таки война в Европе была в основном сухопутной, хотя, конечно же, ситуация и в Атлантике, и на Тихом океане имели немалое значение. Но американцы к концу Войны выпустили почти сто авианосцев. Да, это не совсем то, что мы сейчас понимаем под этим словом, но, тем не менее, они были именно полноценными авианосцами, а не нашим недотыкомкой «авианесущим крейсером», который у на до сих пор всего один. А у них тогда было почти сто!

Теперь про «необстрелянность». И она бесспорно имела место. Некоторые части имели боевой опыт Африки и Италии, но большинство и в самом деле составляли новички. Однако на реальной войне «обстрелянность» приходит довольно быстро. И у нас нередко почти необученные вчерашние школьники и крестьянские парни после нескольких недель ожесточенных боев, если, конечно оставались живы, превращались в опытных ветеранов. Так что части, высадившиеся на «пляжах», прорвавшие немецкую оборону, потом почти два месяца штурмовавшие Кан и затем прошедшие нашпигованные немецкими танковыми и артиллерийскими засадами бокажи Нормандии, вряд ли можно назвать такими уж необстрелянными.

Однако здесь, бесспорно следует отметить и подчеркнуть, что в боевых действиях вообще было задействована максимум половина вооруженных сил США, а на европейским театре и того меньше. Но, с другой стороны, это говорит и о наличии гигантских свежих и неплохо подготовленных резервов, которые при уже упомянутом абсолютно доминирующем флоте имели немалое значение.

И всё-таки главным мифом является не слабость и убогость армии наших союзников, а полная беспомощность и разбитость к этому времени немцев. В принципе, хотя прекрасно понимаю, что это может прозвучать пустым нарочитым и легковесным парадоксом, но, по моему субъективному мнению, лучшей армией той Войны была именно разгромленная германская. К сорок пятому её численность, несмотря на все предыдущие потери, составляла около девяти с половиной миллионов человек, то есть была практически равна советской. У на часто любят писать, что для этого в сорок четвертом им потребовалось призвать двадцать седьмой год рождения, в смысле семнадцатилетних ребят. Но как-то забывается, что, правда с определенными ограничениями, но и у нас тогда же, в так называемый «последний военный призыв» тоже забирали семнадцатилетних, более того, и в сорок третьем призывали двадцать шестой год, тысяч семьсот мобилизовали.

И из техники ещё кое-что осталось. Больше тринадцати тысяч танков и штурмовых орудий, свыше семи тысяч боевых самолетов и ещё много чего по мелочи. Кроме того, сокращение коммуникаций и за счет этого улучшение управляемости, увеличение плотности войск в связи с уменьшением размера фронтов, перенесение боев на собственную хорошо известную и освоенную территорию, всё это давало немцам дополнительные преимущества особенно на Восточном фронте.

Впрочем, похоже, я несколько увлекся и предисловие затянулось. Вернемся к нашим изначальным вопросам, скажем, на примере того же наступления в Арденах. Зачем Гитлер на него пошел в принципе? Стандартное школьно-институтское советское объяснение, что таким образом он хотел принудить западных союзников к сепаратному миру и сосредоточиться на сопротивлении СССР с отрочества вызывало у меня сильные сомнения. Как-то это не очень сочеталось с утверждением, что немцы хотели побыстрее и побольше сдаться американцам с англичанами, чтобы максимально избегнуть лап русских.

Да и главный «паровоз» и вдохновитель западной коалиции, которым, как ни крути, всё-таки был Черчилль, если не пошел на переговоры с Гитлером в казавшимся полностью безнадежном сороковом, то на что с ним немцы могли надеяться к концу сорок четвертого, когда за его спиной была такая сила с возможностью постоянного и практически безграничного её увеличения?

Немцы рванули в Арденах, понадеявшись на нелетную погоду, сковавшую возможности авиации союзников и почти без горючего, рассчитывая захватить запасы врага на складах Льежа и Намюра. Каюсь, не помню, кто конкретно, а сейчас искать лень, но один из американских генералов ещё тогда довольно удивленно сказал, что, мол, планировать военную операцию такого масштаба, основываясь на стабильности положения облаков, это довольно странная и наивная, и тактическая, и стратегическая идея. Действительно, погода наладилась, в воздух поднялись тяжелые бомбардировщика союзников, до горючего немцы так и не добрались, и судьба арденнского сражения по сути была решена.

Вообще, следует признать, что с точки зрения элементарной обыденной логики наступление в Арденнах действительно несколько «странное». До такой степени, что я читал вполне серьезные объяснения солидных исследователей, что просто Теодор Морелль переборщил тогда с кокаином и амфетаминами в рационе фюрера, потому тот с передозу и дал приказ об атаке. Мысль не хуже многих других, но более говорит не о реальности событий, связанных с наркотиками, а о некоторой растерянности самих исследователей.

Слабо аргументирована и вошедшая в наши учебники утверждение, что только советские войска спасли союзников от разгрома. Да, это правда, и документально подтвержденная, что Черчилль просил Сталина ускорить наступление на Восточном фронте. Но это произошло только пятого января сорок пятого. А само наступление по Висле и Одеру советские войска действительно начали на девять дней раньше изначально намеченного, но лишь двенадцатого. Любой желающий просто по карте положения в Арденнах на тот момент может легко убедиться, что никакой серьезной угрозы для союзников тогда уже не было, даже если фантазировать, что она была хоть когда-то. Так зачем англичанам с американцами было стимулировать ускорение движения Красной армии по Германии?

Есть «странные» моменты и в самом начале операции в Арденнах. Эйзенхауэр потом очень убедительно уверял, что и время, и место и даже относительно силы и цели атаки немцев он прекрасно предвидел и ничего там для него неожиданного не было. Но шестнадцатого декабря Омар Брэдли, командующий группой войск того региона, оказался далековато от этих мест, в Париже. Потом оправдывался, говорил, что не мог не поехать поздравить своего старого друга Айка с четвертой звездой. Но это, согласитесь, звучит тоже несколько «странно». В момент ожидания как бы прогнозируемого и предполагаемого вражеского наступления основной военачальник по собственной инициативе подскакивает через пол страны к главнокомандующему обмыть звездочки. И не только не получает потом от него никакого нагоняя, но всё как бы вполне естественно, нормально и по понятиям.

А между тем, и это очень важно, что бы кто не говорил, но именно в Арденнах союзники понесли, пожалуй, если особо не придираться, самые большие потери за всю Войну. По нашим понятия, конечно, чепуха, но для них это реально море крови. И зачем всё это? Какие у каждой стороны были задачи? Имеет ли это хоть малейшее отношение к ещё тегеранским, потом ялтинским и последующим потсдамским договоренностям?

Трумэну, как, по моему лично мнению, и всей Америке, повезло со своим первым президентским сроком. Избирали-то Рузвельта, «вице» пришел на прицепе, автоматически. Франклин Делано действительно не отличался могучим здоровьем, но всё равно его смерть в самом начале четвертого срока была достаточно неожиданной. Однако мало кто сомневался, что уж пятого он точно не потянет. А Гарри Трумэн, при всем уважении, но, сильно изначально не подразумевался элитами как самостоятельный лидер американской нации в послевоенном мире. На эту роль как-то явно больше подходил Дуайт Эйзенхауэр.

Иногда излишнее внимание уделяют тому, что он с Рузвельтом принадлежали к разным партиям. Но, сильно подозреваю, а данном случае, особенно для знаменитого генерала, партийная принадлежность имела крайне слабое значение. Много шансов, что именно Эйзенхауэру изначально и предстояло претворять в жизнь договоренности Рузвельта со Сталиным. Трумэн вклинился в историю, хоть, считаю, и очень удачно, но достаточно случайно, потом начали играть роль многие иные не очень предсказуемые факторы, нестабильности добавила экзотическая козья морда, устроенная англичанами великому Черчиллю, короче «что-то пошло не так». Впрочем, возможно, очень даже «так», но тут нам не дано знать, как им не дано было предвидеть с абсолютной точностью.

Однако план был. Очень подробный и совершенно никому из посторонних не известный. А Джордж Смит Паттон оказался в курсе. (можете начинать возмущенно рассуждать, как это могло случиться и откуда известно мне). И план ему очень не нравился. Более того, он был из немногих, кто реально мог помешать. Тогда его убрали.
вторая

Фундаментальнее теоретической физики

Без малейшего практического смысла, исключительно из чистого незамутненного любопытства интересуюсь. Имеет ли какое-нибудь хоть и самое опосредованное отношение запланированная блокировка Википедии к намеченному возрождению вытрезвителей?