Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Извините, ежели чего

Я вполне допускаю, да, что там допускаю, практически не сомневаюсь, что обладаю уникальной способностью невнятно излагать свои мысли. Настолько невнятно, что некоторыми товарищами они воспринимаются с точностью до наоборот.

Потому попробую на сей раз заменить собственные формулировки тупым старым анекдотом. Который при этом, как большинство истинно народных произведений, вряд ли дает возможность неоднозначного толкования.

Заходит генерал с инспекцией в казарму:

- Это что за бардак! Солдаты пьяные, повсюду оружие разобранное валяется, дневального нет, пол грязный, койки не застелены! А если завтра война? Кто будет Родину защищать? Я что ли? Да нахрен она мне сто лет усралась!
вторая

Дай миллион, дай миллион…

Бессмертны заветы Паниковского. Это прямо-таки какое-то мистическое число для, типа, либеральной демократической интеллигенции. Сколько раз я у нас от самых разных подобного рода людей слышал, мол, власть понимает только числительные, вот когда на улицу выйдет миллион народу, тогда всё само собой и образуется, силовики выстроятся на обочине по струнке, а чиновники всех рангов послушно побегут выполнять волю масс.

Вот и Светлана Алексиевич, которую я, пусть и не считая великим писателем, но искреннейше уважаю без всяких оговорок, недавно в интервью сказала, что если бы в Белоруссии вышел миллион, то никакого Лукашенко уже не было бы, но это ничего, ситуация созреет и этот самый необходимый миллион выйдет.

Конечно, всё это очень благородно, но полная чепуха. Во-первых, никогда его и не было, того миллиона. Ни на самых многочисленных митингах последних моментов перестройки, ни на Майдане, ни, тем более, в современной России. Легенды и красивые преувеличения.

Я сам служил в Кантемировской дивизии, она танковая, потому в этом отношении не очень показательная. Но у нас был общий полигон с Таманской, и я видел построение этой мотострелковой дивизии практически в полном составе, за исключением лишь каких-то второстепенных служб постоянного обеспечения. Примерно тысяч двенадцать. Поверьте, это очень внушительно. И всего лишь сто тысяч человек, это восемь таких дивизий. А миллион, соответственно, восемьдесят. Ну, не выходило даже в лучшие времена на Манежную восемьдесят дивизий. От силы половина. Тоже очень много. Даже сто тысяч тогда на Сахарова было много и внушительно. И всё-таки никак не миллион.

Во-вторых, уже не выйдет даже близко по численности. Ни в стапятидесятимиллионной России, ни в девятимиллионной Белоруссии. По разным причинам, в которые сейчас вдаваться не вижу смысла, но точно не выйдет. И вне зависимости от того, сколько людей искренне любит Путина или Лукашенко, хотя я не сомневаюсь, что таких немало, сколько ненавидит, а скольким глубоко по барабану. Тех, кто захочет выйти и способен выйти, всё равно не наберется на заветный миллион. Пустые благоглупостные мечтания.

И в-третьих, самое главное, он совершенно не нужен, этот миллион. На самом деле даже миллион плохо или совсем никак не организованных людей не представляет из себя никакой силы. В первые месяцы войны миллионы советских солдат сдавались в плен. Да, в основном, возможно, не самым лучшим образом подготовленных и обученных, да, вероятно, не идеально обеспеченных, но всё-таки не просто людей, а мужчин призывного возраста хоть с каким-то, но оружием в руках поднимали эти самые руки вверх.

А при том про случаи, когда относительно небольшие, но хорошо управляемые и мотивированные группы оказывали очень эффективное сопротивление многократно превосходящим силам противника, а то и громили его, я уже и вспоминать не стану.

Так что, ждать этот миллион и надеяться на него – смешно и бессмысленно. Тут проблема исключительно в качестве, а не в количестве. И вопреки советским учебникам одно в другое переходит далеко не всегда. Море дерьма много чего может затопить. Но совершенно не обязательно кристаллизуется в хотя бы горсть алмазов
вторая

Такая жизнь

Я ничьих приоритетов оспаривать не собираюсь, да и та, ставшая впоследствии знаковой и знаменитой «встреча на Эльбе» действительно произошла несколько раньше, видимо, и в самом деле была первой и имела большое и стратегическое, и для будущего политическое значение.

Но чисто по напряжению боевого драматизма и сюжету она, несомненно, сильно уступает другой встрече союзников, которая произошла в Австрии практически в последний день войны. Американцы вышли к Амштеттену на берегу Ибса и из каких-то высших государственных соображений большое начальство ещё шестого мая приказало находившемуся в тех местах командиру корпуса генералу Бирюкову немедленно обозначить там же свое присутствие, дабы не соблазнять заокеанских друзей занимать лишние территории. Маленький нюанс заключался только в том, что от ближайшего к Амштеттену полка очень сильно потрепанного в последнем наступлении корпуса Бирюкова до означенного пункта было почти сто километров, причем не просто, а занятых трехсоттысячной прекрасно вооруженной в том числе и танками группировкой немцев, пока совершенно не думавших сдаваться. Но подобные мелочи начальство особо не интересовали, да и генерал решил ему голову не морочить в явном преддверии общей победы, а поступил на первый взгляд странновато, но на самом деле довольно обычно по нашим отечественным традициям. То есть, понадеялся на чудо.

Он взял наиболее боеспособный батальон, посадил его на самоходки, поставил во главе майора и приказал: «Вперед!» Свой выбор командира генерал впоследствии объяснял очень просто: «Этот юноша владел нескольким иностранными языками, и, когда мы начали заграничный поход, он стал просто незаменим».

Самое смешное, что чудо произошло. Майор со своим отрядом с совершенно фантастическими и невероятными приключениями, в описание подробностей которых я сейчас погружаться не стану, за день прорвался через фашистскую группировку, нахватал какое-то невероятное количество трофеев и пленных и доложил о своем прибытии командиру американской дивизии. Тот, несколько удивленный уровнем английского языка русского офицера, да ещё обратив внимание, что тот перебросился несколькими фразами по-немецки с оказавшимися поблизости австрийцами, поинтересовался, а сколько вообще майор знает иностранных языков. И в ответ услышал: «Простите, не считал».

Это не было кокетством. Он действительно никогда не подсчитывал точно, но окружающие утверждали, что количество языков, на которых говорил свободно и с которых переводил, явно превышало пару десятков. Возможно, американский комдив удивился бы ещё больше, если бы узнал, что стоящий перед ним «юноша» ещё и доктор наук. Причем в одной из самых тогда прогрессивных и перспективных областей биологии – генетике.

Хотя мне не совсем понятно, почему Николай Иванович Бирюков назвал майора «юношей». Да он сам был на одиннадцать лет старше, но это не повод. Иосиф Абрамович Раппопорт родился ещё до Революции в двенадцатом году в семье провинциального врача. Не волнуйтесь, я далее не стану подробно пересказывать биографию этого человека, она известна и общедоступна, он в общем-то отнюдь не обойден этой самой известностью и даже в какой-то мере славой, каждый интересующийся легко может познакомиться самостоятельно. Потому я здесь предельно кратко и только то, что имеет отношение к интересующей меня теме.

Школы в маленьких городках на Украине, агрозоотехникум, потом в тридцатом Раппопорт поступает на биофак Ленинградского университета. Затем аспирантура, работа в Институте экспериментальной биологии АН СССР под руководством крупнейших ученых, блестящая защита кандидатской в тридцать восьмом, к сорок первому написана и докторская, защита назначена на осень, но началась война.

У Раппопорта была бронь, но он тут же идет в армию добровольцем. Несколько месяцев ускоренных офицерских курсов и младшим лейтенантом на фронт. А дальше начинается чистый Голливуд. О Юзике потом ещё долго ходили легенды. На него трижды приходили похоронки, но он выживал. Тоже трижды его представляли к званию Героя, но так и не дали. Позднее стали намекать, что из-за еврейства, но, думаю, это не так. Вернее, практически уверен. Среди евреев было немало Героев, просто Раппопорт был всегда уж слишком «неформатен» и на грани. Даже многие свои подвиги совершал в нарушение прямого приказа и под угрозой трибунала. И за ним постоянно тянулся шлейф всяких историй, как перед строем дал по морде командиру дивизии за трусость (что, скорее всего, было) или как разбил спиртное, которое пьяный шофер вез большому начальнику, а самого шофера, сбившего насмерть молоденького офицера, запер на несколько дней в подвале (чего, скорее всего, не было именно в таком виде, но что прекрасно иллюстрирует и характеризует репутацию Раппопорта).

Но, хоть Героя и не получил, но вообще-то боевыми наградами обойден не был. Даже имел орден Суворова. Правда, только третьей степени. Но дело в том, что это один из тех чисто полководческих орденов, что, в отличие от основной массы прочих, давался в зависимости от звания и должности. Потому даже третья степень для всего лишь комбата воздушно-десантной дивизии была большой редкостью. А ещё растроганные и восхищенные его последним австрийским рейдом американцы наградили его орденом «Legion of Merit» и именным оружием с гравировкой, карабином и кинжалом, которые, правда, несмотря на все предусмотрительно оформленные начальством документы, впоследствии бдительные чекисты у Раппопорта благополучно конфисковали.

Но это всё чепуха. Главное, что вопреки всем самым невероятным перипетиям своей военной судьбы он выжил. А ещё в сорок третьем, во время краткого лечения после очередного тяжелого ранения, умудрился всё-таки защитить ту самую докторскую диссертацию, да к тому же быстренько в сверхсрочном порядке, но чрезвычайно успешно получил высшее военное образование в академии Фрунзе.

И снова на фронт. Получает пулю в голову. Опять чудом выживает, но лишается глаза и до конца жизни ходит с повязкой. Не долечившись сбегает в свой батальон. В Вене рана воспаляется, он требует у местного хирурга сделать ему повторную операцию в амбулаторных условиях с местным наркозом. Тот отказывается, говорит, что это невозможно, практически верная смерть, но Юзик поднимает автомат и у врача не остается выбора.

И опять выжил. И пошел в бой. И довоевал до самого конца, кажется вопреки всему возможному и разумному. А потом его списали из армии «по состоянию здоровья», но, подозреваю, не без некоторого облегчения для некоторых. Уж слишком неудобным человеком был этот низкорослый одноглазый интеллигентный майор.

Однако это был отнюдь не конец великолепной биографии, а, по сути, практически только её начало. Далее знаменитая лысенковщина, борьба с «буржуазной генетикой», Раппопорт ведет себя вызывающе и предельно нагло с точки зрения начальства, что опять же обрастает массой легенд и невероятно опасных историй, но его не расстреливают и даже не сажают, а всего лишь исключают из партии, куда он вступил на фронте, в окопе, в самый разгар боев, и почти на десять лет выгоняют из науки. Не берут работать даже обходчиком в метро. Уезжает в Сибирь с геологическими и археологическими партиями. И там множество приключений «неформатных» и на грани.

Только в пятьдесят седьмом Раппопорт возвращается к генетике. И далее довольно быстро, особенно для этой неспешной области науки, его научная карьера выходит на мировой уровень. Существует мнение, что уже в шестьдесят втором ему совместно с Шарлоттой Ауэрбах собирались дать Нобелевскую премию за открытие химического мутагенеза. Однако начальство потребовало, чтобы он снова вступил в партию, но Раппопорт отказался и премию не получил. Подозреваю, что в этой истории есть много, как часто в жизни Иосифа Абрамович, легендарного, хотя, возможно, какие-то реальные основания у сюжета и существуют. А что касается вступления в партию, то тут настоящих фактов больше, однако несколько с другой интонацией. Раппопрт никогда не был диссидентом, особенно в современном понимании. Просто не очень умел вписываться в систему. И как раз вовсе не отказывался вернуться в партию. А потребовал, чтобы его не принимали заново, а восстановили, как несправедливо исключенного, с сохранением непрерывного стажа и извинениями. А нет, так нет. Получилось в итоге, что нет.

Но опять же, нобелевка нобелевкой, дело темноватое, а вообще-то об особых притеснениях уже всемирно известного ученого говорить сложно. И правительственные награды, и в конце концов звезда Героя Соцтруда, и член-корреспондент АН, и Ленинская премия.

Он прожил совершенно невероятную жизнь. В которой практически не имел никаких шансов уцелеть. Но не только уцелел и преуспел, но и к своим семидесяти восьми годам очень неплохо себя для такого возраста чувствовал, был полностью работоспособен и оптимистичен. В конце декабря девяностого допоздна засиделся в библиотеке и был сбит грузовиком на пешеходном переходе. Его отвезли в больницу, по-моему, в четвертую градскую, головой не ручаюсь, но точно в какую-то обычную городскую, а не ведомственную, положенную ему по статусу и положению.

Почему, сейчас сказать сложно, но, вероятнее всего, просто изначально скорая, согласно регламента, не особо разбираясь, доставила жертву ДТП в ближайшее отделение экстренной хирургии, а потом не рискнули перевозить или была ещё какая причина. Короче, врачи схалтурили, приближался Новый год, некоторые уже начали праздновать, необходимых обследований и процедур не сделали, началось заражение крови, гангрена и в последний день девяностого Иосиф Раппопорт умер.

По сути убили. Никому не удавалось, а у них получилось. Но и тут не обошлось без легенды. Рассказывают, якобы со слов врача, что уже практически в агонии за несколько минут до смерти Иосиф Абрамович открыл глаза и громко и четко сказал: «Спасибо!» Доктор был крайне удивлен. И тем, что, в общем-то, особо не за что, и более всего тем, что человек в таком состоянии в принципе смог что-то сказать.

Но я думаю, что Юзик Раппопорт мог. И он знал, кого благодарить. И за что.
вторая

Дополнительные занятия для отстающих

Не, ну, это надо быть совсем сумасшедшим, чтобы утверждать, будто я призываю, чтобы российские солдаты сражались и погибали за армянский Нагорный Карабах.

Прежде всего, мой хомячок вообще войны не хочет. И да, армянская культура в силу чисто субъективных моментов моей личной биографии мне несколько ближе азербайджанской, под таким названием, опять же лично для меня, и вовсе слегка сомнительной. Но это не значит, что погибших азербайджанцев мне менее жалко, чем армян. Я в принципе человек, особенно с возрастом, крайне сентиментальный и никому не желаю зла. Не умею, не знаю, как это делается.

К тому же любые утверждения, особенно в воинственно-истеричной форме, типа «это наша земля», «тут могилы наших предков» и тому подобное предельно далеки от меня и чужды. Прямо скажем, патриот из меня, как из говна пуля. Похоже, от рождения всё это атрофировано. Так что, не только не сужу, но и какого-либо отношения не высказываю. Примерно, как о теореме Ферма. То есть, о существовании информирован, примерный смысл себе представляю, но любая моя оценка будет бессмысленной глупостью.

Так что, я, естественно, не про «чей Карабах» и даже не про всякую там «геополитику» с «кому выгодно» и прочим таким же умным, тут и без меня великое множество крупнейших специалистов. А о вещах гораздо более примитивных и элементарных, вроде чести, совести, лицемерии, предательстве и подлости. Не в историческом, политическом, идеологическом, экономическом или любом ином такого типа смысле, а в чисто человеческом, простейшем бытовом измерении.

Многовековые осетино-грузинские тёрки обострились ещё к концу восьмидесятых и там, как обычно бывает в подобных кланово-этнических конфликтах, за последующие годы было совершено множество глупостей, мерзостей и даже зверств. И можно даже сказать, что в определенные периоды, особенно при Гамсахурдиа, грузины были в этих гадостях более борзыми, как считавшие себя более сильными. Но к восьмому году уже этого века ситуация сложилась, конечно, не самая приятная, однако трудно сказать, что совсем катастрофическая. У власти Саакашвили, возможно, не самый мудрый и умелый руководитель, но уж точно не кровавый тиран. А на территории Южной Осетии образовалась вполне себе криминальная, практически бандитская структура, впрочем, тоже промышлявшая больше контрабандой, чем открытым грабежом.

У России ещё не было, да и не могло быть никаких формальных межгосударственных отношений с этой самой Южной Осетией, потому, что о признании разговор пока не шел. Всё определялось Сочинским соглашением, которое было подписано всё-таки между Россией и Грузией. За несколько лет до этого практически Саакашвили восстановил грузинское управление над Аджарией в во многом похожей ситуации. История взаимоотношений там тоже была очень плохая, но никакой резни, тем более геноцида, не произошло. Справились вполне цивилизованно.

Можно ещё долго продолжать. Но суть всё равно в ином. Уж очень Владимир Владимирович не любил Мишико. Просто кушать не мог, какую личную неприязнь к нему испытывал. И в Осетию пошли российские танки. А на Тбилиси полетели отечественные тяжелые бомбардировщики. Еле их всей Европой притормозили. Потом придумали замечательную формулировку «принуждение к миру». Короче, не дали в обиду братский осетинский народ. Защитили.

И вы можете задним чистом придумывать любой бред, но в Крыму не было никаких погромов, где жидобандеровцы убивали бы русских. И существовала юридическая гарантия неприкосновенности украинских границ. И ещё до хрена чего всего прочего юридического и просто «по понятиям» существовало. И не пресловутые нацбаты первыми пришли с западной Украины в Донбасс, резать местных. А ребята Игоря Ивановича Гиркина в Славянск с грузовиками оружия. Ничего. Как-то Россия решила проблему. И Крым оттяпала, и донецких с луганскими защитила, и на всех возмущавшихся положила с прибором при помощи самого действенного оружия под названием «ихтамнет» и «а вы докажите».

Белорусы вообще чуть всех с ума не свели своей вежливостью. Уже стало анекдотическим мемом, что протестующие снимают обувь, прежде чем встать на уличную скамейку. Но неважно, Путин всё равно сформировал «силовой резерв» и сосредоточил у границы. И сразу же, дополнительно, поскольку батька заверещал о неминуемой угрозе вторжения империалистической Польши, начал военные учения с привлечением самой современной и смертоносной техники. Мы не позволим всяким там обидеть родных белорусов. Пусть только кто-нибудь попробует.

Так что, Россия и олицетворяющий её Путин – это верный и надежный друг. И у России имеется ближайший и конкретнейший союзник, да не просто союзник, а военный. Называется Армения. Но вот тут почему-то некоторая закавыка получается. Ничего для этого своего союзника и друга великая Россия в данном случае сделать не может. Ведь на саму Армению пока никто не нападает. И ещё есть множество всяческих юридических и дипломатических нюансов. Короче – тут исключительно «выражение озабоченности» иногда «глубокой» и «призыв к мирным переговорам». На этом всё. Извините.

Среди многих других тупых общеупотребимых формулировок есть одна, которая всегда особо меня умиляет. «У этого конфликта нет военного решения». Ага, как же. В истории человечества как раз почти все конфликты имели именно военное решение. И что, Азербайджан, особенно при помощи Турции, не сможет взять Карабах? Что, совершенно не реально?

А когда возьмёт, что там будет? Очень нужно много фантазии, чтобы себе представить? Ну, да, я опять забыл, Армению-то ведь никто не трогал. Вот пусть и сидит себе тихонько, заткнувшись в тряпочку, под надежной защитой своего великого друга и военного союзника.

Простите, нет никакой охоты продолжать, уж слишком мерзкие ощущения. Потому напоследок всего одно замечание. Большим нужно было обладать интеллектом и совсем уж не любить деньги, чтобы продать туркам С-400. Возможно, мудрее и бескорыстнее оказались только израильтяне, почти пятнадцать процентов своего экспорта самого современного высокоточного оружия направившие в Азербайджан. Но у части евреев тот орган, который отвечает за интуицию в подобных ситуациях, обрезают ещё в младенчестве.

А у наших, похоже, обрезание сразу начинают с головы.
вторая

Единство армии и народа



Супруга запретила или по крайней мере крайне строго не рекомендовала мне об этом писать. Но я после некоторого раздумья всё-таки решил, что имеет место определенное покушение на мою свободу слова, потому просто из принципиальной вредности расскажу.

После парада некоторые ракеты сняли со штатных тягачей, перегрузили на КамАЗы и повезли к местам постоянного хранения. И вот одна такая машина сломалась прямо под балконом нашей квартиры на Рублевке. Было очень жарко, моя жена очень долго наблюдала, как одинокий солдатик-шофер мучился с двигателем, пытаясь что-то там починить, и в конце концов не выдержала. Взяла из холодильника бутылку воды и отнесла парню.

Тот был очень благодарен, сказал, что с начальством связался, но когда приедет «техничка» на помощь не знает, однако его больше волнует даже не это. А то, что боится, как бы не возникла паника у прохожих и местного населения, если узнают, что неполадки у автомобиля с боевыми ракетами. Хотя опасности никакой, это пустые корпуса, там внутри нет ничего плохого. Но ведь каждому не объяснишь, как бы не вышло неприятностей.

В результате ситуация всё-таки разрешилась предельно мирно. Любимый город может спать спокойно.
вторая

Аптимизьма

Этот сюжет был показан даже по федеральным телеканалам и на полном серьезе, отнюдь не утверждалось, что он фейковый или постановочный. Как в аптеке отказываются продать человеку маску и перчатки потому, что он пришел без маски и перчаток.

Мне по этому поводу, возможно совершенно не кстати, вспомнилась вот какая история. В определенных армейских кругах издавна существует такая тема для шуток. Мол, как остановить танк при помощи саперной лопатки. И имеется множество вариантов, типа, закопать танк или перерубить лопаткой гусеницу. Но на самом деле я в свое время случайно выяснил, где истоки всего этого сюжета.

В училище Верховного Совета был когда-то своего рода мини-музей, типа «Комната боевой славы», куда обычно водили всех новых курсантов. И там на одном из стендов я как-то обнаружил экземпляр фронтовой газеты сорок первого года. И она была сложена так, что был виден и хорошо читался текст под рубрикой «Советы бывалых воинов», который так и назывался: «Как остановить танк саперной лопаткой». Это, как вы понимаете, совершенно не юмористический отдел, а практическая инструкция. Я её прочел несколько раз очень внимательно.

Надо забраться на танк противника, переползти на его переднюю часть и определить, где находится смотровая щель механика-водителя. На немецких танках эта щель закрыта панелью из плексигласа. Нужно бить по ней лопаткой, тогда пойдут трещины, танк «ослепнет» и остановится.

Мои дальнейшие многолетние попытки выяснить, был ли хоть один случай в истории войны, чтобы таким способом остановили танк, к положительным результатам не привели. Попутно я узнал, что подвиг Теркина, сбившего немецкий самолет из трехлинейки, как будто несколько раз действительно осуществлялся, во всяком случае есть записанные и опубликованные свидетельства якобы очевидцев. Но вот относительно танка и саперной лопатки у меня ничего не получилось. Однако как-то немецкие танки всё-таки остановили и даже войну в воздухе в результате выиграли, несмотря на то, что наши и летчики, и моторы были слабее. Справились.

Я это, собственно, к чему. У меня окончательно не исчезнет оптимизм до тех пор, пока в народе жив хоть один человек из тех, которые слабеющей рукой в последний момент, собрав все оставшиеся силы способны написать совершенно реальное объявление, уже появившееся кое-где по стране;

«Маски и перчатки продаются только людям в масках и перчатках. Свой первый комплект ты должен добыть в бою».
вторая

У войны всякое лицо


Нелепо пытаться повторять пошлости про то, что прекрасный актер далеко не всегда и совсем необязательно является хорошим или даже всего лишь неглупым человеком. И более того, нередко и за весьма малыми исключениями, чем менее актер имеет собственную богатую и интеллектуально, и духовно личность, тем легче умелому режиссеру вылепить из него значительную и интересную роль на сцене или в кино.

Но и на фоне этого трюизма фигура Николая Бурляева представляется мне если не уникальной, то очень редкой. По моему исключительно субъективному мнению, человек крайне неприятный и недалекий до уровня откровенной тупости не просто, опять же только на мой личный вкус, навечно вошел в золотой фонд мирового киноискусства, но и сам стал неотъемлемой частью этого самого искусства. Причем сделал это ещё практически подростком и юношей. 

После тех двух главных он сыграл в кино ещё более пятидесяти ролей, причем среди них были значительные вплоть до российского императора и Христа, но до высот тех ранних, мне кажется, и близко не дотянул, что, впрочем, его достижений никак не умаляет. Однако была ещё одна, возможно, не столь гениальная, но тоже очень тонкая и точная работа. В тоже, видимо, не самом великом фильме, но мною очень любимом и много раз пересматриваемом. Имею в виду «Военно-полевой роман» Петра Тодоровского. 

Collapse )
вторая

Иконография и иконоборчество

В связи с приближением очередного праздника победы Владимира Владимировича Путина в Великой отечественной войне участились вспышки перманентной истерии по поводу злобных вражеских попыток исказить и очернить святые моменты нашей героической истории.

Вот прямо вчера я наткнулся на одном из телеканалов на подробное и очень эмоциональное разоблачение клеветы относительно подвига двадцати восьми панфиловцев. Простите, я, естественно, не буду лезть в эту тупую помойку, которую ворошат уже много десятилетий. Замечу только, что случай достаточно уникальный. «Фальсификацией истории» в данном случае начали заниматься не горбачевские перестроечники или ельцинские очернители и даже не хрущевские шулера, готовые подделать любые документы, лишь бы скомпрометировать сталинские времена. А совершенно случайно Главная военная прокуратура СССР ещё в сорок седьмом году, когда был опознан и арестован один из тех, кто считался погибшим среди двадцати восьми, за то удостоенный звания Героя, а на самом деле попавший в плен, служивший потом у немцев полицаем и совершивший много плохого. Так что, утверждение следователей того времени о том, что вся это история про «двадцать восемь панфиловцев» является чистой воды художественным вымыслом Кривицкого, трудно списать на злонамеренность позднейших борцов с «культом личности».

Впрочем, для патриотов нет непреодолимых трудностей, некоторые из них принялись утверждать, что всё равно это идеологическая диверсия, но просто совершенная ещё не хрущевскими соколами, а тогдашними ненавистниками маршала Жукова, под которого копали в том числе и таким образом. А тут ещё добавил мути сам Зиновий Юлисович, ставший почему-то Александром Юрьевичем, очень неприятный и подловатый человек Кривицкий, который во время следствия честно и искренне признавался в своем исключительно литературном творчестве, а позднее стал крутить хвостом, мол, ему угрожали лагерями и оказывали прочее подобное давление.

Но сути всё это не меняет. Самого Кривицкого тогда там у Дубосеково и близко не было, это переработка слухов даже не из вторых, а из третьих-четвертых уст. И именно этого боя с такими участниками и результатами не было. Хотя такие бои, конечно же были и были повсеместно. Но что значит «такие»? Обороняли Москву, отстояли её? А кто спорит? Сыграла в этом довольно большую роль 316-я стрелковая дивизия под командованием Ивана Васильевича Панфилова? Конечно. Были среди сражавшихся герои? Множество. Остальное – лирика и легенда.

Но, несмотря на всё мое негативное отношение лично к Кривицкому, можно ли ставить ему в вину создание этой легенды? И справедливо ли упрекать в клевете тех историков, в том числе директора Государственного Архива РФ профессора Сергея Владимировича Мироненко, которые утверждают, что это всего лишь легенда?

И тут я ещё хочу заметить, что некоторая путаница происходит от для некоторого невольного смешения значений слова «журналист» тогда и сейчас. Журналисты того времени в подавляющем большинстве, а советские так и вовсе целиком и полностью, были не декларативно нейтральными и стремящимися хотя бы формально к объективности поставщиками информации для общества. Это были боевые офицеры воюющей армии, которые прежде всего должны были заниматься, и занимались, агитацией и пропагандой. И эффективность написанного измерялась отнюдь не точностью фактов и скрупулёзным следованием реальности, а степенью морального воздействия на народ, у «Красной звезды» же, прежде всего, естественно, на солдат. И здесь не подходят мерки и современности, и просто мирного периода.

Да, Александр, точно не очень известно даже, бывший ли изначально Матросовым, не совсем понятно, где родившийся и в связи с какими обстоятельствами ставший детдомовцем, вряд ли был святым и вообще человеком образцовых нравственных качеств. И можно писать любые образа или стараться найти в них какие угодно изъяны. Можно рассказывать анекдоты про то, как Матросов проматерился, поскользнувшись перед ДЗОТом. Можно утверждать (и это правда, я сам, как когда-то чемпион Кантемировской дивизии по стрельбе из ротного пулемета, свидетельствую) что невозможно так перекрыть телом амбразуру стационарного укрепления, чтобы серьезно помешать пулеметчику вести огонь. Можно признавать, что всесоюзно известного героя из Матросова сделали по достаточно произвольному и случайному приказу высшего начальства. Но остаются самые простые и неизменные факты.

Восемнадцатилетний курсант пехотного училища добровольцем отправился на фронт. И зимой сорок третьего его батальон пошел в атаку на укрепрайон немцев у деревни Чернушки. Но вынужден был залечь под пулеметным огнем противника. После чего солдат с грантами пополз к этому пулемету и был убит. И вы знаете, я до сих пор тупо и без всяких оговорок внутренне согласен с, возможно не самыми изысканным и достаточно плакатными строками на мой взгляд весьма слабого поэта Рождественского: «А когда он упал — некрасиво, неправильно, в атакующем крике вывернув рот, то на всей земле не хватило мрамора, чтобы вырубить парня в полный рост!»

Да, генерал Раевский не водил своих сыновей в атаку при Бородино. Не говорил при этом приписываемых ему красивых слов и вообще до конца жизни очень раздражался, когда ему об этом напоминали. Похоже, в свое время получил крупные семейные неприятности от супруги при возникновении тех слухов. Но, во-первых, Николай Николаевич был действительно блистательным и храбрейшим воином, кроме много прочего и реально шедшим впереди своих солдат под картечью в том самом бою у Салтановки. И, во-вторых, никто не упрекал его адъютанта, выдающегося русского поэта Батюшкова в искажении или очернении истории, когда тот опубликовал истинные факты. Как не упрекали и «его приятеля» великого Жуковского в недобросовестности при создании и запуске в массы этой легенды про сыновей генерала.

Но, как ни странно, я решил написать всё это отнюдь не под впечатлением очередной вспышки «победобесия» и идиотской ругани по поводу недовоеванной Войны. А по причине, казалось бы, не имеющей ко всему этому вообще никакого отношения. Одно из лекарств, необходимых мне постоянно, вдруг почему-то исчезло из продажи, хотя не имеет никакого отношения к вирусу. И жена провела довольно много времени в интернете в его поисках. Наконец нашла и заказала. Приехал мальчик лет восемнадцати на велосипеде с гигантским рюкзаком за спиной, наполненным медикаментами. Был страшно смущен и удивлен, когда супруга оставила ему сотни полторы «на чай». Отнекивался и пытался найти сдачу.

Он не первый уже такой, кто помогает подобным образом, и, понятно, далеко не только нам. По всему городу, а, думаю, и по всей стране поехали эти мальчики с самым жизненно необходимы в рюкзаках. Кстати, часто оставшись единственными кормильцами в своих семьях. Я не собираюсь изображать их в каких-то особо восторженных и идеалистических красках. Наверняка, среди них есть самые разные люди и с самыми разными биографиями, мотивами и побуждениями. И, наверное, они не такие герои, как врачи и медсестры. И ещё можно сделать множество оговорок.

Но когда всё это закончится, и если закончится хоть относительно в рамках прежде существовавшего мира, то думаю, будет справедливым поставить памятник. Наверное, даже не кому-то конкретному. А просто мальчику на велосипеде и с рюкзаком за спиной.

Дай Бог ему здоровья и долгой счастливой жизни.
вторая

Стреляли…

Позавчера поздним вечером, почти уже ночью я был занят странным делом. Шло заседание украинского Совбеза, после которого был объявлен брифинг Зеленского. Я хотел его послушать, но мой сумасшедший телевизор, который только по одному ему известной логике показывает пару с лишним сотен каналов в совершенно волюнтаристском наборе, убедил меня после довольно долгого общения, что непосредственно в прямом эфире этот брифинг будут транслировать в одном единственном месте. Не на Евроньюс, РБК, Дожде, Блумберге или чем-то подобном, а на, можете смеяться, Первом канале.

И вот я, как полный идиот, лежу на диване и жду Зеленского, а пока смотрю на упомянутом канале передачу «Время покажет», в которой этот самый брифинг и обещали, а пока обсуждают только что произошедшее и происходящее по сути ещё в этот самый момент вооруженное столкновение на Украине. Естественно, общее мнение находящихся в студии, кроме одного-двух специальных «украинцев по вызову», намеренно и утрированно дурковатых, что это хохлы злостно и подло гадят, напав на мирных луганцев для организации провокации. И в подтверждение этого идут прямые включения разных деятелей ЛНР, рассказывающих о кровавых преступлениях жидобандеровцев, и так же фотографии разрушенных домов и прочие ужасы. Так же говорится, что в сети имеется огромное количество видеосвидетельств этих самых преступлений. И вот, наконец, показывают одно из таких свидетельств. Как вы думаете, что на нем?

Я почему так спокойно и уверенно задаю подобные детские вопросы. Потому, что уверен, вряд ли кто из читателей этого Журнала смотрел ту передачу. Так что вполне могу устроить самодеятельную интригу. Попробуйте сначала догадаться самостоятельно.

А теперь, когда вы вообразили что угодно, я должен вас огорчить. Скорее всего, вы ошиблись, поскольку такое едва ли кому придет в голову. В подтверждение того, что украинцы напали первыми, показывают съемку, на которой со стороны Луганска по украинским позициям лупят из чего-то, очень напоминающего реактивные минометы. То, что это именно так, видно по огромному количеству признаков, но, собственно, и «луганские» комментаторы, и те, кто в студии, этого совершенно не скрывают, а откровенно говорят, что да, это «наш ответный огонь на украинскую провокацию».

Ещё раз повторю и подчеркну. Я, в отличие от всех тогда присутствующих на передачи, находящихся почти в тысяче километров от места событий и точно до мельчайших подробностей знающих, что там происходит, и кто в кого стреляет, и кто начал первым и вообще всё, что происходит в каждой голове на всех континентах, честно признаюсь, что никакого представления не имею о сути данных конкретных событий. И представим себе, что я абсолютно беспристрастный посторонний слушатель и зритель (я себя за такового не выдаю, мои пристрастия и предпочтения мной давно подробнейше изложены, но просто прошу это вообразить чисто теоретически). И вот мне говорят, что в интернете имеется гигантское количество свидетельств. И Первый канал при всей своей технической, пропагандистской и прочей подобной мощи из всего этого гигантского количества в подтверждение украинской провокации показывает единственный сюжет, в котором ЛНР со всей дури хреначит по хохлам.

Мне тогда вспомнился один сюжет из американской судебной практики тридцатых годов прошлого века. Ещё с момента появления в обиходе фотографии ходили разговоры, что уж теперь увеличится количество бесспорных доказательств преступлений. Но долго ничего слишком уж наглядного не происходило, пока однажды случайно один фотограф не заснял некого гангстера, держащего нож в животе своей жертвы. Казалось, что тут уже у обвиняемого шансов нет. Но адвокату удалось доказать, вернее, убедить присяжных, что мужик не убивал, а на самом деле хотел спасти и пытался этот нож вытащить.

Так и тут. Понятно, что если бы показали съемку, как украинские солдаты обстреливают Луганск, то тоже можно было бы сказать, что это «они ведут ответный огонь». Но, согласитесь, логики было бы всё-таки несколько больше. А так исключительно чистый маразм и абсурд.

Однако, меня на самом деле искренне развлекло даже другое. Одновременно с этим обсуждением и на его фоне была поднята другая, не менее постоянная в нашем официальном информационном поле тема «фальсификации истории» и её «искажение» западными русофобами. Это просто совсем веселый цирк. Двадцатый год двадцать первого века. У большинства в руках по сути видеокамеры с возможностью мгновенно выложить съемку в интернет на обозрение всего мира. Событие происходит непосредственно в данный момент. И множество людей несет какую-то несусветную, противоречивую и бездоказательную пургу. При это с полной уверенностью утверждая, что владеют знанием какой-то «неискаженной» и «нефальсифицированной» историей событий многодесятилетней давности, произошедших, когда они ещё и не родились.

А брифинга Зеленского я так и не дождался. Переключил на сериал «Смертельное оружие». Между прочим, совершенно дурацкий, неизмеримо хуже одноимённого фильма, но всё же не столь бредовый, как предыдущий сюжет.