Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Почему евреи не китайцы

Вот совершенно случайно, хотя при этом более чем закономерно, очередной раз сиюминутная политическая ситуация прекрасно проиллюстрировала мои не просто теоретические, но и вовсе в основном фантастические идеи, изложенные в прошлом тексте.

Большой Китай снова устраивает провокационную возню вокруг Тайваня. Собственно, он никогда полностью не прекращал этого делать, пробуя таким образом остроту собственных зубов м силу мышц. Но сейчас ситуация несколько отличается от обычной. Разброд и шатание всей мировой системы, усиленный пандемией и наложившиеся на чисто американские внутренние проблемы, совпали с достижением Китая определенного не только экономического, но и военного уровня. Уже и ракеты прилично летают, и подводные лодки сносно плавают. Так что, хулиганская возня в проливе на сей раз вполне может оказаться не столь безобидной, как обычно.

И дело не в том, будут ли американцы воевать за Тайвань. Скорее всего, конечно же, не будут. Но и коммунистические китайцы не так уж и стремятся к откровенной большой войне с США, даже к риску такой войны. И имеется, несомненно, проблема у самого Тайваня, так до конца и не определившегося по позиции полной независимости и суверенитета двух китайских государств. Вообще, гениальное предвидение Аксенова с его «Союзом общей судьбы» до конца миром не усвоено и понято. Имеется и ещё огромное количество привходящих факторов и нюансов, но я не собираюсь сейчас заниматься высокомудрой региональной аналитикой, а всего лишь говорю об общих принципах, вернее, всего об одном принципе, но том, который представляется мне в данном случае основным.

А ведь, вроде бы, и в самом деле ситуация идеальная. Имеется гигантский, почти полуторамиллиардный Китай, идущий своим путем, с огромным количеством сложностей, но в принципе на данный момент вполне жизнеспособный и даже, пусть своеобразно, но развивающийся и в определенном смысле прогрессирующий. И есть небольшое, на самом деле не такое уж и крохотное по мировым меркам, но по сравнению с КНР совсем незначительное островное государство, всего меньше двадцати пяти миллионов населения, очень развитой экономикой и достаточно высоким по любым критериям уровнем жизни. Никаких глобальных противоречий между ними нет и быть не может, уж очень они несопоставимы по масштабам и ресурсам. Можно, конечно, придумывать разные пропагандистские байки, про то, что Тайвань является непотопляемым авианосцем американских империалистов под боком у свободолюбивого Китая, несущим постоянную угрозу, но подобный бред всерьез не воспринимают даже самые упертые коммунисты и в самой КНР.

А реальных проблем абсолютно никаких. Ну, почему бы и не жить спокойно и мирно, более того, извлекая из этого сосуществования огромную пользу для обеих сторон? Кто хочет великий китайский вариант, могучую державу и верность пусть и модернизированным, но святым и нетленным принципам председателя Мао – пожалуйста. Милости просим, с открытыми объятиями. А горстка выродков и отщепенцев, предпочитающих другой вариант со свободой, идущей в сторону беспредела вплоть до однополых браков – тоже пожалуйста. Сел на лодку, проплыл немножко по морю, и безобразничай там сколько хочешь. Это ведь во многих самых разнообразных конструкциях и системах существует такая очень полезная и эффективная штука, нечто вроде предохранительного расширительного бачка. Куда при опасном общем повышении давления сливается излишнее и мешающее. Как будто сплошные плюсы для всех.

Но нет. Что-то зудит. Обязательно надо хапнуть. И всенепременно хапнут, вопрос только времени. Как было с Гонконгом или Макао (хотя в последнем случае несколько другая история, впрочем, тоже обидная и дурацкая, можно было много изящнее и умнее). Тут один читатель из Израиля прокомментировал предыдущий мой текст: «Сходно с сионистским проектом. Надо сказать, что не без проблем, но восьмой десяток разменяли». И вправду, внешне, как будто есть общее. Но имеется один нюанс. Евреи в полном одиночестве в окружении врагов, ну, или по крайней мере достаточных недоброжелателей. А те, кто их поддерживают, рассыпаны по всему миру, не имея единой серьезной структуры. А вот представим, что возник бы некий Великий Израиль на принципах, завезенных в Палестину ещё первыми сионистами с социалистическим, а то и непосредственно коммунистическим направлением мозгов. А рядом с ним маленький Израиль, типа нынешнего современного. Не захотел бы большой осчастливить маленького и не возник бы в маленьком тот самый «Союз общей судьбы»?

Вот я и говорю, что до создания непреодолимого силового поля ничего путного толком не получится. Ну, и ещё, конечно, надо, чтобы управление этим полем оказалось в моих руках. Иначе всё равно что-нибудь обязательно напакостят. Вне зависимости от национальности.
вторая

Так вот сижу я в Туруханском крае, где конвоиры, словно псы, грубы…

Внезапная, странноватая и трагическая гибель генерала армии Зиничева, человека с, наверняка с чрезвычайно увлекательной, но загадочной и изысканно краткой биографией, сразу же породила множество слухов и кривотолков. Но даже самые злобные клеветники ограничились мерзкими высказываниями сомнений, тира, действительно ли Евгений Николаевич совершил тот подвиг, за который посмертно был награжден, не поскользнулся ли с похмелья, что вообще делал в столь ранний час в таком экзотическом месте, ну, и тому подобной гадостью. Но довольно быстро вообще всё утихло и жизнь пошла своим чередом.

Однако прошло всего около месяца и появился какой-то неприятный шепоток. Даже не могу повторить вслед за Воландом «злые языки уже уронили слово», нет слово ещё не произнесено, но так, впроброс, время от времени кто-то начал прибавлять к словосочетанию «несчастный случай» нечто вроде «как будто», «якобы», «по официальной версии» и прочие подобные на первый взгляд слова-паразиты. Чепуха и мелочь, конечно, но определенным гниловатым запашком повеяло.

Люди, знающие меня лично, не сомневаются, насколько я предельно далек от любой конспирологии по какому угодно поводу. И всю жизнь компенсирую собственную бородатость постоянным использованием бритвы Оккама. Но даже я, при всем своем простодушии, начинаю потихоньку испытывать какое-то смутное беспокойство на грани подозрений.

Ведь как будто всё великолепно. Триумфальная победа на всенародных демократических выборах. Американцы обгадились в Афганистане. У китайцев светофоры остались без электричества. А мы артистов в космос запустили. Наша вакцина первая и лучшая в мире. И ещё бесчисленное количество всего такого, да плюс на фоне того, что нефть с газом прут по цене как бешеные. Тут шустрые ребята уже подсчитали, Что ещё немножко такого фарта, и нам только с дармовой углеводородной маржи упадет в кубышку дополнительно как раз та сумма, что в год тратится на все пенсии вместе с социалкой. И это абсолютно на халяву, без малейших усилий. Чего ещё надо? Казалось бы, расслабься, откинься на спинку дивана и потягивай коньячок под сладкую победную мелодию.

Но ведь нет. Какая-то совершенно непонятная озлобленная истерика. Кулаки сжимаются, слюна брызжет, глаза леденеют от ненависти. Кого там ещё прищучить, ком надавать по морде и каким подлым врагам накрутить хвоста? Послушайте, что они несут, уже и дипломаты стали всех крыть практически матом, чего даже молотовские себе не позволяли.

Похоже, что-то у них там происходит, чего мы не только не знаем, но о чем даже не догадываемся. Худший случай, когда непонятно, как и к чему готовиться. То ли соль со спичками запасать, то ли пулемет в сарае откапывать, то ли прокладывать по карте маршрут до ближайшей границы. Но всё больше сомнений, что в данном случае старые проверенные способы помогут. Уж больно сильно они нагнетают. Не припасли ли какую совсем новую неожиданную пакость?

Впрочем, Россия выдержит. Ну, а нет, так нет. А я уже старый. Не жалко.
вторая

Мальчики

Старость усиливает эгоизм. А, поскольку у меня его и с юности было вполне достаточно, то в каких-то моментах он уже вообще зашкаливает. Проявляется во многом, но в частности и в том, что какие-то особо неприятные вещи мозг старается просто блокировать, выводя за рамки воспринимаемой информации. Например, всё происходящее с Романом Протасевичем и стараюсь тупо не читать и не слушать, и уж тем более не высказываюсь на эту тему. Никаким образом не хочу даже косвенно и пассивно в этом участвовать. Омерзительно, дискомфортно и просто элементарное чувство брезгливости превышает физиологические возможности организма.

Но идеал недостижим, да и в доме я не один, и вот вчера вечером в разговоре с женой она по какому-то поводу упомянула этого человека. Я практически не отреагировал, но, видимо что-то такое промелькнуло на моем лице. И супруга тут же вступилась за справедливость в её понимании. Мол, что ты хочешь, он же ещё совсем мальчик, ему всего двадцать шесть, какие могут быть претензии.

Ну, прежде всего, не то, что претензий, а хоть малейшего негатива не может быть действительно никакого. Даже намека. Однако эту тему развивать далее не собираюсь по изначально приведенным причинам. А всего лишь автоматически ассоциативно вспомнилась одна история.

Был такой юноша – Василий Порик. Он родился в двадцатом, в небольшом украинском селе под Винницей. Крестьянский мальчик после окончания семилетки пошел учиться в техникум на агронома и даже получил диплом. Но подошло время призыва, и Василий решил вместо срочной службы рядовым поступить в Харьковское пехотное училище. Выпустился лейтенантом и ровно через десять дней началась война. Практически сразу же, командуя ротой, принял первый бой и даже успел во время него совершить подвиг, за который был представлен к награде. Но не получил её потому, что уже во время второго был тяжело ранен и без сознания попал в плен.

Я не буду далее подробно рассказывать биографию Василия Порика. О нем написано если не совсем по заслугам и масштабу личности, то вполне достаточно, чтобы каждый мог ознакомиться самостоятельно и составить собственное мнение. Совсем в нескольких словах, то он стал легендой французского Сопротивления. Не того, которое потом для сохранения хоть какого-то самоуважения при молчаливом согласии и попустительстве де Голля придумали сами французы, а настоящего, весьма малочисленного, но более чем реального, в котором весьма заметную роль сыграли русские и советские солдаты.

Порик совершил несколько совершенно фантастических побегов из мест, из которых даже чисто теоретически бежать было нельзя, воевал в немыслимых условиях, добивался уникальных результатов, командовал партизанскими соединениями крупнейших регионов Франции, трижды практически умирал, чудесным образом умудрялся выжить, снова брался за оружие и опять совершал чудеса. Личным приказом Гиммлера за его голову была объявлена огромная награда. Но немцы так ничего и не смогли с ним сделать. А в тех случаях, когда он всё же попадал в засаду, его сдавали исключительно «свои». Простые добрые французы.

Последний раз, когда удалось его схватить, решили больше не рисковать и сразу расстреляли. Это произошло 22 июля 1944-го. Легендарному воину, которому французы поставили памятник и которого чтут до сих пор, было двадцать четыре. Деревенский украинский мальчик, толком ничего в своей жизни не видевший, кроме самых страшных ужасов войны.

Аналогии, конечно же, совершенно неуместные, до почти оскорбительного грубые и даже где-то кощунственные. Но просить за них прощения ещё более глупо. Как есть, так есть.
вторая

Победа

Прекратить фальсифицировать историю. Не сметь пересматривать итоги Второй мировой войны.

Какой-то невнятный бред. Относительно «прекратить фальсифицировать историю», это вообще абсолютный оксюморон. А про итоги и совсем за гранью идиотизма.

Во Второй мировой войне победила антигитлеровская коалиция. А в наиболее массовой и кровавой её части, которую у нас обычно называют Великой отечественной, СССР победил и полностью разгромил Германию. Попутно заняв, освободив или оккупировав, уж тут как угодно, можете выбирать по вкусу, половину Европы. И потом честно выполнил свои обязательства перед союзниками, поучаствовав в накручивании хвоста Японии.

И можно рассуждать как угодно м и высказывать любые пристрастия по поводу того, как воевали, почему именно так, что получилось более умно и удачно, что менее, и ещё бесчисленное количество всяческих «что было бы, если бы…», но совершенно никакого отношения к пересмотру итогов это не имеет. Итоги однозначны, несомненны и наглядны. Даже если бы в самом фантастическом варианте Германия вновь стала мощным в военном смысле агрессивным государством и, напав на Россию, победила, то и это не стало бы пересмотром итогов той войны, а просто другим итогом войны тоже другой.

Так что тут и обсуждать нечего. Война закончилась так, как она закончилась, и пересмотреть это невозможно. А дальше всё зависит от абсолютно другой истории. От того, как кто относится к созданному после войны по её результатам. Если кто-то считает, что СССР, героически восстановив разрушенную страну, сделав атомную бомбу и полетев в космос, построил свободное, счастливое, обеспеченное и справедливое общество, одновременно помогая попасть в этот рай и всему социалистическому лагерю, а предатели Хрущев и Горбачев на потребу злобным врагам разрушили великую страну, то в соответствии с этим пониманием и следует относиться к нынешней действительности. И стремиться к благословенной ситуации первого послевоенного десятилетия.

А нет, так нет. И можно продолжать подло шипеть, что относительно по праву, но захватив и присвоив у немцев ракетные технологии и украв у американцев ядерную бомбу коммунисты с помощью этой дубины начали угрожать всему миру, чуть не угробив и его, и себя. Или разводить любую иную подобную подлую клевету про то, что, выиграв войну, блистательно просрали мир и стали жить хуже побежденных.

Но, повторю, это всё не имеет никакого отношения к итогам той Войны. Их исказить или переписать невозможно. Красный флаг над Берлином был. Вне зависимости от любой нынешней мелочной истерики.
вторая

Чей туфля

Честное слово, вот я сейчас без малейшей задней мысли. У меня нет на эту тему никакой эксклюзивной информации, всё исключительно из общедоступных СМИ. И даже в данном случае моё субъективное отношение к происходящему на Украине тоже не имеет никакого значения. Только факты и чистое любопытство

На Донбассе произошло трагическое событие. Погиб пятилетний ребенок. И здесь у меня нет никаких оснований считать это «распятым мальчиком» или ещё какого-то рода пропагандистской ложью. Судя по всему, ребенок действительно погиб. И это событие само по себе абсолютное, нелепо и кощунственно высказывать тут какое-то личное отношение. Трагедия есть трагедия. Она однозначна.

Но вопрос совершенно в другом. Вот уже несколько дней я пытаюсь узнать подробности, однако мне в разных вариантах, но встречается по сути и смыслу одна и та же информация. Что «украинский беспилотник сбросил на донецкий поселок самодельное взрывное устройство». Разве что, иногда встречается наименование «самодельная бомба», но оно мало что проясняет.

Скажу сразу, что явлюсь в подобных делах полным дилетантом. Но есть вещи какие-то очень простые и очевидные, не требующие специальных знаний. Насколько мне известно, слово «беспилотник» имеет очень широкое и неопределенное значение. Под летательным аппаратом без пилота, управляемым на расстоянии, можно понимать и любой дрон, начиная от по сути детской игрушки и заканчивая используемый в каких-то практических, даже коммерческих целях, типа доставки почты или пиццы. Их можно заказать по интернету или купить в магазине от нескольких сотен до максимум нескольких тысяч долларов и научиться управлять не сильно сложнее, чем автомобилем. И есть боевые беспилотные аппараты. Вернее, это, естественно, не какие-то отдельные игрушки, а целые комплексы, для работы с которыми требуются отдельные высококвалифицированные специальные службы, и стоит всё это многие миллионы долларов, не говоря уже о прочих организационных и технических нюансах.

И всё это «беспилотники». Так всё-таки о чем идет речь? Вполне можно себе представить, что какие-то хулиганы, а в данном случае и несомненно просто преступники, присобачили к какому-нибудь дрону коробку со взрывчаткой и сбросили на поселок. Но чтобы к современному высокотехнологичному боевому летательному аппарату привязали «самодельное взрывное устройство» даже под названием «самодельная бомба» … У них что, нет штатных боеприпасов, закупили или произвели некомплект, кто-то украл запчасти?

Короче, может, кто-то мне объяснит, что это была за история и что там реально произошло?
вторая

Обосраться про войну

Нет, совершенно безотносительно к конкретному случаю, к конкретной личности и уж к совершенно конкретному полному отсутствию логики в российском правосудии, как, впрочем, и самого правосудия как такового. Исключительно абстрактно и теоретически.

А можно ли говорить хоть что-то негативное в адрес ветеранов войны? «Можно» не в юридическом смысле, это в конце концов только производное, а в фундаментальном моральном и нравственном? Причем, без обсуждения нюансов, насколько этот ветеран был героическим, лично водил солдат в атаку или в основном занимался канцелярской работой. Нормальный, средний абсолютно полноценный ветеран. Воевал на фронте и этого более чем достаточно. Можно ли этого человека назвать дураком и дерьмом?

Вообще-то, люди даже моего поколения, не говоря уже о старших, прекрасно знают и помнят, что столь внешне трепетное отношение к ветеранам, как нынешнее, это явление достаточно новое. В моем детстве, в пятидесятых, то, что человек воевал, было абсолютно массовым и совершенно естественным. И никто на это особого внимания не обращал.

Понятие «автоматчик» появилось в советских лагерях ещё во время войны, но особенно массово утвердилось после неё. Существует мнение, что оно относится только к тем, кто прошел фашистский плен. Если это и правда, то лишь отчасти. «Автоматчики» были достаточно многообразны, например, среди них было немало тех изначальных уголовников, кто прошел штрафбаты, что называется «искупил кровью», но потом вновь совершил какое-нибудь преступление. А было и немало тех, кто просто по каким-то причинам не вписался в мирную жизнь и, несмотря на любые боевые заслуги, садился по самым обычным бытовым или уголовным статьям. У меня нет точной статистики, да я и не уверен, что таковая в принципе существует, но счет точно идет не на единицы и даже не на сотни. И речь зачастую не о просто каких-то обычных бойцах, а часто именно о героях, иногда в прямом смысле Героях Советского Союза, которых впоследствии за такие достаточно обыденные вещи, как изнасилование по пьяни или грабеж, судили, лишали всех званий и наград и сажали.

Или, например, тот же Солженицын. Многие его противники неоднократно пытались доказывать, что он «липовый» фронтовик и на самом деле всю войну просачковал в тылу. Но, если подходить с современных позиций, то боевая его биография более чем безупречна. Военное училище, потом с сорок третьего лейтенантом в действующей армии, а артиллерии, вскоре награждён орденом Отечественной войны второй степени, получает звание старшего лейтенанта, проходит боевой путь от Орла до Восточной Пруссии, потом капитан, в сорок четвертом получает Красную Звезду. Короче, мало кто из оставшихся ныне в живых ветеранов имеет такой бесспорный послужной список, вот уж сегодня был бы ветераном из ветеранов. Но это никаким образом не помешало перед самым концом войны его арестовать за какие-то высказывания в переписке с приятелем.

Или уже из художественного произведения. Левченко, в исполнении Виктора Павлова, который не выдал Шарапова. Член банды грабителей и убийц. Да, Шарапов ему сочувствует и понимает объективные причины его поступков. Но ведь никаким образом не оправдывает. Даже своего и фронтового товарища, и по сути спасителя в критической ситуации на «малине». Тот всё равно остается в его глазах, пусть и достойным милосердия, но преступником.

К чему я всё это, собственно? К тому, что само по себе участие в войне ещё довольно долго после её окончания отнюдь не давало никакой индульгенции в отношении того, что делал человек потом. Вне зависимости от героизма и подвигов. Но я сейчас всё же несколько о другом, не имеющем никакого отношения к откровенной экстремальной уголовщине.

В моей собственной семье, как ни странно, несмотря на то, что большинство всегда занималось самыми мирными делами, тоже была немало фронтовиков, причем не только мобилизованных, но и профессиональных кадровых военных. Однако и среди них выделялся один, условно назову его «дядя», поскольку фамилия до сих пор довольно известная, встречается во многих мемуарах и книгах о войне, и мне не хотелось бы лезть в официальную историографию.

Можно по-разному относиться к героизму дяди, сам он, скорее всего, взвод в атаку с пистолетом, как на знаменитом фото, не поднимал и под танк с гранатой не бросался. Но в любом случае провоевал на фронте с первого дня войны до последнего и высших боевых наград имел целый иконостас, впоследствии занимая самые крупные посты во множестве ветеранских организаций, в том числе международных. Когда я был ребенком бабка с матерью нередко брали меня с собой на всякие праздничные семейные мероприятия в доме этого дяди, происходившие в его роскошной по тем временам четырехкомнатной квартире на Кутузовском. Большинство присутствующих там даже на сугубо семейных торжествах были фронтовики самых высоких чинов и званий. После рюмки четвертой они начинали дружно пить за Сталина, после седьмой материть Хрущева и империалистов, после десятой подключали к ним сионистов и израильскую военщину, а в финале обычно затягивали «вставай, страна огромная».

Лет в тринадцать или четырнадцать я впервые отказался к нему идти. Хотя кормили там всегда очень вкусно, а у меня уже начался классический жуткий подростковый жор, который возможности моей семьи никак удовлетворить не могли. Бабка немного обиделась, мать особо не наставала, так что тот момент прошел достаточно мягко. Однако как-то я случайно столкнулся с ним уже у бабушки, то ли на майские, то ли на октябрьские, когда зашел в некоторой степени случайно, а они там отмечали. И после первого же стандартного тоста «за Сталина» тихо встал и направился надевать ботинки. Народу было довольно много, я внимания не привлекал, так что это вполне могло бы остаться незамеченным. Но тут дядю по какой-то причине заклинило, и он в спину мне стал своим обычным громким командным голосом излагать что-то умное и поучительное про современную молодёжь, которая совсем потеряла уважение к святыням советской власти и не ценит великого полководца, а, соответственно, и великий подвиг народа в борьбе с фашистскими захватчиками.

Уже лет через пять после этого я промолчал бы и ушел спокойно. Но тогда ещё совсем щенок, никакой выдержки. Повернулся и весьма кратко, но предельно четко и конкретно пояснил, кем, вернее, чем считаю дядю, его друзей-фронтовиков и их великого полководца. И только потом ушел.

Продолжения та история не имела. Родственники сделали вид, что ничего не было. С дядей я больше не виделся почти до его смерти. Только ближе к восьмидесятым узнал от бабки, что он лежит в госпитале в крайне тяжелом состоянии и вместе с ней съездил туда навестить и по сути попрощаться. Он был уже практически никакой, посмотрел затуманенными глазами, пустил слезу, погладил по руке и пробормотал что-то ласковое. Не уверен даже, что он толком меня узнал. Через пару дней умер. Но похоронах я не был, но мать рассказывала, что всё прошло с самыми высшими воинскими почестями.

Так что можно сказать, я тоже имею прямое отношение к оскорблению ветерана. Не радуюсь этому и не горжусь этим. Скорее даже, наверное, несколько сожалею. Но не сильно. Уж очень большим дерьмом, вне зависимости от героизма и отношения к Сталину, был этот мой дядя.
вторая

Дан приказ ему на

Снова продолжается на мой взгляд довольно пошлое и кощунственное ковыряние в останках жертв той великой и до сих пор не довоеванной Войны. И очередной раз Александр Невзоров пытается кого-то нарочито хулигански провоцировать репликами о сумасшедшей фанатичке Космодемьянской. Но надо признать, что, при сем моем скептическом отношении к Александру Глебовичу, обычно, как и сейчас, «не он первый начал». Просто великим патриотам неймется, и они постоянно выращивают всякую дорогостоящую развесистую клюкву, то о двадцати восьми панфиловцах, то о Т-34, то вот теперь о Зое. И сами вызывают соответствующую реакцию.

Но я, естественно, не собираюсь участвовать в этой кровавой некрофилии. А всего несколько строк по косвенно затронутому поводу. В связи с Космодемьянской опять стали упоминать тот самый приказ 428, выполняя который она, собственно, и погибла. О снова прозвучала формулировка «преступный приказ». Опять же, я не собираюсь комментировать в этом отношении именно тот конкретный приказ. Да, с моей точки зрения он абсолютно людоедский. К тому же, его исполнение, насколько я могу судить со своего уровня знания истории и военной мемуаристики, не сыграло сколь-нибудь значимой и стратегической, и даже мелкой тактической роли, в отличие от, скажем, не менее, мягко говоря, спорного приказа 227. Но опять же сейчас не о конкретном приказе, а о принципе.

Вообще-то в нашем обиходе понятие «преступного приказа» появилось после Нюрнбергского процесса. И словосочетание это чаще всего употреблялось именно при упоминании его материалов. В таком контексте оно обычно воспринималось довольно естественно, и, собственно, никаких посторонних мыслей и ассоциаций не вызывало. Но в какой-то момент из нас в институте стали весьма серьезно готовить командиров мотострелковых взводов. И кафедрой химического оружия и защиты от него у нас руководил такой пожилой полковник Перский, еврейский профессор-химик, прошедший всю войну, тогда ещё не очень употребляли слово «ветеран», который иногда на лекциях любил отвлекаться на более общие темы. И вот как-то он что-то рассказывал о применении японцами газов во Второй мировой и как раз неоднократно употребил выражение «преступный приказ». И я спросил его, а вот совершенно конкретно, у меня, офицера, есть ли на поле боя хотя бы теоретическая возможность на мгновение задуматься, я является ли отданный мне приказ и, соответственно, переданный далее починенным, преступным.

И он откровенно ответил, что не считает себя большим специалистом по данной теме, но понимает это так. В принципе он не знает в наших Уставах определения преступного приказа и условий его неисполнения. Но если в мирных условиях командир дает подчиненному приказ копать картошку у себя на личной даче или сержант приказывает солдату украсть со склада ящик с тушенкой, то починенный может и даже по большому счету должен, прежде чем исполнять, подать рапорт с жалобой вышестоящему начальству. Но если приказ приходит в боевых условиях, то его в любом случае необходимо сначала немедленно выполнить, а потом уже думать и разбираться.

Не могу сказать, что этот ответ показался мне исчерпывающим или предельно убедительным, но я не счел нужным приставать далее к доброжелательному старику и больше его не беспокоил. Однако часть нашего военного образования проходила ещё и на базе Училища Верховного Совета. И там преподавали уже более практичные и конкретные офицеры, не склонные к излишнему теоретизированию. И вот как-то на лекции именно по военной юриспруденции, а нам читали даже такое, преподаватель, естественно, в связи с Нюрнбергским процессом, снова неоднократно употребил «преступный приказ». И я опять в строго разрешенном порядке задал ему тот же вопрос. И вот тут уже получил мгновенный и безапелляционный ответ: «При советской власти в армии командир не может отдать преступный приказ, поэтому подчиненный обязан исполнять, а не рассуждать».

Как ни странно, меня лично такой вариант устроил много больше, чем пространные рассуждения профессора Перского. И я на всю жизнь усвоил, что, во-первых, при советской власти не может быть преступных приказов, а, во-вторых, при ней не нужно рассуждать. И это всё объясняет
вторая

Марсианские хроники

Заранее прошу прощения, но напоследок, дав самому себе обещание следовать собственным рекомендациям и более не возвращаться к этой теме, я посчитал несправедливым всё-таки не сказать хоть несколько слов о самом важном и принципиальном.

Есть всего три условия и ситуации, при которых протест, не важно, внешний активный или агрессивный, или внутренний, пассивный и исключительно мирный, по большому счету справедлив и безусловно оправдан. Это иноземное завоевание, насильственный захват власти вооруженным путем внутри страны и наследственная, не зависящее от каждой конкретной личности социальное, правовое и имущественное неравенство.

Захват чужим государством и покорение другим народом наиболее очевидно Враги сожгли родную хату. Можно сколько угодно копаться в объяснениях и исследованиях нюансов, приводить самые трогательные примеры героического сопротивления маленьких стран и сетовать на отсутствие у кого-то необходимой силы духа, но зачастую это всё чистая и не слишком продуктивная теория. Бывает явная несоизмеримость сил и возможностей, когда обида и ненависть столь же бесполезны, сколь и священны.

С внутренней насильственной узурпацией власти несколько сложнее. Эти гвардейцы, эти большевики, захватывающие мосты и телеграф, они ведь не приходят откуда-то извне, они тоже порождение внутренних бесов и воплощение потаенных желаний народа, иначе, даже взяв дворцы им не удержаться. Но всё-таки у проигравших есть и вполне объективные оправдания. Скажем, у них меньше оружия, меньше денег, меньше необходимых в данном случае профессиональных знаний. Можно тренироваться, копить злость и постараться учиться на собственных ошибках. Но во всяком случае есть кого упрекать и на что обижаться.

И, конечно, наследственные привилегии. Почему они родились в изначально богатых и влиятельных семьях с золотой ложкой во рту, а мы были поставлены с пеленок в неравноценные условия? Вопиющая несправедливость, никогда не дающая спокойно спать даже самым вменяемым и умеренным. Можно придумывать сколько угодно самых разумных объяснений и оправданий, но обида всё равно никуда не денется. Это абсолютно неразрешимое противоречие и основа внутренних напряжений. Другое дело, что одних это подвигает к стремлению самим добиваться всех сладостей, кому-то данных на халяву, а других направляет по пути «отнять и поделить». Но это уже всё из иной оперы. Тут можно научиться сдерживать свои отрицательные эмоции и деструктивные поступки, но сама по себе тяга к справедливости вполне оправдана.

Так вот, те люди, которые сейчас находятся у власти в этой стране не иноземные захватчики. Они прилетели не с Марса. И власть они не захватывали силой. И она не досталась им по наследству. Её им отдали более чем добровольно и даже с превеликой благодарность, что взяли. Продолжая гордо заявлять, что нельзя противоречить воле народной, не желающей власти иной.
И каждый сам делал свой выбор совершенно добровольно и осознанно.

Владимир Путин происходил из самой что ни на есть рядовой семьи без всяких особых связей и материальных возможностей. Мы с Путиным практически одновременно окончили институт. В его официальной биографии написано, что он получил распределение в КГБ. Это, конечно же, полная чепуха. Любой живший и учившийся тогда прекрасно знает, что не существовало подобного распределения нигде, кроме специализированных учебных заведений, к которым юрфак ЛГУ никак не относился. То есть, Путин был чистым, как это тогда называлось, «инициативником». Сам пошел и его взяли. Мне подобное могло тогда прийти в голову? А ему пришло.

А, скажем, Игорь Сечин, сын тоже более чем скромных и разведенных ещё в его детстве родителей, и вовсе почти мой коллега. Он окончил филфак. Правда, там уход в сферу спецслужб был несколько более предначертан и оправдан, поскольку специализация на французском и португальском языках вела в сторону африканских горячих точек, типа Мозамбика и Анголы, где не без участия СССР шли гражданские войны. Однако, как говорил один из героев Шварца: «Всех учили. Но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?»

Они и все прочие подобные не участвовали в дворцовых переворотах, не устраивали вооруженных мятежей и не захватывали власть. Не спустились с небес и не пришли на иностранных штыках. Их хотели и их получили. А то, что желание это было не абсолютно единодушным и то, что до сих пор остается ещё какое-то количество отщепенцев, которых это не устраивает, никак не меняет общей картины и ситуации. Так что вовсе не вижу и малейших причин для предъявления им хоть каких-то претензий.

Ну, вот теперь уж действительно аминь.
вторая

Извините, ежели чего

Я вполне допускаю, да, что там допускаю, практически не сомневаюсь, что обладаю уникальной способностью невнятно излагать свои мысли. Настолько невнятно, что некоторыми товарищами они воспринимаются с точностью до наоборот.

Потому попробую на сей раз заменить собственные формулировки тупым старым анекдотом. Который при этом, как большинство истинно народных произведений, вряд ли дает возможность неоднозначного толкования.

Заходит генерал с инспекцией в казарму:

- Это что за бардак! Солдаты пьяные, повсюду оружие разобранное валяется, дневального нет, пол грязный, койки не застелены! А если завтра война? Кто будет Родину защищать? Я что ли? Да нахрен она мне сто лет усралась!