Category: город

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Кто садится на стульчак?

Просто безоценочное жизненное наблюдение.

Я всегда всё понимал про Ксению Собчак. И, пожалуйста, не надо мне про нее ничего объяснять. Но, сознаюсь, посмотрев и послушав в свое время несколько взятых ею интервью на «Дожде», в том числе, кстати, и у Рамзана Кадырова, я стал называть её Ксенией Анатольевной и отметил про себя, что она всё-таки, несмотря ни на что, отнюдь не полная идиотка.

И вот тут только что изложила: «Когда журналисты сегодня шутили про "похорошевшую Москву Собянина" -знайте, это либо подлость, либо заказуха. Любому хоть сколько -нибудь разбирающемуся в политике человеку известно- РосГвардия не подчиняется Собянину. Да и тактикой выборов, даже Московских, руководит федеральная власть».

После чего Сергей Семенович уточнил: «Вы знаете, эти же граждане в течение нескольких дней проводили несанкционированные акции на Трубной, и полиция практически вообще не реагировала. Но организаторов такой сценарий, видимо, не устраивал. Они перешли к активным действиям, попыткам перекрытия дорог, блокированию улиц, нападению на полицейских. Они просто вынудили полицию применять силу. Что в данной ситуации было совершенно адекватно.
И я хотел бы сказать спасибо полицейским и сотрудникам Росгвардии. Они выполняли свой долг».


А ведь Собчак никаким образом от Собянина не зависит, не боится его совершенно и никакой корысти тут не имеет. Дядя Вова её никогда в обиду не давал и не даст. Так что, скорее всего, она совершенно искренна.

Смешно.
вторая

Уступаю место

У меня была замечательная, в общем вполне вменяемая мама, которую я очень любил, и которая, естественно, безумно любила меня, своего единственного сына. Мы были достаточно близки и никаких принципиальных конфликтов между нами в жизни не происходило, а то, что я, шестнадцати ещё не исполнилось, ушел из дома, тому причины чисто бытовые и возрастные и, кстати, особого влияния на наши отношения не оказавшие.

Но как же всё-таки самые лучшие родители иногда абсолютно не понимают своих детей! Вот сижу я дома, читаю книжку, а мать нудит и нудит над ухом, мол, вредно всё время проводить неподвижно в помещении, иди, подыши свежим воздухом, погуляй во дворе с ребятами…

Какой, нахрен, двор, какое погулять и с какими ребятами? Ну, когда ещё был совсем маленький, то у магаданских бараков была какая-то дворовая компания, где играли в войну или в «вышибалы». Я и тогда и там не был большим любителем массовых затей, но хоть как-то мог найти во всем этом себе применение. А вот мы в Москве, мне уже лет четырнадцать, погода мерзкая, денег нет, большой постоянной компании тоже, есть какие-то приятели, но у каждого свои дела и отнюдь не все живут поблизости, каким свежим воздухом я могу дышать в переулке между Кропоткинской и Метростроевской промозглым осенним или гниловатым ветреным зимним вечером? Короче, полный бред.

Но мать я тоже могу понять. Комната в коммуналке крохотная. Я сижу часами в её центре, даже если нужно пол подмести, то ноги поднимаю крайне неохотно. К общению особо не расположен. А тут ещё отчим с работы пришел уставший. Им тоже хочется хоть немного побыть вдвоем. А ещё их приятельница зашла, а то и с кем-то. Хочется потрепаться по-взрослому. Или еще что. В общем именно те бытовые моменты общежитийного существования, которые в результате и заставили меня свалить. Но пока этого ещё не произошло, в конце концов чаще всего сдавался, брал книжку, одевался и «шел гулять».

Понятно, что именно гулять в прямом смысле слова у меня и мысли не было. Конечно, самым удобным и комфортным вариантом было метро с с его кольцевой линией, тем более, что «Парк культуры» находился в пешей доступности. Это сейчас некоторым может показаться смешным, но тогда у метро был один довольно большой недостаток. Необходим пятак. А его или вовсе не было, или жалко, поскольку это практически половина субботнего «эскимо» или билета в кино на утренний сеанс. Поэтому часто предпочтительнее троллейбус «Б».

Теоретически, там тоже требовался билет, хоть и за четыре копейки. Но, во-первых, контролеры являлись относительной редкостью и, главное, они особо не цеплялись к несовершеннолетним, не волокли в отделение со скандалом, а попросту ссаживали или равнодушно наблюдали, как ты сам, увидев их, выходишь. Тогда только требовалось перейти через Кольцо и ехать в обратную сторону, шанс столкнуться с ними повторно был минимальный. А, во-вторых, можно было и дополнительно схитрить для пущей надежности и подстраховки. Достаточно на время встать рядом с кассой, через какое-то время обязательно через тебя «передадут за проезд» и нужно совсем немного навыка и ловкости (я совсем уж небольшой фокусник, но ни разу не попался), чтобы, отматывая несколько билетов, оторвать ещё один и себе дополнительно.

Так что, обычно я садился на Зубовской и даже в «час пик» готовился пристроиться к окошку через несколько остановок. Поскольку у Смоленской, рядом с Гастрономом на углу Арбата, всегда выходило очень много народу и при хорошей подготовке и верных движениях место было практически гарантировано. И дальше сколько надо, час, два, три, светло, чисто, сухо, тепло, сидишь себе спокойно, читаешь и счастье полное, безмятежное.

Но случались сбои. Войдет какой-нибудь старичок, нависнет над тобой и, если даже напрямую не примется придираться, то так сопит и сверлит глазами, что все-таки не выдерживаешь и уступаешь ему место. Когда старушка, то не так обидно и мерзко на душе, а вот именно старичков я искренне ненавидел. И ведь вполне ещё на вид крепкий, нередка даже подвыпивший, то есть на это здоровья хватает, да и проехать ему надо всего пару остановок, но он обязательно, из принципа, тебя сгонит, а потом неизвестно сколько ещё жди свободного места, читать стоя, особенно в толкучке, не слишком удобно.

Но я уступал. Ненавидел и уступал. И продолжалось это довольно долго, даже после того, как начал жить самостоятельно и из дома меня никто не гнал, но ездить на общественном транспорте всё равно приходилось много. Только в начале семидесятых я сел за руль и на тридцать пять лет забыл об этом. Другие проблемы появились. А потом отказался от своей машины. Стал пользоваться такси, но не исключительно. Однако и относительное частичное возвращение мое в общественный транспорт получилось не совсем полноценным.

Поскольку могу выбирать время и своих поездок, передвигаюсь обычно в полупустых вагонах, где нет проблем со свободными местами. Но как-то недавно по случайной необходимости вошел в метро, когда всё было занято, и вдруг даже не совсем уж явная девушка, а достаточно зрелая и красивая молодая женщина немедленно уступила мне место. Я от неожиданности и подступившего к горлу ужаса не издал и звука, послушно сел, по-моему, забыв поблагодарить. С тех пор подуспокоился и воспринимаю подобное без эмоций, как данность.

Вчера еду к себе в Крылатское от Курской. Как только вошел, какой-то очень панковитый и шпанистый подросток лет пятнадцати, который сидел очень удобно устроившись со своим смартфоном, на котором занимался чем-то чрезвычайно увлекательным, благо, нынче в метро есть очень приличного качества интернет, вскочил передо мной со словами: «Садитесь, пожалуйста!». Я уже привычно и благосклонно кивнул, но всё-таки успел вспомнить, как сам ненавидел когда-то подобных мне старичков. Хотя сам, честно, готов поклясться, не нависал и не сопел, даже стоял довольно далеко и без малейшего намека.

Слева от меня сидела девушка лет двадцати, может, с небольшим, за ней девочка-подросток, примерно тринадцати-четырнадцатилетняя. Обе погружены в свои гаджеты. И через пару остановок входит бабуля, классическая такая, дородная, с огромной палкой и бездонной сумкой. Девушка сразу вскочила, уступила место. Более того, вагон покачивало, старушка не очень уверенно двигалась, так вот, стоявший рядом парень чеченского боевого вида предупредительно поддержал её за плечи и с самыми вежливыми словами помог угнездиться на сиденье. А она, сев и пристроив сумку, властно огляделась, после чего громогласно на весь вагон стала пояснять, что, мол, было тут кому и помладше уступить место, а не строить морду кирпичом. И, во избежание недопонимания, тыкала своей палкой в сторону оказавшейся теперь её соседкой девочки, которая, мне кажется, не очень понимала, о чем речь, и смотрела на происходящее в некотором ужасе.

А я сидел и тосковал. Что же ты, старая блядь, делаешь? Ну, тебя уже усадили, едешь, как королева, чего же тебе ещё надо? Обязательно начинать воспитывать весь вагон и портить настроение максимальному количеству людей?

Надо, похоже, вообще прекращать ездить. Или, скорее, просто прекращать. Устал. Надоело.
вторая

Красота, кто понимает…

За свою достаточно уже длинную жизнь, в ранней юности с некоторым даже ужасом, позднее более с недоумением, а уже достаточно давно с полным равнодушием убедился и продолжаю убеждаться, что у множества, если не у большинства, людей существуют стремления, желания, пристрастия, удовольствия, интересы и всё такое прочее подобное, абсолютно мне недоступные, а, случается, и вовсе до какого-то момента случайного узнавания неведомые. И наоборот.

И часто речь не идет о чем-то хоть относительно серьезном и стабильном, типа «люблю-не люблю» или «чуждо-близко», а о совсем примитивном «хочу-не хочу». Вот я сейчас смерть как хочу раскаленный чебурек с глотком ледяного пива, а супруге эту мерзость даже представить себе страшно. Или приходит дочка после работы, я слушаю Вагнера, она просит, мол, папочка, если можно, дай мне немного отдохнуть от этой твоей какофонии. И ставит свою «бумс-бумс», от которой у меня волосы на голове шевелятся, отдыхает…

Но это всё так, чепуха и мелочь, часто зависящая от конкретной ситуации, настроения, состояния здоровья или, случается, элементарно погоды на дворе. Есть же вещи более глубинные и стабильные, но не менее для меня изумительные. Например, недавно, когда заходил разговор о выборах московского мэра и обсуждался Собянин, в подавляющем большинстве случаев люди даже самых либеральных и прогрессивных взглядов начинали обмен мнениями с чего-то вроде, ну, мол, с тем, что Москва похорошела, вы, наверное, спорить не станете… И практически все пусть и ещё более прогрессивные и либеральные собеседники в ответ затягивали, типа, нет, конечно, спорить не будем, несомненно похорошела, однако…

Я про всякие «однако» обычно дальше не слушаю. Вот что значит в представлении собянинских «Москва похорошела».



Самый рядовой и стандартный пример. Эту штуку ещё весной поставили в одном из самых любимых мною мест старого города, на Пятницкой, у метро «Новокузнецкая». И так украшена вся столица. На Манежной, скажем, стоит гигантская фанерная арка тоже с искусственными цветочками, лампочками и надписью «Москва», видимо, чтобы кто не перепутал. Это стиль и вкус. Есть ещё такое прекрасное слово «нарядненько». Они так наряжаются. И получают удовольствие.

И, поверьте, у меня тут нет какой-то социально-классовой надменности. Понятно, что человек, воспитанный на регулярных с детства посещениях музея д’Орсе по предпочтениям будет несколько отличаться от никогда не выезжавшего из деревни под Рязанью. Но, во-первых, не обязательно, во-вторых, не обязательно в лучшую сторону, а, в-третьих, и это самое главное, я вполне могу понять, как восхищение пламенеющей готикой совмещается с наслаждением от архитектуры в Малых Карелах. Так что, дело не в том, или не совсем в том, что собяниские провинциальные, деревенские или необразованные и не воспитанные. Тут что-то другое, более нутряное и фундаментальное.

Нет, я меньше всего хочу выглядеть каким-то эстетствующим придирой. К тому же, наверняка, по мнению значительного большинства у меня самого, мягчайше говоря, со вкусом далеко не идеально. Скажем, мне очень понравилась и доставила удовольствие последняя выходка Бэнкси с самоуничтожающейся картиной. Хотя, наверняка, многое только покрутят пальцем у виска. И в его адрес, и в мой. Ну, что делать. Каждому свое.



Однако, я хотел бы предложить идею, чтобы совместить их «нарядненько» и мои представления о прекрасном. Установить, как в раме картины «Девочка с воздушным шаром», такой шредер, только очень мощный, стационарный, под каждым произведением Собянина. И рядом кнопку, чтобы я мог подойти и нажать.
вторая

Каков логин, таков и пароль

Если кто из Белоруссии, помогите, пожалуйста, с более точной информацией на бытовом уровне, а то из официальных источников понять сложно.

У меня друзья были в Минске. Там в одной из самых дорогих гостиниц обнаружили, что их гаджеты не выходят в интернет. Обратились на рецепшн, и им объяснили, что требуется выписать на номер специальный талон с личным логином и паролем, в котором инструкция по подсоединению к местному вай-фаю. Дали такой талон на 48 часов, сказали, что, если будут продлевать проживание, то выпишут следующий, с уже другими логином и паролем.

Вот и интересуюсь, а как в Белоруссии в принципе со свободным доступом? Есть ли где, как у нас, например, в метро или крупных торговых центрах, чтобы совсем анонимно?
вторая

Твоя моя не понимай

Не, ну, понятно, Венедиктов окончательно сошел с ума, не знаю, как там саму радиостанцию, давно не слушаю, но сайт "Эха", который иногда мельком просматриваю, превратил в совершенную помойку под руководством взбесившихся от самомнения пэтэушников.

Альцгеймер уже просто зашкаливает, это как, знаете, в метро едет вонючий старик с расстегнутой ширинкой и свисающими до полу соплями. И жалко его безумно, и не знаешь, куда глаза девать от неудобства, и самого себя стыдишься за такую черствость и немилосердность... Но в любом случае ужасно противно до омерзения.

"Лидера украинской партии «Свобода» приехал на допрос по делу о беспорядках около Верховной рады"

День через день подобное висит на первой полосе по центру самыми крупными буквами. Наивный народ умоляет исправить, но всем на всё насрать. Мрак.
вторая

Поздравление со всеми датами вместе

Когда сразу после освобождения Ходорковски неоднокрвтно в разных вариантах обмолвился, что если Путин семью не не тронул, значит, поступил по понятиям и, следовательно, ничего личного, а остальное уже разборки взрослых серьезных мальчиков, я постоянно еле удерживался от слез умиления. Какая прелесть и какое истинное рыцарское благородство с обеих сторон!

Отца Михаила Ходорковского вызвали на допрос в Следственный комитет. Возможно, допрос, который состоится в 10:00 6 августа, связан с делом об убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова.

Следователи пришли на следующий день после годовщины смерти Марины Филипповны Ходорковской и дня рождения Бориса Моисеевича, которому 3 августа исполнилось 82 года.

"Из повестки следует, что Борис Моисеевич вызван следователем Юрием Буртовым, который вел дело Алексея Пичугина", - сообщает официальный сайт бывшего главы нефтяной компании "Лукойл".

Напомним, что 30 июня пресс-секретарь СК РФ Владимир Маркин заявил: "В рамках расследования уголовного дела об убийстве в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова планируется проведение следственных действий, направленных на изобличение лиц, причастных к совершению этих преступлений, в том числе и допросы свидетелей и подозреваемых, среди которых, вероятнее всего, будет и Михаил Ходорковский".


Ну, что, Михаил Борисович, это же Ваша страна, права она или нет. Разве что, папу Вашего искренне жалко. Но теперь уже только его.
вторая

Когда горело гетто

Никак меня нельзя было назвать другом Саши Аронова. Далеко не самым близким приятелем с большой натяжкой, хотя мы несколько лет проработали в кабинетах друг против друга, общались практически ежедневно, принадлежали к одной компании, частенько выпивали вместе и даже в соавторстве написали несколько статей. Однако и людьми были слишком непохожими, и всё-таки двадцать лет разницы в возрасте – это слишком много для дружбы, особенно в середине жизни, а не на её исходе

Но вот что любопытно, я всегда меньше всего был склонен к фамильярности в принципе, со старшими дополнительно, но то был редчайший случай, что мне, как и большинству окружающих не приходило в голову обратиться к Аронову на «вы» и по имени отчеству. Отнюдь не из-за отсутствия уважения. Но сформулировать «почему» не очень хочу и не слишком могу. Просто не приходило, и всё.

А вот об Александре Минкине, которого мне и в голову никогда не пришло бы назвать Сашей, несмотря на много меньшее различие в годах, я сейчас вовсе ничего сказать не хочу, кроме того, что большое ему спасибо за сегодняшнюю статью. Прошу её прочесть, а сам здесь только позволю себе, и уже не первый раз, поместить лишь одно стихотворение Александра Яковлевича Аронова.

Collapse )
вторая

«Предосудительные удовольствия»

Ну, конечно, я понимаю, новостей множество со всех сторон, нужно срочно и побыстрее их отбарабанит и лететь дальше до очередной сенсации. Только ещё вчера с экранов и лент и информагентств не сходили телеканал «Вайс Ньюс» и его корреспондент Саймон Островский, а нынче как в воду канули. Но в ушах у кого-то так и застряло, что существует какой-то там телеканал или нечто подобное, ну, типа СNN или ВВС, просто мы не знали, а теперь будем.

Только вот ничего толком не будем, потому, как внимание не задерживаем, а зря, вполне возможно, что этот «Вайс» того стоит и ещё себя проявит. Хотя пока что он никакой ещё толком не «телеканал». Есть такая очень молодая, агрессивная и своеобычная компания «Vice Media», о которой при желании подробнее вы можете почитать, например, здесь. И она в числе множества прочих проектов недавно запустила YouTube-канал «Vice News» с которым вы тоже можете познакомиться по ссылке. Они создали отдельную команду по России, и вот там одним из самых заметных людей стал упоминавшийся Саймон, он же Симон, Островский.

Collapse )
вторая

Опять споткнулся

Снова случайно попалось на глаза. Я практически никогда ничего не перепечатываю, а тут как-то странно заинтересовало. Всё так и всё не так. И речь вообще не о Москве и не о деньгах.

Оригинал взят у agella в post
"Один киевлянин, некоторое время поработавший в Москве в крупном издательстве и теперь вернувшийся в Киев, высказал теорию: людям в единственном настоящем мегаполисе Восточной Европы деньги нужны не на жизнь, а чтобы отгораживаться от агрессивной, неприятной среды. Чтобы не ходить в «Пятерочку», передвигаться по этим улицам только в панцире машины, не спускаться в это метро, не иметь дела с муниципальной системой образования (а лучше и с частной — отправить детей за границу). На более низких уровнях социальной иерархии деньги тоже нужны для защиты от среды: чтобы выбраться из снимаемой на паях с кем-то квартиры, сменить метро на шахид-такси, ходить в фуд-корт какого-нибудь молла, а не в дешевую забегаловку с алкашней, подключить кабельное телевидение и уйти от осточертевшего Первого канала. Основная функция денег в Москве — оборонительная. Поэтому все стоит так дорого: речь идет не о факультативном, в общем-то, потреблении, а о тратах на жизненно необходимое отгораживание от кислотной среды. В каждом слое безопасности — своя униформа, свои правила и условности. Спуститься на уровень ниже — страшно: там исчезает чувство защищенности, возникает неуверенность, которая может проявляться и как депрессия, и как агрессия.

Поэтому в Москве нельзя остаться без денег. Это главный кошмар для всех здесь живущих."

http://www.snob.ru/selected/entry/56635