Category: дети

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Глупые родители

Изначально прошу прощения и признаюсь, что прекрасно понимаю, насколько неуместны в данном случае мои эмоции. Но ничего не могу с собой поделать.

Меня охватывает неудержимое детское веселье, когда я вижу и слышу, как Путин рассуждает по поводу исторических вопросов, относящихся к предвоенному периоду. Особенно про Польшу и пакт Молотова-Риббентропа. Полное впечатление, что это Вовочка прибежал домой после первого дня в школе и с порога закричал: «Папа, мама, вы вот тут сидите и не знаете, что пиписька…»

Всё-таки человек больше чем на год старше меня. И все эти разговоры о «дворовом воспитании», конечно, очень трогательные, но на самом деле он по советским понятиям принадлежал к своего рода «среднему классу», семья, возможно, не особо интеллектуальная, но всё-таки ленинградская, отец, как я понимаю, был мастером цеха достаточно солидного предприятия, это не как-то уж совсем темнота деревенская. И парень учился в ленинградской спецшколе, потом окончил гуманитарный факультет одного из самых солидных университетов страны. Видимо, какую-то комитетскую подготовку тоже прошел, особо не важно кем, но всё же за границей работал, иностранными языками владеет, ну, при всем моем скептицизме на совсем полный валенок не тянет.

И вот что его нынче глубоко на седьмом десятке лет так взбудоражило и изумило по поводу предвоенной истории? Что такого он для себя внезапно открыл и обнаружил, заставляющее истошно вопить от изумления? Что Сталин с Гитлером раздербанили Польшу? Что подавляющее большинство поляков были жуткими антисемитами? Что на Финляндию мы напали, а Прибалтику с прочими сладостями захватили? Что Чемберлен с Деладье придурки?

Просто детский сад, честное слово. Ну, никак не могу удержаться от смеха.
вторая

Это не про смерть

В Уфе жители еще недостроенного ЖК "Цветы Башкирии" выступили против запланированного по соседству строительства хосписа. Будущие жильцы считают, что это плохо отразится на их психологическом состоянии. Это не первый случай, когда соседи не в силах мириться с тем, что рядом находятся смертельно больные люди.

Очень не хочется в таком вопросе лицемерить перед самим собой. Был бы я лично рад и доволен, если бы напротив моего подъезда или прямо под моими окнами построили детский хоспис?

Не знаю. Не уверен во всех оттенках своих чувств. Вполне возможно, как человек достаточно эмоциональный и впечатлительный испытал бы или испытывал бы моментами определенный дискомфорт о такого не самого веселого соседства. Возможно, могла бы возникнуть ситуация, когда брошенный в ту сторону взгляд или какая-то сцена у въезда в заведение испортила бы мне настроение, обрекла на мрачные мысли и вообще доставила достаточно неприятные ощущения. Я не святой и не каменный, очень многие обычные человеческие слабости мне не чужды.

Но вот что я знаю абсолютно точно. Никогда не смог бы не то, что публично протестовать, но даже в частной беседе сказать хоть слово против строительства детского хосписа рядом со своим домом вне зависимости от аргументов, будь это абстрактное «морально тяжело» или, например, самое практическое «такое соседство понизит цену принадлежащей мне недвижимости».

И дело тут совсем не в моем отношении к смерти, своей или чужой, детей или стариков, а примитивно в том, что не представляю, как после этого смог бы жить дальше. Как смотреть потом в зеркало. Вот об этом даже страшно подумать.
.
вторая

Курящий кот-расчленитель

Неоднократно признавался, что искренне люблю Юлию Леонидовну Латынину. Причем, именно в том смысле, что «люблю», а не в том, что «нравится». По ряду объективных причин чувство это в данном случае не имеет сексуального подтекста, но оно именно чувство, а не некий отголосок приятного единства мировоззрений. Тут, как раз, имеются определенные, с годами всё большие проблемы, но сейчас совсем про другое.

Слушать её еженедельную программу на «Эхе» уже давно просто нет физических сил, но традиционно, практически ритуально по воскресеньям после завтрака я читаю с той или иной степенью внимательности распечатку на сайте. Удовольствие от этого тоже получаю разное, но сегодня впервые реально одолел с трудом.

Большая часть там посвящена Соколову-расчленителю и контрабандному толстому коту. Вот уж в чистом виде «до мышей». Не Христу и даже не борьбе с борьбой против всемирного потепления, а маньяку с котиком. Еле дотянул до конца текста. Даже зевать начал, хотя, как будто, выспался. Но потом упрекнул себя в высокомерном снобизме. Если народ так интересует, что запросы в поисковых системах на «Соколов» и «толстый кот» в разы переплюнули Трампа с Путиным, то почему бы и мне не высказаться? Нет, конечно, рассуждения про свихнувшегося убийцу мне не потянуть, но о животном-то я могу хоть несколько строк.

И тут имеется два принципиально разных и на первый взгляд даже вроде противоречащих момента.

С одной стороны, я категорически не понимаю, почему современная цивилизация, всё более заостряющаяся и специализирующаяся на сфере услуг как самом перспективном, если не единственно возможном для экономического развития направлении, тупо, тоталитарно, просто с каким-то детским упрямством всё более извлекает конфликты из того, из чего можно получать прекрасную и достаточно легкую прибыль.

Вместо того, чтобы разрешить открывать в ресторанах изолированные залы для курящих или вообще отдельные рестораны и извлекать из этого дополнительные, пусть на запредельном уровне, деньги, нагло всё тотально запретить. Я тут в изумлении и ужасе узнал, что в Евросоюзе запрещают копченые продукты. Пока ещё подробно не разбирался в этом маразме, но точно знаю, что латыши уже в панике, на Рижском рыбном рынке начинается пока тихая, но истерика. Вместо того, что, пожалуйста, понимайте до небес налоги на ненавистную вам продукцию, пропагандируйте сколько хотите этот свой грёбаный здоровый образ жизни, но пакостить-то зачем?

Так и с этими животными, и, кстати, не только, в самолётах и даже поездах с автобусами. Я сам не в восторге от того, чтобы провести несколько часов, не говоря уже о днях, в поездке рядом с каким-нибудь котом или плачущим ребенком. Но оборудуйте для них что-нибудь отдельное и специальное. Пусть не везде, всегда и всюду. Пусть во Владивосток только раз в неделю или две летает самолет с изолированным и специально оборудованным отсеком хоть на пару человек с животными или на десяток с детьми. Пусть место там стоит гораздо дороже. Но чтобы у человека была принципиальная возможность совершить поездку так, как он хочет, зачем ставить людям абсолютные карательные запреты?

Но есть тут и другая сторона. Вот это человеческое «а я хочу именно так». Например, супруги разводятся и получают совместную опеку над ребенком. А потом, скажем, матери предлагают соблазнительную работу на другом конце страны. Или её новый муж там живет. Или даже возникают обстоятельства, требующие переезда вовсе в другое государство. И получается дилемма, или ты делаешь крайне затруднительным, а иногда и совсем невозможным дальнейшее общение отца с детьми, или отказываешься от собственных, иногда серьезно жизненно важных планов, или, наоборот, оставляешь детей. По многим законодательствам тут приоритет за остающимся родителем, он может просто не отпустить детей. В подобной ситуации недавно у нас одна жена убила своего бывшего мужа, который не подписывал документы на вывоз ребенка в Штаты к её новому супругу.

Понимаю, что сравнивать это с ситуацией «толстого кота» не очень корректно, но на самом деле суть одна. Я хочу и летать по пять раз в месяц через всю страну, и с котом не расставаться. Ты, твою мать, может, свои хотелки как-то соизмеришь с примитивной бытовой человеческой трезвостью? Если такой сумасшедший кошатник, ну, так выбери себе соответствующий род занятий и образ жизни. Не заставляй всех стоять на ушах ради своих капризов. И с детьми та же история. Нет, я хочу, чтобы и работа или новая семья там, где мне нужно и удобно, и дети чтоб были со мной, и чтобы бывший супруг не вонял, и в принципе то самое «я хочу именно так».

Это наглый инфантилизм и сволочизм. Во-первых, о таких вещах нужно думать заранее, а, во-вторых, если мозгов не хватило, то имей достоинство и чувство ответственности соизмерять свои желания с реальностью и делать продуманный выбор, не доводя ситуации до агрессивного маразма.
вторая

Узники замка if

Остался всего с десяток, может, немного больше, хоть относительно постоянных читателей этого Журнала, и всё равно постоянно находится кто-то желающий с высокомерной надменной умудренностью поучить меня жить, попенять на мой дурной характер и разоблачить желчное лицемерие. Спасибо, дорогие мои. В любом случае, хоть кто-то неравнодушен и обращает внимание. Уже приятно.

Навязчивая привычка не дает возможности окончательно уже всё послать и прекратить делиться мыслями публично. С этими привычками вообще беда. Даже в реанимации через несколько недель под капельницей, когда я стал уже явно оплывать, хирург, поинтересовавшись моим стажем курильщика, велел принести мне пепельницу, мол, пусть дымит, как обычно, лишние стрессы ему сейчас не нужны.

Ну, ладно, это всё мало аппетитные слюни, теперь несколько строк на тему, о которой реально хотел сказать. В принципе меня это сопровождает всю жизнь, но временами обостряется в связи с какими-то конкретными событиями, как, например, недавно относительно трагедии в Саратове. И в виде аргумента снова стандартно всплывает «а если бы с вашим ребенком…».

Я этого по сути терпеть не могу. И не из-за какой-то особой суеверности, просто, во-первых, действительно считаю, что слова и даже мысли имеют собственную энергетику, не всегда положительную и без всякой мистики не стоит лишний раз тревожить лихо, пока оно тихо. А, во-вторых, в той части русской культуры, в которой я воспитался и образовался, это элементарно не принято и даже не очень прилично, обычно после подобных фраз говорят что-то типа «типун тебе на язык» и меняют тему.
Но можно как угодно относиться и реагировать, а вопрос-то остается. Что, если бы убили твоего ребенка? Ты продолжал бы быть против смертной казни этого человека?

Да, я продолжал бы возражать против смертной казни, как государственного юридического инструмента. Но при этом постарался бы уничтожить убийцу, если бы был абсолютно уверен в его виновности. Но, главное, вообще не знаю, что смог бы продолжать дальше жить. Однако тут для меня значима мысль великого Шаламова. Я сейчас без точной цитаты, своими словами. Он писал, что никто не может наверняка сказать, как поступит в лагере и сколько там продержится в человеческом состоянии. Это как с проверкой, сколько может прожить человека под водой. Чтобы утверждать наверняка, надо его утопить. Иначе не проверишь.

Впрочем, сегодня я хотел не по столь экстремальному поводу, а о гораздо более бытовом и обыденном. На счет «так поступил бы каждый относительно своего ребенка и вообще близкого человека». Звучит всегда очень убедительно и как бы чрезвычайно благородно. Ведь тут святые чувства задействованы. И не важно, что совершил этот близкий человека, любые действия для его спасения более чем не то, что объяснимы, но и полностью оправданы.

Это был такой, на мой взгляд, очень подлый и слабый фильм Юрия Быкова – «Майор». Множества всяких премий и восторгов удостоился. Я сюжет пересказывать не стану, желающие могут сами посмотреть в интернете, если не всё кино, этого рекомендовать не могу, то хотя бы содержание. Но, если совсем просто и коротко, то основной смысл там в том, что «каждый человека ради своей семьи пойдет на любое преступление». То есть, правда, это уже из другого фильма, «не мы такие – жизнь такая».

Большой моральный авторитет и великий певец Андрей Захарченков, взявший псевдоним Прохор Шаляпин, публично и очень пафосно рассуждал, что те, кто критикует богатых людей, отмазывающих от ответственности своих детишек, гоняющих по улицам со смертельными скоростями и против всяких правил, на самом деле лицемерные жлобы и тупые завистники. Поскольку «любой родитель готов это делать для своего ребенка, просто не у всех хватает денег».

Я не стану тут размазывать манную кашу по чистому столу, и так уже, уверен, всем надоел своим скучным морализаторством, которое многие тоже воспринимают именно как лицемерие и ханжество. Ограничусь тем, что безумно люблю своих детей своих детей, но в данном случае «безумно» это всего лишь синоним «очень сильно», а отнюдь не то, что на самом деле лишает меня ума вместе с совестью.

Ведь это на самом деле элементарно тот самый «культ антикарго». Мол, у белых людей самолеты тоже из соломы и телефоны из кокосов, и они тоже не работают, только хитрые белые люди умеют это лучше маскировать. Гораздо лучше жить, будучи уверенным, что все остальные тоже подонки. Просто одни хуже умеют притворяться порядочными, а другие лучше.

Хотя, если совсем серьезно, то это, конечно, чистая правда. Все подонки. Но, возможно, есть ещё те, кто этим не особо гордится, осознает, что это плохо и пытается отличать добро от зла.
вторая

Стыд

Конечно, я уже постарел, и у меня нет того восторга умиления, с которым я когда-то взял на руки своего первого ребенка и прижал к груди. И потом с годами, наслаждаясь и млея, смотрел как он растет и превращается в человека. Понятно, родительские эмоции уже не те, а «инстинкт дедушки» так и не проснулся, видать, не дано, так бывает.

Но всё-таки, надеюсь, ещё не окончательно засох и очерствел. Не стал тем озлобленным и невротическим стариком, а я их знал и знаю немало, которым просто физиологически неприятны дети, как слишком шумные, непоседливые существа, приносящие одни неприятности и вызывающие исключительно раздражение. Так что, в данном случае даже не то, что беспристрастен, а скорее благожелателен, хоть и без излишних бездумных положительных эмоций.

Однако с детьми я и в принципе общаюсь довольно редко. Да и где? У моих сверстников они давно не то, что выросли, а уже и стареть начали, в каких-то общественных местах, типа парков и скверов, где молодняк резвится, практически не бываю, ну, и прочее подобное, короче, мало пересекаемся в стандартных ситуациях. Однако имеется одно исключение. Банно-бассейновый комплекс, в котором я бываю несколько раз в неделю, расположенный в моем доме.

Я стараюсь бывать там, когда в принципе наиболее безлюдно. Или уж во всяком случае минимум детей. Но не всегда получается всё рассчитать и предугадать точно, потому иногда, раз в неделю-две, попадаю в обществе резвящихся в воде детишек моего любимого старшего дошкольного возраста. И я, естественно, вычислениями не занимался, но грубо ориентировочно десятая часть из них принадлежит к очень четко определяемому мною типу.

Чаще всего это мальчики, однако встречаются и девочки. Они совершают резкие, хаотичные и абсолютно не прогнозируемые движения, лупят по воде со всей дури, прыгают вниз головой с бортиков на любой глубине, даже в «лягушатнике», где максимум сантиметров пятьдесят, и прочее подобное, при этом совершенно не обращая внимание на окружающих и никак не учитывая, находится ли кто-то в том месте, куда через мгновение попадет их удар ноги, руки или любой иной части тела.

Но самое главное не это. А взгляд. Он совершенно остановившийся, ни на что не реагирующий и направленный сквозь всё живое и неживое куда-то в магическую бесконечность. Мамы, реже папы, иногда няньки или даже администрация заведения (а это очень заметно по отношениям, когда подобным занимается обслуживающий персонал) пытаются хоть как-то достучаться до сознания ребенка, что-нибудь ему объяснить, каким-нибудь образом повлиять. Но совершенно бессмысленно и бесполезно. Там стена непробиваемая. Сознание недоступна даже не то, что для общения, но и для малейшего контакта. Оно безупречно автономно, но при этом автоматически агрессивно, поскольку действия, производимые под, видимо, его руководством, никак не контролируемы и не прогнозируемы.

И не надо только начинать мне тут про особенности детской возрастной психологии. Я на эту тему прочел бесчисленное количество самых авторитетных научных трудов и общался с самыми именитыми специалистами. Но почему сказал, что главное именно во взгляде. Я людей с такими глазами и соответствующим поведением моментально и безошибочно чувствовал и узнавал в любом обществе не только с самого раннего детства, но и позднее в каком угодно возрасте, социальном положении и вне зависимости от их интеллектуального уровня. Да и сейчас, если немного реже, так только потому, что в принципе много меньше общаюсь с людьми. Так что, это явление и свойство вневременное, постоянное и неизменное.

В Штатах уже в этом веке довольно долго искали серийного маньяка, который убивал и насиловал маленьких девочек. Поймали только тогда, когда его сдал родной старший брат. Который к тому же объяснил, что парень изначально никогда не хотел ничьей смерти, просто в процессе изнасилования он так возбуждался, что терял над собой контроль и непроизвольно душил жертву.

Любопытно ещё и то, что сам этот человек тогда отбывал очень длительный срок за вооруженный грабеж в тюрьме строгого режима. И прокурор, дабы впоследствии на процессе не дать лишних зацепок адвокатам обвиняемого, официально и по видеозапись предупредил старшего брата, что его показания никак не повлияют на его собственный срок или условия содержания. А потом следователь тоже не удержался и поинтересовался, зачем осужденный решил добровольно заложить родного брата. И тот так задумчиво, но очень твердо и осмысленно ответил: «У меня тут было много времени спокойно подумать. Брат с детства был такой… И я решил, что всё-таки что-то с ним надо делать…»

Я не судья и не палач. Но что-то с ними надо делать. Мысли эти не отпускают меня, но мне за них, признаюсь, стыдно. Потому и делюсь ими с надеждой хоть немного стыд этот уменьшить.
вторая

Бытовое

Жена на несколько дней отъехала по не очень приятным семейным делам. Ребенок приболел, надеюсь, ничего страшного, но покашливает неприятно. Я помыл посуду, протер плиту, собираюсь в магазин, ничего особо не хочется, но холодильник совсем пустой.

Решил перекурить на дорожку и написать несколько срок:

Нас невесело часто по миру носило.
Но тем вечером пестрым и быстрым,
Сначала на веслах,
Потом с парусами косыми
Я ловил карасей
У косы из песка в Кюрасао.
Это было красиво.
вторая

А поговорить…

Меня с отрочества многие даже довольно близкие, вплоть до искренне любящих, не то, что сильно упрекают, но относятся с некоторой укоризной и непониманием к этой черте моего характера, что я чаще всего, начиная с какого-то момента, не вступаю в диалог и не продолжаю защищать или хотя бы объяснять свою позицию. А просто замолкаю и стараюсь, если не абсолютно прекратить, то максимально по мере возможности ограничить общение. Мне пеняют, что с людьми нужно разговаривать, пытаться донести свою точку зрения и искать не противоречия, а какие-то моменты общего, на основе чего возможно пусть не объединение, то хоть какое мирное и продуктивное взаимное сосуществование.

Я, кстати, теоретически и в данном случае не спорю. Признавая в общем плане возможность логичности и гуманности такого диалогического поведения. Но смиренно прошу согласиться, что не всем оно дано. Вот, скажем, конкретный пример.

Журналиста Илью Азара пришла задерживать полиция, когда он вышел покурить на, как я понял, балкон пожарной лестничной клетки рядом со своей квартирой. Потребовали проехать в отделение. Он сказал, что у него дома сейчас нет жены, а одна двухлетняя дочка. И попросил всего лишь разрешения позвонить супруге, чтобы она приехала, на что, как впоследствии выяснилось, потребовалось не более получаса. Полицейский связался с кем-то из начальства и сказал, что ждать не велено. После чего человека, не дав даже зайти к ребенку, в домашней одежде отвезли в «обезьянник», где продержали до утра. Слава Богу, дали по дороге хоть сообщить жене, и та в ужасе примчалась домой. К счастью, всё обошлось.

Я сейчас не собираюсь обсуждать эту ситуацию саму по себе. Мне она представляется идеально однозначной и не требующей комментариев. Но сейчас совсем о другом. В социальных сетях развернулась бурная дискуссия и появилось множество откликов со мнениями. И, если не половина, то около того, во всяком случае весьма значительная часть населения с той или иной степенью озлобленности обвиняет Азара и его жену. А зачем он вышел покурить? У него маленький ребенок, а он, извращенец, курит. И супруга, дочери два года, а она куда-то отправилась шляться. Короче, опять эти подлые либерасты прикрываются младенцами для сокрытия своих грязных дел и ухода от ответственности.

И только не надо мне тут приводить стандартные аргументы, что, мол, это или платные пропагандистские тролли, или просто психически ненормальные люди. Я ведь прожил уже достаточно долгую жизнь и в основном отнюдь не в интернете, а, если можно так выразиться, «в самой гуще народа». Нет, многие действительно абсолютно искренне так думают и считают. Относительно же их «психической нормальности» вопрос совсем уже спорный и неопределенный. Совершенно не очевидно, кто тут более «нормален».

И что? Вступать в диалог? Пытаться что-то объяснить или доказать? Даже легкой грусти по этому поводу уже не испытываю.
вторая

Текила, гиннесс, аргентинские креветки, лагман, купаты

На эти путаные мысли меня, как ни странно, навело интервью с одним известным украинским блогером, на которое я случайно наткнулся в эфире.

Может быть украинец дураком или подонком? А еврей? Способен ли гомосексуалист оказаться пидарасом? А та самая одноногая многодетная негритянка из анекдота бывает редкой омерзительной сукой? Сидят ли по тюрьмам исключительно невинные и несчастные? Все ли дети прекрасны, старики мудры, а женщины нежны, беззащитны и трогательны?

Я склонен подозревать, что над всеми этими вопросами не только позволительно размышлять втихую, но и иногда высказываться по данным поводам вполне публично. Желательно лишь самому не оказаться при этом пидарасом и омерзительной сукой.
вторая

Кто о чем

А я всё продолжаю свое занудное брюзжание по мелким бытовым поводам. Тут недавно, я заметил, что, если арестованный неудавшийся кандидат в депутаты Егор Жуков действительно так умен, как об этом говорят его институтские преподаватели и моя супруга, то после выхода на свободу, возможно, сообразит, что нужно как можно скорее уезжать. И сразу же в бесчисленный уже раз получил вопрос от читателя, а что делать тем, кто по каким-то практическим соображениям или причинам уехать не может.

Я на эту тему, конечно, за прошедшие с первого по данному поводу текста годы предельно подробно по мере возможностей уже всё сказал, что сумел, но почти уверен, что ничего на самом деле реально полезного. И, прежде всего, потому, что я не большой сторонник принципа «чужую беду руками разведу» и вообще не особый любитель давать советы. Естественно, в жизни каждого столько индивидуального, личностного, каждая ситуация уникально и не существует каких-то универсальных рецептов.

К тому же, понятно, ехать нужно далеко не всем. А только тем, кто действительно хочет и чувствует в себе для этого силы и способности. При том, ощущая невозможность продолжать существовать нынче в этой стране. А иначе это пустой каприз и глупая авантюра.

Но я всё-таки решил написать ещё несколько строк об одном совершенно конкретном моменте, встречающемся довольно часто, и поскольку оказалось «к случаю».

Моя дочка с мужем только что приехала из Чехии в Тель-Авив с какого-то очередного традиционного для них музыкального фестиваля и начала собираться на столь же традиционный «Burning Man» в Неваде. У них за последние годы уже сложилась своя относительно постоянная компания ребят со всего мира, в том числе и из России, и на попросила передать с одним из едущих в Штаты приятелей какие-то оставшиеся у нас дома туристические приспособления. Заехал молодой человек, остался на ужин и мы немножко потрепались. Сама собой возникла та самая тема.

Ему двадцать девять. Женат, ребенку почти пять. Достаточно успешный айтишник, с языками проблем нет, от окружающего тошнит. Морально давно уже «на чемоданах», но проблемы с родителями и его, и жены. «Пожилые, не очень здоровые ехать не хотят, а оставлять как-то неспокойно…»

Я уже не говорю, что его «пожилые» лет на десять с лишним моложе нас с женой. И на счет здоровья тоже отдельный разговор, если дети обеспеченные и заботливые, то в любой цивилизованной современной западной стране они смогут обеспечить своим родителям много более эффективную медицину, чем здесь. Но, если отбросить это и ещё бесчисленное множество подобных бытовых нюансов, то всё-таки в основе главным остается вот это самое плохо формулируемое, но по сути самое главное «как-то неспокойно…»

Конечно, неспокойно. Всем неспокойно. Но я сейчас поделюсь взглядом «с противоположной стороны». Инстинкты, врожденная психология привычки. Тоже, наверное, абстрактно мне спокойнее, когда дети «на глазах».

Но, во-первых, вот совершенно конкретно в данной ситуации я много более спокоен за свою дочь, чем если бы она оставалась в Москве. Много больше шансов получить дубинкой от мента по голове и оказаться в «обезьяннике», и это не какая-то теория, а жизненный опыт прошлых протестов.

А, во-вторых, и это не менее важно, особенно при современных средствах коммуникации уже давно нет ощущения прежней «оторванности» и «отдаленности». Я могу сидеть у себя на Клязьме в лесу, а дочка ехать на велосипеде вдоль Средиземного моря, пару кликов на планшете и мы уже разговариваем глядя друг на друга.

Но основное даже не это. Я знаю множество детей, которые до сих пор живут в одной квартире с родителями и формально вроде бы видятся каждый день (что, кстати, при нынешнем разнообразии режимов тоже не факт), но при этом неизмеримо более чужие друг другу, чем мы с моей дочерью, находясь на расстоянии тысяч километров.

И вообще, чепуха всё это. Мы существуем не для детей и не для родителей. Чувства чувствами, обязанности обязанностями, но по большому счету ответственность несем только перед самими собой и за самих себя. Ответственность за то, чтобы не пустить свою собственную жизнь коту под хвост и постараться быть хоть немного счастливыми.

А там поступайте, как знаете. Я ведь никому свою точку зрения и образ мыслей не навязываю. И далеко не уверен, что приятель дочери понял, что я ему говорил. Тем более, окажет ли это на него хоть малейшее влияние. А жаль. Милый, способный и трудолюбивый юноша. Нечего ему здесь делать.