Category: еда

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Процесс пошел. Главное – нáчать!

Признаться, с некоторым опасением приступаю к записям этого года. Уже достаточно получил упреков от родных и знакомых. Мол, Васильев, ты обещал хоть относительное спокойствие в последующие двенадцать месяцев, а тут сразу такое началось…

Да, действительно, внешне довольно резво. Подлые америкосы шлепнули замечательного генерала, очередной раз поставили человечество на грань большой войны, кто-то в ответ снова сбил «Боинг» …

Кстати, вот тут подумалось, а не стоит ли обратить внимание, может, что-то не так с самим этим самым «Боингом». Как-то слишком часто он под руку подворачивается. «Ту-104» с такой регулярностью никто не сбивал. Появилась даже мысль вернуться к идее «летайте самолетами Аэрофлота», но вовремя сообразил, что Аэрофлот тоже давно летает на «Боингах», так что, похоже, инициатива глуповата, однако, что-то же надо делать.

Но это так, мелочи и к слову. В целом просто наметился очевидный бардак. Но я держался, честно выполняя обещание и самому отдыхать, и другим голову не морочить на каникулах. Пока, наконец, позавчера ко мне не подбежала супруга с выпученными глазами и заорала дурным голосом: «Вот ты тут сидишь и водку хлещешь, а мы остались без правительства!»

Тут уж я не выдержал и хлопнул ладонью по столу, что является для меня высшим проявлением эмоций: «Прекратить истерику! Пока я отмашки не давал, торопиться вешаться не обязательно».

И это ко всем относится. Да, согласен, год начался не слишком скучно, но это никак не отменяет моих обещаний, что он пройдет относительно спокойно. Понимаю, что сам себя несколько дискредитирую школярским дисклеймером «относительно», но тут нет ничего особо серьёзного. Правда, главное в слове «спокойно». Правда, промелькнет он мгновенно, они, годы эти, последнее время щелкают быстрее самого наглого таксометра, но минимум двенадцать месяцев у вас есть, постарайтесь получить хоть какое-то удовольствие и не напрягайтесь по пустякам.

А вот все эти путинские похмельные выкрутасы мало пьющего гражданина – совсем из другой оперы. На них очень даже стоит обратить внимание, поскольку они крайне принципиальны и судьбоносны. Хотя абсолютно бессодержательны и предельно нелепы.

Вообще-то, довольно пошлое и унизительное это занятие – холопам обсуждать царские указы, одинаково тупо и противно что пытаться в них разобраться, что восторженно приветствовать, что яростно критиковать. Но мы даже не станем пытаться заниматься этим увлекательнейшим делом. Особенно потому, что суть тут совершенно иная в принципе.

Если серьезно и в занудной стилистике «я же предупреждал», то и на самом деле я еще сразу после украинских событий четырнадцатого года достаточно точно и подробно объяснил, как это будет происходить и чем закончится. Но смешно постоянно выступать в роли впавшей в маразм бабки, которая вспоминает, что предостерегала когда-то внучку против ветреных поцелуев, хотя та приносит в подоле уже третьего нагулянного по дури ребеночка. Так что, постараюсь быть проще и максимально кратким.

Как любой великий человек, а Путин бесспорно и несомненно человек великий, он с одной стороны прекрасно знает, как, зачем и когда ему что-то делать, а с другой никакого и малейшего представления не имеет, чем это кончится и каким реальным последствиям с результатами приведет.

Вы что, действительно считаете, что эмоциональный и креативный раввин, когда изгонял торгующих из Храма, предвидел, что через века четыре от этого рухнет Римская империя, а ещё раньше на пару тысячелетий израильтяне превратятся в евреев? И Мухаммед, и Маркс, и Лютер, и Горбачев не только не понимали к чему приведут их поначалу, казалось бы, достаточно локальные, почти частные деяния, но и зачастую имели намерения совершенно противоположные. Что никак не умаляет их величия, а даже наоборот его подчеркивает.

Так и с Владимиром Владимировичем. Кому-то, в том числе в первую очередь и ему самому, может показаться, что он всего-навсего совершает какие-то административные, политические, структурные, экономические или какие угодно подобные то ли реформы, то ли просто усовершенствования ради неких целей или собственных, или круга людей, имеющих значение и влияние. И пусть кажется, на здоровье, так даже легче и спокойнее.

А на самом деле происходит совершенно иное. Это просто дрожжи. Но в данном случае их качество не имеет никакого значения. Если существует соответствующее количество приемлемого состава теста, то, бросив туда пачку любых дрожжей самого среднего уровня, вы можете в результате получить вполне нормальный полуфабрикат для хлеба. А если вы ту же самую пачку дрожжей бросите в выгребную яму, то получите совсем иной результат.

Не сразу. Это, конечно, совсем не тот эффект, как если бы бросить туда гранату. Но вполне надежно и безотказно.
вторая

Голод и жажда

А ещё во всех этих воспоминаниях и спорах очень любопытен и даже весел вот какой момент.
Этот Журнал читают некоторые люди, которые знают меня большую часть жизни, мнением которых я дорожу, так что, не стал бы врать или лицемерить даже при желании, они, уверен, могут засвидетельствовать всё, сказанное мною ниже.

Да, я люблю поесть устрицы, омары, крабы, осетрину и прочие рыбно-морские деликатесы. Из мясного предпочитаю парные бараньи голяшки, хамон и прочие тамбовские окорока. Мне нравится хороший коньяк, бургундское вино, элитное шампанское и прочие очень дорогие напитки. Но при отсутствии или невозможности купить всё это не испытываю и малейших неудобств, прекрасно обхожусь картошкой с селедкой или даже без, могу приготовить вкуснейшие щи из растущей во дворе крапивы и вообще, чего угодно подручного и подножного. И спокойно обхожусь самой дешевой водкой, а нет, так вполне способен хлебнуть неразбавленного спирта без всяких отрицательных последствий.

Я люблю хорошую дорогую обувь, особенно сейчас, когда проблемы с ногами. И одежду предпочитаю удобную и качественную. Но ношу лет пять одни и те же туфли зимой и летом, весь мой гардероб состоит из нескольких пар джинсов, десятка джинсовых же рубах и пары курток. За всю жизнь имел три костюма, каждому из которых даже посвятил отдельную новеллу, но одевал их всего несколько раз, последний лет пятнадцать назад.

Тридцать три года проездил почти безвылазно за рулем, но, за исключением года с небольшим на случайно и вынужденно доставшемся маленьком «Вольво», пользовался исключительно «Жигулями». Когда уже мог купить себе любую машину, надо мною все приятели смеялись, когда я в ряд с их «Мерседесами» ставил где-нибудь свою таратайку. Но мне было не надо, меня устраивало и не хотелось излишне заморачиваться.

Мы с моей нынешней женой прожили лет сорок с чем-то. И последний раз больше чем четверть века назад купили ей длинную испанскую дубленку по бешеные о тем временам деньги, долларов за восемьсот, а то и тысячу. Ей надо было много гулять с родившимся тогда младшим ребенком. Дубленка та в отличном состоянии так с тех пор и весит где-то, а супруга носит какое-то копеечное пальтишко и только смеется, когда я предлагаю ей купить хоть какую-нибудь новую шмотку. Уже не говорю, что у нас в доме нет ни одного хоть сколько-то ценного женского украшения, кроме нескольких дешевых дизайнерских безделушек, привезенных на память из поездок.

Когда недавно я предложил своему двадцатишестилетнему сыну на день рождения купить любой подарок по желанию без ограничения финансового лимита, он попросил какую-то компьютерную программу за несколько сот рублей. Телефон у меня до сих пор кнопочный с фонариком, покупал когда-то, по-моему, за тысячу или чуть дороже, и меня более, чем устраивает.

Я мог себе построить любой самый роскошный загородный особняк, и вокруг моего дома только такие и стоят, но срубил одноэтажную избу из кругляка девять на девять и прекрасно в ней себя чувствую.

Всё это не к тому, что я такой уж бессребреник или аскет, вовсе нет, трачу много, даже, по мнению многих, излишне много, среди приятелей существует такая фраза: «Ну, это только Васильев умеет за подобное так дорого заплатить». Но просто круг моих интересов и в принципе то, от чего я получаю удовольствие, находится далеко от вещей или продуктов, имеющим отношения к понятиям престижности, модности или чисто материальной ценности.

И в юности, и в более уже зрелом возрасте, при той самой советской власти, я никогда не стоял в очередях за каким-то «дефицитом», разве что за книгами, и то очень редко, предпочитая «черный рынок». А уж о том, чтобы давиться за колбасой или ещё какой жратвой, и мысли не было. Попадалось – пользовался, а нет, так совсем не страдал. То есть страдал, и немало, но совсем от других вещей, процессов и событий. Не от того я испытывал голод и не по тем напиткам была моя жажда.

А теперь как раз те, которые большую часть жизни и провели в тех самых очередях, кто скупал по записи в ювелирных безвкусные золотые кольца с огромными красными камнями, выдаваемыми государство за рубины и оказавшимися впоследствии, когда пришла нужда продавать, ничего не стоящими стекляшками, кто доставал себе «Хельги» и сервизы «Мадонна», кто гордился перед знакомыми купленными за две зарплаты у спекулянтов часами «Сейка», одновременно упрекают меня, и что слишком сладко нынче живу, и что клевещу на советскую власть, при которой «всё было».

Да, клянусь, искреннейше плевать мне на то, что у вас было и чего не было. А живу я как могу и пока могу. Никогда ничего ни у кого не украл и не попросил, ни от чего не застрахован, но, если даже помирать буду с голоду, ни к кому претензий не предъявлю и, уж тем более, к вашей помощи не прибегну.

А о том, что в моей жизни было плохого и прекрасного (последнего неизмеримо больше), вспоминаю без всякого раздражения или желания кого-то в чем-то убедить, а особенно поспорить. Исключительно благожелательно и с целью всего лишь зафиксировать в памяти какие-то моменты уходящей, а во многом и вовсе уже ушедшей эпохи. Это максимально нейтральные свидетельские показания, а не протокол допроса обвиняемого.
вторая

Тест

Как мы никогда не довоюем ту великую Войну, так никогда и не закончим условную горбачевскую «перестройку». Вот и сейчас, как будто совершенно неожиданно и без всякого прямого повода разгорелся чрезвычайно горячий и искренний срач на тему, кто такой был Егор Гайдар. Безупречный рыцарь свободы или зловредный неумеха, ввергший страну в пучину бед и несчастий. И такие, вроде бы либералы и демократы без страха и упрека, во всем остальном абсолютно разные, но уж относительно политической окраски сомнений никаких, как Андрей Илларионов и Артемий Троицкий, вдруг с остервенением бросились рвать горло покойному Егору Тимуровичу.

Да что там Отечественная или девяностые. Если даже всего лишь элементарно судить по давно привычным появляющимся время от времени упрекам и обвинениям в мой адрес на страницах этого Журнала относительно демшизы и антикоммунизма, то никак не закончится ещё Гражданская. Хотя, вроде бы, где мы, а где они, какие сейчас «красные» и «белые»? Но точно так же с Войной и «перестройкой». Можно было надеться, что сменятся поколения и наступит мир. Но зараза передается генетически и не затухает. Что может значить для современных людей какой-то Гайдар, уже почти тридцать лет назад меньше года бывший полупремьером? А ведь, оказывается, значит и очень много. Это не личность, это чистый символ. И согласие здесь невозможно. Только определение позиции.

Вам это может показаться не имеющим никого отношения к теме бредом, но попрошу о снисхождении. Прочитайте, пожалуйста нижеследующее. В любом случае это может оказаться небесполезным в преддверии Нового года. Рецепт очень простой и быстрый.

Покупаете кочан чего-нибудь типа «Айсберг», пару мандаринов или один достаточно крупный апельсин, одно авокадо, пакетик рукколы, удобнее производства «Белая дача», та, которую «не надо мыть», ананас, сейчас в некоторых магазинах, в «Азбуке вкуса» точно, продаются такие пластиковые контейнеры с уже нарезанными кусочками, но можно это сделать и самому, пару палочек корицы, пакетик ванильного сахара, в нарезке граммов по сто чего-нибудь сырокопченого, типа хамона или прошутто, и варенокопченого вроде тамбовского окорока, бутылку красного сухого вина, можно приличного итальянского, но лучше Бордо. Ещё лучше, конечно, Бургундского, но с ним последнее время некоторые проблемы, да и жаба душит.

Итак, дальше всё предельно просто. Берем относительно большую и глубокую миску, выкладываем дно листьями салата. Сверху насыпаем половину пакета рукколы. Сырокопчёную ветчину, она обязательно должна быть с жировыми прожилками и минимум сантиметровым слоем сала по краю, нарезаем на кусочки сантиметров пять длинны. Разогреваем сковородку, смазываем её минимумом сливочного масла кладем ветчину, огонь на максимум, и жарить по минуте с каждой стороны. Снимаем и даем остыть на отдельной тарелке в стороне.

На сковородке должно остаться немного подтопившегося жира и то, что французы называют «благородный пригар». Выливаем туда 250-300 граммов вина, кладем две палочки корицы, одну чайную с верхом ложку ванильного сахара и небольшую щепотку соли. Доводим до кипения и кипятим в сковороде максимум минуту.

Мандарины или апельсин, авокадо и ананас (примерно чайной блюдце с горкой) должны быть уже подготовлены, то есть почищены и нарезаны кусочками ориентировочно один-два сантиметра, но тут точность не нужна, больше по вкусу. Кладем фрукты в кипящее вино и варим не больше минуты (я обычно ограничиваюсь вообще секундами тридцатью).

Выключаем, снимаем сковородку с огня, шумовкой перекладываем фрукты в миску поверх рукколы (корицу, естественно, выкидываем). На фрукты кладем остывшую поджаренную ветчину. Сверху ещё слой рукколы, можно всю оставшуюся, можно меньше, по желанию. Варенокопченый окорок я обычно рву руками на небольшие, но без фанатизма, кусочки, аристократы могут порезать ножом в соответствии с собственными эстетическими предпочтениями. Заливаем всё это оставшимся в сковороде отваром вина. Даем постоять минут десять, потом перемешиваем, но очень аккуратно, чтобы не повредить лисья салата на дне миски. Затем ещё можно дать постоять полчаса в холодильнике, но это не обязательно, а для тех, кто любит теплые салаты, и вовсе не нужно.

А теперь я очень попрошу выбрать один из вариантов:
1. Приготовил, понравилось.
2. Приготовил, не понравилось.
3. Готовить не буду, но выглядит аппетитно.
4. Готовить подобную изначальную мерзость не собираюсь.
5. Сам такого не ем, но, думаю, кому-то будет вкусно.
6. Автор кретин и извращенец.

Заранее благодарен за отзывы и, возможно, мнения и предложения.
вторая

Блеск

Всё-таки Путин вам не Трамп. Владимир Владимирович — это не капризная балаболка, более всего опасная для самого себя, а истинный стиль и дух великого своего народа.

В свое время Хрущев собрался обогнать США по производству мяса и молока. Но к счастью и нас и тогда были люди не только великие, но и умные. Королев сказал, что на счет мяса с молоком это лирика, не говоря уже о том, что грех и некошерно, а запускать нужно срочно спутник. Ему пытались возражать всякие обычные гниловатые, мол, для спутника нужна внутри какая-нибудь научная аппаратура, а она пока не помещается и вообще не очень работает, но Сергей Павлович обрезал их ещё раз, приказав запускать что есть. Попипикать с орбиты может? Пусть пипикает. И запустили.

Весь мир присел на задницу. Лень искать точную цитату, но кто-то из больших американцев сказал тогда, что они потерпели поражение страшнее и позорнее, чем при Перл-Харбор. А вы говорите мясо с молоком. Бред. Главное вовремя и правильно пропипикать.

Тут пошли слухи, что Федотова собираются менять на Фадеева во главе СПЧ. У нормального и вменяемого человека эта сенсация, ну, никак не может удостоиться внимания, разве что он удивится, зачем переименовали печку СВЧ. Но уже упомянутые гниловатые, всякие там шульманы-шмульманы и прочие рабиновичи, начали заранее ныть о своих возможных и грядущих нравственных мучениях.

Однако Путин — это Путин. Он не стал писать какую-нибудь чепуху в твиттере и по-детски обзываться нехорошими словами. А примитивно в рабочем порядке издал указ, которым убрал к чертовой матери всю эту нудную шелупонь и назначил на её место героя возвращения Крыма с милой русскому уху фамилией Вышинский.

Пи-пи-пи…
вторая

Трудно быть боком

Простите, но ещё буквально несколько слов о курдах, как идее, даже безотносительно конкретных ситуаций. Отчего-то для меня это важно, хотя большинству, наверняка покажется от глупого до абсолютно безразличного.

Не очень хочется выглядеть упертым сектантом-моралистом, занудно поучающим кого-то жизни в соответствии с каким-то собственными надуманными принципами. Да и вообще, с мудрой презрительностью кривящий губы человек при той доле скептицизма, которую обычно называют почему-то здоровой, в любом обществе смотрится много умнее и приятнее, чем скучный лицемерный зануда, каковым представляется обычно любой, тупо настаивающий на каких-то своих абстрактных нравственных нормах.

Меня немного извиняет лишь то, что я ни на чем не настаиваю, ничего не утверждаю и не проповедую и уж, тем более, ни с кем не спорю. А просто излагаю собственное мнение, ничего иного.

Мне постоянно надменно разъясняют, что в межгосударственных отношениях неприменимы обычные человеческие личностные моральные и нравственные критерии и понятия. А я уверен, что это маразм и несусветная чушь. Отнюдь не труд, а исключительно понятия добра и зла и сделали человека человеком. Конечно, не овладение этими понятиями, оно недостижимо, но попытка и стремление. И никаких иных критериев существовать просто не может. Всякие там «национальные интересы», «геополитика», «realpolitic», «экономическая выгода» и прочие подобные модные и как будто мудрые прелести, это всего лишь инструменты, а отнюдь не критерии. Это как ножи или колотушки на кухне у повара. Можно с их помощью приготовить вкусную и здоровую пищу, а можно и жену убить.

И вся история человечества свидетельствует, что по большому счету и в значимой перспективе успешными становятся те общества и государства, которые и внутри, и вовне придерживаются самых скучных и пошлых моральных и нравственных принципов. И тут каждый (а у нас нынче, особенно благодаря интернету, считает себя великим знатоком истории) может начать приводить бесчисленное количество фактов, опровергающих это мое утверждение. Но то будут факты тактических, сиюминутных и спекулятивных побед, когда выигрывается битва, но не война.

Гораздо более основательное возражение, что моральные и нравственные международные отношения не только редки, но можно сказать чрезвычайно редки. Однако и упомянутая история человечества – это ведь в основном история поражений и крушений, а не триумфов. И всё-таки поражений на пути к морали и свету, а не вспять. Лишь это и дает хоть какую-то надежду.

Впрочем, и здесь, относительно будущего всей цивилизации, я достаточно пессимистичен, но это уже совсем другая тема.

Но самое главное, на мой субъективный взгляд, совершенно в другом. Ведь это в основной степени чистое «пикейножилетничанье» (заранее принимаю упрек, что и сам невольно отчасти ему не чужд). Подавляющему большинству предельно наплевать и на курдов, и на турок, и на американцев и вообще на всё, там происходящее. Это не просто абстрактные понятия, а так, пустые слова, не наполненные никаким реальным содержанием. И оправдывая предательство самыми различными и изощренными способами люди таким образом обозначают и формулируют моральные критерии и границы лично для себя. Самим себе обосновывая и объясняя, в каких ситуациях и при каких условиях можно даже не то, что простить предательство, но и вовсе не посчитать его предательством, а совсем наоборот, мудрым, верным и справедливым поведением.

Да, слишком многие предают прежде, чем прокричит петух, но слишком мало кто после этого становится апостолом.

– Вам не следовало спускаться с неба, – сказал вдруг Арата. – Возвращайтесь к себе. Вы только вредите нам.
– Это не так, – мягко сказал Румата. – Во всяком случае, мы никому не вредим.
– Нет, вредите. Вы внушаете беспочвенные надежды…
– Кому?
– Мне. Вы ослабили мою волю, дон Румата. Раньше я надеялся только на себя, а теперь вы сделали так, что я чувствую вашу силу за своей спиной. Раньше я вел каждый бой так, словно это мой последний бой. А теперь я заметил, что берегу себя для других боев, которые будут решающими, потому что вы примете в них участие… Уходите отсюда, дон Румата, вернитесь к себе на небо и никогда больше не приходите. Либо дайте нам ваши молнии, или хотя бы вашу железную птицу, или хотя бы просто обнажите ваши мечи и встаньте во главе нас.
вторая

Рецептура

Советская колбаса, кто бы там что сегодня не говорил и не вспоминал, была по большей части, если не считать уникальные частные исключения, полным и отвратительным малосъедобным дерьмом. Но это было дерьмо, сделанное по государственному стандарту и в части составляющих ингредиентов, и относительно технологии. Что, конечно, не означает отсутствия отдельных и на самом деле не таких уж и редких эксцессов исполнителей.

Например, мой товарищ, работавший в семидесятых технологом на Останкинском мясокомбинате, иногда, чаще перед праздниками, вместе с несколькими близкими цеховыми начальниками добавлял на тонн пятьдесят фарша лишних килограмм пять соли, а в свою очередь столько же мяса изымал. И они эту добычу выносили под рубашками мимо проходной себе к семейному столу. На качество и вкус конечного продукта такая подмена влияла не сильно, а домашние были рады и сыты.

Но за подобные фокусы можно было не только вылететь с работы, но и вполне реально сесть в тюрьму довольно надолго. Потому как в принципе делать колбасу нужно было по ГОСТу, а остальное тупо противозаконно. Сейчас же со всеми этими глупостями заморачиваться не требуется. Изначально практически в уведомительном порядке сообщил, что это такие технические условия и, согласно заявленным ТУ сыпь соли или ещё чего покруче сколько угодно.

И относится это не только к пищевой или ещё какой материальной продукции. Примерно то же и в журналистике. Когда я в свое время официально работал в «советской печати», то, понятно, что её реально назвать этой самой журналистикой можно было только более чем условно. По качеству и вкусу от тогдашней колбасы она не сильно отличалась. Однако всё-таки стандарты старались соблюдать. И если корреспондент, приехав из командировки, в своей статье начинал ссылаться на информацию, полученную от местного таксиста, официанта в ресторане или гостиничной горничной, то его, конечно, не сажали, но сначала морщились и указывали на недопустимость подобного, а потом, если человек не воспринимал, чаще всего увольняли. Нынче же всяческие стандарты отменены, лепи любого горбатого согласно собственным же техническим условиям и никаких проблем.

Это я таким образом попытавшись извиниться, перехожу к сюжету. Вчера ехал из своей деревни в Москву на такси. И на одной из развязок шофер засомневался, а я посоветовал ему как разобраться. Он не сразу поверил и переспросил, уверен ли я. Не знаю почему, возможно, от наступающей излишней стариковской болтливости, я, вместо того, чтобы ответить кратко и однозначно, сказал, что первую свою машину купил в семьдесят первом году, с тех пор не одно десятилетие непрерывно провел за рулем, поэтому город знаю достаточно, чтобы знать маршрут, тем более, достаточно для себя привычный. И тут вдруг таксист спрашивает, мол, рублей сто двадцать или сто пятьдесят? Я не сразу понял, переспросил, и он уточнил, что имел в виду сумму, за которую я тогда купил автомобиль.

У меня в первый момент челюсть отвисла. Говорю, простите, а сколько Вам лет? Выясняется, что мужик восемьдесят четвертого года рождения. Ну, да, думаю, с одной стороны далеко уже не мальчик, но с другой – при советской власти он прожил максимум лет семь, потому действительно может ничего не помнить. Так что предельно сжато изложил, сколько тогда стола первая модель «Жигулей», какова в принципе была возможность её купить рядовому гражданину и какие были средние зарплаты. Заодно интересуюсь, откуда у него такая странная информация. Оказывается, родной дядя рассказывал. И далее шофер продолжает, без всякого явного недоверия к сказанному мной, излагать свою картину того мира, которая сложилась у него из воспоминаний старших родственников и их знакомых.

Ну, классическое, типа, зато у вас была стабильность, порядок и уверенность в завтрашнем дне. Да, конечно, со строгостью были некоторые переборы, говорят, за опоздание на работы могли посадить, но этой работы было сколько угодно, не то, что сейчас, а квартиры всем давали бесплатно. Вот подруга матери рассказывала, что ей предложили просто так трехкомнатную в центре, но она отказалась, осталась в двущке на окраине, поближе к своей фабрике, теперь жалеет страшно.

И подобное в том же духе все минут сорок, пока мы ехали. Я расслабился, вяловато хмыкал и только позволил себе, уже перед тем, как расплатиться, задать единственный вопрос. А если так всё было здорово, как он считает, почему всё развалилось к чертовой матери? И получил уверенный ответ: «Ну, это понятно, американцы Горбачева подкупили, вот он страну и разрушил».

Короче, довез отлично, взял по-божески. Всё отлично. У меня никаких претензий, только благодарность.
вторая

Текила, гиннесс, аргентинские креветки, лагман, купаты

На эти путаные мысли меня, как ни странно, навело интервью с одним известным украинским блогером, на которое я случайно наткнулся в эфире.

Может быть украинец дураком или подонком? А еврей? Способен ли гомосексуалист оказаться пидарасом? А та самая одноногая многодетная негритянка из анекдота бывает редкой омерзительной сукой? Сидят ли по тюрьмам исключительно невинные и несчастные? Все ли дети прекрасны, старики мудры, а женщины нежны, беззащитны и трогательны?

Я склонен подозревать, что над всеми этими вопросами не только позволительно размышлять втихую, но и иногда высказываться по данным поводам вполне публично. Желательно лишь самому не оказаться при этом пидарасом и омерзительной сукой.
вторая

Уже почти белый, но пока ещё немного пушистый

Ну, вот, собственно, и всё. По всем даже самым последним увеличенным нормам выхожу на пенсию. Не уверен, что заработал, но точно поработал достаточно.

Нет, попытаюсь ещё кое-что сделать по мере сил. Например, хотелось бы закончить книгу. Хотя дается всё с большим трудом. К сожалению, знаю, чем она закончится. Но, к счастью, произойдет это уже независимо от меня.

Лежу сейчас у бортика бассейна своего дома. Скоро встану и пойду с женой и сыном в кабак есть устриц под шампанское. И обязательно подниму бокал за всех вас, за тех, кто поздравил и за тех, кто подзабыл, но хотел бы.

Спасибо вам всем большое. Вы очень скрасили мои последние годы вне зависимости от того, были со мной согласны или нет. В любом случае очень благодарен и признателен.

Удачи и будьте счастливы.
вторая

Мечта

В Грузии агенты Путина штурмуют здание парламента, в котором засели агенты Путина. А на проспекте Руставели стоит девушка, корреспондент российского федерального канала, который принимают также в Грузии, и говорит, что, что провокацией против православного коммуниста руководят из Киева, но сама она не чувствует для себя угрозы в связи с тем, что русская. После чего Песков заявляет, что испытывает большую тревогу за безопасность русскоговорящих в Грузии.

А не надо было продавать с таким трудом завоёванные зачатки свободы за сладкий запах чечевичной похлебки. Поменяли человеческую идею на грузинскую мечту. Вдоволь насмеялись над тем, как Мишико жевал галстук и почему-то решили, что лизать чужие ботинки много достойнее. Потом сами стало как-то неуютно и слегка стыдно, теперь приходится изображать чувство собственного достоинства в ситуации, когда от этого самого достоинства почти ничего не осталось.

Думать надо было, двирпасо мегобребо. А не дурью маяться.