Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Ваше здоровье!

А вы знаете, что, конечно, не спасет Россию (во-первых, она не нуждается в спасении, а, во-вторых, её уже ничто не спасет), но сильно, можно даже сказать принципиально облегчит её существование самое ближайшее время, когда те самые «трудные времена», которые никогда не прекращаются в нашей стране, несколько чувствительнее обычного прищемят населению причинные места? То, что несправедливо и даже обидно считалось всегда из главных наших национальных недостатков.

Условная водка и безусловное пьянство. И нет, не как массовый одурманивающий анестетик, ведущий к деградации населения. Более того, статистически больше пить не станут, а, по мои расчетам, очень возможно чисто количественно на душу и меньше. Но это будет очень четкое, точное и целенаправленное воздействие. Те, кто своими действиями может нанести наибольший вред, запьют и таким образом смягчат мощность этого вреда. Те, кто может, если не принести хоть какую-то пользу, то хотя бы минимизировать ущербы, но боится или бездействует в силу каких-то иных причин, запьют и наберутся немного смелости.

Возможно, кто-то даже по пьяни потянется к ядерной кнопке. Но по пьяни же и промахнется, вместо этого спустит за собой воду в унитазе. Что тоже иногда полезно.

Мало что так способствует трезвому взгляду на жизнь, как хорошее и горькое похмелье.

Это не прогноз и даже не тост. Это уже началось.
вторая

Дамы и господа!

С Новым годом!

Даже не то, что особо хочу поздравить, но искреннейше пожелать всего самого лучшего. Вне зависимости от возраста, взглядов и чего угодно иного. Грядущий год будет ещё относительно спокойным и мирным, что очень рекомендую ценить как самое дорогое.

Удачи вам всем, счастья и здоровья!

P.S. Ухожу на небольшие каникулы, да, думаю, ближайшие дни и вам будет не до меня. До встречи.
вторая

Полюса

Не очень понятно и даже несколько странно. Ну, довольно естественно, что этот вопрос уже больше века волнует специалистов, профессионалов, да и вообще любителей всего холодного, экстремального, необычного и героического. Потому написано на данную тему бесчисленное количество самых подробных исследований с детальным анализом, объяснениями, теориями и выводами. Но я-то тут каким боком? От меня всё это бесконечно далеко и не имеет никакого отношения к кругу моих личных интересов и предпочтений. По какой же тогда загадочной причине с раннего отрочества я читал об этом всё, что только мог и постоянно мучился – почему у Амундсена получилось, а у Скотта нет?

Нет, все эти формальные придирки мне прекрасно известны. И то, что с организацией экспедиции у Скотта изначально были сложности, проблемы и просчеты, и про плохую морозоустойчивость пони, и про витамин С, и ещё множество всякого подобного. Но всё равно не оставляло чувство, что что-то там не так, а все эти оправдания и объяснения задним числом только замутняют картину, никак не давая принципиального ответа. Две группы примерно одинакового уровня подготовки и снаряжения пошли к одной цели примерно в одно время, одна блестяще справилась со своей задачей, а вторая полностью погибла.

И вот только сейчас, хорошо на седьмом десятке, прожив жизнь, возможно, далеко не самую успешную, но довольно насыщенную и увлекательную, я, мне кажется, хоть относительно приблизился к разгадке. И пони, и витамины, и, прежде всего, конечно, стечение обстоятельств и случайностей имеют большое значение, иногда, наверное, очень большое. Но всё-таки основное было в другом.

Руаль Амундсен хотел достичь Южного полюса. И у него получилось. А Роберт Скотт хотел обогнать Амундсена. И погиб, и товарищей угробил. Впрочем, норвежец тоже умер не своей смертью. Он погиб, пытаясь спасти Умберто Нобиле.

Которого терпеть не мог.
вторая

Трудно быть боком

Простите, но ещё буквально несколько слов о курдах, как идее, даже безотносительно конкретных ситуаций. Отчего-то для меня это важно, хотя большинству, наверняка покажется от глупого до абсолютно безразличного.

Не очень хочется выглядеть упертым сектантом-моралистом, занудно поучающим кого-то жизни в соответствии с каким-то собственными надуманными принципами. Да и вообще, с мудрой презрительностью кривящий губы человек при той доле скептицизма, которую обычно называют почему-то здоровой, в любом обществе смотрится много умнее и приятнее, чем скучный лицемерный зануда, каковым представляется обычно любой, тупо настаивающий на каких-то своих абстрактных нравственных нормах.

Меня немного извиняет лишь то, что я ни на чем не настаиваю, ничего не утверждаю и не проповедую и уж, тем более, ни с кем не спорю. А просто излагаю собственное мнение, ничего иного.

Мне постоянно надменно разъясняют, что в межгосударственных отношениях неприменимы обычные человеческие личностные моральные и нравственные критерии и понятия. А я уверен, что это маразм и несусветная чушь. Отнюдь не труд, а исключительно понятия добра и зла и сделали человека человеком. Конечно, не овладение этими понятиями, оно недостижимо, но попытка и стремление. И никаких иных критериев существовать просто не может. Всякие там «национальные интересы», «геополитика», «realpolitic», «экономическая выгода» и прочие подобные модные и как будто мудрые прелести, это всего лишь инструменты, а отнюдь не критерии. Это как ножи или колотушки на кухне у повара. Можно с их помощью приготовить вкусную и здоровую пищу, а можно и жену убить.

И вся история человечества свидетельствует, что по большому счету и в значимой перспективе успешными становятся те общества и государства, которые и внутри, и вовне придерживаются самых скучных и пошлых моральных и нравственных принципов. И тут каждый (а у нас нынче, особенно благодаря интернету, считает себя великим знатоком истории) может начать приводить бесчисленное количество фактов, опровергающих это мое утверждение. Но то будут факты тактических, сиюминутных и спекулятивных побед, когда выигрывается битва, но не война.

Гораздо более основательное возражение, что моральные и нравственные международные отношения не только редки, но можно сказать чрезвычайно редки. Однако и упомянутая история человечества – это ведь в основном история поражений и крушений, а не триумфов. И всё-таки поражений на пути к морали и свету, а не вспять. Лишь это и дает хоть какую-то надежду.

Впрочем, и здесь, относительно будущего всей цивилизации, я достаточно пессимистичен, но это уже совсем другая тема.

Но самое главное, на мой субъективный взгляд, совершенно в другом. Ведь это в основной степени чистое «пикейножилетничанье» (заранее принимаю упрек, что и сам невольно отчасти ему не чужд). Подавляющему большинству предельно наплевать и на курдов, и на турок, и на американцев и вообще на всё, там происходящее. Это не просто абстрактные понятия, а так, пустые слова, не наполненные никаким реальным содержанием. И оправдывая предательство самыми различными и изощренными способами люди таким образом обозначают и формулируют моральные критерии и границы лично для себя. Самим себе обосновывая и объясняя, в каких ситуациях и при каких условиях можно даже не то, что простить предательство, но и вовсе не посчитать его предательством, а совсем наоборот, мудрым, верным и справедливым поведением.

Да, слишком многие предают прежде, чем прокричит петух, но слишком мало кто после этого становится апостолом.

– Вам не следовало спускаться с неба, – сказал вдруг Арата. – Возвращайтесь к себе. Вы только вредите нам.
– Это не так, – мягко сказал Румата. – Во всяком случае, мы никому не вредим.
– Нет, вредите. Вы внушаете беспочвенные надежды…
– Кому?
– Мне. Вы ослабили мою волю, дон Румата. Раньше я надеялся только на себя, а теперь вы сделали так, что я чувствую вашу силу за своей спиной. Раньше я вел каждый бой так, словно это мой последний бой. А теперь я заметил, что берегу себя для других боев, которые будут решающими, потому что вы примете в них участие… Уходите отсюда, дон Румата, вернитесь к себе на небо и никогда больше не приходите. Либо дайте нам ваши молнии, или хотя бы вашу железную птицу, или хотя бы просто обнажите ваши мечи и встаньте во главе нас.
вторая

Климат и климакс

Нет, всё-таки не могу удержаться от того, чтобы сказать хоть несколько слов на эту тему. Хотя, кажется, выступили уже все без малейшего исключения и добавить практически нечего даже в малейших мелочах. Поляна вычищена полностью. Но сам по себе факт, несомненно, стал уже неотъемлемой частью мировой массовой культуры и от этого никуда не денешься. Потому будет нелепым лицемерием натужно делать вид, будто тебя здесь не стояло. Уорхол тоже не самый близкий мне художник, но я же не стану из принципа притворяться, будто не знаком с его работами и совсем уж никак к ним не отношусь.

Имею в виду, как многие, думаю, уже догадались, девочку по имени Грета Тунберг. И, естественно, упаси меня Господи вступать в хоть какую-то полемику и относительно её личности, и по сути проблем, обсуждаемых в контексте всей этой истории. Меня лично не то, чтобы затронул, но просто ещё несчетный раз обратил на себя внимание всего один нюанс, имеющий отношение к тому, о чем всегда говорил и в чем, не самый частый случай, с годами только убеждаюсь все больше и больше.

У меня есть не то, что близкий приятель, но так, знакомы с юности, когда-то изредка выпивали в общей компании, последние годы практически вовсе не общаемся, однако информация друг о друге как-то сама собой время от времени просачивается. Он вырос в бараке на рабочей окраине Нижнего Тагила. Отец, рабочий «КоксоХима», сильно пил и довольно рано умер от туберкулеза. Мать – крановщица в цехе. Мальчик с детства дышал ядовитым смогом и с утра до ночи сидел за учебником с одной яростной мечтой – вырваться из этого ада. Показывал большие способности, но по семейным обстоятельствам поступать в Москву поехать не смог и вынужден был удовлетвориться местным Политехническим. По окончанию устроился в «почтовый ящик», довольно быстро вырос там до замначальника отдела и умудрился-таки после этого, получив соответствующие характеристики и рекомендации, перебраться в аспирантуру столичного Физтеха.

Защитил кандидатскую как раз в области смежной с климатологией. Потом годами мотался по самым экстремальным местам, работал на обоих Полюсах, поднимался на какие-то совсем немыслимые вершины, в результате примерно к пятидесяти стал доктором наук и профессором. Автор множества статей и исследований, нескольких монографий, воспитал десятки учеников, ставших крупными учеными-климатологами и около. Кроме того, никогда не забывал о своем родном Тагиле и очень много сделал для разработки и внедрения там очистных систем и сооружений.

Сейчас практически на пенсии, хотя продолжает писать и преподавать. Живет очень скромно с женой в крохотной хрущевской двушке в Долгопрудном. Иногда его приглашали на какие-то международные конференции в Европе, один раз, по-моему, даже в Японию, но до Америки он так и не добрался, это случайно точно знаю, хотя всю жизнь об этом мечтал, особенно о бассейне Амазонки. Но не сложилось.

А тут какая-то невежественная психически больная засранка решила не ходить в школу по пятницам и на этом основании её из родной Швеции, где даже в самом убогом деревенском сортире дышится неизмеримо легче, чем в лучшем сквере Тагила, на яхте везут в Нью-Йорк, где предоставляют слово не просто в ООН, а на сессии её Генеральной Ассамблеи. И там она несет какую-то абсолютно пошлейшую и банальнейшую пургу под восхищённые овации всего прогрессивного человечества, которое ещё и собирается дать ей Нобелевскую премию.

И как ко всему этому должен относиться мой тагилько-долгопрудненский знакомый? Да, никак. Конечно, я с ним это не обсуждал и не собираюсь, но почти уверен, что он никак и не относится.

Так устроен мир. Стечение обстоятельств, удача и счастливый случай ломают все школярские представления о человеческих достоинствах и недостатках. Жизнь несправедлива и это её не досадная ошибка, а фундаментальная основа. Сказки про то, что упорство, трудолюбие, таланты, высокая нравственность и всё такое подобное обязательно будет вознаграждено, не имеют под собой никаких реальных оснований. Иногда случается. Чаще нет. Тут не существует никаких законов. И не имеет значения, хорошо это или плохо. Просто это так. У Ольги Бузовой миллионы подписчиков и разовая реклама в её блоге стоит сотни тысяч. Это повод для каких-либо выводов или обобщений? Ой, да, бросьте вы, не парьтесь…

А шведскую девочку-кликушу следует воспринимать как банку с томатным супом «Кэмпбелл» уже упомянутого мною художника. В крайнем случае, если так уж захочется хотя бы самому себе ответить по сути произносимых ей речей и совершаемых действий, то можно воспользоваться формулой нашей замечательной актрисы:

«Пионэры, идите в жопу!»
вторая

Будьте счастливы!

Наткнулся тут случайно на диалог Ксении Лариной и Николая Сванидзе. Она говорит: «Восемнадцатого года больше в нашей жизни не будет. Слава богу, хочется сказать». А он как бы соглашается: «Восемнадцатого во всяком случае».

Смешные люди. Если есть что истинно трагическое и безвозвратное в нашей жизни, так именно то, что неважно какого, но вот именно этого, прошедшего года уже никогда не будет. И славить тут некого и нечего, остается смиряться и воспринимать как данность.

Но надо продолжать и пытаться не утратить вкуса. Любви вам всем, здоровья и удачи! Надеюсь встретиться в новом году.

Ваш А. В.
вторая

Простите, ежели чё не так

Возможно, это только показалось моему пристрастному и не всегда слишком доброжелательному взгляду, но у меня создалось следующее впечатление.

Когда в театре перед спектаклем просят зрителей выключить телефоны, то начинают шарить по карманам и проверять, не забыли ли это сделать, только и именно те, которые всегда выключают, и на этот раз привычно сделали то же, но хотят на всякий случай ещё раз удостовериться.

А те, которые никогда не выключают, и сейчас не выключили, поскольку им наплевать на окружающих, они этой просьбы даже не слышат, проходит мимо них вовсе не задевая внимания. И как их не проси, они не то, что не выключат, а обязательно найдут способ и время поговорить по телефону в самый патетический момент на сцене, расскажут своему ребенку, где стоят колеты в холодильнике именно тогда, когда героиня перегрызает горло герою.

Так и я уже сильно пожалел, что позволил себе предыдущую реплику. На неё как-то слишком личностно и остро отреагировали как раз те, к кому она меньше всего относилась. Да и вообще, это больше шутка, не надо принимать так близко к сердцу и серьезно.

Правда, к тому, что мой юмор всё меньше воспринимается и не очень веселит, я давно привык. Но ещё раз прошу прощения за своё старческое ворчание, ни к кому никаких претензий, главное, будьте здоровы и счастливы.
вторая

К вопросу о национальной бодрости

Я и этим горжусь, и этим горжусь, этим очень горжусь, а вот этим пока не слишком, но хочу гордиться…

Послушай, дружок, а ты можешь совсем не гордиться? То есть, я никогда не пытаюсь ставить перед людьми каких-то слишком сложных и неразрешимых задач. Потому речь не идет о принципиальном резком и опасном для здоровья переломе мироощущения. Просто всего лишь попробуй разок немного пожить не гордясь.

Скажем, встал утром, потянулся, гигиенические процедуры, завтрак, налил себе чашку хорошего кофе, закурил сигарету, сидишь и не гордишься. Сделал глоток без всякой гордости, затянулся, опять не гордо так, но с удовольствием. Потом поехал на работу, такой, вовсе не гордый.

Зашел, перекинулся с товарищами парой фраз, сделал что-нибудь полезное для родной конторы и даже не думаешь гордиться. На тебя начальник наорал, ты выместил эмоции на подчиненном, но среди этих эмоций нет места гордости, и без неё всякого хватает. Домой вернулся вот абсолютно не гордый. Налил рюмку и без малейшей гордости закусил её соленым масленком. И как прошла, ничего? Соверши последнее усилие, доберись не слишком гордо до койки и уже совсем не гордясь поставь будильник на завтра.

Всего один день. Рискни. Понимаю, что самое трудное, это не думать о белой обезьяне. Но всё-таки попробуй. Но тут что очень важно. Эксперимент должен быть чистым и полным. Нельзя не гордиться, например, женой и родиной, но продолжать хоть немножко садовым участком и талантами ребенка. Тут нужно категорически ничем. Просто не гордись, и всё.

Попробуй. А вдруг понравится? Ну, ли хотя бы поймешь и ощутишь, что это не смертельно и даже не так уж страшно. Ничем не гордиться. И хоть кого-то и что-то любить.
вторая

В зеркалах

По поводу, не стоящему и упоминания, я вдруг задумался. А есть ли у меня самого серьёзные личные проблемы? И с некоторым удивлением обнаружил, что по сути нет, кроме как со здоровьем.

Да и то, это не в смысле, будто со здоровьем они столь серьезные, что перед ними отступают и бледнеют все остальные. Нет, здоровье вполне соотносимо с возрастом, конечно, знаю людей и более в этом отношении благополучных, но и множество гораздо более больных, так что в среднем, думаю, ничего необычного и особо трагического, естественно, насколько мне известно и не хотелось бы сглазить.

А в остальном действительно как-то даже странно. Бытовые и материальные сложности отсутствуют. При том, что по нынешним понятиям я вовсе не богатый человек. И, наверное, имей реальные большие миллионы долларов, мог бы обеспечить себе и какие-то дополнительные удобства с удовольствиями. Но, во-первых, это принесло бы и дополнительную головную боль, знаю не понаслышке, а, во-вторых, и самое главное, нет в этом дополнительном никакой ощутимой потребности, более того, пришлось бы сильно напрягать фантазию, чтобы эти потребности придумать, чего тоже уже делать нет большой охоты.

Каких-то особых психологических проблем тоже нет. С женой, детьми и немногими оставшимися родственниками отношения совершенно бесконфликтные, эмоции только положительные, и никаких причин для возникновения этих самых конфликтов попросту в принципе не существует, нет точек для их появления.

Те друзья, что могли обидеть или предать, давным-давно это сделали и исчезли из моей жизни, а многие так и вовсе умерли. Сохранившийся минимум товарищей-приятелей исключительно комфортен. Друг другу максимально не надоедаем, но при желании общаемся с предельным, надеюсь обоюдным, удовольствием и без малейшего напряжения.

Короче, чтобы не утомлять и дополнительно не раздражать читателя, без дальнейших подробностей, куда не кинешь кругом даже самый пристальный взгляд, не получается и придумать чего-то существенного, что можно обозначить как реальную проблему. И возникает естественный вопрос. А как такое получилось у в общем-то совершенно среднего человека без малейших выдающихся талантов и даже способностей, при том, что как раз в названном среднем у подавляющего большинства этих самых проблем безмерная куча, во всяком случае они об этом говорят достаточно много и часто?

Думаю, кроме некоторого прочего, мне пока, а, возможно, и навсегда непонятного, тут имеет значение просто везение с датой рождения. Даже с месяцем. Ещё со школы мне постоянно говорили, что очень удачно, только исполнилось семь и почти сразу пошел в первый класс. И потому десятый окончил ещё в шестнадцать, а институт в двадцать один.

Но и с годом тоже подфартило. Семидесятые-восьмидесятые пришлись на время основного становления, таким образом, что к началу девяностых пришел с одной стороны уже достаточно побитым и закаленным, а с другой – ещё совсем не перегоревшим, не опустошенным и не покалеченным. Было в районе тридцати семи, когда начались основные события нового времени, самый что ни на есть зрелый и продуктивный возраст, не рано и не поздно, практически идеально попал.

С некоторым даже страхом представляю себе, что получилось бы, если бы в девяносто первом мне, как сейчас, был седьмой десяток или наоборот, только бы получил паспорт. Подозреваю, что сложностей оказалось бы неизмеримо больше. А так, повторю, никаких претензий к судьбе и миру относительно собственной персоны.

Но тут вот ещё какой любопытный момент. Со времени как появилось всё это с одной стороны психоаналитическое шарлатанство, а с другой шарлатанство не меньшее, но уже социально экономическое, и непонятно что на что наслоилось, но получилась такая жуткая гремучая смесь, стало принято объяснять свойства и черты характера всякими стандартными отмазками. Типа, он такая сволочь, потому, что с детства лишен родительской ласки и внимания, вырос в бедности и трудностях, никто его не любил, все обижали, вот он, несчастный и озлобился. В общем, от рождения психологическая дискриминация и социальная несправедливость.

А у меня как-то всё было очень гладко. То есть, естественно, в соответствии с историческим временем и местом существования, особо как сыр в масле не катался, но каких-то особых травм не было. В смысле, возможно, в каких-то абстрактных количественных показателях этого имелось и не слишком много, но мне всегда всего было достаточно. И любви, и ласки, и внимания, а если чего по бытовым мелочам, особенно в отрочестве и юности, и не хватало, так и то впоследствии оказалось весьма полезно для нервов и здоровья.

И потом, как уже сказано, вполне везло. И пока продолжает. Так что, по всем показателям характер мой должен быть чрезвычайно мягок, покладист и приятен окружающим. Но не все эти самые окружающие почему-то с такими определениями согласны. Моментами чувствую свою вину. Пожалуй, единственное, что мешает полному счастью.

Впрочем, если совсем честно, то мешает не сильно.