Category: здоровье

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Дамы и господа!

С Новым годом!

Даже не то, что особо хочу поздравить, но искреннейше пожелать всего самого лучшего. Вне зависимости от возраста, взглядов и чего угодно иного. Грядущий год будет ещё относительно спокойным и мирным, что очень рекомендую ценить как самое дорогое.

Удачи вам всем, счастья и здоровья!

P.S. Ухожу на небольшие каникулы, да, думаю, ближайшие дни и вам будет не до меня. До встречи.
вторая

Полюса

Не очень понятно и даже несколько странно. Ну, довольно естественно, что этот вопрос уже больше века волнует специалистов, профессионалов, да и вообще любителей всего холодного, экстремального, необычного и героического. Потому написано на данную тему бесчисленное количество самых подробных исследований с детальным анализом, объяснениями, теориями и выводами. Но я-то тут каким боком? От меня всё это бесконечно далеко и не имеет никакого отношения к кругу моих личных интересов и предпочтений. По какой же тогда загадочной причине с раннего отрочества я читал об этом всё, что только мог и постоянно мучился – почему у Амундсена получилось, а у Скотта нет?

Нет, все эти формальные придирки мне прекрасно известны. И то, что с организацией экспедиции у Скотта изначально были сложности, проблемы и просчеты, и про плохую морозоустойчивость пони, и про витамин С, и ещё множество всякого подобного. Но всё равно не оставляло чувство, что что-то там не так, а все эти оправдания и объяснения задним числом только замутняют картину, никак не давая принципиального ответа. Две группы примерно одинакового уровня подготовки и снаряжения пошли к одной цели примерно в одно время, одна блестяще справилась со своей задачей, а вторая полностью погибла.

И вот только сейчас, хорошо на седьмом десятке, прожив жизнь, возможно, далеко не самую успешную, но довольно насыщенную и увлекательную, я, мне кажется, хоть относительно приблизился к разгадке. И пони, и витамины, и, прежде всего, конечно, стечение обстоятельств и случайностей имеют большое значение, иногда, наверное, очень большое. Но всё-таки основное было в другом.

Руаль Амундсен хотел достичь Южного полюса. И у него получилось. А Роберт Скотт хотел обогнать Амундсена. И погиб, и товарищей угробил. Впрочем, норвежец тоже умер не своей смертью. Он погиб, пытаясь спасти Умберто Нобиле.

Которого терпеть не мог.
вторая

Трудно быть боком

Простите, но ещё буквально несколько слов о курдах, как идее, даже безотносительно конкретных ситуаций. Отчего-то для меня это важно, хотя большинству, наверняка покажется от глупого до абсолютно безразличного.

Не очень хочется выглядеть упертым сектантом-моралистом, занудно поучающим кого-то жизни в соответствии с каким-то собственными надуманными принципами. Да и вообще, с мудрой презрительностью кривящий губы человек при той доле скептицизма, которую обычно называют почему-то здоровой, в любом обществе смотрится много умнее и приятнее, чем скучный лицемерный зануда, каковым представляется обычно любой, тупо настаивающий на каких-то своих абстрактных нравственных нормах.

Меня немного извиняет лишь то, что я ни на чем не настаиваю, ничего не утверждаю и не проповедую и уж, тем более, ни с кем не спорю. А просто излагаю собственное мнение, ничего иного.

Мне постоянно надменно разъясняют, что в межгосударственных отношениях неприменимы обычные человеческие личностные моральные и нравственные критерии и понятия. А я уверен, что это маразм и несусветная чушь. Отнюдь не труд, а исключительно понятия добра и зла и сделали человека человеком. Конечно, не овладение этими понятиями, оно недостижимо, но попытка и стремление. И никаких иных критериев существовать просто не может. Всякие там «национальные интересы», «геополитика», «realpolitic», «экономическая выгода» и прочие подобные модные и как будто мудрые прелести, это всего лишь инструменты, а отнюдь не критерии. Это как ножи или колотушки на кухне у повара. Можно с их помощью приготовить вкусную и здоровую пищу, а можно и жену убить.

И вся история человечества свидетельствует, что по большому счету и в значимой перспективе успешными становятся те общества и государства, которые и внутри, и вовне придерживаются самых скучных и пошлых моральных и нравственных принципов. И тут каждый (а у нас нынче, особенно благодаря интернету, считает себя великим знатоком истории) может начать приводить бесчисленное количество фактов, опровергающих это мое утверждение. Но то будут факты тактических, сиюминутных и спекулятивных побед, когда выигрывается битва, но не война.

Гораздо более основательное возражение, что моральные и нравственные международные отношения не только редки, но можно сказать чрезвычайно редки. Однако и упомянутая история человечества – это ведь в основном история поражений и крушений, а не триумфов. И всё-таки поражений на пути к морали и свету, а не вспять. Лишь это и дает хоть какую-то надежду.

Впрочем, и здесь, относительно будущего всей цивилизации, я достаточно пессимистичен, но это уже совсем другая тема.

Но самое главное, на мой субъективный взгляд, совершенно в другом. Ведь это в основной степени чистое «пикейножилетничанье» (заранее принимаю упрек, что и сам невольно отчасти ему не чужд). Подавляющему большинству предельно наплевать и на курдов, и на турок, и на американцев и вообще на всё, там происходящее. Это не просто абстрактные понятия, а так, пустые слова, не наполненные никаким реальным содержанием. И оправдывая предательство самыми различными и изощренными способами люди таким образом обозначают и формулируют моральные критерии и границы лично для себя. Самим себе обосновывая и объясняя, в каких ситуациях и при каких условиях можно даже не то, что простить предательство, но и вовсе не посчитать его предательством, а совсем наоборот, мудрым, верным и справедливым поведением.

Да, слишком многие предают прежде, чем прокричит петух, но слишком мало кто после этого становится апостолом.

– Вам не следовало спускаться с неба, – сказал вдруг Арата. – Возвращайтесь к себе. Вы только вредите нам.
– Это не так, – мягко сказал Румата. – Во всяком случае, мы никому не вредим.
– Нет, вредите. Вы внушаете беспочвенные надежды…
– Кому?
– Мне. Вы ослабили мою волю, дон Румата. Раньше я надеялся только на себя, а теперь вы сделали так, что я чувствую вашу силу за своей спиной. Раньше я вел каждый бой так, словно это мой последний бой. А теперь я заметил, что берегу себя для других боев, которые будут решающими, потому что вы примете в них участие… Уходите отсюда, дон Румата, вернитесь к себе на небо и никогда больше не приходите. Либо дайте нам ваши молнии, или хотя бы вашу железную птицу, или хотя бы просто обнажите ваши мечи и встаньте во главе нас.
вторая

Простите, ежели чё не так

Возможно, это только показалось моему пристрастному и не всегда слишком доброжелательному взгляду, но у меня создалось следующее впечатление.

Когда в театре перед спектаклем просят зрителей выключить телефоны, то начинают шарить по карманам и проверять, не забыли ли это сделать, только и именно те, которые всегда выключают, и на этот раз привычно сделали то же, но хотят на всякий случай ещё раз удостовериться.

А те, которые никогда не выключают, и сейчас не выключили, поскольку им наплевать на окружающих, они этой просьбы даже не слышат, проходит мимо них вовсе не задевая внимания. И как их не проси, они не то, что не выключат, а обязательно найдут способ и время поговорить по телефону в самый патетический момент на сцене, расскажут своему ребенку, где стоят колеты в холодильнике именно тогда, когда героиня перегрызает горло герою.

Так и я уже сильно пожалел, что позволил себе предыдущую реплику. На неё как-то слишком личностно и остро отреагировали как раз те, к кому она меньше всего относилась. Да и вообще, это больше шутка, не надо принимать так близко к сердцу и серьезно.

Правда, к тому, что мой юмор всё меньше воспринимается и не очень веселит, я давно привык. Но ещё раз прошу прощения за своё старческое ворчание, ни к кому никаких претензий, главное, будьте здоровы и счастливы.
вторая

К вопросу о национальной бодрости

Я и этим горжусь, и этим горжусь, этим очень горжусь, а вот этим пока не слишком, но хочу гордиться…

Послушай, дружок, а ты можешь совсем не гордиться? То есть, я никогда не пытаюсь ставить перед людьми каких-то слишком сложных и неразрешимых задач. Потому речь не идет о принципиальном резком и опасном для здоровья переломе мироощущения. Просто всего лишь попробуй разок немного пожить не гордясь.

Скажем, встал утром, потянулся, гигиенические процедуры, завтрак, налил себе чашку хорошего кофе, закурил сигарету, сидишь и не гордишься. Сделал глоток без всякой гордости, затянулся, опять не гордо так, но с удовольствием. Потом поехал на работу, такой, вовсе не гордый.

Зашел, перекинулся с товарищами парой фраз, сделал что-нибудь полезное для родной конторы и даже не думаешь гордиться. На тебя начальник наорал, ты выместил эмоции на подчиненном, но среди этих эмоций нет места гордости, и без неё всякого хватает. Домой вернулся вот абсолютно не гордый. Налил рюмку и без малейшей гордости закусил её соленым масленком. И как прошла, ничего? Соверши последнее усилие, доберись не слишком гордо до койки и уже совсем не гордясь поставь будильник на завтра.

Всего один день. Рискни. Понимаю, что самое трудное, это не думать о белой обезьяне. Но всё-таки попробуй. Но тут что очень важно. Эксперимент должен быть чистым и полным. Нельзя не гордиться, например, женой и родиной, но продолжать хоть немножко садовым участком и талантами ребенка. Тут нужно категорически ничем. Просто не гордись, и всё.

Попробуй. А вдруг понравится? Ну, ли хотя бы поймешь и ощутишь, что это не смертельно и даже не так уж страшно. Ничем не гордиться. И хоть кого-то и что-то любить.
вторая

Но чтобы вот так за обедом острый предмет...

Не, ну, всё должно быть по-честному и справедливо, вы же знаете, это для меня главное, и тут компромиссов быть не может. Как бы я ни относился к Навальному и вообще к происходящему вокруг, но, когда хорошо, тогда хорошо. А когда весело, тогда весело.

Естественно, имею в виду всю эту историю с Рыбкой. Если и не слишком увлекательно, то вполне развлекательно и задорно. Легко и непринужденно вышли за рамки обыденного серого занудства, а ещё только что это казалось абсолютно невозможным. Но ведь получается, если захотеть и постараться. Молодцы.

Однако всё той же объективности ради следует отметить, что похвалы достоин не только Алексей Анатольевич, но и Олег Владимирович. Так и хочется сказать про него словами Довлатова: «Широко жил партизан Боснюк!»

Здоровья всем и радости. Побаловали. Спасибо.
вторая

Слишком добрый очень малый

Ах, как хочется поговорить с умным и добрым человеком! Но, конечно, так, чтобы и ты при этом выглядел умным и добрым. И чтобы этот умный и добрый человек, умно и добро глядя в твои умные и добрые глаза сказал, что, да, он понимает, насколько и сам умный и добрый, но в данном случае и в настоящий момент ему до твоего ума и доброты далеко.

Но желательно, чтобы и у тебя хватило достоинства, объективности и смирения, чтобы совершенно искренне возразить, мол, ценю твой ум и доброту ко мне, но стоит ли сейчас мериться на нашем взаимном и безусловном уровне ума и доброты.

Понятно, дабы не свалиться при этом в гротесковую пошлость, за всем происходящим должна явственным фоном звучать нота тонкого юмора и здорового скептицизма. И, возможно, ещё оттенок некоторой легкой брутальности, даже если умный и добрый человек – это женщина. Вполне вероятно, что с женщиной особенно, так тогда появляется ещё и нежнейший привкус чего-то дополнительно манящего и возбуждающего.

Очень хочется. Но практически неосуществимо. И не потому, что умных и добрых недостаточно. Их-то на самом деле, как грязи. Просто подобный разговор достойного уровня и качества возможен только если и обсуждать умное и доброе. Опять же, нельзя сказать, что и его мало. Но оно всё уже настолько обсуждено и проговорено до постылого звона в ушах и предангинозного побаливания в горле, что ничего умного и доброго из этого не получится. А начинать разбираться в злом и глупом тем более нелепо, это уже, знаете ли, полная чепуха и ни в какие ворота.

Так что, даже с самым умным и добрым остается молчать и пить водку. Что само по себе, естественно, дело умное и доброе, но нередко почему-то приводит к последствиям не очень умным и не слишком добрым.
вторая

Вечерняя перекличка

Прошу прощения за то, что вчера чисто физически не смог поблагодарить и ответить каждому лично. Поэтому хочу сейчас всем вместе, кто поздравил меня с днем рождения, сказать огромное спасибо.

Дорогие мои! Поверьте, я очень ценю вас. Для меня действительно очень важно, что есть несколько десятков людей, с которыми всегда можно поделиться какими-то своими мыслями с надеждой быть услышанным и понятым.

Особенно это ценно в стране, всё более становящейся глухой и слепой.

И даже не слишком принципиально, что нередко мы думаем по-разному. Главное, не до конца забросили это занятие, как таковое. Потому, надеюсь, ещё некоторое время просуществуем. Всем удачи и здоровья!

Ваш А.В.
вторая

Типа, поздравление с наступающим

«Может быть, сегодня, оставшись философом-мирянином, я размышлял бы на тему - можно ли извергнутый святительской десницей чай считать освященным и не является ли произошедшее частью процесса космического теозиса...
Вчера один человек написал, что на ближайшее воскресенье назначена его диаконская хиротония. И я не спешу его поздравить...»
Диакон Андрей Кураев.


Никогда его не любил. Чувство знакомое мне ещё меньше, чем любовь. Но тут оно присутствовало несомненно, поскольку и сам Андрей Вячеславович человек редчайший. Таких очень мало. Искренний и истинный миссионер. Причем, не по моему мнению, а и по смыслу своей деятельности, и по собственной однозначной декларации. А именно миссионерство чуждо мне, как мало что, до степени даже и эмоционального, чисто физиологического неприятия.

Однако я какое-то время его довольно подробно читал, поскольку, тогда как раз такого рода взгляд мне был интересен. Потом перестал, и мои акценты чуть сместились, да и новых подходов у диакона особо не обнаруживалось.

Но вот сейчас по совершенно конкретному вопросу, связанному с книгой, которую пишу, и очень удачно совпавшими иллюстративными фактами, касающимися нынешнего отечественного отношения к материальному воплощению библейских текстов, я решил поинтересоваться мнением действующего теолога, к которым Кураев несомненно относится, и поискал какие-то его последние выступления, не сомневаясь, что он не сможет интересующей меня темы не затронуть.

И очень был удивлен. И очень приятно. И не только тем, что получил подтверждение по конкретному вопросу, в этом я почти и не сомневался. Но тем, что, мне показалось, с Андреем Вячеславовичем произошла определённая метаморфоза, вовсе для меня неожиданная. Он как будто усомнился. Нет-нет, отнюдь не в вере, это было бы слишком пошло, а конкретно в миссионерстве и, подозреваю, возможно, в священнослужении вообще.

Впрочем, вероятно, тут лишь мои фантазии и принятие желаемого за действительное. Но всё-таки я очень рекомендовал бы тем, кому хоть в какой-то степени любопытно то же, что и мне, касающееся происходящего в мире и человеке нынче и не только, почитать неспешно по крайней мере, если нет желания тратить время и силы на большее, вот это интервью и вот этот текст в Журнале.

Я, понятно, далеко и очень далеко не согласен со многим там сказанным, но это не имеет никакого значения. Сам тип мышления представляется мне совершенно верным, логически справедливым и безупречно корректным.

Но прежде всего для меня важно и радостно даже не это, а то, что такой во многом догматик оказался способен к столь серьезной интеллектуальной и нравственной эволюции. Нет, конечно, он ещё не достиг моих духовных высот и не совершил окончательного перехода от миссионерства к мессианству, но, очень хочется надеяться, вступил на этот путь, и желаю ему в том всяческих успехов.

Каковых на любом избранном пути хочу пожелать и всем читателям.

Меня, честно признаюсь, очень тронуло, как многие столь встревожились о моем здоровье после неосторожно брошенной мною фразы относительно собственной трезвенности, что забросали меня почти паническими вопросами, типа, что такого страшного случилось, надолго ли, и когда же это кончится. Спешу успокоить. Ничего исключительного.

Я в принципе обычно несколько раз в год, под настроение, устраиваю себе такие «перерывы на здоровый образ жизни», от недели до месяца, когда прогулки, бассейн, минимум самой легкой еды и не капли спиртного. Это и само по себе приносит определенный вид удовольствия, и значительно обостряет это же удовольствие от последующего возобновления существования со всеми возможными вредными привычками.

И в этом оду я решил такую «декаду хорошего поведения» приурочить к Новому году, чтобы, начиная с первой секунды его начала, уж оттянуться по полной.

Потому пошел готовиться, предварительно вас поздравляю и тешу себя надеждой, что хоть кто-то из нас не только способен на благое самоусовершенствование, но и начнет в будущем году более эффективно применять эти свои способности на практике. Я, по крайней мере, буду стараться, а за вас молиться. Возможно, способом, который не всем по душе, но зато, поверьте, искренне и бескорыстно.

Удачи!

А.В.

P.S. А это мой вам скромный сувенир к праздничному столу.