Category: история

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Глупые родители

Изначально прошу прощения и признаюсь, что прекрасно понимаю, насколько неуместны в данном случае мои эмоции. Но ничего не могу с собой поделать.

Меня охватывает неудержимое детское веселье, когда я вижу и слышу, как Путин рассуждает по поводу исторических вопросов, относящихся к предвоенному периоду. Особенно про Польшу и пакт Молотова-Риббентропа. Полное впечатление, что это Вовочка прибежал домой после первого дня в школе и с порога закричал: «Папа, мама, вы вот тут сидите и не знаете, что пиписька…»

Всё-таки человек больше чем на год старше меня. И все эти разговоры о «дворовом воспитании», конечно, очень трогательные, но на самом деле он по советским понятиям принадлежал к своего рода «среднему классу», семья, возможно, не особо интеллектуальная, но всё-таки ленинградская, отец, как я понимаю, был мастером цеха достаточно солидного предприятия, это не как-то уж совсем темнота деревенская. И парень учился в ленинградской спецшколе, потом окончил гуманитарный факультет одного из самых солидных университетов страны. Видимо, какую-то комитетскую подготовку тоже прошел, особо не важно кем, но всё же за границей работал, иностранными языками владеет, ну, при всем моем скептицизме на совсем полный валенок не тянет.

И вот что его нынче глубоко на седьмом десятке лет так взбудоражило и изумило по поводу предвоенной истории? Что такого он для себя внезапно открыл и обнаружил, заставляющее истошно вопить от изумления? Что Сталин с Гитлером раздербанили Польшу? Что подавляющее большинство поляков были жуткими антисемитами? Что на Финляндию мы напали, а Прибалтику с прочими сладостями захватили? Что Чемберлен с Деладье придурки?

Просто детский сад, честное слово. Ну, никак не могу удержаться от смеха.
вторая

Голод и жажда

А ещё во всех этих воспоминаниях и спорах очень любопытен и даже весел вот какой момент.
Этот Журнал читают некоторые люди, которые знают меня большую часть жизни, мнением которых я дорожу, так что, не стал бы врать или лицемерить даже при желании, они, уверен, могут засвидетельствовать всё, сказанное мною ниже.

Да, я люблю поесть устрицы, омары, крабы, осетрину и прочие рыбно-морские деликатесы. Из мясного предпочитаю парные бараньи голяшки, хамон и прочие тамбовские окорока. Мне нравится хороший коньяк, бургундское вино, элитное шампанское и прочие очень дорогие напитки. Но при отсутствии или невозможности купить всё это не испытываю и малейших неудобств, прекрасно обхожусь картошкой с селедкой или даже без, могу приготовить вкуснейшие щи из растущей во дворе крапивы и вообще, чего угодно подручного и подножного. И спокойно обхожусь самой дешевой водкой, а нет, так вполне способен хлебнуть неразбавленного спирта без всяких отрицательных последствий.

Я люблю хорошую дорогую обувь, особенно сейчас, когда проблемы с ногами. И одежду предпочитаю удобную и качественную. Но ношу лет пять одни и те же туфли зимой и летом, весь мой гардероб состоит из нескольких пар джинсов, десятка джинсовых же рубах и пары курток. За всю жизнь имел три костюма, каждому из которых даже посвятил отдельную новеллу, но одевал их всего несколько раз, последний лет пятнадцать назад.

Тридцать три года проездил почти безвылазно за рулем, но, за исключением года с небольшим на случайно и вынужденно доставшемся маленьком «Вольво», пользовался исключительно «Жигулями». Когда уже мог купить себе любую машину, надо мною все приятели смеялись, когда я в ряд с их «Мерседесами» ставил где-нибудь свою таратайку. Но мне было не надо, меня устраивало и не хотелось излишне заморачиваться.

Мы с моей нынешней женой прожили лет сорок с чем-то. И последний раз больше чем четверть века назад купили ей длинную испанскую дубленку по бешеные о тем временам деньги, долларов за восемьсот, а то и тысячу. Ей надо было много гулять с родившимся тогда младшим ребенком. Дубленка та в отличном состоянии так с тех пор и весит где-то, а супруга носит какое-то копеечное пальтишко и только смеется, когда я предлагаю ей купить хоть какую-нибудь новую шмотку. Уже не говорю, что у нас в доме нет ни одного хоть сколько-то ценного женского украшения, кроме нескольких дешевых дизайнерских безделушек, привезенных на память из поездок.

Когда недавно я предложил своему двадцатишестилетнему сыну на день рождения купить любой подарок по желанию без ограничения финансового лимита, он попросил какую-то компьютерную программу за несколько сот рублей. Телефон у меня до сих пор кнопочный с фонариком, покупал когда-то, по-моему, за тысячу или чуть дороже, и меня более, чем устраивает.

Я мог себе построить любой самый роскошный загородный особняк, и вокруг моего дома только такие и стоят, но срубил одноэтажную избу из кругляка девять на девять и прекрасно в ней себя чувствую.

Всё это не к тому, что я такой уж бессребреник или аскет, вовсе нет, трачу много, даже, по мнению многих, излишне много, среди приятелей существует такая фраза: «Ну, это только Васильев умеет за подобное так дорого заплатить». Но просто круг моих интересов и в принципе то, от чего я получаю удовольствие, находится далеко от вещей или продуктов, имеющим отношения к понятиям престижности, модности или чисто материальной ценности.

И в юности, и в более уже зрелом возрасте, при той самой советской власти, я никогда не стоял в очередях за каким-то «дефицитом», разве что за книгами, и то очень редко, предпочитая «черный рынок». А уж о том, чтобы давиться за колбасой или ещё какой жратвой, и мысли не было. Попадалось – пользовался, а нет, так совсем не страдал. То есть страдал, и немало, но совсем от других вещей, процессов и событий. Не от того я испытывал голод и не по тем напиткам была моя жажда.

А теперь как раз те, которые большую часть жизни и провели в тех самых очередях, кто скупал по записи в ювелирных безвкусные золотые кольца с огромными красными камнями, выдаваемыми государство за рубины и оказавшимися впоследствии, когда пришла нужда продавать, ничего не стоящими стекляшками, кто доставал себе «Хельги» и сервизы «Мадонна», кто гордился перед знакомыми купленными за две зарплаты у спекулянтов часами «Сейка», одновременно упрекают меня, и что слишком сладко нынче живу, и что клевещу на советскую власть, при которой «всё было».

Да, клянусь, искреннейше плевать мне на то, что у вас было и чего не было. А живу я как могу и пока могу. Никогда ничего ни у кого не украл и не попросил, ни от чего не застрахован, но, если даже помирать буду с голоду, ни к кому претензий не предъявлю и, уж тем более, к вашей помощи не прибегну.

А о том, что в моей жизни было плохого и прекрасного (последнего неизмеримо больше), вспоминаю без всякого раздражения или желания кого-то в чем-то убедить, а особенно поспорить. Исключительно благожелательно и с целью всего лишь зафиксировать в памяти какие-то моменты уходящей, а во многом и вовсе уже ушедшей эпохи. Это максимально нейтральные свидетельские показания, а не протокол допроса обвиняемого.
вторая

Ещё о памяти

На днях я, в своей реплике , возможно, не слишком уважительно отозвался о интернет-ресурсе «Московские истории дзен», за что прошу прощения. Почитав публикуемые там материалы более внимательно, убедился, что ведущая это своеобразное издание журналист Мария Кронгауз сумела очень профессионально и интересно создать платформу, на которой читатели могут поделиться действительно личными, но при этом одновременно достаточно характерными сюжетами из реальной истории и страны, и своей жизни. Так что, искренне рекомендую.

Но сейчас хотел ещё несколько строк о другом, продолжая и тут же, обещаю, закрывая тему, начатую в «УКВ памяти», а то по этому поводу можно пререкаться бесконечно. Но последний раз себе позволю.

В «Московских историях» был опубликован небольшой отрывок из моего почти десятилетней давности текста о прошлом и настоящем воблы. И там, в частности, были упомянуты определенные эквиваленты обмена среди детей этой самой воблы на разные прочие редкости, например, на шариковую ручку или жевательную резинку. И вновь меня слегка изумила реакция читателей. Одна женщина написала: «Интересно, какое это было время, что жвачка и шариковая ручка одинаково ценились? Шариковые ручки появились в нашем городе в 60-х годах, а жвачка лет на 20 позже. Я родилась в 1953 году». Напоминаю.

Нечто принципиально напоминающее современную шариковую ручку было изобретено а потом даже запатентовано ещё до Войны венгерским журналистом Ласло Биро. Но реально в массовый обиход до сих пор, вероятно, самая распространенная ручка «Bic» вошла на Западе с пятьдесят третьего, то есть ещё за год до моего рождения. Однако у нас, хотя теоретически и формально как будто попытки наладить производство осуществлялись чуть ни с начала пятидесятых, хоть относительно что-то более или менее доступное начало появляться только с шестьдесят пятого, когда «Союз» начал выпуск этих изделий. Стержни делались исключительно на швейцарском оборудовании, были в большом дефиците, отсюда появилась и целая индустрия «заправок», о чем сейчас даже несколько смешно вспоминать. Да и стоили они до конца шестидесятых два рубля, весьма серьезные по тем временам деньги. Но в любом случае массовое использование шариковых ручек, в том числе и связанное с разрешением использования их в школах (о чем, возможно, весьма небезынтересный, но отдельный разговор), произошло только с началом семидесятых.

А «жевачка» изобретение человечества ещё более древнее, но мы сейчас вовсе не станем заниматься его историей, отмечу лишь, что по какой-то причине с определенного периода в СССР жевательная резинка, в отличие от той же шариковой ручки, много более нейтральной, стало неким символом загнивающего капитализма с идеологическим подтекстом, наряду, например, с джинсами или длинными волосами. В том числе и по этой причине, хотя не только, определенные попытки наладить выпуск хоть чисто теоретически и осуществлялись сначала в Ереване, потом в Ростове и Эстонии еще с начала семидесятых, но реально что-то хоть относительно доступное появилось благодаря «Рот Фронту» только перед самой Московской олимпиадой. Что же касается более качественной импортной резинки, то окончательно её дефицит исчез только вместе с советской экономикой.

Так что, в то время, о котором я говорил, то есть это первая половина шестидесятых, моя начальная школа, позднее я уже всё-таки перерос возраст обмена воблы на «жевачку», никаких отечественных или свободно продающихся в магазинах импортных что шариковых ручек, что жевательной резинки абсолютно не существовало в принципе. Кто-то из редких бывавших за границей взрослых мог привести или выпрашивали (не только, правда, выпрашивали, но и это другая тема) при возможности у иностранных туристов. И тогда это становилось, особенно у детей, свободно конвертируемой валютой. Кстати, обертки от «жевачки» тоже имели самостоятельную ценность, как и особо красивые конфетные фантики.

Но это всё чепуха и мелочи. До глубины души меня поразило вот что. Несколько читателей написали комментарии такого рода: «Хз... в вобле никогда недостатка не наблюдал. другой вопрос - какого качества вобла, т.е., помимо размера, какой солёности и степени сухости?» Или: «А вот в моём ШКОЛЬНОМ времени она была и приезжала в замечательных пенковых (возможно ошибаюсь в названии мешком) плетёных мешках, и моя бедная СЕМЬЯ могла купить её МЕШОК не пострадав в деньгах! Это был СССР 63 год. Плюс минус во все стороны до дня, когда на СССР напали бандиты и до сих пор ПРАВЯТ».

Вы понимаете, ведь речь идет не о политике, не о каких-то идеологических разногласиях или нравственных критериях. А всего лишь о на самом деле довольно дешевой вяленой рыбе. Я прожил при советской власти тридцать семь лет. С раннего детства обожал воблу, а со старших классов школы, когда начал пить пиво, так и вовсе стал её фанатом и искал везде, где только можно. При этом жил и работал на Колыме и Чукотке, в Москве, в Сухиничах, на Вологодчине, в Сибири, в Казахстане, а как шабашник-строитель и журналист вообще объездил всю страну вдоль и поперек не по одному разу.

Так вот, никогда и нигде, ещё раз повторю и подчеркну, не единого раза нигде я в той части жизни не смог в магазине купить воблу. Да, в некоторых городах Поволжья на рынках она иногда встречалась, местного самодеятельного производства. Ну, и что? Я в Москве на центральном рынке своей первой жене в день рождения в январе тоже покупал в середине семидесятых в подарок пару помидоров за полстипендии. Значит ли это, что тогда зимой у нас в столице продавали свежие овощи?

А у них, оказывается, всегда в свободной продаже была вобла. Что я могу сделать? Это, как говорил тот старый грузинский учитель русского языка, «нельзя понять, нужно просто запомнить».
вторая

Сталин с вами

Практически всю прошлую ночь, почти до самого утра, видимо, в связи с очередной датой, по НТВ показывали документальный цикл «Сталин с нами». Это не премьера, снят, по-моему, лет пять-семь назад, но мне раньше не попадался. А тут посмотрел полностью. Старый идиот.

Нет, ничего в этом фильме нет особо страшного или отвратительного. Довольно стандартная жвачка «с одной стороны» и «с другой стороны», да были репрессии и перегибы, но были и великие свершения с победами, короче, ничего нового и неожиданного, сильно плеваться не хочется, но времени, конечно, жалко. Так что, рекомендовать никак не могу.

Однако там была одна коротенькая сцена, всего пару минут, может, даже меньше, по поводу которой мне и захотелось написать эти несколько строк. Журналисты, слегка тоскуя по колхозам и сетуя, что от них мало что осталось, нашли, как они сказали «с большим трудом» достаточно крупное молочное хозяйство в Архангельской области и решили пообщаться с его работниками на тему отношения к Сталину. Сначала доярки от них бегали и отмахивались, но потом, видать, руководство дало отмашку, всё-таки федеральный телеканал, и кто-то что-то стал не очень внятно излагать. И только одна доярка очень четко заявила: «Конечно, Сталин необходим. Иначе пьянствуют. Вон Васька с похмелюги лошадь сжег. Его бы надо расстрелять. А без Сталина никак».

Ей лет сорок пять, может даже меньше, женщины этой профессии там обычно выглядят старше своего возраста. То есть, она минимум на пару десятилетий моложе меня. Естественно, о тех временах и конкретно о Сталине никакого представления не имеет. Да и я уже не очень хорошо знаю её поколение. Но именно среди таких женщин, её бабок и матерей, я вырос. Работал немало с ними, среди них, писал о них, жил не просто рядом, а вместе. И с моей точки зрения, без малейшей иронии, они и есть истинная соль земли. Кстати, отнюдь не только русской. Это абсолютно надежные и безотказные люди. На них можно положиться в любой самой трудной ситуации. Мир может рушиться, но они встанут в четыре утра и пойдут доить коров. Потом зададут корму остальной скотине, натаскают воды, нарубят дров, приготовят поесть, уберут в доме и так до вечера, только изредка поводя по лбу тыльной стороной ладони, чтобы смахнуть пот или поправить волосы, будут работать без перерыва и малейшей жалобы. И так всю жизнь, не отдыхая до самой смерти.

А если враг, то она с винтовкой встанет рядом с тобой. И отдаст последнее, вплоть до собственной крови. Но только не против начальства. И не супротив «что люди скажут» или вопреки «у нас так заведено». Тут можешь на неё не рассчитывать. Вернее, совершенно точно рассчитывать, что она это не приветствует. Её неприятно и не комфортно. Не надо.

И её необходим строгий и справедливый хозяин. Иначе пьют, а потом бьют, хулиганют и могут чего-то поджечь. А за это надо расстрелять.

И здесь я вижу всего два варианта.

Или полностью изменить жизнь этой доярки и, вот это подчеркиваю, особенно принципиально, её саму, не только судьбу, но и сущность, превратить её в свободную, счастливую, любимую и обласканную жизнью женщину, с другими нервами и мозгами.

Или Сталин.
вторая

Соблазны простоты

Честно говоря, поначалу я был несколько удивлен. Впервые после лет пяти, если не больше, после перехода моего Журнала в режим «частной территории», один из текстов попал в «Топ 30» ЖЖ. И отнюдь не на какую-то злободневную и животрепещущую тему, о посвященный всего лишь краткому упоминанию и пересказу нескольких более чем всем прекрасно известных эпизодов Войны. Но совсем немного поразмыслив, я понял, что это довольно понятно и естественно.

И дело не только в том, что мы никак эмоционально, нравственно, интеллектуально, психологически, политически, а в реальности практически всячески не довоюем ту Войну и, сильно подозреваю, никогда этого не сможем сделать. А в том, что там и без малейшей конспирологии слишком много настоящих «белых пятен», которые по вполне объяснимым причинам многих интересуют сильно больше, чем происходящее сегодня за окном. Так как именно в этих «пятнах» они и пытаются найти ответы на вопросы, задаваемые этим самым заоконным происходящим.

Тут лишь прошу очень правильно понять, что я имею в виду. Речь не о том, например, как оценивать «пакт Молотова-Риббентропа», кто расстрелял поляков в районе Катыни или почему мы напали на Финляндию. Тут, на мой, конечно, субъективный взгляд, данных и фактов вполне достаточно, вопрос исключительно в оценках и отношении. Нет, я говорю именно о периодах и ситуациях, когда отсутствие или намеренное сокрытие настоящих документов, свидетельств и неопровержимых улик и вправду делает невозможным или по крайней мере сильно затрудняет выяснение хотя бы относительной истины.

И это относится к огромному количеству областей во всех сферах. Начиная (понятно, очень условно «начиная»), скажем, с вроде достаточно простых вопросов. Почему, разрушая «линию Сталина», так толком и не построили «линию Молотова»? Это, конечно, очень приблизительно до уровня неточности мной сформулировано, да и оба процесса не были так уж непосредственно связаны друг с другом, но я просто для краткого обозначения темы. То есть, существует огромное количество самых подробных объяснений и обоснований, многие из которых даже вполне правдоподобны и прекрасно аргументированы. И про то, что у «линий» были принципиально разные предназначения, и что что решались другие политические и стратегические задачи, и что ошибки были не технические, а идеологические и ещё бесчисленное количество подобного.

Но я сейчас о гораздо более приземленных фактах. «Линию Молотова» не то, что плохо построили, не там, не так и не тогда. Её элементарно разворовали. Украли лес, цемент, арматуру, всё вплоть до песка и гравия. Берия приехал в конце сорокового с инспекцией, после чего в ужасе докладывал Сталину, мол, Иосиф Виссарионович, Вам гонят фуфло, сперли подчистую. Берия – Сталину! И что? Да ничего. Ни одного громкого процесса, никто серьезно не наказан, никаких практических выводов.

И ведь все всё знали. Никаких особых военных секретов там не было. Ну, ладно, маршал Жуков впоследствии многое оправдывал и, скорее всего вынужденно, фантазировал на эту тему, хотя и он полностью не смог замолчать, что с той «линией» «некоторая ошибочка вышла». А вот генерал Карбышев. Он более известен легендой о своей героической и мученической смерти. Но гораздо меньше людей знает, что Дмитрий Михайлович был отнюдь не военачальником и полководцем, а одним из авторитетнейших и профессиональнейших военных фортификаторов Европы своего времени. Человек с четырьмя специальными высшими образованиями, профессор, доктор наук с ещё дореволюционным опытом работы. Между прочим, именно во многом благодаря его рекомендациям была взломана «линия Маннергейма». С абсолютной достоверностью мне неизвестна степень его участия в общем проектировании и возведении «линии Молотова», но он точно имел к этому отношение и бывал в Западном военном округе ещё до своего туда официального назначения в сорок первом. И что, такой профессионал на видел качество бетона, количество и номенклатуру металлоизделий и конструкций? Что практически все земляные и связанные с ними работы выполнены только на бумаге? Что сектор обстрела у многих ДОТов ограничен склонами холмов в нескольких десятков метров, потому нет возможности выполнять любые задачи, что в обороне, что в наступлении? Конечно, видел и прекрасно понимал. Но никакой реакции. Вернее, никаких реальных следов и последствий такой реакции.

И вот тут самое главное. Куда делось такое гигантское количество стройматериалов? Нет никаких документов. Вся информация буквально испарилась. А поскольку такой гигантский дефицит конкретных фактов, цифр, чертежей и прочих материальных улик, полный простор для самых разных предположений, теорий и измышлений.

И подобного, по отдельности, возможно, достаточно частного, но в целом сыгравшего в дальнейшем огромную роль в ходе всей Войны, великое множество. Когда просто не хватает объективных достоверных данных. Но то, что из этого имеет отношение к хозяйственным и административно-управленческим внутренним делам, всего лишь цветочки по сравнению с делами внешними. Проиграв изначально Гитлеру всё, что можно на всех мыслимых направлениях до Войны и в первой её части, Сталин всех остальных, в первую очередь, естественно великих Рузвельта с Черчиллем, сделал как детей. Это нормально и стандартно. Путин тоже может как угодно крутить на любом органе всяких там меркелей с макронами, но пасует перед вроде и неизмеримо объективно более слабыми, однако просто более отмороженными, чем он, персонами типа Кима, Эрдогана или даже всего лишь Лукашенко. Так вот, союзников Сталин блестяще и виртуозно развел по всем статьям. Но, видя результаты, мы очень мало знаем об инструментах и технологиях.

Один из множества самых очевидных и общеизвестных примеров. Уж, кажется, сколько сказано, написано и снято в кино о знаменитой операции «Тегеран 43». Как немецкие спецслужбы готовили покушение на «большую тройку», а доблестные советские чекисты всех спасли. Назывались даже конкретные имена с той стороны, типа Скорцени, и намекалось на советских не менее конкретных суперагентов вроде Вартаняна. Это, конечно, чистейшая туфта от начала и до конца, у которой, несмотря на все старания советских и спецслужб, и пропагандистов нет никаких достойных доверия документальных оснований и подтверждений. Но тут как с христианством. Не имеет никакого значения, существовал Христос, или нет, и даже более базовый и основополагающий вопрос, воскрес ли он. В любом случае христианство, как абсолютно объектовое явление, оказавшее на историю человечество то влияние, которое оно оказало, трудно поставить под сомнение.

Вот и с «тегеранским покушением». Совершенно независимо от того, готовили ли немцы диверсию и в принципе имели ли для этого хоть малейшую возможность, сама по себе «история» уже давным-давно прочно вошла в историю, имела конкретные реальные последствия, и потому возникают естественные вопросы о её смысле, сути и целях. Однако большинство исследователей, даже прекрасно понимающих легендарность сюжета, всегда сходились во мнении, что это была действительно блестящая операция чекистов, хоть совсем и про другое. Они таким образом заставили американскую делегацию во главе с Рузвельтом поселиться в Тегеране не у себя в посольстве, а на смежной с посольством СССР территории, заранее подготовленной и нашпигованной «жучками». Кроме того, что чекисты могли постоянно слышать, что говорят между собой американцы и соответственно подготавливать свое руководство, Сталин имел возможность общаться с Рузвельтом в любое время скрытно от Черчилля и обсуждать проблемы, лишние для его ушей.

Но и это всё полная чепуха. Рузвельт намеревался остановиться в по сути советском посольстве изначально, еще задолго до того, как миф о «покушении» начал создаваться. То есть, он по сути и создавался относительно задним числом для прикрытия совместного желания Сталина и Рузвельта приватно «побазарить» без англичан. И, соответственно, обоюдными усилиями. Но основное, дальнейшее, как раз и находится в полной темноте. Никаких следов нет. О чем они там на самом деле договаривались и к каким соглашениям пришли?

Можно только пытаться восстановить по итогам и последствиям, но это в любом случае будет иметь налет и оттенок предположительности, поскольку ни один план никогда не исполняется идеально. Конечно, хороший повар, продегустировав котлету, способен с определенной мерой достоверности восстановить и количество, и состав ингредиентов, и даже основные использованные технологические приемы приготовления блюда. Но всё равно он никогда с абсолютной точностью не сможет утверждать, что идеально описал изначальную рецептуру и намерения того, кто эту котлету делал и жарил.

Но вернемся к моему тексту, с упоминания которого я начал. Он был посвящен совсем другому, однако, как часто бывает, читательское внимание более всего зацепилось за вскользь брошенную второстепенную фразу о том, что Паттона на самом деле убрал его добрый приятель Эйзенхауэр. О самом покушении и убийстве я сейчас вынужден снова отказаться говорить подробнее, хотя почему-то именно технические сложности и тонкости вызвали наибольший интерес. Но на эту, хоть для кого-то и крайне увлекательную, однако на самом деле достаточно частную и мелкую тему требуется слишком много сил и времени, которых мне в данный момент жалко. Потому я ограничусь тем, что предельно кратко затрону другой, попутный, но гораздо более значимый вопрос. Тоже кое кем вполне логично задаваемый. А чем, собственно, Паттон так мог мешать Рузвельту?

Для начала давайте вспомним, как на школьно-институтском уровне преподавания истории во времена моих детства и юности воспринимались события, например, последнего года Войны. Западные союзники дождались, когда победитель уже был несомненен, немецкая армия обескровлена и практически разгромлена, испугались, что СССР в одиночку победит Германию и займет всю Европу, потому, наконец, открыли «второй фронт». Воевали они плохо и слабо, войска необстрелянные, никакого сравнения с уже ставшими к этому времени ветеранами красноармейцами, но немцы отчаянно дрались только на Восточном фронте, а против союзников только делали вид и мечтали, как бы им побольше сдаться в плен американцам и англичанам, чтобы избегнуть справедливого возмездия со стороны русских. А когда они единственный раз начали реальную атаку в Арденнах, то союзники позорно побежали и стали умолять Сталина о спасении и ускорении наступления.

Кроме этой, практически официальной, хоть и на довольно низовом уровне, точки зрения, существовало ещё такое достаточно широко распространенное «народное» мнение, что Жуков предлагал послать этих капиталистов с их запоздалой «помощью» и двинуть советские войска до Ла-Манша, сделав весь континент социалистическим, тем более, что в большинстве стран были к тому моменту очень сильны компартии. Но Сталин проявил благородство, решил исполнить данные союзникам обещания и щедро поделился с ними плодами великой победы.

Всё это, может быть, звучит сейчас слегка наивно, но на самом деле имеет определенные основания. Хотя тут немало и чистого мифотворчества. И, прежде всего, относительно такой уж слабости «необстрелянных» войск союзников.

Только здесь очень настоятельно хочу предупредить. Я и сам не собираюсь тонуть в излишней массе точных цифр, и читателя не хочу ими утомлять. К тому же, очень боюсь касаться подобных тем, так как нынче каждый является великим специалистом и неизбежно начинает придираться к любому знаку после запятой, увязая в спорах по поводу «больше-меньше» и теряя ход рассуждений по существу. Потому буду оперировать крайне приблизительными показателями, однако всё же дающими объективную картину происходившего.

Ко всему вышесказанному следует добавить, что особенности структуры вооруженных сил союзников, более всего США, и определенное своеобразие комплектования боевых частей иногда приводят к некоторым разночтениям при подсчетах и обработке данных. Но, в любом случае, надо признать, что многое начиналось там действительно практически с нуля. В тридцать девятом году у американцев было тысяч сто, ну, может, несколько больше, однако наверняка даже не вдвое, солдат и офицеров, штук пятнадцать (!) танков, более напоминавших броневики времен нашей Гражданской, чуть лучше с авиацией и флотом, но тоже по сути детский сад, по-моему, меньше, чем у Португалии. В Англии не столь безнадежно, но и тут очень просто можно судить о масштабах. Весной сорокового англичане эвакуировали из Дюнкерка около трехсот сорока тысяч, среди которых собственно их войск было двести с небольшим. И потом Черчилль признавался, что, если бы не это, то ему совсем трудно было бы убедить общество продолжать войну, поскольку и воевать-то толком было бы некому. То есть, опять же слезы, а не армия.

Но к сорок четвертому, к началу высадки в Нормандии, ситуация, мягко говоря, несколько изменилась. В американской армии насчитывалось от двенадцати до четырнадцати миллионов человек. Иногда даже приводят за всю Войну цифру в шестнадцать миллионов, но, думаю, это уже если совсем «поскрести по сусекам». Англичане поставили под ружье порядка четырех с половиной миллионов. Кроме того, был ещё почти миллион канадцев, да, не решающая сила, но, между прочим, именно они и очень неплохо пошли в самом центре десанта на пляже «Джуно», правда вместе с британской морской пехотой, к тому же де Голлю под конец Войны удалось собрать порядка полумиллиона французов, начавших вполне прилично сражаться. Естественно, я не упоминаю сейчас вооруженные силы британских доминионов (не великие, но на самом деле тоже имевшие определенное значение), поскольку они практически не воевали в Европе, хотя, несомненно, некоторую помощь оказывали по связыванию войск «оси» на периферии.

Но это всё человеческие ресурсы, а не меньшее, если не большее значение имело то, как союзники и в первую очередь, конечно, американцы, сумели разогнать свою промышленность, преимущественно, понятно, военную. Тут тоже большой соблазн увлечься цифрами, но я постараюсь никого не вгонять в зевоту и всего пару достаточно наглядных примеров. С теми же танками. Бытует распространенное мнение, что «Шерман» был полным дерьмом, его нередко в военной литературе называют то «Скороваркой», то «Зажигалкой» за то, что, действительно, относительно легко воспламенялся. И следует согласиться, что он не был шедевром, почти по всем показателям уступая «Пантерам», не говоря уже о «Тиграх». Но американцы за войну наклепали почти пятьдесят тысяч разных модификаций этих «Шерманов», которые в реальности с нашими Т-34 были вполне сопоставимы. А всего они к сорок пятому выпустили больше ста тысяч танков и САУ, если же считать все бронированные боевые машины, то почти двести тридцать тысяч, в два с половиной раза больше, чем Германия.

С авиацией похожая история. К сорок пятому превосходство союзников в воздухе было подавляющим. О флоте я уже молчу, всё-таки война в Европе была в основном сухопутной, хотя, конечно же, ситуация и в Атлантике, и на Тихом океане имели немалое значение. Но американцы к концу Войны выпустили почти сто авианосцев. Да, это не совсем то, что мы сейчас понимаем под этим словом, но, тем не менее, они были именно полноценными авианосцами, а не нашим недотыкомкой «авианесущим крейсером», который у на до сих пор всего один. А у них тогда было почти сто!

Теперь про «необстрелянность». И она бесспорно имела место. Некоторые части имели боевой опыт Африки и Италии, но большинство и в самом деле составляли новички. Однако на реальной войне «обстрелянность» приходит довольно быстро. И у нас нередко почти необученные вчерашние школьники и крестьянские парни после нескольких недель ожесточенных боев, если, конечно оставались живы, превращались в опытных ветеранов. Так что части, высадившиеся на «пляжах», прорвавшие немецкую оборону, потом почти два месяца штурмовавшие Кан и затем прошедшие нашпигованные немецкими танковыми и артиллерийскими засадами бокажи Нормандии, вряд ли можно назвать такими уж необстрелянными.

Однако здесь, бесспорно следует отметить и подчеркнуть, что в боевых действиях вообще было задействована максимум половина вооруженных сил США, а на европейским театре и того меньше. Но, с другой стороны, это говорит и о наличии гигантских свежих и неплохо подготовленных резервов, которые при уже упомянутом абсолютно доминирующем флоте имели немалое значение.

И всё-таки главным мифом является не слабость и убогость армии наших союзников, а полная беспомощность и разбитость к этому времени немцев. В принципе, хотя прекрасно понимаю, что это может прозвучать пустым нарочитым и легковесным парадоксом, но, по моему субъективному мнению, лучшей армией той Войны была именно разгромленная германская. К сорок пятому её численность, несмотря на все предыдущие потери, составляла около девяти с половиной миллионов человек, то есть была практически равна советской. У на часто любят писать, что для этого в сорок четвертом им потребовалось призвать двадцать седьмой год рождения, в смысле семнадцатилетних ребят. Но как-то забывается, что, правда с определенными ограничениями, но и у нас тогда же, в так называемый «последний военный призыв» тоже забирали семнадцатилетних, более того, и в сорок третьем призывали двадцать шестой год, тысяч семьсот мобилизовали.

И из техники ещё кое-что осталось. Больше тринадцати тысяч танков и штурмовых орудий, свыше семи тысяч боевых самолетов и ещё много чего по мелочи. Кроме того, сокращение коммуникаций и за счет этого улучшение управляемости, увеличение плотности войск в связи с уменьшением размера фронтов, перенесение боев на собственную хорошо известную и освоенную территорию, всё это давало немцам дополнительные преимущества особенно на Восточном фронте.

Впрочем, похоже, я несколько увлекся и предисловие затянулось. Вернемся к нашим изначальным вопросам, скажем, на примере того же наступления в Арденах. Зачем Гитлер на него пошел в принципе? Стандартное школьно-институтское советское объяснение, что таким образом он хотел принудить западных союзников к сепаратному миру и сосредоточиться на сопротивлении СССР с отрочества вызывало у меня сильные сомнения. Как-то это не очень сочеталось с утверждением, что немцы хотели побыстрее и побольше сдаться американцам с англичанами, чтобы максимально избегнуть лап русских.

Да и главный «паровоз» и вдохновитель западной коалиции, которым, как ни крути, всё-таки был Черчилль, если не пошел на переговоры с Гитлером в казавшимся полностью безнадежном сороковом, то на что с ним немцы могли надеяться к концу сорок четвертого, когда за его спиной была такая сила с возможностью постоянного и практически безграничного её увеличения?

Немцы рванули в Арденах, понадеявшись на нелетную погоду, сковавшую возможности авиации союзников и почти без горючего, рассчитывая захватить запасы врага на складах Льежа и Намюра. Каюсь, не помню, кто конкретно, а сейчас искать лень, но один из американских генералов ещё тогда довольно удивленно сказал, что, мол, планировать военную операцию такого масштаба, основываясь на стабильности положения облаков, это довольно странная и наивная, и тактическая, и стратегическая идея. Действительно, погода наладилась, в воздух поднялись тяжелые бомбардировщика союзников, до горючего немцы так и не добрались, и судьба арденнского сражения по сути была решена.

Вообще, следует признать, что с точки зрения элементарной обыденной логики наступление в Арденнах действительно несколько «странное». До такой степени, что я читал вполне серьезные объяснения солидных исследователей, что просто Теодор Морелль переборщил тогда с кокаином и амфетаминами в рационе фюрера, потому тот с передозу и дал приказ об атаке. Мысль не хуже многих других, но более говорит не о реальности событий, связанных с наркотиками, а о некоторой растерянности самих исследователей.

Слабо аргументирована и вошедшая в наши учебники утверждение, что только советские войска спасли союзников от разгрома. Да, это правда, и документально подтвержденная, что Черчилль просил Сталина ускорить наступление на Восточном фронте. Но это произошло только пятого января сорок пятого. А само наступление по Висле и Одеру советские войска действительно начали на девять дней раньше изначально намеченного, но лишь двенадцатого. Любой желающий просто по карте положения в Арденнах на тот момент может легко убедиться, что никакой серьезной угрозы для союзников тогда уже не было, даже если фантазировать, что она была хоть когда-то. Так зачем англичанам с американцами было стимулировать ускорение движения Красной армии по Германии?

Есть «странные» моменты и в самом начале операции в Арденнах. Эйзенхауэр потом очень убедительно уверял, что и время, и место и даже относительно силы и цели атаки немцев он прекрасно предвидел и ничего там для него неожиданного не было. Но шестнадцатого декабря Омар Брэдли, командующий группой войск того региона, оказался далековато от этих мест, в Париже. Потом оправдывался, говорил, что не мог не поехать поздравить своего старого друга Айка с четвертой звездой. Но это, согласитесь, звучит тоже несколько «странно». В момент ожидания как бы прогнозируемого и предполагаемого вражеского наступления основной военачальник по собственной инициативе подскакивает через пол страны к главнокомандующему обмыть звездочки. И не только не получает потом от него никакого нагоняя, но всё как бы вполне естественно, нормально и по понятиям.

А между тем, и это очень важно, что бы кто не говорил, но именно в Арденнах союзники понесли, пожалуй, если особо не придираться, самые большие потери за всю Войну. По нашим понятия, конечно, чепуха, но для них это реально море крови. И зачем всё это? Какие у каждой стороны были задачи? Имеет ли это хоть малейшее отношение к ещё тегеранским, потом ялтинским и последующим потсдамским договоренностям?

Трумэну, как, по моему лично мнению, и всей Америке, повезло со своим первым президентским сроком. Избирали-то Рузвельта, «вице» пришел на прицепе, автоматически. Франклин Делано действительно не отличался могучим здоровьем, но всё равно его смерть в самом начале четвертого срока была достаточно неожиданной. Однако мало кто сомневался, что уж пятого он точно не потянет. А Гарри Трумэн, при всем уважении, но, сильно изначально не подразумевался элитами как самостоятельный лидер американской нации в послевоенном мире. На эту роль как-то явно больше подходил Дуайт Эйзенхауэр.

Иногда излишнее внимание уделяют тому, что он с Рузвельтом принадлежали к разным партиям. Но, сильно подозреваю, а данном случае, особенно для знаменитого генерала, партийная принадлежность имела крайне слабое значение. Много шансов, что именно Эйзенхауэру изначально и предстояло претворять в жизнь договоренности Рузвельта со Сталиным. Трумэн вклинился в историю, хоть, считаю, и очень удачно, но достаточно случайно, потом начали играть роль многие иные не очень предсказуемые факторы, нестабильности добавила экзотическая козья морда, устроенная англичанами великому Черчиллю, короче «что-то пошло не так». Впрочем, возможно, очень даже «так», но тут нам не дано знать, как им не дано было предвидеть с абсолютной точностью.

Однако план был. Очень подробный и совершенно никому из посторонних не известный. А Джордж Смит Паттон оказался в курсе. (можете начинать возмущенно рассуждать, как это могло случиться и откуда известно мне). И план ему очень не нравился. Более того, он был из немногих, кто реально мог помешать. Тогда его убрали.
вторая

(no subject)

Возможно, кто-то злее и смелее,
А я всего лишь редко веселей,
Но не волнует Ленин в мавзолее,
Мне наплевать на этот мавзолей.
вторая

Блеск

Всё-таки Путин вам не Трамп. Владимир Владимирович — это не капризная балаболка, более всего опасная для самого себя, а истинный стиль и дух великого своего народа.

В свое время Хрущев собрался обогнать США по производству мяса и молока. Но к счастью и нас и тогда были люди не только великие, но и умные. Королев сказал, что на счет мяса с молоком это лирика, не говоря уже о том, что грех и некошерно, а запускать нужно срочно спутник. Ему пытались возражать всякие обычные гниловатые, мол, для спутника нужна внутри какая-нибудь научная аппаратура, а она пока не помещается и вообще не очень работает, но Сергей Павлович обрезал их ещё раз, приказав запускать что есть. Попипикать с орбиты может? Пусть пипикает. И запустили.

Весь мир присел на задницу. Лень искать точную цитату, но кто-то из больших американцев сказал тогда, что они потерпели поражение страшнее и позорнее, чем при Перл-Харбор. А вы говорите мясо с молоком. Бред. Главное вовремя и правильно пропипикать.

Тут пошли слухи, что Федотова собираются менять на Фадеева во главе СПЧ. У нормального и вменяемого человека эта сенсация, ну, никак не может удостоиться внимания, разве что он удивится, зачем переименовали печку СВЧ. Но уже упомянутые гниловатые, всякие там шульманы-шмульманы и прочие рабиновичи, начали заранее ныть о своих возможных и грядущих нравственных мучениях.

Однако Путин — это Путин. Он не стал писать какую-нибудь чепуху в твиттере и по-детски обзываться нехорошими словами. А примитивно в рабочем порядке издал указ, которым убрал к чертовой матери всю эту нудную шелупонь и назначил на её место героя возвращения Крыма с милой русскому уху фамилией Вышинский.

Пи-пи-пи…
вторая

Некстати

Это может выглядеть странным, нелепым и даже совсем невероятным, но банковская система Израиля является одной из самых забюрократизированных, неэффективных, да и просто неудобных для клиента по сравнению с основными цивилизованными странами. Кажется парадоксальным, но нация, которая, если и не изобрела банковское дело, то внесла в его возникновение, развитие и совершенствование один из основных кладов, при создании собственного государства не смогла воспользоваться плодами своих многовековых блистательных трудов.

Некоторые еврейские патриоты могут начать мне крутить пальцем у виска, но это факт явный и несомненный. Любой человек, который имеет хоть какой-то практический опыт пользования банками в разных странах, сталкивается с этим постоянно и неизбежно. Но я сейчас, естественно, не стану заниматься подробным анализом такого положения. У него есть свои вполне уважительные и исторические, и политические, и идеологические, и финансовые, и ещё всяческие крайне значимые причины. Однако результат налицо.

Система предельно монополизирована, влияние государства зашкаливает, допуск иностранных конкурентов чисто формальный и неработоспособный, конкуренция максимально ослаблена, мотивация собственников и персонала направлена не туда, отсюда постоянные сбои, плохое качество обслуживания, отсутствие современного уровня гибкости и оперативности, короче, чтобы не закопаться в нюансах, там всё не соответствует нынешнему состоянию страны в целом.

А вот в России, наоборот, как ни странно, в последние годы банковская система функционирует очень прилично, если, конечно, не считать варварскую систему кредитования. Но в чисто операционном смысле всё действует весьма надежно и четко. Тут можно как угодно и зачастую полностью справедливо критиковать и деятельность по сути государственного Сбербанка, и лично Германа Грефа, но объективно следует признать, что с точки зрения рядового потребителя он фантастически успешно модернизировал убогую и, казалось, принципиально не реформируемую структуру заведений каменного века под названием «Сберкассы». Так что в общем плане российская банковская система оказалась как раз, в отличие от израильской, выше общего уровня развития страны и в экономическом, и даже в социальном плане.

Однако есть один нюанс. В Израиле очень медленно, криво, косо, с зигзагами, откатами и поворотами не в ту сторону, но всё-таки потихонечку система совершенствуется и улучшается. У неё имеются не безусловные, но вполне реальные шансы и перспективы. А в России, тоже не очень быстро, но качество теряется. И процесс этот, похоже, вряд ли обратим.
вторая

Дело ясное

Кто сбил «Боинг» над Украиной, были в Москве недавно вооруженные уличные беспорядки, почему на самом деле не избрали Касамару и что там реально произошло в свое время в Польше, ударили ей в спину, начав Войну вместе с Германией, или защитили братские народы от панов и фашистов?

Есть множество маргинальных мнений, есть мнение подавляющее общественное, а есть и официальное государственное. Совпадают они редко, но друг на друга влияют плохо и слабо, а уж установлению истины способствуют совсем малозаметно. Но, согласитесь, все эти мелочи меркнут по сравнению с действительно судьбоносными событиями, по поводу которых имеется обидное и неприятное недопонимание.

Вот, скажем, почему Тамерлан не взял Москву? Как известно каждому ребенку, в триста девяносто пятом он подошел к южным границам Руси, захватил и разорил Елец, постоял там немного, почти доведя до инфаркта российское руководство, и повернул обратно каким-то чудесным образом оставив нас в покое.

Русские, естественно, сделали самый очевидный и общепринятый вывод. Византийская, а то и более раннего, иерусалимского, что представляется мне несколько сомнительным, происхождения икона, после долгих странствий и перемещений в определенный момент получившая название Владимирской Богоматери, была предусмотрительным князем Василием перевезена в Москву при возникновении угрозы со стороны Тамерлана. Ей начали усердно молиться, поставили конкретную задачу, и заступница явилась во сне «железному хромцу». Он сразу был смущен, а тут ещё окружающие умные люди объяснили, что это такая богиня местных и она возражает против задуманных безобразий. Сработало.

Возразить против этого нечего и некому. Лично у меня есть лишь одна небольшая претензия к деве Марии. Раз уж эта еврейка столь серьезно вписалась за православных, то могла бы уж заодно обратить правоверного мусульманина Тимура в истинную веру и разом решить вопрос принципиально, а не ходить вокруг да около. Но это, конечно, мои глупые капризы, Она лучше знает, как себя вести и что делать.

Имеются и более рациональные и приземленные объяснения странноватых и не очень понятных на первый взгляд поступков Тамерлана. Любопытно, что наиболее распространенное из них заключается в элементарном пьянстве великого завоевателя. Якобы Хромец тупо нажрался вусмерть и это помешало осуществлению его подлых планов. Самое милое, что в этой экзотической версии имеется немалое здравое зерно. Правда, возникает множество нерешенных и даже в принципе не решаемых вопросов. Начиная от того, как сочетается ярое мусульманство Тамерлана со спиртным, и заканчивая тем, что умер он минимум лет через десять после упоминаемых событий. Там столько несообразностей и несоответствий, что фоменковцы даже на этих основаниях усомнились в истинной правоверности Тимура, вернее, в том, что под этим понятием подразумевалось и не был ли он вообще христианином, а то и вовсе православным.

Я сейчас не стану вдаваться в нюансы этой интереснейшей, но совершенно отдельной темы. Хотя Тамерлан, конечно, был не просто мусульманином, но и во многом столпом фундаментального магометанства, и при этом действительно не только употреблял, но и явно злоупотребляли, причем кроме вина ещё и водкой, совсем опускаем проблему, что это в те времена могло означать. И умер в реальности вправду перепив, однако спасло это не Россию, а Китай.

Бесконечно можно ещё на эту тему нафантазировать, но я не стану более испытывать терпения читателей и предельно кратко изложу истину. А она в том, что Тамерлан не имел никаких намерений не только завоевывать Русь, но и вовсе хоть как-то ей пакостить. По той примитивной причине, что имел крайне слабое представление о её существовании. То есть, нет, для своего времени и уровня человеком Тимур был достаточно просвещённым, к тому же в его окружении имелись люди и вовсе по тем меркам высоко образованные. Так что, в принципе, у него была информации о существовании там, на севере таких городов, как та же Москва. Но это были земли крайне отдаленного и предельно маргинального улуса Золотой Орды, совершенно не интересные Хромцу. Да, у него были серьезные терки с Тохтамышем, однако он их полностью и принципиально решил без всякого геополитического экстрима, по сути уничтожив государство последнего, а Елец просто попался случайно под руку во время одной второстепенной военной операции по преследованию слишком быстро удиравшего не слишком крупного ордынского военачальника Бек-Ярык-Оглана.

Но самое главное заключалось в том, что Тамерлан с рождения терпеть не мог холодов. И ему в голову не могло прийти забираться куда-то в снежные и ледяные северные дебри, когда вокруг столько прекрасных территорий, неизмеримо более богатых и с чудесным климатом. Он и пил в основном, чтобы согреться, вот однажды и не рассчитал, ничего тут чудесного или противоестественного. Обычное дело.

Однако, как в свое время советскому человеку была невыносима сама мысль, что пять с половиной тысяч не просто брошены на мостовой, но ещё и снабжены колесами, так и нынешнему русскому нет сил признать, что кто-то может не хотеть завоевать Россию. Да к тому же ещё смириться, что по сути от «татаро-монгольского ига» освободили не Дмитрий Донской с Иваном Грозным, а какой-то пришлый сомнительный узбек.

Потому остается признать бесспорным и несомненным факт, что тут Маша Владимирская поработала. И до сих пор на неё вся надежда. Только сретение.