Category: история

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Соблазны простоты

Честно говоря, поначалу я был несколько удивлен. Впервые после лет пяти, если не больше, после перехода моего Журнала в режим «частной территории», один из текстов попал в «Топ 30» ЖЖ. И отнюдь не на какую-то злободневную и животрепещущую тему, о посвященный всего лишь краткому упоминанию и пересказу нескольких более чем всем прекрасно известных эпизодов Войны. Но совсем немного поразмыслив, я понял, что это довольно понятно и естественно.

И дело не только в том, что мы никак эмоционально, нравственно, интеллектуально, психологически, политически, а в реальности практически всячески не довоюем ту Войну и, сильно подозреваю, никогда этого не сможем сделать. А в том, что там и без малейшей конспирологии слишком много настоящих «белых пятен», которые по вполне объяснимым причинам многих интересуют сильно больше, чем происходящее сегодня за окном. Так как именно в этих «пятнах» они и пытаются найти ответы на вопросы, задаваемые этим самым заоконным происходящим.

Тут лишь прошу очень правильно понять, что я имею в виду. Речь не о том, например, как оценивать «пакт Молотова-Риббентропа», кто расстрелял поляков в районе Катыни или почему мы напали на Финляндию. Тут, на мой, конечно, субъективный взгляд, данных и фактов вполне достаточно, вопрос исключительно в оценках и отношении. Нет, я говорю именно о периодах и ситуациях, когда отсутствие или намеренное сокрытие настоящих документов, свидетельств и неопровержимых улик и вправду делает невозможным или по крайней мере сильно затрудняет выяснение хотя бы относительной истины.

И это относится к огромному количеству областей во всех сферах. Начиная (понятно, очень условно «начиная»), скажем, с вроде достаточно простых вопросов. Почему, разрушая «линию Сталина», так толком и не построили «линию Молотова»? Это, конечно, очень приблизительно до уровня неточности мной сформулировано, да и оба процесса не были так уж непосредственно связаны друг с другом, но я просто для краткого обозначения темы. То есть, существует огромное количество самых подробных объяснений и обоснований, многие из которых даже вполне правдоподобны и прекрасно аргументированы. И про то, что у «линий» были принципиально разные предназначения, и что что решались другие политические и стратегические задачи, и что ошибки были не технические, а идеологические и ещё бесчисленное количество подобного.

Но я сейчас о гораздо более приземленных фактах. «Линию Молотова» не то, что плохо построили, не там, не так и не тогда. Её элементарно разворовали. Украли лес, цемент, арматуру, всё вплоть до песка и гравия. Берия приехал в конце сорокового с инспекцией, после чего в ужасе докладывал Сталину, мол, Иосиф Виссарионович, Вам гонят фуфло, сперли подчистую. Берия – Сталину! И что? Да ничего. Ни одного громкого процесса, никто серьезно не наказан, никаких практических выводов.

И ведь все всё знали. Никаких особых военных секретов там не было. Ну, ладно, маршал Жуков впоследствии многое оправдывал и, скорее всего вынужденно, фантазировал на эту тему, хотя и он полностью не смог замолчать, что с той «линией» «некоторая ошибочка вышла». А вот генерал Карбышев. Он более известен легендой о своей героической и мученической смерти. Но гораздо меньше людей знает, что Дмитрий Михайлович был отнюдь не военачальником и полководцем, а одним из авторитетнейших и профессиональнейших военных фортификаторов Европы своего времени. Человек с четырьмя специальными высшими образованиями, профессор, доктор наук с ещё дореволюционным опытом работы. Между прочим, именно во многом благодаря его рекомендациям была взломана «линия Маннергейма». С абсолютной достоверностью мне неизвестна степень его участия в общем проектировании и возведении «линии Молотова», но он точно имел к этому отношение и бывал в Западном военном округе ещё до своего туда официального назначения в сорок первом. И что, такой профессионал на видел качество бетона, количество и номенклатуру металлоизделий и конструкций? Что практически все земляные и связанные с ними работы выполнены только на бумаге? Что сектор обстрела у многих ДОТов ограничен склонами холмов в нескольких десятков метров, потому нет возможности выполнять любые задачи, что в обороне, что в наступлении? Конечно, видел и прекрасно понимал. Но никакой реакции. Вернее, никаких реальных следов и последствий такой реакции.

И вот тут самое главное. Куда делось такое гигантское количество стройматериалов? Нет никаких документов. Вся информация буквально испарилась. А поскольку такой гигантский дефицит конкретных фактов, цифр, чертежей и прочих материальных улик, полный простор для самых разных предположений, теорий и измышлений.

И подобного, по отдельности, возможно, достаточно частного, но в целом сыгравшего в дальнейшем огромную роль в ходе всей Войны, великое множество. Когда просто не хватает объективных достоверных данных. Но то, что из этого имеет отношение к хозяйственным и административно-управленческим внутренним делам, всего лишь цветочки по сравнению с делами внешними. Проиграв изначально Гитлеру всё, что можно на всех мыслимых направлениях до Войны и в первой её части, Сталин всех остальных, в первую очередь, естественно великих Рузвельта с Черчиллем, сделал как детей. Это нормально и стандартно. Путин тоже может как угодно крутить на любом органе всяких там меркелей с макронами, но пасует перед вроде и неизмеримо объективно более слабыми, однако просто более отмороженными, чем он, персонами типа Кима, Эрдогана или даже всего лишь Лукашенко. Так вот, союзников Сталин блестяще и виртуозно развел по всем статьям. Но, видя результаты, мы очень мало знаем об инструментах и технологиях.

Один из множества самых очевидных и общеизвестных примеров. Уж, кажется, сколько сказано, написано и снято в кино о знаменитой операции «Тегеран 43». Как немецкие спецслужбы готовили покушение на «большую тройку», а доблестные советские чекисты всех спасли. Назывались даже конкретные имена с той стороны, типа Скорцени, и намекалось на советских не менее конкретных суперагентов вроде Вартаняна. Это, конечно, чистейшая туфта от начала и до конца, у которой, несмотря на все старания советских и спецслужб, и пропагандистов нет никаких достойных доверия документальных оснований и подтверждений. Но тут как с христианством. Не имеет никакого значения, существовал Христос, или нет, и даже более базовый и основополагающий вопрос, воскрес ли он. В любом случае христианство, как абсолютно объектовое явление, оказавшее на историю человечество то влияние, которое оно оказало, трудно поставить под сомнение.

Вот и с «тегеранским покушением». Совершенно независимо от того, готовили ли немцы диверсию и в принципе имели ли для этого хоть малейшую возможность, сама по себе «история» уже давным-давно прочно вошла в историю, имела конкретные реальные последствия, и потому возникают естественные вопросы о её смысле, сути и целях. Однако большинство исследователей, даже прекрасно понимающих легендарность сюжета, всегда сходились во мнении, что это была действительно блестящая операция чекистов, хоть совсем и про другое. Они таким образом заставили американскую делегацию во главе с Рузвельтом поселиться в Тегеране не у себя в посольстве, а на смежной с посольством СССР территории, заранее подготовленной и нашпигованной «жучками». Кроме того, что чекисты могли постоянно слышать, что говорят между собой американцы и соответственно подготавливать свое руководство, Сталин имел возможность общаться с Рузвельтом в любое время скрытно от Черчилля и обсуждать проблемы, лишние для его ушей.

Но и это всё полная чепуха. Рузвельт намеревался остановиться в по сути советском посольстве изначально, еще задолго до того, как миф о «покушении» начал создаваться. То есть, он по сути и создавался относительно задним числом для прикрытия совместного желания Сталина и Рузвельта приватно «побазарить» без англичан. И, соответственно, обоюдными усилиями. Но основное, дальнейшее, как раз и находится в полной темноте. Никаких следов нет. О чем они там на самом деле договаривались и к каким соглашениям пришли?

Можно только пытаться восстановить по итогам и последствиям, но это в любом случае будет иметь налет и оттенок предположительности, поскольку ни один план никогда не исполняется идеально. Конечно, хороший повар, продегустировав котлету, способен с определенной мерой достоверности восстановить и количество, и состав ингредиентов, и даже основные использованные технологические приемы приготовления блюда. Но всё равно он никогда с абсолютной точностью не сможет утверждать, что идеально описал изначальную рецептуру и намерения того, кто эту котлету делал и жарил.

Но вернемся к моему тексту, с упоминания которого я начал. Он был посвящен совсем другому, однако, как часто бывает, читательское внимание более всего зацепилось за вскользь брошенную второстепенную фразу о том, что Паттона на самом деле убрал его добрый приятель Эйзенхауэр. О самом покушении и убийстве я сейчас вынужден снова отказаться говорить подробнее, хотя почему-то именно технические сложности и тонкости вызвали наибольший интерес. Но на эту, хоть для кого-то и крайне увлекательную, однако на самом деле достаточно частную и мелкую тему требуется слишком много сил и времени, которых мне в данный момент жалко. Потому я ограничусь тем, что предельно кратко затрону другой, попутный, но гораздо более значимый вопрос. Тоже кое кем вполне логично задаваемый. А чем, собственно, Паттон так мог мешать Рузвельту?

Для начала давайте вспомним, как на школьно-институтском уровне преподавания истории во времена моих детства и юности воспринимались события, например, последнего года Войны. Западные союзники дождались, когда победитель уже был несомненен, немецкая армия обескровлена и практически разгромлена, испугались, что СССР в одиночку победит Германию и займет всю Европу, потому, наконец, открыли «второй фронт». Воевали они плохо и слабо, войска необстрелянные, никакого сравнения с уже ставшими к этому времени ветеранами красноармейцами, но немцы отчаянно дрались только на Восточном фронте, а против союзников только делали вид и мечтали, как бы им побольше сдаться в плен американцам и англичанам, чтобы избегнуть справедливого возмездия со стороны русских. А когда они единственный раз начали реальную атаку в Арденнах, то союзники позорно побежали и стали умолять Сталина о спасении и ускорении наступления.

Кроме этой, практически официальной, хоть и на довольно низовом уровне, точки зрения, существовало ещё такое достаточно широко распространенное «народное» мнение, что Жуков предлагал послать этих капиталистов с их запоздалой «помощью» и двинуть советские войска до Ла-Манша, сделав весь континент социалистическим, тем более, что в большинстве стран были к тому моменту очень сильны компартии. Но Сталин проявил благородство, решил исполнить данные союзникам обещания и щедро поделился с ними плодами великой победы.

Всё это, может быть, звучит сейчас слегка наивно, но на самом деле имеет определенные основания. Хотя тут немало и чистого мифотворчества. И, прежде всего, относительно такой уж слабости «необстрелянных» войск союзников.

Только здесь очень настоятельно хочу предупредить. Я и сам не собираюсь тонуть в излишней массе точных цифр, и читателя не хочу ими утомлять. К тому же, очень боюсь касаться подобных тем, так как нынче каждый является великим специалистом и неизбежно начинает придираться к любому знаку после запятой, увязая в спорах по поводу «больше-меньше» и теряя ход рассуждений по существу. Потому буду оперировать крайне приблизительными показателями, однако всё же дающими объективную картину происходившего.

Ко всему вышесказанному следует добавить, что особенности структуры вооруженных сил союзников, более всего США, и определенное своеобразие комплектования боевых частей иногда приводят к некоторым разночтениям при подсчетах и обработке данных. Но, в любом случае, надо признать, что многое начиналось там действительно практически с нуля. В тридцать девятом году у американцев было тысяч сто, ну, может, несколько больше, однако наверняка даже не вдвое, солдат и офицеров, штук пятнадцать (!) танков, более напоминавших броневики времен нашей Гражданской, чуть лучше с авиацией и флотом, но тоже по сути детский сад, по-моему, меньше, чем у Португалии. В Англии не столь безнадежно, но и тут очень просто можно судить о масштабах. Весной сорокового англичане эвакуировали из Дюнкерка около трехсот сорока тысяч, среди которых собственно их войск было двести с небольшим. И потом Черчилль признавался, что, если бы не это, то ему совсем трудно было бы убедить общество продолжать войну, поскольку и воевать-то толком было бы некому. То есть, опять же слезы, а не армия.

Но к сорок четвертому, к началу высадки в Нормандии, ситуация, мягко говоря, несколько изменилась. В американской армии насчитывалось от двенадцати до четырнадцати миллионов человек. Иногда даже приводят за всю Войну цифру в шестнадцать миллионов, но, думаю, это уже если совсем «поскрести по сусекам». Англичане поставили под ружье порядка четырех с половиной миллионов. Кроме того, был ещё почти миллион канадцев, да, не решающая сила, но, между прочим, именно они и очень неплохо пошли в самом центре десанта на пляже «Джуно», правда вместе с британской морской пехотой, к тому же де Голлю под конец Войны удалось собрать порядка полумиллиона французов, начавших вполне прилично сражаться. Естественно, я не упоминаю сейчас вооруженные силы британских доминионов (не великие, но на самом деле тоже имевшие определенное значение), поскольку они практически не воевали в Европе, хотя, несомненно, некоторую помощь оказывали по связыванию войск «оси» на периферии.

Но это всё человеческие ресурсы, а не меньшее, если не большее значение имело то, как союзники и в первую очередь, конечно, американцы, сумели разогнать свою промышленность, преимущественно, понятно, военную. Тут тоже большой соблазн увлечься цифрами, но я постараюсь никого не вгонять в зевоту и всего пару достаточно наглядных примеров. С теми же танками. Бытует распространенное мнение, что «Шерман» был полным дерьмом, его нередко в военной литературе называют то «Скороваркой», то «Зажигалкой» за то, что, действительно, относительно легко воспламенялся. И следует согласиться, что он не был шедевром, почти по всем показателям уступая «Пантерам», не говоря уже о «Тиграх». Но американцы за войну наклепали почти пятьдесят тысяч разных модификаций этих «Шерманов», которые в реальности с нашими Т-34 были вполне сопоставимы. А всего они к сорок пятому выпустили больше ста тысяч танков и САУ, если же считать все бронированные боевые машины, то почти двести тридцать тысяч, в два с половиной раза больше, чем Германия.

С авиацией похожая история. К сорок пятому превосходство союзников в воздухе было подавляющим. О флоте я уже молчу, всё-таки война в Европе была в основном сухопутной, хотя, конечно же, ситуация и в Атлантике, и на Тихом океане имели немалое значение. Но американцы к концу Войны выпустили почти сто авианосцев. Да, это не совсем то, что мы сейчас понимаем под этим словом, но, тем не менее, они были именно полноценными авианосцами, а не нашим недотыкомкой «авианесущим крейсером», который у на до сих пор всего один. А у них тогда было почти сто!

Теперь про «необстрелянность». И она бесспорно имела место. Некоторые части имели боевой опыт Африки и Италии, но большинство и в самом деле составляли новички. Однако на реальной войне «обстрелянность» приходит довольно быстро. И у нас нередко почти необученные вчерашние школьники и крестьянские парни после нескольких недель ожесточенных боев, если, конечно оставались живы, превращались в опытных ветеранов. Так что части, высадившиеся на «пляжах», прорвавшие немецкую оборону, потом почти два месяца штурмовавшие Кан и затем прошедшие нашпигованные немецкими танковыми и артиллерийскими засадами бокажи Нормандии, вряд ли можно назвать такими уж необстрелянными.

Однако здесь, бесспорно следует отметить и подчеркнуть, что в боевых действиях вообще было задействована максимум половина вооруженных сил США, а на европейским театре и того меньше. Но, с другой стороны, это говорит и о наличии гигантских свежих и неплохо подготовленных резервов, которые при уже упомянутом абсолютно доминирующем флоте имели немалое значение.

И всё-таки главным мифом является не слабость и убогость армии наших союзников, а полная беспомощность и разбитость к этому времени немцев. В принципе, хотя прекрасно понимаю, что это может прозвучать пустым нарочитым и легковесным парадоксом, но, по моему субъективному мнению, лучшей армией той Войны была именно разгромленная германская. К сорок пятому её численность, несмотря на все предыдущие потери, составляла около девяти с половиной миллионов человек, то есть была практически равна советской. У на часто любят писать, что для этого в сорок четвертом им потребовалось призвать двадцать седьмой год рождения, в смысле семнадцатилетних ребят. Но как-то забывается, что, правда с определенными ограничениями, но и у нас тогда же, в так называемый «последний военный призыв» тоже забирали семнадцатилетних, более того, и в сорок третьем призывали двадцать шестой год, тысяч семьсот мобилизовали.

И из техники ещё кое-что осталось. Больше тринадцати тысяч танков и штурмовых орудий, свыше семи тысяч боевых самолетов и ещё много чего по мелочи. Кроме того, сокращение коммуникаций и за счет этого улучшение управляемости, увеличение плотности войск в связи с уменьшением размера фронтов, перенесение боев на собственную хорошо известную и освоенную территорию, всё это давало немцам дополнительные преимущества особенно на Восточном фронте.

Впрочем, похоже, я несколько увлекся и предисловие затянулось. Вернемся к нашим изначальным вопросам, скажем, на примере того же наступления в Арденах. Зачем Гитлер на него пошел в принципе? Стандартное школьно-институтское советское объяснение, что таким образом он хотел принудить западных союзников к сепаратному миру и сосредоточиться на сопротивлении СССР с отрочества вызывало у меня сильные сомнения. Как-то это не очень сочеталось с утверждением, что немцы хотели побыстрее и побольше сдаться американцам с англичанами, чтобы максимально избегнуть лап русских.

Да и главный «паровоз» и вдохновитель западной коалиции, которым, как ни крути, всё-таки был Черчилль, если не пошел на переговоры с Гитлером в казавшимся полностью безнадежном сороковом, то на что с ним немцы могли надеяться к концу сорок четвертого, когда за его спиной была такая сила с возможностью постоянного и практически безграничного её увеличения?

Немцы рванули в Арденах, понадеявшись на нелетную погоду, сковавшую возможности авиации союзников и почти без горючего, рассчитывая захватить запасы врага на складах Льежа и Намюра. Каюсь, не помню, кто конкретно, а сейчас искать лень, но один из американских генералов ещё тогда довольно удивленно сказал, что, мол, планировать военную операцию такого масштаба, основываясь на стабильности положения облаков, это довольно странная и наивная, и тактическая, и стратегическая идея. Действительно, погода наладилась, в воздух поднялись тяжелые бомбардировщика союзников, до горючего немцы так и не добрались, и судьба арденнского сражения по сути была решена.

Вообще, следует признать, что с точки зрения элементарной обыденной логики наступление в Арденнах действительно несколько «странное». До такой степени, что я читал вполне серьезные объяснения солидных исследователей, что просто Теодор Морелль переборщил тогда с кокаином и амфетаминами в рационе фюрера, потому тот с передозу и дал приказ об атаке. Мысль не хуже многих других, но более говорит не о реальности событий, связанных с наркотиками, а о некоторой растерянности самих исследователей.

Слабо аргументирована и вошедшая в наши учебники утверждение, что только советские войска спасли союзников от разгрома. Да, это правда, и документально подтвержденная, что Черчилль просил Сталина ускорить наступление на Восточном фронте. Но это произошло только пятого января сорок пятого. А само наступление по Висле и Одеру советские войска действительно начали на девять дней раньше изначально намеченного, но лишь двенадцатого. Любой желающий просто по карте положения в Арденнах на тот момент может легко убедиться, что никакой серьезной угрозы для союзников тогда уже не было, даже если фантазировать, что она была хоть когда-то. Так зачем англичанам с американцами было стимулировать ускорение движения Красной армии по Германии?

Есть «странные» моменты и в самом начале операции в Арденнах. Эйзенхауэр потом очень убедительно уверял, что и время, и место и даже относительно силы и цели атаки немцев он прекрасно предвидел и ничего там для него неожиданного не было. Но шестнадцатого декабря Омар Брэдли, командующий группой войск того региона, оказался далековато от этих мест, в Париже. Потом оправдывался, говорил, что не мог не поехать поздравить своего старого друга Айка с четвертой звездой. Но это, согласитесь, звучит тоже несколько «странно». В момент ожидания как бы прогнозируемого и предполагаемого вражеского наступления основной военачальник по собственной инициативе подскакивает через пол страны к главнокомандующему обмыть звездочки. И не только не получает потом от него никакого нагоняя, но всё как бы вполне естественно, нормально и по понятиям.

А между тем, и это очень важно, что бы кто не говорил, но именно в Арденнах союзники понесли, пожалуй, если особо не придираться, самые большие потери за всю Войну. По нашим понятия, конечно, чепуха, но для них это реально море крови. И зачем всё это? Какие у каждой стороны были задачи? Имеет ли это хоть малейшее отношение к ещё тегеранским, потом ялтинским и последующим потсдамским договоренностям?

Трумэну, как, по моему лично мнению, и всей Америке, повезло со своим первым президентским сроком. Избирали-то Рузвельта, «вице» пришел на прицепе, автоматически. Франклин Делано действительно не отличался могучим здоровьем, но всё равно его смерть в самом начале четвертого срока была достаточно неожиданной. Однако мало кто сомневался, что уж пятого он точно не потянет. А Гарри Трумэн, при всем уважении, но, сильно изначально не подразумевался элитами как самостоятельный лидер американской нации в послевоенном мире. На эту роль как-то явно больше подходил Дуайт Эйзенхауэр.

Иногда излишнее внимание уделяют тому, что он с Рузвельтом принадлежали к разным партиям. Но, сильно подозреваю, а данном случае, особенно для знаменитого генерала, партийная принадлежность имела крайне слабое значение. Много шансов, что именно Эйзенхауэру изначально и предстояло претворять в жизнь договоренности Рузвельта со Сталиным. Трумэн вклинился в историю, хоть, считаю, и очень удачно, но достаточно случайно, потом начали играть роль многие иные не очень предсказуемые факторы, нестабильности добавила экзотическая козья морда, устроенная англичанами великому Черчиллю, короче «что-то пошло не так». Впрочем, возможно, очень даже «так», но тут нам не дано знать, как им не дано было предвидеть с абсолютной точностью.

Однако план был. Очень подробный и совершенно никому из посторонних не известный. А Джордж Смит Паттон оказался в курсе. (можете начинать возмущенно рассуждать, как это могло случиться и откуда известно мне). И план ему очень не нравился. Более того, он был из немногих, кто реально мог помешать. Тогда его убрали.
вторая

(no subject)

Возможно, кто-то злее и смелее,
А я всего лишь редко веселей,
Но не волнует Ленин в мавзолее,
Мне наплевать на этот мавзолей.
вторая

Блеск

Всё-таки Путин вам не Трамп. Владимир Владимирович — это не капризная балаболка, более всего опасная для самого себя, а истинный стиль и дух великого своего народа.

В свое время Хрущев собрался обогнать США по производству мяса и молока. Но к счастью и нас и тогда были люди не только великие, но и умные. Королев сказал, что на счет мяса с молоком это лирика, не говоря уже о том, что грех и некошерно, а запускать нужно срочно спутник. Ему пытались возражать всякие обычные гниловатые, мол, для спутника нужна внутри какая-нибудь научная аппаратура, а она пока не помещается и вообще не очень работает, но Сергей Павлович обрезал их ещё раз, приказав запускать что есть. Попипикать с орбиты может? Пусть пипикает. И запустили.

Весь мир присел на задницу. Лень искать точную цитату, но кто-то из больших американцев сказал тогда, что они потерпели поражение страшнее и позорнее, чем при Перл-Харбор. А вы говорите мясо с молоком. Бред. Главное вовремя и правильно пропипикать.

Тут пошли слухи, что Федотова собираются менять на Фадеева во главе СПЧ. У нормального и вменяемого человека эта сенсация, ну, никак не может удостоиться внимания, разве что он удивится, зачем переименовали печку СВЧ. Но уже упомянутые гниловатые, всякие там шульманы-шмульманы и прочие рабиновичи, начали заранее ныть о своих возможных и грядущих нравственных мучениях.

Однако Путин — это Путин. Он не стал писать какую-нибудь чепуху в твиттере и по-детски обзываться нехорошими словами. А примитивно в рабочем порядке издал указ, которым убрал к чертовой матери всю эту нудную шелупонь и назначил на её место героя возвращения Крыма с милой русскому уху фамилией Вышинский.

Пи-пи-пи…
вторая

Некстати

Это может выглядеть странным, нелепым и даже совсем невероятным, но банковская система Израиля является одной из самых забюрократизированных, неэффективных, да и просто неудобных для клиента по сравнению с основными цивилизованными странами. Кажется парадоксальным, но нация, которая, если и не изобрела банковское дело, то внесла в его возникновение, развитие и совершенствование один из основных кладов, при создании собственного государства не смогла воспользоваться плодами своих многовековых блистательных трудов.

Некоторые еврейские патриоты могут начать мне крутить пальцем у виска, но это факт явный и несомненный. Любой человек, который имеет хоть какой-то практический опыт пользования банками в разных странах, сталкивается с этим постоянно и неизбежно. Но я сейчас, естественно, не стану заниматься подробным анализом такого положения. У него есть свои вполне уважительные и исторические, и политические, и идеологические, и финансовые, и ещё всяческие крайне значимые причины. Однако результат налицо.

Система предельно монополизирована, влияние государства зашкаливает, допуск иностранных конкурентов чисто формальный и неработоспособный, конкуренция максимально ослаблена, мотивация собственников и персонала направлена не туда, отсюда постоянные сбои, плохое качество обслуживания, отсутствие современного уровня гибкости и оперативности, короче, чтобы не закопаться в нюансах, там всё не соответствует нынешнему состоянию страны в целом.

А вот в России, наоборот, как ни странно, в последние годы банковская система функционирует очень прилично, если, конечно, не считать варварскую систему кредитования. Но в чисто операционном смысле всё действует весьма надежно и четко. Тут можно как угодно и зачастую полностью справедливо критиковать и деятельность по сути государственного Сбербанка, и лично Германа Грефа, но объективно следует признать, что с точки зрения рядового потребителя он фантастически успешно модернизировал убогую и, казалось, принципиально не реформируемую структуру заведений каменного века под названием «Сберкассы». Так что в общем плане российская банковская система оказалась как раз, в отличие от израильской, выше общего уровня развития страны и в экономическом, и даже в социальном плане.

Однако есть один нюанс. В Израиле очень медленно, криво, косо, с зигзагами, откатами и поворотами не в ту сторону, но всё-таки потихонечку система совершенствуется и улучшается. У неё имеются не безусловные, но вполне реальные шансы и перспективы. А в России, тоже не очень быстро, но качество теряется. И процесс этот, похоже, вряд ли обратим.
вторая

Дело ясное

Кто сбил «Боинг» над Украиной, были в Москве недавно вооруженные уличные беспорядки, почему на самом деле не избрали Касамару и что там реально произошло в свое время в Польше, ударили ей в спину, начав Войну вместе с Германией, или защитили братские народы от панов и фашистов?

Есть множество маргинальных мнений, есть мнение подавляющее общественное, а есть и официальное государственное. Совпадают они редко, но друг на друга влияют плохо и слабо, а уж установлению истины способствуют совсем малозаметно. Но, согласитесь, все эти мелочи меркнут по сравнению с действительно судьбоносными событиями, по поводу которых имеется обидное и неприятное недопонимание.

Вот, скажем, почему Тамерлан не взял Москву? Как известно каждому ребенку, в триста девяносто пятом он подошел к южным границам Руси, захватил и разорил Елец, постоял там немного, почти доведя до инфаркта российское руководство, и повернул обратно каким-то чудесным образом оставив нас в покое.

Русские, естественно, сделали самый очевидный и общепринятый вывод. Византийская, а то и более раннего, иерусалимского, что представляется мне несколько сомнительным, происхождения икона, после долгих странствий и перемещений в определенный момент получившая название Владимирской Богоматери, была предусмотрительным князем Василием перевезена в Москву при возникновении угрозы со стороны Тамерлана. Ей начали усердно молиться, поставили конкретную задачу, и заступница явилась во сне «железному хромцу». Он сразу был смущен, а тут ещё окружающие умные люди объяснили, что это такая богиня местных и она возражает против задуманных безобразий. Сработало.

Возразить против этого нечего и некому. Лично у меня есть лишь одна небольшая претензия к деве Марии. Раз уж эта еврейка столь серьезно вписалась за православных, то могла бы уж заодно обратить правоверного мусульманина Тимура в истинную веру и разом решить вопрос принципиально, а не ходить вокруг да около. Но это, конечно, мои глупые капризы, Она лучше знает, как себя вести и что делать.

Имеются и более рациональные и приземленные объяснения странноватых и не очень понятных на первый взгляд поступков Тамерлана. Любопытно, что наиболее распространенное из них заключается в элементарном пьянстве великого завоевателя. Якобы Хромец тупо нажрался вусмерть и это помешало осуществлению его подлых планов. Самое милое, что в этой экзотической версии имеется немалое здравое зерно. Правда, возникает множество нерешенных и даже в принципе не решаемых вопросов. Начиная от того, как сочетается ярое мусульманство Тамерлана со спиртным, и заканчивая тем, что умер он минимум лет через десять после упоминаемых событий. Там столько несообразностей и несоответствий, что фоменковцы даже на этих основаниях усомнились в истинной правоверности Тимура, вернее, в том, что под этим понятием подразумевалось и не был ли он вообще христианином, а то и вовсе православным.

Я сейчас не стану вдаваться в нюансы этой интереснейшей, но совершенно отдельной темы. Хотя Тамерлан, конечно, был не просто мусульманином, но и во многом столпом фундаментального магометанства, и при этом действительно не только употреблял, но и явно злоупотребляли, причем кроме вина ещё и водкой, совсем опускаем проблему, что это в те времена могло означать. И умер в реальности вправду перепив, однако спасло это не Россию, а Китай.

Бесконечно можно ещё на эту тему нафантазировать, но я не стану более испытывать терпения читателей и предельно кратко изложу истину. А она в том, что Тамерлан не имел никаких намерений не только завоевывать Русь, но и вовсе хоть как-то ей пакостить. По той примитивной причине, что имел крайне слабое представление о её существовании. То есть, нет, для своего времени и уровня человеком Тимур был достаточно просвещённым, к тому же в его окружении имелись люди и вовсе по тем меркам высоко образованные. Так что, в принципе, у него была информации о существовании там, на севере таких городов, как та же Москва. Но это были земли крайне отдаленного и предельно маргинального улуса Золотой Орды, совершенно не интересные Хромцу. Да, у него были серьезные терки с Тохтамышем, однако он их полностью и принципиально решил без всякого геополитического экстрима, по сути уничтожив государство последнего, а Елец просто попался случайно под руку во время одной второстепенной военной операции по преследованию слишком быстро удиравшего не слишком крупного ордынского военачальника Бек-Ярык-Оглана.

Но самое главное заключалось в том, что Тамерлан с рождения терпеть не мог холодов. И ему в голову не могло прийти забираться куда-то в снежные и ледяные северные дебри, когда вокруг столько прекрасных территорий, неизмеримо более богатых и с чудесным климатом. Он и пил в основном, чтобы согреться, вот однажды и не рассчитал, ничего тут чудесного или противоестественного. Обычное дело.

Однако, как в свое время советскому человеку была невыносима сама мысль, что пять с половиной тысяч не просто брошены на мостовой, но ещё и снабжены колесами, так и нынешнему русскому нет сил признать, что кто-то может не хотеть завоевать Россию. Да к тому же ещё смириться, что по сути от «татаро-монгольского ига» освободили не Дмитрий Донской с Иваном Грозным, а какой-то пришлый сомнительный узбек.

Потому остается признать бесспорным и несомненным факт, что тут Маша Владимирская поработала. И до сих пор на неё вся надежда. Только сретение.
вторая

Менялы

Последнее время многие пытались найти наиболее точную, одновременно максимально и нейтральную и предельно корректную формулировку. Называли это «обмен задержанными», «арестованными», «заключенными», ещё множество всяческих вариантов. Но язык не обманешь, он плохо поддается на всякие мелкие хитрости. И реально остались только «пленные». Между Россией и Украиной произошел «обмен пленными».

Войны не было, во всяком случае между странами, какие-то «добровольные воссоединения», «внутренние конфликты», пусть даже «государственные перевороты». Но в результате два суверенных государства обменялись пленными.

И тут мне совершенно не хочется мудрить, оригинальничать или утопать в каких-нибудь оговорках. За большинство тех освобожденных, о которых я хоть что-то знаю, искренне рад и желаю им всего самого хорошего.

Остается всего лишь одно небольшое сомнение. Пленными, ну, пусть хотя бы частью пленных, обменялись. А война, которой не было, закончилась?
вторая

Мир праха

Вот и отметили вчера уже восемьдесят лет началу великой Войны. Конечно, можно начинать умничать и выпендриваться по поводу условности именно этой даты. Но это глуповато. В истории в этом смысле всё достаточно условно. Столетняя война тоже длилась не сто лет, и даже Христос, если и родился, то, скорее всего не в ночь на первое января нулевого года от собственного рождества. Однако при любых допущениях и оговорках, да, именно восемьдесят лет прошло с того дня, когда щелкнул знаковый спусковой крючок и понеслось.

А ведь я родился всего через девять лет после конца Войны. Ещё девятое мая, хоть и отмечалась, конечно, но особо не официально не праздновалось. И не было никаких ветеранов. Довольно молодые мужики в подавляющем большинстве с боевыми наградами поднимали первые рюмки застолий не чокаясь, и многие ещё так и не успели справить себе приличные гражданские костюмы. Никто кроме больших начальников, которые, впрочем, никогда сильно не бедствовали, так уж не отъелся, хотя голода уже и не было, но о нем очень хорошо помнили и нередко продолжали измерять достаток в размерах паек по рабочим или иждивенческим карточкам.

А нынче страдаем от ожирения. Да, ладно, можно сколько угодно причитать по поводу нищих пенсионеров и недоедающих многодетных провинциальных семей в депрессивных районах, но объективно жратвы достаточно. Исключения есть всегда и везде, но в основном хоть как-то прокормиться можно и вполне сытно. Так что, основные проблемы не в желудках.

Гитлер, при всех своих, на мой взгляд, выдающихся способностях, был человеком странноватым и, подозреваю, значительно неадекватным. Морально, стилистически, духовно, идеологически и как угодно ещё устройство британского общества и государства было ему предельно чуждо, а по тем же самым параметром советское являлось близким до боли. Но он оказался много более нацистом, чем социалистом. И, несомненно, полный бред то, что льется сейчас с федеральных телеканалов, типа, мол, Гитлер вовсе не хотел нападать на Англию, а только делал вид. Нападать хотел и даже завоевывать собирался, но вот уничтожать и в самом деле нет. А СССР намеревался именно уничтожить. Если англичан хотел лишь при помощи сильного удара по голове принудить к братству, то славян и примкнувших к ним прочих нацменов ненавидел всего лишь немного меньше, чем евреев, и смысла в их существовании не видел. Потому, напав на них, выписал индульгенцию сталинскую режиму.

Опять же, я не собираюсь обсуждать несомненные для меня факты, считающиеся у нас грязными клеветническими идеями Виктора Суворова, относительно того, кто на кого собирался напасть первым. Немцы перешли сколь угодно спорную, но границу и пошли на Москву. С того момента каждый, кто сомневался в необходимости сражаться на стороне СССР, становился пособником гитлеровцев, фашистом, нацистом и прочим подобным исчадием ада. А потом, после Победы, любой сомневающийся в её трактовке советской пропагандой навсегда оставался врагом рода человеческого.

И подлые поляки, не пригласившие Путина, плюнули в душу народу-освободителю. Немцев пригласили, а нас нет. Идиоты и шизофреники. Правда, есть один нюанс. Нас не позвали отнюдь не потому, что тогда мы вместе с Германией раздербанили Польшу и войну по сути начали на стороне Гитлера. Как ни крути, а те же немцы вели себя всё-таки хуже. Но речь исключительно о том, кто что говорит и, главное, как ведет себя сейчас. И приглашать Россию после Крыма и Донбасса показалось полякам не совсем корректным. Наверное, они что-то не так поняли. Но мне представляется, что на фоне того, что озверевшие истеричные дегенераты несут нынче у нас практически из каждого утюга, каким-либо образом ошибиться в трактовке трудно.

Значит ли это, что среди поляков нет быдла? Думаю, отнюдь. Да и слово относительно их же происхождения. Требовать сейчас репарации с Германии не слишком умно. Как и обвинять лично меня в преступлениях сталинских чекистов. Каждый отвечает за себя.

Но за себя отвечает каждый.
вторая

Победа

Надеюсь, те, кто хоть примерно знаком с содержанием и тоном этого Журнала, не заподозрить меня в желании хоть немного намекнуть, что при советской власти даже в каких-то мелочах и нюансах что-то было лучше, чем сейчас. Кроме, естественно, здоровья и возраста окружающих женщин. Так что, позволю себе больше на эту тему не оговариваться и ничего не уточнять. Просто констатация.

Тут недавно была очередная годовщина так называемого «Пакта Молотова-Риббентропа». Я прекрасно помню, как меня всему этому учили, вернее, начинали учить. Это был шестьдесят шестой год. Я окончил начальную школу, перешел в пятый класс, где уже был не один учитель, а «предметники» и, соответственно, новые предметы, среди которых «История». И там в учебнике была отдельная статья «Усиление советских границ перед Великой Отечественной войной». Где рассказывалось одновременно и про Финскую кампанию, и про Прибалтику, и про Западную Украину с Белоруссией, и про все прочие подобные «чудеса советской пиротехники». И всё казалось относительно логично и понятно по крайней мере для детского ума.

Немецкие фашисты грозили всему миру и устраивали гадости. А европейские капиталисты не реагировали на наши предложения объединиться против общего врага. Потому ССР был вынужден по мере сил и возможностей защитить от нацистов хоть какие-то территории, отодвинуть границы к западу и заодно, укрепляя обороноспособность, спасти от угнетения братские народы или хотя бы просто простых людей соседних стран. И договор СССР с Германией «о ненападении» рассматривался именно в этом контексте, как вынужденный тактический ход, в результате, возможно, и не достигший полностью желаемых результатов из-за вероломства Гитлера, но уж что получилось, то получилось, мы хотели как лучше.

Ни о каких «секретных протоколах», естественно, даже не то, что речи, а и малейшего упоминания быть не могло. А когда уже несколько позже информация о б этом стала просачиваться и доходить в том числе и до подросшего меня, то однозначно и абсолютно сие объявлялось грязной клеветой, провокацией и происками врагов. Не то, что в хрущевские или брежневские времена, но и даже самые людоедские сталинские почему-то считалось, что те документы нужно скрывать, стыдиться их и всячески открещиваться от любых намеков, что на Польшу СССР напал по согласованию с Германией, таким образом вместе с ней и на её стороне развязав Мировую войну.

И вот прошли многие десятилетия и наступило новое тысячелетие. И оказалось, что совершенно нечего было стесняться. Официально заявлено, что то была «великая победа советской дипломатии». Англичане и французы готовились с юга напасть на СССР, формировали специальный экспедиционный корпус для захвата наших нефтеносных регионов на Кавказе и собиралась использовать Троцкого, чтобы в создавшейся нестабильной ситуации организовать антисталинский переворот. И только гениальный ход с одновременным подписанием «Пакта» с секретными протоколами позволил разрушить эти зловещие планы и дать возможность нашей стране как следует подготовиться к войне с Гитлером.

И действительно. Замечательно подготовились. Ведь победили же? Значит, были прекрасно готовы. Так чего было столько лет строить скошенные глазки и отнекиваться? Даже странно. Наконец-то к власти в стране пришли умные и нормальные люди, вернувшие просветленному и вставшему с колен народу гордость за его героическую и нравственно безупречную историю. А это и есть истинная победа.
вторая

Электрический Ленин

Блестящая идея устроить телемост между Украиной и Россией под условным девизом «Надо поговорить» вызывает у меня исключительно положительные эмоции, но представляется мне несколько странноватой лишь одним своим аспектом. Как-то загадочно не обращается внимание на то, что разговор этот давно уже идет практически круглосуточно везде, где только можно. И разговор крайне содержательный, затрагивающий по сути все стороны бытия, разговор такой степени глубины, которого я, признаться, не припомню вообще в истории между какими-либо народами. Что, правда, в какой-то степени объяснимо уникальным нынче техническим уровнем развития площадок для коммуникации, но, тем ре менее, факт остается фактом. Диалог идет, и он блистателен.

Вот просто мельчайший пример. Только что на одном из федеральных телеканалов некий отечественный публицист и политический деятель, что сейчас является обычным комплектом, сказал, обращаясь к украинцам, примерно следующее. Мол, будьте последовательны, если вы сносите памятники Ленину, то разрушьте и Днепрогэс.

Мне ужасно понравилась эта логика. И даже не стану вспоминать самое близко лежащее. Призыв к немцам, если им так уж не нравиться Гитлер, взорвать к чертовой матери все автобаны. Ну, ладно, не все, кое-что было построено и до нацизма. Но электричество в Российской империи тоже, будем объективны, тоже появилось до прихода Ленина к власти. Ладно забыли. Я хотел буквально несколько слов о ином, более далеком.

Если совсем честно и слегка умерить фантазии, то, конечно, мы с абсолютной достоверностью не знаем даже кто именно построил большинство самых разных пирамид на территории Америки и с какой изначально целью. Но существует достаточно много вполне приемлемых свидетельств, что многие из них использовались в качестве мест самых кровавых и жестоких человеческих жертвоприношений. В тех самых местных цивилизациях, который нынче зачастую превозносятся как культурные образцы, павшие под натиском подлого европейского варварства, там происходили такие действа, что нормальному человеку и описывать их без дрожи и отвращения нет никакой возможности.

И что? Остается или признать всё это нормальным и достойным благодарной памяти, или сравнять пирамиды с землей. Ведя при этом самые дружественные беседы с уцелевшими индейцами.