Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Последний герой

Я много раз говорил и писал, что смешны и наивны разговоры, мол, жив бы был сейчас тот или иной знаковый персонаж прошлого, вроде Высоцкого, Шукшина или ещё кто из подобных великих и истинно народных, он бы тем или иным образом прореагировал на происходящее сейчас. Полная чепуха. Нам этого знать не дано. И, может, это как раз к лучшему.

Жалко, конечно, что трагически и случайно погиб Гагарин. Но, как к нему не относись, однако в памяти людской он остался улыбчивым «простым советским парнем», который у очень многих ассоциируется с собственными приятными ощущениями от времени больших и добрых надежд. А дожил бы до наших дней, так, более чем вероятно, не Терешкова, а он выступил бы с инициативой увековечивания правления вождя и вошел бы истории этим не меньше, чем своим полетом.

Символ свободолюбивого протеста конца восьмидесятых Бананан-«Африка», он же Сергей Бугаев, стал доверенным лицом Путина и вообще очень ярко последние оды проявил себя как полный подонок. Гарик Сукачев скачет на фестивалях в Крыму, великий Костя Кинчев окончательно поехал на православном патриотизме, и таких примеров множество, я уже не упоминаю истинно нравственно-психологические катастрофы типа той, что произошла с гениальным Александром Зиновьевым.

Потому не нужно самих себя обманывать и искать себе союзников среди громких имен прошлого. Дочери того же Гагарина через суд добились от авторов великолепного, умнейшего и трогательнейшего фильма изменения названия на «Внук космонавта», поскольку посчитали, что «Внук Гагарина» в контексте, когда этот самый внук негр, оскорбительно для их отца. Да, согласен, Юрий Алексеевич не ответственен за это поступок своих дочерей, но так ли вы уверены, что он был бы с ним не согласен.

Я всё это, собственно, по поведу того, что сын Виктора Цоя написал по сути донос на Учителя, снявшего фильм об его отце. Причем написал прямо на самый верх, туда, куда дальше некуда. Сразу скажу, что к режиссеру Учителю я без малейшего пиетета, кино не смотрел и смотреть не буду, но дело ведь совершенно не в этом. Цой остался в истории своим требованием «Перемен!» Но это восемьдесят шестой. Кто знает, чего его сердце требовало бы сейчас.

Всё-таки настоящий герой должен:
А) Умереть;
Б) Вовремя.
вторая

Кто на нас с мячом придет

Многие, по моему субъективному мнению, весьма умные и достойные всяческого уважения люди говорили и писали, что Сергей Эйзенштейн является одним из величайших кинорежиссеров всех времен и народов. Я к этому сейчас не стану высказывать своего отношения, просто не считаю себя достаточно профессиональным экспертом в данном вопросе. Тут не сантехника и не бетонные работы.

Замечу лишь в высшей степени по касательной, что даже из советских кинорежиссеров того времени есть немало гораздо более близких мне по всем параметрам, а некоторых, например, Дзигу Вертова, я и вовсе считаю гениями. Но это всё чепуха, никого не собираюсь грузить своими эстетическими предпочтениями, даже как-то неловко, понимая, насколько у всех другие проблемы.

А некоторые сцены из опять же некоторых фильмов Эйзенштейна, особенно из «Грозного», мне и вовсе нравятся. Так что я без эпатажа и со всем пиететом. И всё же одна картина представляется мне откровенно и наиболее слабой. Это «Александр Невский». Но речь сейчас опять-таки не об искусстве и моем по данному поводу мнении. Вопрос вообще вне подобных рамок.

По большому счету «Пакт Молотова-Риббентропа» вместе с предлагающимися к нему секретными протоколами уже вполне публично и почти официально не просто реабилитирован, а и вовсе назван «триумфом советской дипломатии». Но сейчас уже собираются, и я почти уверен, что сделают, оформить это законодательно на самом высоком уровне. А суть в том, что в угаре либерализма всяческая продажная демшиза умудрилась ещё в самом конце советской власти на II Съезде народных депутатов осудить этот самый «Пакт». И вот теперь Госдума хочет это осуждение отменить. А в связи с тем, что по новым поправкам к конституции любое «переписывание истории» считается противозаконным, то и всякие рассуждения о «Пакте», не совпадающие с генеральной линией, будет отныне считаться не просто вредными, а тупо антиконституционными, то есть, тут уже начинается разговор не о мнениях, а о сроках.

Потому мне и вспомнился фильм «Александр Невский». Премьера состоялась в самом конце тридцать восьмого, и он триумфально пошел по стране, грозя по популярности сравняться с самим «Чапаевым». Но в августе следующего года, как известно, был подписан тот самый «Пакт», после чего «Невского» изъяли из проката. То есть, официальных запретов не было, или, во всяком случае, не сохранилось, но кино просто убрали, это факт известный и несомненный. Что, надо признать, по тем временам еще очень лояльно, были случаи, когда за «антигерманскую деятельность» и вовсе сажали или даже расстреливали, а тут всего лишь просто перестали показывать фильм.

Он снова под фанфары вышел на экраны только где-то к сорок второму, почти одновременно с одноименным орденом, там, где профиль Николая Черкасова. Реабилитировали всех, и Сергея Михайловича, и Николая Константиновича, и святого князя Александра.

Вот я и хочу предложить. Во избежание любых последующих возможных злокозненных инсинуаций, как-нибудь законодательно защитить и Эйзенштейна с Невским, а также всех прочих действующих лиц этой истории. А то, ненароком, опять ветер как-нибудь переменится и у них снова могут начаться неприятности. Это несправедливо и даже опасно.

P.S. А в заголовке у меня не опечатка и не попытка глупо пошутить. Просто воспоминание детства. Эту фразу мы нередко слышали с самого младенчества. Но дело в том, что дети в магаданском детском саду не все и не очень хорошо знали, что такое «меч». Но зато очень хорошо знали, что у нас на группу есть один мяч. Маленький, резиновый, подозреваю не лучшего качества, но поскольку единственный, то пользующийся бешеным успехом, на него всегда была очередь поиграть. Так вот я довольно долго не мог понять, что плохого в том, чтобы к нам кто пришел ещё с одним мячом? Очень всегда удивлялся тому, что от такого доброго поступка он должен погибнуть.
вторая

Тот самый Мюнхгаузен

Я тут недавно обмолвился, что хорошо бы когда-нибудь поставить памятник курьеру. Не какому-то конкретному, а всем мальчикам и не очень, которые в минуту жизни трудную пришли на помощь, рискуя здоровьем и в какой-то степени жизнью, чтобы и себя со своими близкими прокормить, и многим окружающим сделать доброе дело.

А один читатель мне даже с каким-то неожиданно острым эмоциональным протестом ответил, что большинство этих курьеров меня в глубине души ненавидит и при случае с удовольствием поднимет на вилы по старинной народной традиции. И вы знаете, я с ним абсолютно согласен. Разве что, некоторое сомнение может вызвать слово «большинство». Но такие вещи вообще плохо считаются. Однако так-то, да. Могут и поднять. Даже очень вероятно и с удовольствием. Что отнюдь никак не противоречит моим мыслям и чувствам относительно и памятника, и их самих.

Тут несколько дней назад Аркадий Бабченко в свойственной ему несколько истерической стилистике написал про врачей. Мол, все их постоянно нынче благодарят и прославляют, а на самом деле многие из них полное дерьмо и слова доброго не стоят. И сами очень часто являются одной из основных опор, а то и создателями той самой системы, благодаря ошибкам или прямым преступлениям которой вынуждены потом совершать героические поступки. Написал, как обычно, в неприятной и чуждой для меня манере, но, как тоже чаще всего, полную правду. Отменяет или компрометирует всё сказанное им героизм огромного количества врачей? И сам Бабченко задается вопросом, а в принципе те ли это самые врачи и вообще врачи ли они? Думаю, что нет, не компрометирует и не перечеркивает, а врачи именно те самые.

Давно сложился такой уже, типа, шаблон начала многих славных биографий: «В таком-то году он ушел добровольцем на фронт». И складывается впечатление, что почти все шли добровольцами. А между тем подавляющее большинство никто не спрашивал, призывали без всяких разговоров. И дальше воевали по-разному вне большой зависимости от всяких привходящих. Последняя сволочь, мобилизованная из-под палки и совершившая до того в жизни множество самых пакостных поступков, мог до последнего патрона остервенело отстреливаться в окопе или поползти к вражескому танку с гранатой. А совестливый и добрейший человек мог не выдержать ужасов окружения с сдаться в плен, бессильно подняв руки. Да, конечно, многое определялось качеством личности, но ничто не давало абсолютной гарантии.

Есть такое существо. Называется человеком. В нем много чего намешано. Если разложить по мелким кусочкам на столе, то обычно зрелище получится более чем неаппетитное. А всё вместе как будто иногда и ничего страшного. Бывают вполне себе симпатичные особи. Изредка встречаются и вовсе красивые. Сам удивляюсь.
вторая

Не брат ты мне

Как-то незаметно на фоне происходящего подкралась довольно забавная и как будто до нелепого мелкая годовщина. Двадцатилетие выхода фильма «Брат-2». Но, как ни странно, она не осталось совсем уж незамеченной. Многие вспомнили и вон даже Тёма Троицкий из своего надменного зарубежья отреагировал. Рассказал, как в свое время на обсуждении после премьеры укорил Балабанова, что тот снял фашистский фильм, а тот растерялся и не нашел, что ответить.

Но, прежде всего, а является ли этот фильм фашистским? Ну, на мой сугубо субъективный взгляд, не только фашистским, но и нацистским, и антиамериканским, даже в более широком смысле антизападным, и много ещё чего подобного из этой оперы. При этом я не очень согласен с более мягким в этом отношении восприятии первого «Брата». Якобы там был более простительный нравственный посыл относительно силового ответа меленького и обижаемого человека на гнет обстоятельств и всего ужаса «лихих девяностых».

Мне изначально не виделось ничего подобного. И от того, что какие-то кавказского типа отморозки реально обижали беззащитного кондуктора, фраза: «Не брат ты мне, гнида черножопая» не представляется мне более близкой. Но дело даже вовсе не в этом. И не в «А то я евреев как-то не очень». А в том, что, если отбросить все нюансы и оттенки про «чеченов», то очень талантливый, органичный и обаятельный, идеально попавший в настроение и образ Сергей Бодров сделал героем времени наемного убийцу.

Повторю. Не убийцу вроде Раскольникова, Смердякова, Дубровского, Кудеяра или кого-то подобного, бесчисленное количество которых рассыпано по русской литературе. Но именно наемный убийца никогда не был у нас героем. Это как раз, скорее, нечто западное. Леон Люка Бессона органичен во французской культуре, мода на «профессиональных киллеров» пришла не так давно и «оттуда».

И тут на самом деле именно во втором фильме появляется мотив как бы «борьбы за правду» и в действиях Данилы Багрова появляется хоть какой-то намек на благородство мотивов, месть за погибшего товарища, восстановление справедливости и вся это попсовая муть уровня «сила в правде», особенно, когда в этот момент у правды в руках пистолет. Но в первом «Брате» всё на чистом сливочном масле. Там заказ и ничего личного. Просто так фон ловко отретуширован, что жертвы минимум особого сочувствия не вызывают и явно какие-то или не очень русские, или слишком подчеркнуто уголовные. Но ещё раз подчеркну. Отнюдь не это является основным поводом или причиной действий Данилы. Он даже не «санитар леса». Он именно и только наемный убийца, а то, что при этом ещё и помогает брату, которого считает «вместо отца», то тут лишь сюжетный ход, а не какие-то самостоятельные глубинные этические или идеологические основания.

Опять же, на мой абсолютно личный взгляд и вкус, Алексей Балабанов один из самых лучших, талантливейших и профессиональнейших русских и даже относительно ещё советских (поскольку первые четыре-пять фильмов снял при СССР) кинорежиссеров. А уж именно кинорежиссерами и Советский Союз, и Россия оказались за последний век не обделены, и когда тут художник занимает место в первых рядах, то это не малого стоит.

И хотя широкую всенародною известность, а можно даже сказать и любовь, ему и вправду принес «Брат», но некоторому количеству заинтересованных зрителей он к тому времени уже был прекрасно известен. И прежде всего, конечно по «Замку». Фильму не слишком популярному и успешному в прокате, далеко не всем даже «интеллектуалам» понравившемуся (вот, например, Дмитрий Быков очень холодно и скептически к нему отнесся), но на самом деле очень глубокому, тонкому и точному. К тому же ещё и снятому безупречно, в столь изысканной стилистике, которая в принципе не очень привычна, а потому особенно ценится в отечественном кинематографе.

И тут есть ещё один немаловажный момент. Это редкий, если не сказать редчайший случай в нашем кинематографе, когда известна и значима фамилия продюсера, с которым режиссер работал над своими основными фильмами. А Сергей Сельянов очень непростой и крайне неглупый человек с весьма серьёзной репутацией. И как раз между двумя «Братьями» они сделали «Про уродов и людей». А впереди уже явно просматривался «Груз 200» м даже где-то там маячил «Я тоже хочу».

И как-то всё это вместе не компоновалось, плохо воспринималось и осмысливалось. Потому пошли разговоры, что это на самом деле стёб и шарж. Что таким образом заостряя образы, мысли и идеи, слишком «в лоб» формулируя какие-то нарочито неполиткорректные вещи, Балабанов, утрируя, в реальности над ними издевается. То есть намеренно провоцирует и доводит до абсурда, чтобы скомпрометировать.

Я лично, к огромному сожалению, не был знаком с Алексеем Октябриновичем. Но довольно долго и внимательно следил за всем им публично излагаемым в любой форме. Да, он не был большим мастером и любителем слова, предпочитал иные инструменты для самовыражения. Но и из того, что оказывалось доступно, у меня сложилось однозначное мнение. Нет, там не существовало никакого второго дна. Балабанов был совершенно естественен, органичен и искренен. Когда в его фильме звучало: «Кирдык вашей Америке», то это была не стилизованная реплика героя, а именно мнение и отношение режиссера. И Данила Багров для него не образ и киногерой, но истинный Герой.

Что же из всего этого следует? Что Балобанов фашист, нацист, антисемит и антизападник?

Вот, например, Лени Рифеншталь, которую я, кстати, в отличие от некоторых эстетствующих интеллектуалов, не считаю крупным художником, насколько она была отразителем мифа, а насколько его творцом и пропагандистом? Что было первично, сформулированный её зрительный и духовный образ факельного шествия или те тенденции времени и общества, которые привели к этим шествиям именно в таком виде? Если там и был «триумф воли», то чьей воли и в чем именно заключался триумф?

И что есть фраза героя Сухорукова: «Вы мне ещё за Севастополь ответите»? Эпатажная шутка? Лозунг и призыв к аннексии Крыма? Пророческое предвидение будущего? Или именно точное и беспристрастное отражение определенных настроений и тенденций?

И что, правда Балабанов хотел, чтобы воины джихада взяли Иерусалим и водрузили над ним черный флаг?



(Если видео будет здесь недоступно, надо кликнуть на ссылку "Посмотреть на YouTube").
вторая

У войны всякое лицо


Нелепо пытаться повторять пошлости про то, что прекрасный актер далеко не всегда и совсем необязательно является хорошим или даже всего лишь неглупым человеком. И более того, нередко и за весьма малыми исключениями, чем менее актер имеет собственную богатую и интеллектуально, и духовно личность, тем легче умелому режиссеру вылепить из него значительную и интересную роль на сцене или в кино.

Но и на фоне этого трюизма фигура Николая Бурляева представляется мне если не уникальной, то очень редкой. По моему исключительно субъективному мнению, человек крайне неприятный и недалекий до уровня откровенной тупости не просто, опять же только на мой личный вкус, навечно вошел в золотой фонд мирового киноискусства, но и сам стал неотъемлемой частью этого самого искусства. Причем сделал это ещё практически подростком и юношей. 

После тех двух главных он сыграл в кино ещё более пятидесяти ролей, причем среди них были значительные вплоть до российского императора и Христа, но до высот тех ранних, мне кажется, и близко не дотянул, что, впрочем, его достижений никак не умаляет. Однако была ещё одна, возможно, не столь гениальная, но тоже очень тонкая и точная работа. В тоже, видимо, не самом великом фильме, но мною очень любимом и много раз пересматриваемом. Имею в виду «Военно-полевой роман» Петра Тодоровского. 

Collapse )
вторая

Прощание с прощением

Я об этой истории давно знал, много читал и даже видел весьма неплохой документальный сериал. Но относительно старый, по-моему, пятнадцатилетней давности художественный фильм «Из добрых побуждений» на эту тему посмотрел случайно только прошлой ночью.

На мой вкус, он сделан очень точно, умно, тонко и профессионально. Но никак не могу сегодня рекомендовать его к просмотру. У большинства не то настроение, а он весьма мрачный и тяжелый, хотя и лишен всяческого кровавого натурализма. Там речь идет об одной из самых жестоких английских убийц в новейшей английской истории Майре Хиндли. Но фильм, собственно, более посвящен не ей, а весьма интересному и обычному человеку, Фрэнку Пакенхему, лорду Лонгфорду, ставшему известным и ненавидимым очень многими из-за его кампании по досрочному освобождению Хиндли.

Так что, данная моя заметка скорее для памяти, «на потом», когда и если придется ко времени более спокойному и менее напряженному. Но вот почему фильм в принципе так уж привлек мое внимание. Дело в том, что обычно подобного рода размышления ограничиваются кругом проблем, связанных с правом человека судить. А если и существует антитеза, то прав обвинённых и осужденных правам жертв и их близких. Здесь же принципиально несколько иной угол зрения, на мой взгляд совсем не менее важный.

А имеет ли человек право, а если имеет, то в какой степени и до какого предела, на прощение? Имеется в виду право простить другого человека, особенно, если тот совершил зло не по отношению к тебе, а к другим. И тут много чего завязано в один клубок. Не только религия, мораль или эмоции, но и некоторые глубинные, самые темные стороны личности, зачастую не очень хорошо анализируемые и формулируемые, но от того не менее объективные и значимые.

Короче, настанет подходящий момент, всё-таки советую посмотреть. И история любопытная, и кино полезное.
вторая

Закрой глаза, Зулейха

Вот меньше всего я сейчас хочу рассуждать, хороший ли роман написала Гузель Яхина, удачный ли по нему сценарий сделали и талантливый ли сериал сняли. Выскажу на эту тему лишь единственное сугубо субъективное мнение, попутное и более чем необязательное.

Совсем не являюсь поклонником и творчества, и личности Чулпан Хаматовой, но она, для меня несомненно, является очень техничной и профессиональной актрисой высочайшего уровня. Однако будь она даже абсолютным гением, у неё, как Жеглов сказал про Шарапова, десять классов на лбу написано. Более того, у неё там написано окончание с отличием математической спецшколы и последующее высшее образование. По всей своей органике, пластике и всему прочему актерскому инструментарию она тончайший рефлексирующий интеллигент (именно интеллигент, а не интеллектуал, тут у меня как раз имеются определенные сомнения). И темная деревенская женщина в её исполнении выглядит не очень естественно, вне зависимости от национальности, хоть татарская, хоть скандинавская.

Но это всё полная чепуха. Любые литературные, кинематографические или хоть какие прочие, относящиеся к искусству достоинства и недостатки в данном случае не имеют никакого значения. И отношения к развернувшейся ругани по поводу телесериала о раскулаченных в тридцатых.

Тут именно то, о чем я уже писал бессчетное количество раз. Мы не довоевали не только последнюю Войну с Германией, но и Гражданскую. И, похоже, никогда уже не довоюем, пока существует эта страна в нынешнем виде. Помню, в пятидесятых, когда мы детьми играли во дворе магаданских бараков, то по уговору предварительно делились на «наших», называя их красноармейцами, советскими солдатами или просто «красными», и «врагов», которые именовались фашистами, беляками или кулаками.

Кулак был враг. Однозначно и без малейших нюансов. Нас так учили. Кого-то лучше, кого-то хуже, кто-то становился в этом первым учеником, кто-то навсегда оставался двоечником. Но другому не учили в любом случае. В этом вопросе существовало исключительно личное самообразование при соответствующем устройстве собственных мозгов.

На Колыме кулаков я особо не встречал. То есть, видимо, какой-то количество их имелось, но там они не были заметной прослойкой. Впервые с ними познакомился уже в самом конце шестидесятых в Сибири, на Ангаре. Причем не только с потомками, а и с самими настоящими кулаками. Естественно, были они в основном уже глубокими стариками, как ни странно, в отличие от обычной статистики, из них более сохранилось именно стариков, а не старух. Общался даже с человеком, про которого говорили, а он сам, хоть на эту тему особо и не распространялся, но и не отрицал, что он был братом атамана Семенова.

Вот тогда я впервые увидел и, главное, почувствовал истинных врагов советской власти. Не тех прекраснодушных, хоть и перемолотых лагерями, но внутренне не сломленных в своих убеждениях умников, которые утверждали, что сталинское время было всего лишь искажением и компрометацией святых коммунистических идеалов. К которым привык как к большинству выживших и вернувшихся в Москву «реабилитированных». А настоящих, истинных, нутряных врагов, не мудрствующих лукаво и не наводящих тень на плетень. Понятно, что и малейшей мысли о практической борьбе против этой власти у них уже не было, всё ушло на борьбу за свою жизнь и своих близких. Но ненавидели они по-прежнему искренне, горячо и по-настоящему, без малейших компромиссов. За это я им и благодарен более всего. Лучших наставников трудно себе представить.

И здесь не может быть никаких полутонов. Невозможна какая-то вежливая дистанциируемая договоренность с попыткой определения исторической объективности. Мол, с одной стороны, с другой стороны… Это как по поводу Освенцима. Есть абсолютное зло. Что вовсе не обозначает, что на противоположном берегу самое отборное добро, да и добро вообще. Но граница однозначна и безусловна. Или те для тебя враги, или эти.

Так стоит ли в принципе о подобном писать книги, снимать фильмы, просто разговаривать? Не знаю. Кто я такой, чтобы кому-то по данному поводу что-то запрещать или хоть советовать? Каждый решает для себя сам. Мне тут обсуждать нечего и не с кем. Спасибо брату атамана Семенова. Даже если он на самом деле не был братом.

Правда, сам Григорий Михайлович никакого отношения к кулакам не имел. Что в данному случае совсем уж не имеет значения.
вторая

Слепота

Ещё о снобизме и примитивности моего восприятия.

Помню, как осенью тринадцатого узнал, что наконец, после долгих проволочек, слухов о цензурных препонах и прочих околокиношных сплетен в «Соловье» покажут «Пеликанью компанию» Гринуэя. Думал, не смогу пробиться, заранее заказал билеты через одного приятеля, большой шишки в кинобизнесе, но всё равно, на всякий случай приехал с женой сильно заранее, во избежание неприятных неожиданностей.

В небольшом зальчике человек на тридцать зрителей оказалось максимум с десяток. К концу фильма их осталось хорошо, если половина. И это при том, что кино позиционировали как эротику практически на гране порнографии. Бесполезно. Прокат, по крайней мере у нас полностью провалился. А когда я впоследствии пытался хоть с кем-то из знакомых обсудить картину, на меня смотрели с некоторым осуждающим недоумением. Мол, ладно, Васильев, выпендриваться, понятно, что ты у нас натура утонченная, но не надо так уж откровенно и лицемерно изображать, будто подобное занудство может тебя действительно интересовать, а тем более нравиться. Короче, слишком демонстративный снобизм, ничего иного.

Но можно, конечно, долго смеяться и крутить пальцем у виска, однако Питер Гринуэй действительно не просто самый близкий мне кинорежиссер, но и художник в этой области искусства, которого я безусловно считаю самым великим и гениальным. И практически любой его фильм могу смотреть завороженно с огромным наслаждением, причем с любого же места и любое количество раз. А выпендриваться мне в этой ситуации не очень есть перед кем, да и в принципе довольно бессмысленно.

Но при том, знаете, какой фильм я за жизнь в реальности пересматривал чаще всего? Совершенно неизвестного мне режиссера, даже сейчас уточнять лень, называется «Слепая ярость» с Рутгером Хауэром в главной роли. Вполне себе туповатый примитивный боевик, где слепой ветеран крошит врагов на слух всеми видами холодного оружия. Абсолютно никаких художественных изысков, но я получаю огромное удовольствие. А уж под рюмку идет вообще лучше любой самой вкусной закуски.

Особенно обожаю там вот какую сцену. В финальной схватке, дабы окончательно лишить всех гадов малейшего шанса и преимущества, герой Хауэра вырубает в помещении свет, и все оказываются в полной темноте. И тогда он говорит: «Что, не нравится? А я так всегда живу».

Мне почему, собственно, сейчас вспомнилось. Страшно нравится, как огромное количество самого разного народу, от медийных «звезд» и высоких интеллектуалов до совсем уж рядовых бойцов коммунального фронта героически борются с катастрофическими трудностями «самоизоляции». То есть, если совсем просто, то люди, возможно впервые в жизни, оказались хоть относительно значимое время или наедине с теми, кого называли и даже, возможно, считали родными и близкими, или вовсе с самими собой. И поняли, что это для них невыносимо тяжело. Всегда делали вид, что так страшно замотаны, только и мечтают добраться до дома и немного отдохнуть, прийти в себя, подумать о серьезном и вечном. А оказалось, что без этой самой «замотанности» они просто представления не имеют чем заняться, приходить им некуда, а думать не о чем.

И это, кстати, отнюдь не только к моим соотечественникам относится. Сегодня по телевизору показывали, как один англичанин поднялся на высоту Эвереста, для чего три дня почти без перерыва карабкался по лестнице собственного дома. А другой, уже француз, пробежал марафонскую дистанцию на своем балконе. Конечно, всё это подается как благороднейшие поступки в честь медиков, борющихся с каронавирусом и всё такое прочее самое прекрасное и вдохновляющее. Но на самом деле люди просто звереют без ежедневного привычного мельтешения и готовы заняться любой самой бредовой чепухой, лишь бы не сойти с ума от тоски одиночества. Жены не интересны. Дети не интересны. Сами себе не интересны. Жуть.

«Что, не нравится? А я так всегда живу». Причем, с большим интересом и удовольствием.
вторая

Стреляли…

Позавчера поздним вечером, почти уже ночью я был занят странным делом. Шло заседание украинского Совбеза, после которого был объявлен брифинг Зеленского. Я хотел его послушать, но мой сумасшедший телевизор, который только по одному ему известной логике показывает пару с лишним сотен каналов в совершенно волюнтаристском наборе, убедил меня после довольно долгого общения, что непосредственно в прямом эфире этот брифинг будут транслировать в одном единственном месте. Не на Евроньюс, РБК, Дожде, Блумберге или чем-то подобном, а на, можете смеяться, Первом канале.

И вот я, как полный идиот, лежу на диване и жду Зеленского, а пока смотрю на упомянутом канале передачу «Время покажет», в которой этот самый брифинг и обещали, а пока обсуждают только что произошедшее и происходящее по сути ещё в этот самый момент вооруженное столкновение на Украине. Естественно, общее мнение находящихся в студии, кроме одного-двух специальных «украинцев по вызову», намеренно и утрированно дурковатых, что это хохлы злостно и подло гадят, напав на мирных луганцев для организации провокации. И в подтверждение этого идут прямые включения разных деятелей ЛНР, рассказывающих о кровавых преступлениях жидобандеровцев, и так же фотографии разрушенных домов и прочие ужасы. Так же говорится, что в сети имеется огромное количество видеосвидетельств этих самых преступлений. И вот, наконец, показывают одно из таких свидетельств. Как вы думаете, что на нем?

Я почему так спокойно и уверенно задаю подобные детские вопросы. Потому, что уверен, вряд ли кто из читателей этого Журнала смотрел ту передачу. Так что вполне могу устроить самодеятельную интригу. Попробуйте сначала догадаться самостоятельно.

А теперь, когда вы вообразили что угодно, я должен вас огорчить. Скорее всего, вы ошиблись, поскольку такое едва ли кому придет в голову. В подтверждение того, что украинцы напали первыми, показывают съемку, на которой со стороны Луганска по украинским позициям лупят из чего-то, очень напоминающего реактивные минометы. То, что это именно так, видно по огромному количеству признаков, но, собственно, и «луганские» комментаторы, и те, кто в студии, этого совершенно не скрывают, а откровенно говорят, что да, это «наш ответный огонь на украинскую провокацию».

Ещё раз повторю и подчеркну. Я, в отличие от всех тогда присутствующих на передачи, находящихся почти в тысяче километров от места событий и точно до мельчайших подробностей знающих, что там происходит, и кто в кого стреляет, и кто начал первым и вообще всё, что происходит в каждой голове на всех континентах, честно признаюсь, что никакого представления не имею о сути данных конкретных событий. И представим себе, что я абсолютно беспристрастный посторонний слушатель и зритель (я себя за такового не выдаю, мои пристрастия и предпочтения мной давно подробнейше изложены, но просто прошу это вообразить чисто теоретически). И вот мне говорят, что в интернете имеется гигантское количество свидетельств. И Первый канал при всей своей технической, пропагандистской и прочей подобной мощи из всего этого гигантского количества в подтверждение украинской провокации показывает единственный сюжет, в котором ЛНР со всей дури хреначит по хохлам.

Мне тогда вспомнился один сюжет из американской судебной практики тридцатых годов прошлого века. Ещё с момента появления в обиходе фотографии ходили разговоры, что уж теперь увеличится количество бесспорных доказательств преступлений. Но долго ничего слишком уж наглядного не происходило, пока однажды случайно один фотограф не заснял некого гангстера, держащего нож в животе своей жертвы. Казалось, что тут уже у обвиняемого шансов нет. Но адвокату удалось доказать, вернее, убедить присяжных, что мужик не убивал, а на самом деле хотел спасти и пытался этот нож вытащить.

Так и тут. Понятно, что если бы показали съемку, как украинские солдаты обстреливают Луганск, то тоже можно было бы сказать, что это «они ведут ответный огонь». Но, согласитесь, логики было бы всё-таки несколько больше. А так исключительно чистый маразм и абсурд.

Однако, меня на самом деле искренне развлекло даже другое. Одновременно с этим обсуждением и на его фоне была поднята другая, не менее постоянная в нашем официальном информационном поле тема «фальсификации истории» и её «искажение» западными русофобами. Это просто совсем веселый цирк. Двадцатый год двадцать первого века. У большинства в руках по сути видеокамеры с возможностью мгновенно выложить съемку в интернет на обозрение всего мира. Событие происходит непосредственно в данный момент. И множество людей несет какую-то несусветную, противоречивую и бездоказательную пургу. При это с полной уверенностью утверждая, что владеют знанием какой-то «неискаженной» и «нефальсифицированной» историей событий многодесятилетней давности, произошедших, когда они ещё и не родились.

А брифинга Зеленского я так и не дождался. Переключил на сериал «Смертельное оружие». Между прочим, совершенно дурацкий, неизмеримо хуже одноимённого фильма, но всё же не столь бредовый, как предыдущий сюжет.