Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Поколение Х

Мой сын пришел в институте к пожилому преподавателю сдавать зачет по научно-практической работе, которую делал по заказу и на материале одной коммерческой фирмы. Преподаватель сел, поправил очки, раскрыл зачетку, ну, говорит, давай работу. А сын отвечает, мол, ничего дать не могу, она у меня в голове и на фирме в компьютере. Преподаватель удивился, что значит в голове, так напиши или распечатай с того компьютера и покажи. Не могу, объясняет сынок, это коммерческая тайна, сугубо конфиденциально, я подписку давал о неразглашении.

Преподаватель позвонил своему приятелю, которого мы тоже знаем и от которого, собственно, эта информация. В полной растерянности. Не знаю, говорит, что делать, но, похоже, кому-то из нас надо к психиатру. А сын тоже не понимает, в чем суть проблемы. Работу он выполнил? Выполнил. Заказчик доволен? Доволен. Какие претензии?

А вы говорите – инопланетяне…
вторая

До свидания

В декабре четырнадцатого я вернулся из командировки в Израиль, куда сам себя отправил. И начал писать основной труд своей жизни «Земля О», который, конечно, является вовсе не текстом, а конкретным определенным деянием и исполнением миссии.

Однако некоторые из совсем немногих оставшихся со мной постоянных читателей не только обратили внимание, но даже уже устали укорять меня в том, что я затягиваю работу и последнее время явно манкирую своими обязанностями. И это, к сожалению, правда. Я действительно уже какое-то время не обращаюсь к основному корпусу, а ограничиваюсь достаточно второстепенными и попутными соображениями.

Тому есть и субъективные причины, вроде возраста и физических сил, которые, естественно, меня вовсе не извиняют, но хотя бы дают повод и основания попросить прощения. Однако главное, конечно, не в этом. Имеются и совершенно объективные обстоятельства, большая часть которых от меня никак не зависят. Потому мне потребовалось совершить ряд дополнительных поступков.

Так что, я снова еду в Израиль. Думаю, что не больше, чем на месяц. А там уж как получится. Жить буду в основном в Тель-Авиве, так что, если кто из израильтян захочет выпить со мной кружку пива, а я буду в состоянии, то пишите мне на почту. Не знаю, будут ли силы и желание там писать в интернете, но на всякий случай беру компьютер с собой, потому на связи.

В любом случае, надеюсь, что до встречи и всем удачи.
вторая

Кто в домике живет

Читатель только что написал в комментарии к одному из моих текстов:

«Прочёл все последние посты автора.
Про СССР, где он пишет так, что к этому почти невозможно придраться, даже мне, почти его ровеснику, но, это только почти. Он где-то что-то замалчивает, где-то что-то выпукляет, именно так и поступают умные пропагандисты, чтобы защитить свою точку зрения. А в результате получается, что мы с ним жили в разном СССР, хотя и обладавшем некоторыми общими признаками».


Тут абсолютно вне зависимости от эмоциональной окраски или идеологических пристрастий (отдельно отмечу без малейшей иронии восхитившее меня очень яркое слово «выпукляет», которое раньше не знал, но теперь при удобном случае надеюсь воспользоваться) человек повторил и сформулировал то, что я говорю всю жизнь и пишу с самого начала своего использования бумаги, а потом и интернета. Да, конечно и несомненно, мы жили в разных СССР.

Более того. Мы и сейчас живем в совершенно разных Россиях. И не только Россиях, в полностью разных вселенных и мирах. Но отнюдь не лишь с посторонними или «идейными противниками». С самыми близкими людьми тоже. С моей любимой женой, с которой в полном согласии вместе лет сорок, с моими детьми, дороже которых у меня ничего нет, мы без всяких моих иллюзий существуем в разных пространствах, зачастую не имеющих между собой ничего общего по огромному количеству параметров. И эти пространства не то, что иногда плохо взаимодействуют вплоть до уровня конфликтности, но порой и элементарно недоступны для чужого понимания.

Тебе кажется, что твои слова или поступки не просто должны, но и вызвали такую-то реакцию и восприняты так-то, а на самом деле это не имеет ничего общего с действительностью. И бесполезно пытаться что-то исправить или объяснить. В том, чужом мире это принципиально недоступно. Продуктивно лишь смирение. Остальное не только бессмысленно, но и очень часто вредно, особенно при излишнем усердии.

И вопрос не в том, чтобы кого-то перетащить в свой мир или пытаться проникнуть в чужой. И даже не в том, чтобы объяснить кому-то из чужого мира свойства своего, убеждая в его преимуществах. А лишь в том, насколько вообще возможно взаимодействие без ненависти и агрессии, непосредственно опасной для всех сторон. Я сейчас приведу несколько примеров, которые многим могут показаться вовсе из другой оперы, но прошу хоть постараться понять, почему они репрезентативны именно для меня.

Недавно смотрел телепередачу по «Культуре» о современной архитектуре. И там принимала участие молодая женщина, я давно уже не специалист по такого рода диапазонам возрастов, особенно женских, но мне кажется явно до тридцати лет. Она культуролог, доцент то ли «Вышки», то ли чего подобного очень престижного. Говорила чрезвычайно умные и интересные вещи. Часто на верхней грани моих возможностей восприятия устной речи, но сама явно в материале плавала как рыба в воде и обладала незаурядными знаниями и интеллектом.

И у нее было очень красиво томно-шоколадное платье, знаете, с такими рукавами, которые заканчиваются как бы полуперчатками без пальцев, которые раньше были довольно распространены под названием митенки. И два одинаковых выреза на спине и груди, не большие и не маленькие, как раз ровно такого размера, чтобы и особой скромностью не утомлять, но и при этом оставаться полностью в рамках приличий в любом самом серьезном публичном месте. И вот под этим задним вырезом на спине женщины с переходом сбоку на шею красовалась роскошная очень сложная многоцветная татуировка размером с пару моих довольно крупных ладоней.

Самое смешное, что, видимо, на оператора это тоже произвело большое впечатление и он, то ли автоматически, то ли от восхищения, а, может, и не без доли мелкого хулиганства постоянно давал такие планы, что татуировка занимала почти четверть экрана, а у меня теперь телевизор метр сорок по диагонали, ток что получалось весьма впечатляюще. И вдруг в какой-то момент я понял, что, несмотря на все вершины мысли и духа, мне абсолютно неинтересно слушать этого доцента. Ну, то есть её представления о прекрасном вообще и в архитектуре в частности, что и было предметом разговора, не могут иметь ничего общего с понятиями моего мира. В котором невозможно сделать себе такую татуировку и с гордостью её демонстрировать на всю страну. Бред, фарисейство, глупость и ограниченность? Согласен. В её мире – несомненно. Но тут же беседа велась именно о красоте. О которой, понятно, у нас просто слишком разные представления. Потому спасибо, при всём уважении и даже восхищении, но не дослушал, переключил программу.

А несколько месяцев назад мне по делам пришлось общаться с одним пареньком, ещё моложе, думаю, немного за двадцать. Даже не столько общаться, сколько у меня была конкретная потребность в его услугах по поводу компьютера, а ему от меня и вовсе кроме денег ничего не было нужно. Фрукт вообще уникальный. Про то, что расписанный змеями с ног до головы я даже не упоминаю. Сальные омерзительные волосы до плеч, пирсинг в невообразимом и для меня просто физиологически тошнотворном количестве, одежда не просто поношенная до рванья, я и сам, простите, с глубокой юности как денди не одевался, но тут совсем из помойки и попахивает. А уж про манеры и речи нет. Ноги на стол, через слово сплевывает на пол, эти самые слова малосвязанные и в основном представляют какую-то эклектичную смесь всех наречий и терминологий, мне крайне мало известную и понятную. Короче – туши свет.

И минут через десять его работы я перестал всё это замечать. Только сидел с открытым ртом и наблюдал за его пальцами на клавиатуре. Он там вытворял что-то немыслимое со сверхзвуковой, а, может, и сверхсветовой скоростью. Мой компьютер, старая капризная постоянно тормозящая скотина, отдался ему мгновенно и безоговорочно, даже не пытаясь рыпаться. Человек не просто знал свою работу в чужом для меня мире, но был там полным властелином и безусловным повелителем. Закончил, на мою благодарность не ответил, даже не попрощался, взял бабки и только ещё раз сплюнул перед уходом. Полный ушлепок. Но я теперь по этим проблемам только к нему. Вопросы эстетики мне с ним обсуждать не требуется.

И ещё. Работал у меня когда-то в бригаде плотником такой Матвей из-под Смоленска. Мужик лет сорока, с высотой лба, согласно интеллекту, меньше сантиметра, брови практически от волос начинались. Быдло редкостное. Ненавидел жидов и любил Сталина. Хотя не про евреев, не про Сталина ничего практически не знал, как ни про что по сути вообще. Кругозор и мыслительные способности нулевые. А характер при этом омерзительный, склочный, а по мелочам и просто подловатый. С женщинами разговаривал только матом и не понимал, почему не все воспринимают нормально, он же иначе не умел и не знал, что можно по-другому.

Наши с ним отношения были идеальными. Меня полностью устраивали две его черты. Во-первых, он был надежен как железобетонная балка. Если я сказал, что этот угол сруба должен быть готов завтра к обеду, а он посчитал это реальным и согласился, то я мог больше уже не волноваться и не проверять. Угол будет готов. И во-вторых, я и сам тогда считался большим специалистом по работе концом бензопилы, что, кстати было категорически запрещено техникой безопасности, но иногда оказывалось практически необходимым, однако с Матвеем в этом деле не мог даже отдаленно сравниться. Он работал кончиком «Урала» ток, как мало кто из хирургов умеет скальпелем. И если мне требовалось прорезать в стене проем особо сложной формы, то с полной уверенностью надеяться я мог только на Матвея.

Он же, со своей стороны, тоже относился ко мне предельно уважительно, что иногда сильно удивляло знающих его мужиков. Но он в ответ на это удивление и когда кто-то начинал на меня бурчать, что неизбежно в отношениях большой разношерстой бригады и бригадира, всегда был однозначен: «Юрич никогда копейки не зажилил и не задержал, а если вечером разливает, то до последней капли поровну. Я за него пасть порву».

Не уверен, насколько сумел хоть что-нибудь объяснить. Но и то сказать, это же в моем мире вещи понятные, а как в вашем, я и представления не имею…
вторая

Слепота

Давно стала хрестоматийной, почти лубочной картинка, на которой осенью семьдесят первого ещё школьник, старшеклассник Стив Джобс со своим старшим приятелем студентом Стивом Возняком сидят в гараже и мастерят на продажу первые «синие коробочки», знаменитые «Blue box», которые заложили коммерческую и на самом деле всю прочую основу существования не только будущей фирмы «Apple», но и ещё очень многого, принципиально важного для существования современной цивилизации.

О дальнейшей судьбе, масштабе личностей и значении Джобса и Возняка известно большинству в мельчайших деталях, пытаться что-то здесь добавить бессмысленно и нелепо, особенно такому далекому от компьютерной вселенной человеку, как я.

Однако, возможно не столь широко, но всем хоть немного интересующимся так же прекрасно известно, что сама по себе идея «синей коробочки» принадлежала отнюдь не этой знаменитой парочке. Возняк узнал о ней из открытой публикации в достаточно массовом и популярном журнале «Esquire». А адептом даже вполне уже сложившейся к тому времени на основе использования подобного рода устройств и технологий субкультуры фрикеров был Джон Дрейпер, известный в тех кругах как Капитан Кранч, один из первых хакеров в истории компьютерного мира. Он жив до сих пор, наверное, не столь популярен как Джобс и Возняк, но вполне себе успешен, несмотря на почтенный возраст владеет и руководит собственной солидной фирмой и является весьма крупным авторитетом в вопросах компьютерной безопасности.

Но ещё меньше людей знают, что и не Дрейпер всё это придумал. А история началась аж в конце пятидесятых, когда в Ричмонде восьмилетний слепой от рождения мальчик Джозеф Энгрессия за неимением других доступных удовольствий и развлечений увлекся игрой со стареньким телефонным аппаратом. Я не буду входить в технические тонкости, о них имеется достаточно публичной информации и желающие могут легко ознакомиться самостоятельно. Но, если совсем просто и коротко, то этот ребенок, плюс ко всему обладавший ещё и абсолютным слухом, умудрился по сути взломать мировую телефонную сеть и научился при помощи свиста со своего телефона бесплатно звонить на любой номер на планете. Представляете себе, ещё до всяких и без всяких «коробочек» элементарно свистел в трубку и мог дозвониться до кого угодно.

Там, правда, в семье было всё как-то не очень хорошо, имелись большие личные психологические проблемы, и с учителями сильно не везло, но слепой вундеркинд отнюдь не сгинул в полной нищете и безвестности. У него был высочайший индекс IQ, он поступил в неплохой университет и вполне успешно занимался математикой. Но ещё и немного подрабатывал тем, чем, особенно в девяностые, промышляли многие в студенческих общежитиях и на иных объектах с массовым присутствием иногородних и иностранцев, правда, с помощью уже совсем других технологий. Джозеф организовал подпольный переговорный пункт, где позволял однокашникам за очень дешево разговаривать с друзьями и родственниками по всему миру в обход официальных тарифов. При помощи всё того же свиста.

Но Америка есть Америка и в конце концов ФБР его прищучило, серьезно сажать не стали, однако материальный иск вчинили весьма серьезный. Впрочем, потом довольно быстро сообразили, что загонять такого парня в угол большого смысла не имеет, а лучше использовать его способности на благо общество и даже особенно конкретно собственной конторы. Взяли в штат с целью наладки и обслуживания специальной телефонной аппаратуры, которую нельзя было бы так просто взломать. Там Энгрессия проработал аж до восемьдесят второго, после чего его всё это, видимо, настолько достало, что он уводился, сменил фамилию и официально впал в детство, объявив, что является пятилетним ребенком. Я почти уверен, что ехидно придуривался. Общался в основном с детскими мягкими игрушками, разговаривал с ними, что-то такое им постоянно веселое и нежное насвистывал, основал церковь Вечного Детства, до которой каждый мог круглосуточно дозвониться по бесплатной горячей телефонной линии из любой точки мира.

Миллиардером не стал. Всемирной славы не приобрел. Умер Джозеф в августе седьмого года, всего пару лет не дожив до шестидесяти, уже совсем в другом мире, где его свист больше не работал. Но который во многом был создан этим самым свистом.
вторая

Невольность чести

Сразу должен предупредить, что, хотя те несколько фильмов Виталия Манского, которые я видел, мне очень близки и нравятся, я вовсе не являюсь специалистом по творчеству этого режиссера и ещё менее слежу за его медийным бытованием. Потому, возможно, сказанное мною сейчас уже неоднократно публично обсуждалось и даже сам Манский давал на эту тему какие-то более подробные комментарии и разъяснения, я же сейчас вообще в основном о личном.

Недавно в одном интервью с Виталием Всеволодовичем я наткнулся на такой момент. Речь шла о фильме про Северную Корею «В лучах солнца», и журналист спросил, мол, вот вы неоднократно рассказывали, что в какой-то степени надули принимающую сторону, снимали не совсем по сценарию, использовали две видеокарты, ну, и некоторое прочее подобное. А не беспокоит ли вас при этом, что у северокорейских товарищей, которые за вами присматривали и всё это проворонили, могут быть серьезные неприятности, вплоть до опасных для жизни, учитывая строгость их режима?

Точной цитаты ответа Манского привести не могу, к сожалению, не нашел, потому заранее прошу прощения за возможную неточность, перескажу, как понял и запомнил, но в данном случае это представляется мне достаточным. Он ответил, что, во-первых, кинодокументалистика – это вообще занятие не для идеально нравственных людей и этических пуристов, против которых он ничего не имеет и даже безмерно их уважает, но просто им надо заниматься другой профессией. А, во-вторых, что касается конкретно данных корейских товарищей, то он их недавно видел на заднем плане в какой-то официальной хронике, так что, судя по всему, особо они не пострадали и там всё в порядке.

Однако меня здесь заинтересовал и даже в какой-то степени задел несколько посторонний и вовсе не прозвучавший в диалоге вот какой момент и нюанс. Дело в том, что, возможно, из-за въевшегося с детства в кровь магаданского воспитания среди достаточно специфического окружения, я сам всю жизнь с повышенной болезненностью боюсь кого-либо подставить, вне зависимости от отношения к данному человеку. Чтобы долго не теоретизировать, приведу самый примитивный бытовой пример.

Скажем, Вася сам по себе уникальный мерзавец и сволочь, с удовольствием лично дал бы ему по башке, представься повод и возникни соответствующая подходящая ситуация. Но если вдруг случайно окажется, что по моей неосторожности просочилась в ненужное место информация, зацепившись за которую компетентные органы могут наехать на Васю и его разорить, а то и посадить, то я не только расстроюсь, но и сделаю всё возможное, чтобы Васю защитить и минимизировать последствия своего разгильдяйства.

Это не абстракция, жизнь временами бывала сложной и действительно иногда приходилось делать и даже более, чем возможное. Мне так спокойнее. Я не хочу и совсем косвенно быть хоть в чем-то на стороне врага или пользоваться результатами чего-то, сделанного этого врага руками.

Но вот именно в ситуации Манского и в отношении работников северокорейских спецслужб? Причем такая, совершенно конкретная, явная и четкая, или я делаю всё так, как нужно и нравится властям КНДР, или этих ребят, проворонивших вторые видеокарты (хотя, конечно, там дело отнюдь не в одних картах, я, понятно, намеренно упрощаю), не то что уволят, а пошлют в лагерь или даже самым натуральным образом расстреляют?

Как-то мысль уже несколько дней не отпускает. И чем больше времени проходит, тем сильнее я опасаюсь, что не поступил бы безупречно гуманно и этично. И не сильно бы расстроился бы, если бы тех служак поставили к стенке. Определенное не самое хорошее подозрение относительно самого себя.

Наверное, я сам далеко не идеально нравственный человек. Хотя при этом заниматься кинодокументалистикой особо не тянет. Но это уже из другой оперы и не сильно успокаивает.
вторая

До встречи

Ладно, всё, упаковываю компьютер и лечу в Лондон. Будет настроение - напишу оттуда. Но, скорее всего, уже после приезда.

Всем удачи.
вторая

Извините, сами мы не местные…

Ну, в смысле, я, мягчайше говоря, не очень большой специалист в компьютерных технологиях. Та что, буду очень благодарен, если кто из более знающих товарищей поможет. Если, конечно, тут вообще есть, в чем помогать.

Несколько дней назад мне на почту пришло такое странноватое послание:

«Кто-то ввёл правильный пароль от аккаунта rashnvasilev, который Вы используете в Почте и других сервисах Яндекса. Вот что нам известно:
• Место: Чжэцзян
Если это были не Вы, перейдите на страницу службы поддержки (https://yandex.ru/support/passport/troubleshooting/problems_hacked.xml) и следуйте рекомендациям.
Знания пароля не всегда достаточно, чтобы попасть в аккаунт — в некоторых случаях Яндекс проводит дополнительную проверку. Если в истории входов (https://passport.yandex.ru/profile/journal) нет подозрительных записей, это значит, что злоумышленник не смог её пройти. В этом случае Ваши данные остаются в безопасности, но пароль всё равно необходимо сменить на новый, известный только Вам.
С заботой о безопасности Вашего аккаунта,
команда Яндекс.Паспорта».

Честно говоря, моя попытка что-то понять, пройдя по ссылкам, успехом не увенчалась. Но пароль на почте я сменил и в общем-то успокоился. В основном потому, что тайн у меня никаких нет, имею в виду, естественно, в интернете, а так-то, конечно, сколько угодно, но они совсем в других местах.

Но на всякий случай всё-таки стал обращать внимание, не появится ли что необычное. В почте пока ничего не обнаружил. Однако вот в этот Журнал, в комментарии к верхнему «постоянному» посту (можете сами посмотреть) пришли подряд три как бы с разных адресов, но очень похожие странные записи с отрывками фраз из моих же текстов. Хотя, представления не имею, связаны как-либо эти факты.

Короче, буду очень благодарен, если кто-то подскажет, есть ли у меня проблемы, а, если есть, то можно ли их устранить.
вторая

Компьютерный герой на пенсии

Россияне получат единовременную выплату в размере 5 тысяч рублей в январе 2017 года вместе с пенсией. Об этом во вторник, 23 августа, сообщила официальный представитель Пенсионного фонда России.

Узнав об этом, мой сын-студент немедленно поехал на Горбушку и купил себе какую-то компьютерную игру в подарочном исполнении за семь с половиной тысяч.

Когда я лениво поинтересовался, не треснет ли у него физиономия от таких гуляний, сын крайне убедительно пояснил, что я ничего не понимаю, там в специальной коробке прилагается ещё какая-то очень красивая пластмассовая фигурка персонажа, а ждать с покупкой до будущего января бессмысленно, поскольку инфляция, и игра, несомненно, подорожает.

А чё, все верно, всё в рамках единой и всеобщей отечественной логики…
вторая

Комментарий представителя покемонов

Получил не совсем мною ожиданную реакцию на свою реплику:

«Любопытно, играл ли хоть один из комментаторов в этих покемонов? или вообще во что-либо кроме казуалок на ПК?»

И тут же я представил себе до жути наглядно выражение лица написавшего, переполненное презрением к убогим лохам, играющим только в казуалки, и смеющем что-то вякать про ихнии покемоньи дела.

Хорошо ещё, что человек не догадывается, что я представления не имею даже об этих самых примитивных казуалках. Иначе точно и вовсе побрезговал бы прикасаться к моему блогу.