Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

И ещё

Нет, шутки шутками, а я действительно с превеликим удовольствием посмотрел бы на Парад победы, где Росгвардия к мавзолею швыряла бы поверженные украинские корабельные унитазы.
вторая

Приказ

Это история очень широко известна, многократно пересказывалась в мельчайших подробностях, потому я предельно кратко. В апреле семьдесят пятого, во время штурма вьетконговцами Сайгона, когда стало понятно, что ситуация безнадежна, американцы начали операцию «Порывистый ветер» по эвакуации и граждан США, и части южных вьетнамцев из столицы. Производилась она в основном по техническим и оперативно-тактическим причинам на вертолетах на военные корабли. В частности, на стоявший неподалеку авианосец «Мидуэй».

И в какой-то момент там скопилось уже столько вертолетов, что на посадочной полосе практически не осталось места, хотя их постоянно сдвигали по бортам и ставили максимально близко друг к другу. И тут в небе появилась маленькая «Сесна» с явным желанием сесть на палубу. Она сделала несколько заходов, но неудачно, просто некуда было. Командир корабля пытался связаться с самолетом по радио, чтобы объяснить ситуацию и посоветовать лететь обратно к берегу, но связь тоже не работала. Наконец, очередной раз пролетая над палубой, летчик сумел скинуть записку. Из которой следовало, что в «Сесне» находится майор ВВС Южного Вьетнама Буанг-Ли с женой и пятью детьми, горючего у них всего на час и, следовательно, шансов куда-то ещё долететь нет.

И тогда капитан «Мидуэя» Ларри Чамберс отдает приказ вручную сбросить в воду с палубы все мешающие посадке вертолеты. Тут мне хочется уточнить ещё несколько нюансов, хотя я абсолютно не уверен, какое они имели значение и имели ли вообще. Сначала повторю, что в самолете не американцы, а вьетнамцы. Сам Чамберс – первый в США чернокожий командир авианосца, кстати, ставший впоследствии первым же черным адмиралом флота. Там рядом с ним на палубе находился командующий всей военно-морской группировкой США в Южно-Китайском море адмирал Вильям Харрис, но я, честно говоря, не знаю, насколько данный вопрос находился в его компетенции. Во всяком случае точно, что он прямо в решения Чамберса не вмешивался, а только меланхолично заметил, что не знает случаев успешного продолжения карьеры капитана, по приказу которого будет уничтожена дорогая военная техника.

Собственно, я больше не хочу копаться ни в каких подробностях, особенно технических, и в продолжении истории. Меня ещё в юности, когда я впервые об этом случайно услышал, заинтересовал всего лишь один вопрос. А как поступил бы в подобной ситуации советский капитан корабля. И я спросил об этом своего дядю Славу, капитана первого ранга, командовавшего эскадрой Тихоокеанского флота, который тогда как раз был проездом в Москве по пути в Ленинград, куда он был назначен на какую-то высокую должность в Адмиралтейство, получив звание адмирала. И вот что он мне примерно ответил.

«Понимаешь, Саша, я не могу тебе ответить сейчас однозначно. Авианосцев у нас нет, но не в этом, конечно, дело. Прежде всего, в море в критической ситуации, особенно в боевой, не всегда себя ведешь так, как предполагал до этого. Но если отбросить эмоции и психологию, то строго по Уставу следовало бы запросить инструкции от вышестоящего командования. Мне в этой истории более всего странно, что на себя полную ответственность не взял находящийся рядом адмирал. Я, естественно, их порядков не знаю, но, думаю, наш даже командующий флотом сам не стал бы отдавать приказ, а связался бы с начальством. Впрочем, ещё раз повторю, черт его знает, не за что ручаться не стану».

Я впоследствии множество раз снова и снова читал об этой истории, Бесчисленное количество мнений. Но так нигде и никогда не встретил внятного разъяснения никого из профессионалов нашего высшего военно-морского состава, как бы поступили они или их товарищи.

вторая

По кочану



Вот вы говорите крымы всякие с донбассами, боинги со скрипалями и прочая подобная муть. Абсолютно бездоказательно, нагло и подло разные иноземные брехуны навешивают на невинную и благородную Россию любую злостную клевету. И никто почему-то не верит в наши правдивые и крайне убедительные аргументы, вот просто тупо не хотят обращать внимания на очевидные факты, предоставляемые российскими властями. Причину этой величайшей несправедливости и загадки я вам сейчас объясню буквально в нескольких словах и на единственном примитивном примере.

На военно-морском параде в Петербурге десантный катер врезался в опору Благовещенского моста. Даже не то, что особо врезался. Так, вмазал легонько по касательной, есть такой термин на флоте «навалился», штука вовсе нередкая, хоть и не очень приятная, но ничего катастрофического. В данном случае и вовсе без серьезных последствий, не только опору, но и катер сильно не повредили, разве что, может, краску слегка поцарапали, из людей тоже никто реально не пострадал, в худшем случае несколько синяков и шишек. Моряки довольно быстро и ловко выправили судно, и оно продолжило свой путь в парадном строю. Короче, рядовой мелкий инцидент, возможный в любое время в любой стране и ситуации на массовых публичных мероприятиях, само по себе событие яйца выеденного не стоит.

Collapse )
вторая

Диалоги о рыбалке

Я не хочу ничего обобщать, возможно, для кого-то или даже для большинства это не так, но лично для меня главная беда, исключая совсем уж пошлый материализм типа голода, холода, физической боли и прочего подобного, состоит в отсутствии морального комфорта и возможности выработать внутри себя единые критерии отношения к происходящему.

Мне нужно точно знать и ощущать. «Ты за большевиков али за коммунистов?» Чему сочувствовать, а по поводу чего злорадствовать. Кому помочь, а кого подтолкнуть. Короче, чисто детское «что такое хорошо и что такое плохо». Не то, что совсем уж не могу удерживать нравственный и этический нейтралитет особенно в вопросах, совсем уж чуждых и посторонних, но чувствую себя всё равно не очень комфортно. В принципе, до ближайшего магазина можно добраться в обуви и не совсем своего размера, но не слишком удобно, да и ноги потом будут болеть.

Так и с этой Рыбкой. С одной стороны, и это прежде всего, я на неё жутко злюсь, что она испаскудила милое мне с отрочества и часто используемое слово. Уже не назовешь супругу ласково «рыбкой», можно и в глаз получить. Но с другой – молодая веселая оторва, никого не убила, у нищего последний кусок не украла, и вообще, мне по жизни столько людей встречалось, которые и конкретно мне и в принципе наделали много неизмеримо более серьезных пакостей, что и сравнивать смешно.

Опять же, с одной стороны, конечно, дико бесит такое полное отсутствие мозгов и малейших тормозов у существа, вполне внешне похожего на человеческое. Но с другой – я ведь даже полевых мышей у себя в деревенском доме убивать запрещаю, не говоря уже о том, чтобы их мучить, хоть они и гадят, сволочи, в кухонных шкафах весьма активно, создавая явную угрозу санитарной безопасности.

Короче, никак не могу определиться, что раздражает. Но, поскольку всё равно занимает голову и отвлекает, то неизбежно пришлось задуматься и прийти к определенным выводам. И вот тут к счастью они однозначны, относительно сути произошедшего у меня сомнений не осталось.

А дело было так. Теперь уже окончательно понятно, что и кокаин в посольство, и Настю Рыбку Дерипаске на яхту подбросили америкосы. Но по свей всем известной тупости просто всё перепутали. Рыбка должна была оказаться в посольстве, а наркотики на яхте. Тогда всё было бы использовано эффективно, по назначению и с удовольствием. Я так получился обычный бардак с непредсказуемыми последствиями.

Несчастная девчонка оказалась в реальной опасности, а ценнейший продукт на десятки миллионов долларов и вовсе пропал, замененный пошлой мукой. И если с отношением к первой я так пока до конца и не могу понять своих чувств, то второго мне явно жалко, тут уж никаких сомнений.

Позор ЦРУ!
вторая

Клюёт?

Да, ладно вам лицемерить и возмущенную невинность изображать. Подавляющее большинство, за редчайшим исключением (упоминаю о возможности этого исключения только от собственной доброты и вежливости, чтобы дать возможность каждому спокойно и удовлетворенно себя к нему причислить и особо не огорчаться), просто завидуют всем участникам истории с Рыбкой.

И не надо вот этого тупого надменного, вроде, ах, бросьте, чему тут можно завидовать… Всему можно. Всему тому, чему вы и завидуете. Молодости, задору, настроению, везению, счастливой примитивности ошалевшей бобруйской девчонки, деньгам и возможностям Дерипаски, тому, что это не вас катают на яхте и не вы катаете, всему тому заоблачному миру, в котором, как сказал классик, «Богатые - не такие люди, как мы с вами».

Бред и чепуха, не нужно мне и не хочу я не яхту, не на яхту, вообще меня укачивает, и никакие миллиарды не нужны, нас и здесь неплохо кормят, а они мерзкие, подлые, корыстные и бездуховные, убогие и ничтожные. А то, что могут себе от тупой безбашенности позволить всякие глупости с излишествами, подумаешь…

Ага. Подумаешь.
вторая

Хорошо, хорошо, виноват, был не прав…

Меня очень развлекла реакция некоторых на мою реплику об этими многими любимом Коктебеле. Такое впечатление, будто я всех зову с собой в какое-то там иностранное уродство, а мои приставания с презрением отвергают – нет, ничего не сравнится с нашим уникальным волшебным Коктебелем!

Я в свое время снимал виллу недалеко от Порт-Льегата. Оттуда прямо со двора вела крутая, вырубленная в скале, лестница в бухту. Формально, конечно, эта бухта не принадлежала вилле, но кроме меня ей никто не пользовался просто за ненадобностью, у каждого была не худшая, но более близкая.

Красота там изумительная, дело, естественно, вкуса, но на мой, так много лучше, чем любая та же «Лисья» или «Тихая». Но, кроме вкуса, есть ещё и объективные вещи. Например, чистота и прозрачность воды. Видны мельчайшие рыбки на глубине метров пятнадцати даже более четко, чем у мня в аквариуме.

И на следующий день, после того, как я с семьей поселился, к берегу бухты причалил катер, не согласовывая со мной и как бы вообще меня не имя в виду, оттуда выгрузили огромный тент, под него поставили столик со стульями, стойку с разливным пивом и холодильник с мороженным. И все несколько месяцев, что мы там жили, это заведение работало исключительно для нас. А узнав от детей, что через пару дней мы уезжаем, буфетчица подарила остаток мороженого жене, мне налила пару последних кружек тоже в виде презента, снова пришел катер и всё увез.

Хорошо мы тогда отдохнули. Но больше я туда не поеду. Не только в это конкретное место, но и вовсе на Коста-Браво. И в мою любимую Венецию. И на Лазурный берег. И ещё много куда, где много раз был счастлив, но уже был. Достаточно есть ещё изумительных интереснейших мест, где пока не довелось побывать. А жизнь не бесконечная, даже всего самого лучшего посмотреть не получится.

Вот сейчас собираемся с женой куда-нибудь в район вульгарной и стандартной Шотландии, где пока ещё не были. А вы, пожалуйста, снова в ваш поэтический, любимый, волшебный и совершенно уникальный, ни с чем не сравнимый Коктебель. Мне компания особо не нужна, так что, ни в коем случае не навязываюсь.

Удачи!
вторая

ВВ-стайл

Мы от всяческих глупостей
никогда не косили,
Клеветали на скифов,
наши очи не узкие,
И не жадные вовсе,
просто в рамках традиций.
Но за каждым игиловцем,
запрещенным в России,
Наши двадцать девятые,
корабельные русские
Будут вечно гоняться,
так как негде садиться.
вторая

Канонерка выбросила флаг

Я обещал, что больше не буду к этому обращаться и об этом вспоминать, и обещание свое не нарушаю и не нарушу, всего лишь позволю себе с мягкой и доброй улыбкой упомянуть единственный почему-то напрочь забытый эпизод.

Сейчас на «Дожде» рассказывают о событиях двадцатого числа четвертьвековой давности. Рассказывают практически по минутам, но и здесь нет этого эпизода.

Я почти в это время, ну, может, чуть раньше, часов в восемь, очередной раз подъезжаю к площади перед Белым домом с новой порцией термосов с чаем и коробками с бутербродами и вдруг слышу по динамку, установленному на ставшем впоследствии знаменитым балконе.

Говорят, что московские пожарные перешли на сторону российского народа и избранного им президента Ельцина. Вывели на фарватер Москвы-реки свой единственный катер с гидропушкой и готовы сражаться за свою и нашу свободу до последней капли крови.

В тот момент я окончательно понял, что мы победим, потому, что у нас есть свой боевой флот. Раздал привезённое и поехал домой, готовить новые бутерброды с чаем.
вторая

Только «Palflot 3»

Старый знакомый, человек с прекрасным, хоть и советским ещё образованием, больше четверти века успешный, прозорливый и на редкость порядочный бизнесмен, прекрасно знающий все практические особенности нынешней системы власти и правления, всегда очень трезво, а, следовательно, и критически относящийся к нашим реалиям, обмолвился в разговоре, случившимся после того, как мы по стечению обстоятельств несколько лет не виделись:

- Ну, кто бы мог подумать, что власть на Украине захватят фашисты, а евреи будут их поддерживать?!

…Как там, переиначив Довлатова, пошутил кто-то в единственной, как мне кажется, остроумной фразе по поводу недавней «прямой линии» президента: «Мы без конца ругаем товарища Путина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал двадцать миллионов вопросов?

То ли отчаявшись, то ли устав, то ли от тоскливого перманентного осенне-весеннего авитаминоза слегка поехав мозгами, то ли от безделья, а, скорее всего, по всем названным причинам вместе и ещё великому множеству подобных крайне уважительных, народ, вернее, наиболее продвинутая элитно-интеллектуальная его часть последнее время всё активнее и с явным удовольствием погружается в пучины прогнозирования и предсказания будущего под очень определенным углом зрения.

Причем, уровень и диапазон самого по себе прогнозирования чрезвычайно разнообразен, личности им занимающиеся в большинстве необыкновенно колоритны, а это их занятие как таковое, вовсе не влияет на личное мое к ним отношение.

Например, чрезвычайно мною уважаемый профессор Сергей Медведев ведет на «Дожде» еженедельную программу «После», приглашая очень интересных собеседников и откровенно признаваясь, что сам не знает, «после чего или после кого», но, поскольку уверен в непременном наступлении такого «после», то хотел бы его как-то прояснить.

Сомнительной, на мой субъективный вкус и взгляд, репутации и спорных талантов человек, Станислав Белковский зарабатывает деньги шутовством, более напирая на сроки окончания «этого всего», хотя тоже искренне не скрывает, что не очень вместе со всеми остальными понимает, что такое «это всё».

Своим делом заняты вполне достойные писатели вроде Владимира Войновича или Дмитрия Глуховского, которые пытаются заниматься подобной тематикой собственными специфическими методами, свойственными их профессии.

Есть неплохие экономисты (последнее время среди них всё больше с географическим уклоном), типа Игоря Николаева или Натальи Зубаревич, которые со своей стороны…

И сие, конечно, хоть и с некоторой долей тревоги за психолого-психиатрическое поле страны, но, с одной стороны, неизбежно, а с другой, вполне вероятно, что и может оказаться полезным. Однако имеется один общий недостаток, который фундаментально сводит на «нет» самые умные и продуктивные действия и размышления в данном направлении. Всех интересует «когда» и «как», но никто не задумывается «для чего».

А отсюда, не понимая, что за продукт желательно получить в результате, путаются и во всем остальном. Ну, это как человек, представления не имеющий, что ему нужно на ужин, котлету или овощной салат, начнет размышлять о том, сколько ему потребуется соли, просчитывать лучшую цветовую гамму сервировки и волноваться, в каком часу лучше садиться за стол.

Вот давайте сейчас без лишнего белковского шутовства (ох, что-то меня самого начинает беспокоить внезапно нахлынувшие позывы к излишнему серьезу) представим себе то развитие событий, которое многим, если не большинству даже самых вменяемых людей представляется оптимальным. Неважно по каким причинам, естественным и природным, которые в любом случае неизбежны, так что тут речь вообще лишь о сроках, или каким личностным в характере вождя, на которые, например, надеется Андрей Нечаев, но существующая нынче в России система правления просто чисто физически прекращает функционировать в нынешнем виде.

В результате консенсуса элит (вот же я насобачился на их воляпюке излагать, сам в восторге!) появляется новый руководитель, типа Медведева в лучшем своём варианте, только более самостоятельный, умный, способный (а вдруг и талантливый) и удачливый, потихоньку собирается деидеологизированное профессиональное правительство технократов, страна медленно, со всеми свойственными ей завихрениями и дурковатостями, но начинает двигаться в верном направлении в сторону современной цивилизации, после чего лет через десять-пятнадцать…

Да пойми те же вы, совершенно неважно через сколько. В любом случае это не оптимальный и оптимистичный, не только не самый лучший, а примитивно и однозначно самый худший вариант. Ни хорошей котлеты, ни прилично салата не получится. Когда бы вы ни сели за стол, как бы его ни сервировали и какие бы специи ни употребляли, в результате перед вами всё равно окажется протухшее дерьмо, совершенно не пригодное для употребления.

Российский танкер, горящий в Каспийском море, тушить нецелесообразно. Об этом заявили в пресс-службе Южного регионального центра МЧС России в субботу, 23 апреля.

«Танкер должен выгореть сам, и каких-либо действий по ликвидации пожара на этом судне российские спасательные службы не принимали в связи с отсутствием в этом необходимости», — пояснил представитель ведомства.


Выживших с догорающего российского танкера доставят на берег…

Но когда они окажутся на берегу, то, скорее всего, все без исключения поклянутся, что никто из них никогда ни одного доноса не писал и ни одного вопроса по «прямой линии» не задавал. Дети их, слегка ознобливо подрагивая, потихонечку переживут свой период земного существования, а уже внуки начнут вспоминать, как прекрасен был танкер, и насколько эффективным менеджером являлся душка-капитан с крепкой рукой, пока враги не подожгли великое судно…