?

Log in

No account? Create an account

Категория: криминал

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )

Lola rennt

Я уже давно не обсуждаю никаких моральных или этических вопросов. Связанных с «протестным движением» и реакцией на него властей. Всё уже предельно сформулировано и продолжать болтать воду в стакане скучно и бессмысленно. И даже в каких-то бытовых разговорах среди близких обычно эти темы не затрагиваются, как не требующие никаких дополнительных оценок и реакций.

Но тут получился как бы несколько отдельный и особый случай, поскольку он коснулся чего-то более общего. Потому я начал и в узком кругу слышать мнения, причем достаточно различные. Имею в виду побег подозреваемого по «московскому делу» Губайдулина из-под домашнего ареста.

Часть людей, причем я говорю именно о сочувствующих этому человеку и полностью уверенных в его невиновности, начали упрекать его в том, что он сильно осложнил судьбу других задержанных, которым теперь будет много труднее выйти из заключения под домашний арест. Я-то лично как раз считаю этот аргумент смешным и нелепым.

Тут никто никому ничего не должен и каждый решает за себя. Совсем наоборот, может быть пример Губайдулина покажет некоторым не определившимся и сомневающимся, что нечего тут ловить, на что-то надеяться и ждать правосудия или хотя бы элементарной справедливости на уровне здравого смысла. А, пока не поздно и при малейшей возможности, делать ноги с предельным ускорением. А кто не спрятался, кто до сих пор считает, что в России нынче продолжает иметь смысл учиться на «политолога» и заниматься политикой или хоть общественной деятельностью, тот сам виноват, вернее, конечно, не о вине идет речь, а о персональной ответственности только за себя. И нечего тут кого-то пристегивать, перекладывая на его душу часть груза.

Но совсем другой и гораздо более широкий вопрос (собственно, почему я и решился написать эти несколько строк), когда имеется в виду так называемое «личное поручительство». И сразу подчеркну, что к ситуации конкретно Губайдулина это, видимо, не имеет никакого отношения. Насколько мне удалось разобраться, к моменту, когда его переводили под домашний арест, никакие поручительства уже не действовали. Да и, опять же, если я верно понял (тут не великий специалист, потому буду только благодарен за уточнения), по нашему УПК ответственность поручителя в подобных случаях, во-первых, очень сложно доказуема, то есть, он должен прямо участвовать в побеге или по крайней мере быть о нем полностью информирован и иметь непосредственную возможность его предотвратить, а, во-вторых, и в таком случае там идет речь всего лишь о не очень большом штрафе. Потому для меня здесь более абстрактный и теоретический.

Вот ко мне кто-то обращается с просьбой поручиться, что он не сбежит. А чем мне грозит, если всё-таки сбежит? Меня расстреляют? Я отсижу тот срок, который ему грозил бы в случае обвинения? Месяц тюрьмы? Полное финансовое разорение?

Наверное, я тут не смог бы дать однозначного ответа. И всё зависело бы от огромного количества привходящих факторов, начиная от моего отношения к этому человеку и заканчивая угрозой для него в случае приговора и последующего заключения. Но одно могу сказать точно. Если бы в противоположной ситуации наоборот мне пришлось обращаться за личным поручительством, то я миллион раз подумал бы и всё просчитал, прежде чем его нарушить.

А так, вопросов нет. Беги, парень, беги. Попутного ветра тебе и удачи.

Стыд

Конечно, я уже постарел, и у меня нет того восторга умиления, с которым я когда-то взял на руки своего первого ребенка и прижал к груди. И потом с годами, наслаждаясь и млея, смотрел как он растет и превращается в человека. Понятно, родительские эмоции уже не те, а «инстинкт дедушки» так и не проснулся, видать, не дано, так бывает.

Но всё-таки, надеюсь, ещё не окончательно засох и очерствел. Не стал тем озлобленным и невротическим стариком, а я их знал и знаю немало, которым просто физиологически неприятны дети, как слишком шумные, непоседливые существа, приносящие одни неприятности и вызывающие исключительно раздражение. Так что, в данном случае даже не то, что беспристрастен, а скорее благожелателен, хоть и без излишних бездумных положительных эмоций.

Однако с детьми я и в принципе общаюсь довольно редко. Да и где? У моих сверстников они давно не то, что выросли, а уже и стареть начали, в каких-то общественных местах, типа парков и скверов, где молодняк резвится, практически не бываю, ну, и прочее подобное, короче, мало пересекаемся в стандартных ситуациях. Однако имеется одно исключение. Банно-бассейновый комплекс, в котором я бываю несколько раз в неделю, расположенный в моем доме.

Я стараюсь бывать там, когда в принципе наиболее безлюдно. Или уж во всяком случае минимум детей. Но не всегда получается всё рассчитать и предугадать точно, потому иногда, раз в неделю-две, попадаю в обществе резвящихся в воде детишек моего любимого старшего дошкольного возраста. И я, естественно, вычислениями не занимался, но грубо ориентировочно десятая часть из них принадлежит к очень четко определяемому мною типу.

Чаще всего это мальчики, однако встречаются и девочки. Они совершают резкие, хаотичные и абсолютно не прогнозируемые движения, лупят по воде со всей дури, прыгают вниз головой с бортиков на любой глубине, даже в «лягушатнике», где максимум сантиметров пятьдесят, и прочее подобное, при этом совершенно не обращая внимание на окружающих и никак не учитывая, находится ли кто-то в том месте, куда через мгновение попадет их удар ноги, руки или любой иной части тела.

Но самое главное не это. А взгляд. Он совершенно остановившийся, ни на что не реагирующий и направленный сквозь всё живое и неживое куда-то в магическую бесконечность. Мамы, реже папы, иногда няньки или даже администрация заведения (а это очень заметно по отношениям, когда подобным занимается обслуживающий персонал) пытаются хоть как-то достучаться до сознания ребенка, что-нибудь ему объяснить, каким-нибудь образом повлиять. Но совершенно бессмысленно и бесполезно. Там стена непробиваемая. Сознание недоступна даже не то, что для общения, но и для малейшего контакта. Оно безупречно автономно, но при этом автоматически агрессивно, поскольку действия, производимые под, видимо, его руководством, никак не контролируемы и не прогнозируемы.

И не надо только начинать мне тут про особенности детской возрастной психологии. Я на эту тему прочел бесчисленное количество самых авторитетных научных трудов и общался с самыми именитыми специалистами. Но почему сказал, что главное именно во взгляде. Я людей с такими глазами и соответствующим поведением моментально и безошибочно чувствовал и узнавал в любом обществе не только с самого раннего детства, но и позднее в каком угодно возрасте, социальном положении и вне зависимости от их интеллектуального уровня. Да и сейчас, если немного реже, так только потому, что в принципе много меньше общаюсь с людьми. Так что, это явление и свойство вневременное, постоянное и неизменное.

В Штатах уже в этом веке довольно долго искали серийного маньяка, который убивал и насиловал маленьких девочек. Поймали только тогда, когда его сдал родной старший брат. Который к тому же объяснил, что парень изначально никогда не хотел ничьей смерти, просто в процессе изнасилования он так возбуждался, что терял над собой контроль и непроизвольно душил жертву.

Любопытно ещё и то, что сам этот человек тогда отбывал очень длительный срок за вооруженный грабеж в тюрьме строгого режима. И прокурор, дабы впоследствии на процессе не дать лишних зацепок адвокатам обвиняемого, официально и по видеозапись предупредил старшего брата, что его показания никак не повлияют на его собственный срок или условия содержания. А потом следователь тоже не удержался и поинтересовался, зачем осужденный решил добровольно заложить родного брата. И тот так задумчиво, но очень твердо и осмысленно ответил: «У меня тут было много времени спокойно подумать. Брат с детства был такой… И я решил, что всё-таки что-то с ним надо делать…»

Я не судья и не палач. Но что-то с ними надо делать. Мысли эти не отпускают меня, но мне за них, признаюсь, стыдно. Потому и делюсь ими с надеждой хоть немного стыд этот уменьшить.
Не, ну, ладно, если без всяких шуток и юродства, а кто-нибудь в серьез не уверен, что Навальный действительно на корню куплен американцами и бьется исключительно за их бабки из корыстных побуждений?
Впрочем, ладно, извините, это я так, как говорили в свое время у нас в порту Мотыгино после первого стакана вечернего питьевого спирта, «для разгону беседы». Хочу сейчас несколько слов совсем о другом, о вечном. В Саратове толпа хотела линчевать подозреваемого в убийстве маленькой девочки. То есть, это я так аккуратно по привычке пишу «подозреваемого». Толпа-то была уверена в его виновности. Толпа всегда уверена. Иначе она не толпа. Неуверенная толпа – всего лишь невнятное множество мятущихся душ.

Я же о своем отношении к смертной казни говорил бесчисленное количество раз и повторяться давно зарекся. Это из оперы «на Украине», про аборты, ношение оружия и кто распял Христа. Потому тут не стану никому морочить голову, а просто вспомнилась пара старых историй.

Первая произошла примерно в середине шестидесятых в одном из традиционных сельскохозяйственных американских штатов, где тогда ещё не отменили смертную казнь и даже не ввели на неё мораторий. Судили некого серийного убийцу. Процесс получился громким из-за своих кровавых экзотических подробностей, информация просочилась в центральную прессу и попалась на глаза очень крупному ученому-психиатру из Нью-Йорка. Профессор, мировая величина, он приехал на суд, вошел в контакт с адвокатами обвиняемого, сначала в одиночку, потом подтянул из своей клиники весьма значительные силы, и они начали заниматься психиатрическими экспертизами.

Работали больше года. Профессор за это время успел написать с десяток статей в самых авторитетных научных издания и даже выпустил отдельную монографию, имевшую в среде специалистов большой успех. Он для себя установил, что убийца болен даже не раздвоением личности, а личностей этих довольно много, но между собой они практически не связаны, о существовании друг друга и не подозревают, а преступная из них только одна. Так что, остальные не могут и не должны отвечать за её поступки.

Судья был очень терпелив, присяжные предельно доброжелательны и уважительны, профессора и членов его команды слушали долго и со всем вниманием. А потом минут тридцать посовещавшись, приговорили убийцу к электрическому стулу.

Когда вечером перед отъездом расстроенный профессор сидел в баре своей гостиницы, к нему подошел пожилой скотовод, старшина присяжных. Он попросил ученого не побрезговать угощением, заказал ему выпить и изложил примерно следующее. «Я вижу, у Вас плохое настроение и Вы, похоже, обижены, что невежественные фермеры не поняли глубины Ваших мыслей и изысканий, проявив свою грубость и варварство. Но, поверьте, мы очень старались и к Вам со всем пиететом. Я лично даже несколько Ваших статей прочел, конечно, далеко не всё понял, но из дошедшего в полном восторге от уровня знаний и виртуозности научных исследований. Однако, умоляю, и Вы нас тоже попытайтесь понять. Всё-таки все мы фермеры и не в первом поколении. И точно знаем, что, если животное взбесилось, можно над ним рыдать, но усыпить его необходимо».

А вторая история более по времени близкая, это уже начало нынешнего века. Тоже небольшой провинциальный американский городок. В одной большой, издавна там живущей и сильно расплодившейся семье начали умирать люди. Сначала на это не очень обратили внимание, поскольку дело касалось стариков, имевших букеты хронических заболеваний и в любом случае дышавших на ладен. Но после шестого трупа всё же заинтересовались подробнее и начали следствие. Я о подробностях сейчас рассказывать не буду, хотя там много любопытного, но это другая тема. Потому коротко о результатах. Что выяснилось.

Жила очень приличная тихая женщина, домохозяйка, родила и вырастила нескольких детей, сорок с лишним лет в браке, никаких особых событий, маленький чистенький домик, средний доход, на необходимое хватало, излишнего не требовалось, всё шло стандартно, прилично и в полном покое. И вот муж, наконец, умирает, от старости, самым что ни на есть естественным образом. Семья, как уже сказал, была большая, его очень уважали, и родственники устроили роскошные похороны. Заказали самый лучший и дорогой в городке катафалк, организовали поминки по первому разряду, пошили вдове великолепное траурное платье, она в центре внимания, ей говорят самые теплые и торжественные слова сочувствия, и, как она сама потом призналась, когда многолюдная процессия отправилась на кладбище, женщина впервые в жизни почувствовала себя такой счастливой.

А потом всё закончилось, вошло в привычное русло, и вдова затосковала. Ей снова захотелось праздника и всплеска эмоций. Поскучала, поскучала, и начала травить родственников крысиным ядом. Восьмерых отправила на тот свет, ещё одиннадцать по больницам, пока её не остановили. Дали пожизненное. А через несколько лет судья вышел на пенсию и в одном интервью местной газете разоткровенничался. «Конечно, я понимаю, что она сумасшедшая. Но и она, и адвокаты не настаивали на этой линии защиты, а мне тоже углубляться дебри психиатрии не захотелось. Да и то сказать, если разобраться, у нас в городе подавляющее большинство таких сумасшедших, если на это обращать внимание, так и вовсе судить и сажать будет некого. Только лечить. А это же бессмысленно, такое не лечится».

А вы говорите – Госдеп, Навальный…

Nostalgia

Мило, почти смешно. Заканчивается второе десятилетие двадцать первого века. Практически вчера, в семидесятых годах века прошлого, я тоскливо соображал, доживу ли до двухтысячного и каким стариком тогда буду. И вот – пожалуйста.

Но мило до смешного, конечно, отнюдь не это. А более то, что стали взрослыми и начали стареть люди, которые уже родились после падения советской власти или, во всяком случае, сознательная их жизнь прошла совсем в другой стране. Тут недавно один дегенерат-недоносок (исключительно оценочное суждения без малейшего желания оскорбить) из Госдумы предложил ввести льготы для «жертв перестройки». А самому ему двадцать восемь. И он заявил с экрана: «Конечно, в магазинах тогда всё появилось, но денег ни у кого не было». То есть, человек даже представления не имеет, что такое «перестройка», но выступает с законодательными инициативами. И никто ему ничего не объясняет, да, и не в состоянии объяснить.

Однако конкретным поводом для этой моей реплики послужил ещё более бытовой и приземленный факт. Просто совсем недавно, когда я в каком-то тексте упомянул Горбачева и Ельцина, вдруг довольно неожиданно для меня оказалось, что у многих до сих пор болит. Не затянулись раны. И, видимо, уже никогда не затянутся, боли стали фантомными, это отрезанная нога ноет, её вылечить уже невозможно.

Так что я просто ради каприза и любопытства решил кое-что напомнить. Собственно, именно о временах «перестройки», в смысле о горбачевских, писал не слишком подробно, но всё-таки позволю себе кое-что напомнить из «Прощания с Ходорковским». Там несколько глав, начиная с «Запах свободы у Савеловского вокзала» и, особенно, «Московская преступная группировка».

Но отдельно мне хотелось бы, чтобы желающие перечитали написанный мною ещё в мае одиннадцатого и ставший последней главой книги «Крест в квадрате» текст «Лихие годы правления кровавого преступного режима Горбачева – Ельцина».

Сам перечитал и понял, что и сегодня ничего не изменил бы.

Почти.

Улики

Если серьезно… Простите, действительно хотел, но реально на полном серьезе про это не могу. Всё равно получится натужная пародия.

Когда вчера супруга пришла с процесса над Павлом Устиновым, где тому дали три с полтиной, она с глазами полными изумления и ужаса обратилась ко мне с риторическим: «Как же так можно?!» Но я не то, что отвечать на не требующее ответа не способен, но и даже сам задаваться подобными вопросами не в состоянии. В этой стране с этим населением не о чем разговаривать, абсолютно всё становится пустым колебанием воздуха. Потому я сейчас просто несколько слов «по поводу», безотносительно к конкретному событию, а лишь воспользовавшись им как абстрактным примером.

Не считаю и никогда не считал себя даже хоть немного профессиональным юристом, я тут исключительно любитель и заинтересованный дилетант. Просто много десятилетий читаю доступные материалы судебных процессов, конечно, в основном достаточно развитых стран. И всего лишь хочу поделиться личными наблюдения, не претендуя ни на какие строго научные выводы и заключения. И ещё, сейчас постараюсь предельно кратко, поскольку писал об этом бесчисленное количество раз со множеством конкретных примеров, даже в одном из романов посвятил этому почти целую главу, так что повторяться не хочется.

Любая система правосудия условна и не гарантирована от ошибок. Более того, несовершенство принципиально заложено в сути и процедуре правосудия, когда решение выносят только полностью незаинтересованные лица, то есть те, кто ничего сам не видел и при событии не присутствовал, а как раз действующие лица и истинные свидетели не имеют права участвовать в вынесении приговора.

Никакая улика, свидетельство или вещественное доказательство, сколь бы вроде они не выглядели бесспорно и несомненно, сами по себе не могут быть однозначно признаваемы при установлении вины или невиновности. Во-первых, только в комплексе, а, во-вторых, всегда возможные личностные интерпретации. Опять же я приводил огромное количество примеров, когда, скажем, оказывался невиновным человек, которого застукали с ножом в руке, да ещё лезвие этого ножа в груди убитого. И даже такая великая и оказавшая гигантское влияние на судебную систему штука, как анализ ДНК, давала сбои и иногда весьма комичные, если бы за ними не стояли ещё и весьма серьезные трагедии.

Те же самые видеозаписи с задержанием Павла Устинова. Их довольно много, все они выложены в сети, потому легко можно ознакомиться не только с ними, но и с реакцией зрителей. Скажем, лично я однозначно вижу, как минимум человек шесть ментов без всякой видимой причины с бешеной скоростью и звериным усердием бросаются на спокойно стоящего человека, сбивают с ног, лупят дубиной и волокут не имеющего даже возможности пошевелиться несчастного в автозак. Но при этом не меньше процентов десяти комментаторов пишут, типа, вы же сами видите, что он сопротивляется, значит, действительно мог нанести менту увечье. И дело не в том, сколько среди таких комментаторов проплаченных ботов. А в том, что, уверяю вас, есть немало тех, кто искренне видит и воспринимает не то, что я или, возможно, вы.

Другой вопрос, может ли суд вовсе отказаться рассматривать какое-либо свидетельство, доказательство или улику? Не только может, но и делает это довольно нередко. Но только в единственном случае. Если, в свою очередь, противоположная сторона предоставляет убедительные доказательства, что улика была добыта незаконно. Обычно и довольно стандартно это бывает, когда, например, следствие неряшливо подходит к своей работе, не вовремя, недостаточно правильно выписывает ордер на обыск или не имеет его вовсе, ну, и всё такое подобное. Однако и адвокатам могут прищемить хвост. Скажем, они нагло выкрали какую-то улику, оправдывающую их подзащитного, у свидетеля обвинения или добыли её каким иным уголовным способом.

Кстати, я лично с таким юридическим подходом принципиально не согласен. И считаю, что вопрос о правомерности получения улики и вопрос о качестве её доказательности должны решаться независимо. Предположим, орудие убийства нашли при недостаточно верно процедурно оформленных документах. Вина совершивших данное правонарушения может рассматриваться самостоятельно и при доказанности они должны понести соответствующее тяжести вины наказание. Но совсем другое дело, насколько упомянутая небрежность в оформлении документом способна поставить под сомнение добросовестность и правдивость самой улики. То есть, полицейский, нарушивший закон, пусть будет повергнут наказанию вплоть до тюремного заключение, но это не должно автоматически снимать вину с преступника, нарушая права потерпевшего.

Однако это всё фантазии и лирика, к данному случаю отношения не имеющая. Я сейчас о совершенно конкретной ситуации. Имеется несколько видеозаписей происшествия, за которое судят человека. И никаких претензий к законности происхождения и получения этих записей нет. Человека судят за то, что он совершил притупление. Его адвокаты просят суд посмотреть видеозаписи. Ещё раз повторю и подчеркну. Речь не идет ещё о интерпретации этих записей. Или о приобщении их к делу в качестве доказательств. Или о том, какие на их основании сделать выводы и какой приговор вынести. Нет, просто, посмотрите, пожалуйста.

Нет, мы ничего смотреть не будем. Просто не хотим. Нам и без этого достаточно всё ясно. Почему? По кочану.

Я с подобным не сталкивался никогда ни в какой криминальной журналистике или юридической литературе любой хоть относительно цивилизованной страны. Возможно, специалисты меня поправят и приведут прецеденты. Буду благодарен.

Почесать гондурас

Простите, но начну несколько издалека. Вообще-то меня к этому приучили коммунисты ещё при советской власти. Бывало, в колхозе собирается очередное собрание с целью обсудить несколько насущных вопросов. Начиная от частных мелочей, типа того, что механизатор Вася снова по пьяни утопил трактор в деревенском пруду и надо как-то попытаться вытащить, и заканчивая принципиальными и вечными, почему ничего не растет, не цветет и не доится никогда и не при какой погоде.

И вот до того, как встанет председатель и начнет серьезно материться по конкретным поводам, секретарь парткома минут сорок, если не больше, разогревает и подготавливает зал сельского клуба страстным разбором политической ситуации в Чили и отповедью провокациям израильской военщины. После чего и плохо опохмелившемуся Васе становится несколько легче воспринимать яростные угрозы председателя, да и в принципе народ начинает чуть спокойнее смотреть на окружающую действительность.

Да и сейчас, посмотрите, с чего, например, начинается любой разговор о Иване Грозном. С Генриха VIII или с Марии Кровавой. И работает это безотказно. Так что, и я не вижу никаких оснований отказываться от надежных и проверенных чрезвычайно удобных и эффективных инструментов. Тем более, что мой многодесятилетний интерес к судебным системам и юриспруденции самых разных стран вполне дает такую возможность.

Действительно, воруют везде и всегда. Все эти трогательные истории, что где-то невозможно дать взятку полицейскому, они из сказок для наивных детей. То есть, конечно, сунуть на дороге стольник гаишнику или откупиться не слишком крупной купюрой от дэпээсника за отсутствие регистрации, это более из области нашей отечественной традиции и экзотики, но тут моменты чисто технические и практические. А по большому счету подкупить и чиновника, и правоохранителя в той или иной степени возможно даже в как бы эталонно и кристально честных странах, вроде скандинавских, дело только в суммах, связях, способах и прочих рабочих моментах.

И здесь нужно понимать, что, как в разведке, героями становятся только провалившиеся и разоблаченные. Большинство истинно великих разведчиков так никогда никому и не оказываются известны, в том и их величие. И относительно воров разного уровня время от времени что-то вскрывается с большим скандалом, тот министр украл, этот сенатор взял, те несколько генералов толкнули что-нибудь налево, даже бывшего премьера или президента посадили. Но надо отдавать себе отчет, что это всего лишь сбои системы. И с точки зрения человеческой психологии вполне понятно и объяснимо, что, когда раз в несколько лет у нас начинает течь батарея отопления, то не сильно успокаивает, что обычно она всё-таки работает нормально иногда долгими годами без всяких проблем.

Так и тут. Ещё раз повторю. Воруют везде и всегда. А реакция и информированность общества зависит больше не от степени, интенсивности и массовости этого воровства, а от множества совсем иных сопутствующих причин, начиная от оживленности реальной политической жизни и заканчивая профессионализмом и мотивированностью прессы.

И с этой точки зрения у нас нынче ничего особенного или исключительного не происходит. Ну, взяли какого-то полковника с девятью миллиардами налички. Не успели охнуть как следует, как берут второго уже с тринадцатью. Даже уставать начали от такой регулярности установки все новых и новых рекордов, как вот только что арестовывают банду из высших офицеров ФСБ, «Альфы» и прочих подобных элитных контор, причем слово «банда» здесь отнюдь не образ или эмоциональный эпитет, а самое что ни на есть точное юридическое обозначение, поскольку и статью им шьют полностью соответствующую, не какие-то хитрые коррупционные схемы, а примитивных разбой. Под видом обысков тупо грабили разные коммерческие и банковские структуры. С холодной головой и горячим сердцем. О руках молчу.

В принципе никакого ужаса во всем этом абсолютно не вижу. Правда, нужно учитывать одну мою сугубо личную особенность, о которой неоднократно упоминал. Я просто совершенно не воспринимаю себя в доле на так называемое «народное достояние» и потому, когда, например, какой-то министр снимает себе гостиницу за несколько десятков тысяч долларов на ночь, оплачиваемую из бюджета, то мне на это в высшей степени наплевать. Конечно, если воруют из кармана конкретного человека, тут несколько больше налет этического неприятия, исходя из библейских заповедей, но, согласитесь, в большинстве случаев источником всех этих полковничьих миллиардов являются много более абстрактные закрома и бассейны. А формулы типа «могли бы повысить пенсии», «помочь больным детям» или прочие подобные трогательные восклицания меня трогают не сильно. Видимо, ущербен, но лицемерить тоже нет охоты, как есть, так есть.

Однако должен признаться, что определенные эмоции испытываю. К своему, если не стыду, то некоторому смущению в основном положительные. Как представлю себе, что во время изъятия у того же Захарченко коробок и связок с деньгами доблестные оперативники и прочие бойцы самых крутых легендарных спецподразделений умудрились распихать по бронежилетам и скомуниздить сто миллионов, то улыбка невольно начинает блуждать по устам моим.

А так всё нормально и ничего страшного. Главное, что эти ребята истинные патриоты, не льют воду на мельницу подлых америкосов и прочих врагов, ощетинившихся ядовитыми штыками против моей любимой родины. Меня же больше волнует, куда дели Роберта Мугабе. Одна из самых загадочных историй современности. Никаких следов найти не удается. Уж не съели ли старика? С них станется. Совсем дикие.
Ну, в смысле, я, мягчайше говоря, не очень большой специалист в компьютерных технологиях. Та что, буду очень благодарен, если кто из более знающих товарищей поможет. Если, конечно, тут вообще есть, в чем помогать.

Несколько дней назад мне на почту пришло такое странноватое послание:

«Кто-то ввёл правильный пароль от аккаунта rashnvasilev, который Вы используете в Почте и других сервисах Яндекса. Вот что нам известно:
• Место: Чжэцзян
Если это были не Вы, перейдите на страницу службы поддержки (https://yandex.ru/support/passport/troubleshooting/problems_hacked.xml) и следуйте рекомендациям.
Знания пароля не всегда достаточно, чтобы попасть в аккаунт — в некоторых случаях Яндекс проводит дополнительную проверку. Если в истории входов (https://passport.yandex.ru/profile/journal) нет подозрительных записей, это значит, что злоумышленник не смог её пройти. В этом случае Ваши данные остаются в безопасности, но пароль всё равно необходимо сменить на новый, известный только Вам.
С заботой о безопасности Вашего аккаунта,
команда Яндекс.Паспорта».

Честно говоря, моя попытка что-то понять, пройдя по ссылкам, успехом не увенчалась. Но пароль на почте я сменил и в общем-то успокоился. В основном потому, что тайн у меня никаких нет, имею в виду, естественно, в интернете, а так-то, конечно, сколько угодно, но они совсем в других местах.

Но на всякий случай всё-таки стал обращать внимание, не появится ли что необычное. В почте пока ничего не обнаружил. Однако вот в этот Журнал, в комментарии к верхнему «постоянному» посту (можете сами посмотреть) пришли подряд три как бы с разных адресов, но очень похожие странные записи с отрывками фраз из моих же текстов. Хотя, представления не имею, связаны как-либо эти факты.

Короче, буду очень благодарен, если кто-то подскажет, есть ли у меня проблемы, а, если есть, то можно ли их устранить.

Один американец…

Мудрое руководство нашей страны все же решило в очередной раз посмешить весь мир и устроить балаган с составлением списка американских чиновников, которым запрещен въезд в Россию. Это называется «симметричный ответ на составленный Госдепом США черный список российских чиновников, связанных с делом юриста Сергея Магнитского».

Так же, как и американцами, нашими конкретные фамилии не оглашаются, но дан намек на то, что туда вошли люди, связанные с арестом Константина Ярошенко и Виктора Бута. Первый, как известно, обвиняется в контрабанде кокаина, второй — в незаконной торговле оружием. Оба были задержаны за пределами США, и теперь их дела рассматриваются судом Южного округа Нью-Йорка.

Еще до того, как идея с нашими «черными списками» стала претворяться в жизнь, над ней как таковой уже не посмеялся только ленивый. Даже такой далекий от юмора человек, как первый заместитель главы думского комитета по международным делам Леонид Калашников, назвал наш ответ «карикатурным»: «МИД, конечно, может какие-то списки сформировать. Но сомневаюсь, что найдутся американские чиновники, которые стремятся в Россию, учат здесь детей или хранят свои деньги в российских банках». Однако не весь этот, уже обросший бородой анекдот заставил меня попытаться дать кое-какие пояснения.

Тут вот, в связи с данной историей, свои комментарии давал заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков. И, в частности, сказал, что мы рассматриваем действия американцев «как попытку спекулировать на крайне сложном вопросе, ясность в котором пока отсутствует». И под «сложным вопросом» подразумевал так называемое «дело Сергея Магнитского». Но дело в том, что, как выясняется, «ясность отсутствует» не только в голове господина Рябкова. Это бы ладно, никогда не взялся бы прояснять мозги наших чиновников такого уровня. Однако в последнее время и люди вполне вменяемые, но по недостатку времени просто не слишком информированные, часто задавали мне вопрос такого примерно типа: «Ну, ладно, с этим юристом в тюрьме, скорее всего, действительно перестарались. Но ведь, похоже, он в самом деле был виновен в очень крупных хищениях. Что же из него теперь чуть не святого делают, погибшего в борьбе за свободу и справедливость?»

Проблема в том, что для серьезного ответа на этот вопрос надо начинать подробно рассказывать о деятельности вообще, и на территории России в частности, фонда Hermitage Capital Management, на который работал юрист Сергей Магнитский. И о главе этого фонда Уильяме Браудере, международном финансисте не без явной авантюрной ноты, внуке главного американского коммуниста тридцатых годов и вообще чрезвычайно колоритной фигуре. А для всего этого требуется даже не многотомный роман, а весьма специализированное исследование, которое вряд ли будут читать люди, желающие быстрых и простых ответов. Поэтому я решил просто набросать грубую схему, без подробностей и терминологии, чтобы любой мог постараться составить собственное мнение о произошедшем, а потом уже, если станет любопытно, и самостоятельно покопаться в подробностях, благо в Интернете их сколько угодно. Итак, просто абстрактная история, без цифр и даже конкретных фамилий.

В России работала фирма некоего Американца. Имела коммерческие отношения с сетью ларьков. Один ларек кто-то грабанул. Или просто Менты такой предлог придумали. («Менты» — это у нас такой будет собирательный образ. Слава Богу, после переименования милиции меня уже не обвинят в таком определении работников исключительно органов правопорядка, и мы условно этим термином всего лишь обозначим всех государственных служащих, причастных к данной истории, вне зависимости от их ведомственной принадлежности.) Так вот, совершенно не важно, имело ли место ограбление ларька на самом деле, но под этим предлогом Менты у Американца произвели обыск и нашли ломик. Сказали, что, похоже, именно этим ломиком упомянутый ларек и вскрывали. Американец не отрицал, что ломик его, но утверждал, будто использовал инструмент исключительно для вскрытия бочек с солеными огурцами. Пока Менты с Американцем пререкались, арестованный ломик лежал у Ментов, а Американец на всякий случай, от греха подальше, слинял в свою Америку и огрызался уже оттуда. Но это все пока предыстория.

История начинается с того, что в фирме у Американца работал наш отечественный юрист Сергей. Он никуда не сбегал, да и повода как будто особого не было. Ему пока никто претензий не предъявлял, и вообще его всерьез никто не рассматривал. Но вдруг Сергей узнает, что при помощи ломика, который арестованный у Ментов лежал, взломано несколько государственных сейфов, и оттуда похищены огромадные деньги. Вот тут-то Сергей поднимает по этому поводу шум.

С какой целью и на что рассчитывал — это не очень понятно. Предполагаю, что точно мы этого уже никогда не узнаем. Может, думал, что это плохие Менты что-то там нахулиганили, а есть еще и хорошие, которые во всем разберутся и плохих накажут. Или слишком испугался, что взломанные сейфы спишут на фирму, чей изначально был ломик, и косвенно замазан окажется сам Сергей. Или еще чего. Или совсем ничего. Повторюсь: неизвестно, и уже никогда известно не будет. Потому как арестовали Сергея, посадили в тюрьму и убили.

Убили те самые Менты, которые ломиком, в фирме Американца найденном, сейфы государственные российские и ломанули. А на деньги, оттуда украденные, понакупили себе особняков за границей, автопарки из самых дорогущих машин и остальное на счета в иностранных банках положили. Все предельно откровенно и внаглую, но привычно и стандартно — риску же никакого, когда одни и те же люди и совершают преступления, и их расследуют.

Но вот тут вдруг возникли некоторые непредвиденные сложности. Тот самый Американец оказался довольно скандальным типом. Видать, гены мятежного дедушки взыграли. Или, может, просто по-человечески слишком сильно обиделся, что юриста Сергея так жестоко и откровенно убили. Опять гадать не станем, но факт в том, что Американец всюду начал кричать и жаловаться. И требовать, чтобы провели расследование и по поводу грабежа российских сейфов, и по поводу убийства. Но никто не чухался. Даже вида не делал. И тогда американские сенаторы составили список Ментов, и тех, которые бабки сперли, и их подельников, которые по их приказу юриста убили. И сказали сенаторы, что, пока расследования не произойдет, этих Ментов в Америку не пустят. Домов им там не продадут и деньги в американских банках держать не позволят.

Вот тут наши возмутились. Ответили, что это вмешательство во внутренние дела. Что мы и без их сопливых указаний все расследуем по закону и под наблюдением самого президента нашей великой страны. И неизвестно еще, чем расследование закончится, может и Американец этот обнаглевший окажется виноват. Может тем самым ломиком он и вправду не только бочки с огурцами вскрывал, но и тот, изначальный, если кто еще помнит, ларек все же взломал и ограбил. А про юриста Сергея тоже неизвестно, вдруг выяснится, что и не такая уж он невинная овечка, и знал обо всех страшных взломах ларьков Американцем, а есть подозрение, что и не только знал… Ну, а убийц мы и сами найдем. Даже, можно сказать, уже нашли. Тюремный врач, надзиратель, дежурный следак, старший помощник младшего дворника, кто там еще?..

Вот, собственно, и вся история. Если кому и в столь кратком и упрощенном варианте она показалась слишком длинной и сложной, то я еще раз, совсем экономно, подведу итоги.

1. Американец — не святой.

2. Имел ли он отношение к тому, первому взлому ларька? Недоказуемо, но теоретически возможно.

3. Если Американец причастен к грабежу ларька, знал ли об этом юрист Сергей и был ли хоть в какой-то мере соучастником? Не доказано, но теоретически не исключено.

4. Имел ли Американец отношение к хищению при помощи бывшего его ломика сотен миллионов долларов из бюджета РФ? Нет, в то время он был уже не при делах, находился в Америке, а ломик задолго до того был конфискован Ментами. Да, собственно, Американца в этом даже никто и не обвиняет.

5. Имел ли ко всему этому отношение юрист Сергей? Нет. Практически, физически, как угодно — просто не мог, по тем же самым основаниям, что и Американец. Да и, как и Американца, Сергея в этом не обвиняли.

6. Есть сомнения, кто и по чьему приказу убил Сергея? Ну, какие же тут могут быть сомнения. Вот полный список людей, которые деньги конкретным ломиком попятили, и точный список того, куда эти деньги пошли. Вот следователь — вот его вилла в Ницце, вот счет в Швейцарии на десятки миллионов. Вот налоговый инспектор — вот список его пассивов, активов и прочих вещественных следов конкретных уголовно наказуемых деяний. Фирма Американца, ее работники, друзья и сослуживцы убитого Сергея очень постарались. Так что никаких сомнений, даже чисто теоретических. Менты сперли, Менты и убили.

7. Можно ли говорить, что тут совсем разные уголовные дела, как утверждает российское начальство? Дескать, убийство Сергея — одно, а всякие грабежи — совсем другое? И да, и нет. Потому как изначальный взлом ларька действительно никакого отношения ко всему последовавшему не имеет. Так как даже если с абсолютно несомненной точностью выяснится, что и Американец, и Сергей в нем виновны, то наказание по тому страшному преступлению — года на два-три условно, на смертную казнь никак не тянет, да и свидетелей по такому делу не убивают. А вот взлом бюджета и убийство юриста Сергея никак не получается считать делами, между собой не связанными. Потому как иначе выходит, что несколько свихнувшихся садистов-тюремщиков убили несчастного юриста, а Менты, нажившие гигантские состояния на взломе бюджета и испугавшиеся лишней информации от Сергея, никакого отношения к его убийству не имеют и разве что могут быть заподозрены только в мелких финансовых злоупотреблениях.

8. Понимаю, что никак не смог ответить на вопрос о личных и душевных качествах Сергея Магнитского. Я не был с ним знаком и не знаю, был ли он борцом за правду и справедливость или всего лишь человеком, не вовремя оказавшимся не в том месте. Но убили его абсолютно точно конкретные уголовники не за его упомянутые личные и душевные качества, а как свидетеля конкретного же преступления. И это ни к личности Сергея Магнитского, ни к личности Уильяма Браудера никакого отношения не имеет.

Теперь точно история рассказана полностью. Мне кажется, она предельно простая. Что уж тут такого в ней непонятного для всего поголовно начальства нашей родины?

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel