?

Log in

No account? Create an account

Категория: лытдыбр

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )

Соблазны простоты

Честно говоря, поначалу я был несколько удивлен. Впервые после лет пяти, если не больше, после перехода моего Журнала в режим «частной территории», один из текстов попал в «Топ 30» ЖЖ. И отнюдь не на какую-то злободневную и животрепещущую тему, о посвященный всего лишь краткому упоминанию и пересказу нескольких более чем всем прекрасно известных эпизодов Войны. Но совсем немного поразмыслив, я понял, что это довольно понятно и естественно.

И дело не только в том, что мы никак эмоционально, нравственно, интеллектуально, психологически, политически, а в реальности практически всячески не довоюем ту Войну и, сильно подозреваю, никогда этого не сможем сделать. А в том, что там и без малейшей конспирологии слишком много настоящих «белых пятен», которые по вполне объяснимым причинам многих интересуют сильно больше, чем происходящее сегодня за окном. Так как именно в этих «пятнах» они и пытаются найти ответы на вопросы, задаваемые этим самым заоконным происходящим.

Тут лишь прошу очень правильно понять, что я имею в виду. Речь не о том, например, как оценивать «пакт Молотова-Риббентропа», кто расстрелял поляков в районе Катыни или почему мы напали на Финляндию. Тут, на мой, конечно, субъективный взгляд, данных и фактов вполне достаточно, вопрос исключительно в оценках и отношении. Нет, я говорю именно о периодах и ситуациях, когда отсутствие или намеренное сокрытие настоящих документов, свидетельств и неопровержимых улик и вправду делает невозможным или по крайней мере сильно затрудняет выяснение хотя бы относительной истины.

И это относится к огромному количеству областей во всех сферах. Начиная (понятно, очень условно «начиная»), скажем, с вроде достаточно простых вопросов. Почему, разрушая «линию Сталина», так толком и не построили «линию Молотова»? Это, конечно, очень приблизительно до уровня неточности мной сформулировано, да и оба процесса не были так уж непосредственно связаны друг с другом, но я просто для краткого обозначения темы. То есть, существует огромное количество самых подробных объяснений и обоснований, многие из которых даже вполне правдоподобны и прекрасно аргументированы. И про то, что у «линий» были принципиально разные предназначения, и что что решались другие политические и стратегические задачи, и что ошибки были не технические, а идеологические и ещё бесчисленное количество подобного.

Но я сейчас о гораздо более приземленных фактах. «Линию Молотова» не то, что плохо построили, не там, не так и не тогда. Её элементарно разворовали. Украли лес, цемент, арматуру, всё вплоть до песка и гравия. Берия приехал в конце сорокового с инспекцией, после чего в ужасе докладывал Сталину, мол, Иосиф Виссарионович, Вам гонят фуфло, сперли подчистую. Берия – Сталину! И что? Да ничего. Ни одного громкого процесса, никто серьезно не наказан, никаких практических выводов.

И ведь все всё знали. Никаких особых военных секретов там не было. Ну, ладно, маршал Жуков впоследствии многое оправдывал и, скорее всего вынужденно, фантазировал на эту тему, хотя и он полностью не смог замолчать, что с той «линией» «некоторая ошибочка вышла». А вот генерал Карбышев. Он более известен легендой о своей героической и мученической смерти. Но гораздо меньше людей знает, что Дмитрий Михайлович был отнюдь не военачальником и полководцем, а одним из авторитетнейших и профессиональнейших военных фортификаторов Европы своего времени. Человек с четырьмя специальными высшими образованиями, профессор, доктор наук с ещё дореволюционным опытом работы. Между прочим, именно во многом благодаря его рекомендациям была взломана «линия Маннергейма». С абсолютной достоверностью мне неизвестна степень его участия в общем проектировании и возведении «линии Молотова», но он точно имел к этому отношение и бывал в Западном военном округе ещё до своего туда официального назначения в сорок первом. И что, такой профессионал на видел качество бетона, количество и номенклатуру металлоизделий и конструкций? Что практически все земляные и связанные с ними работы выполнены только на бумаге? Что сектор обстрела у многих ДОТов ограничен склонами холмов в нескольких десятков метров, потому нет возможности выполнять любые задачи, что в обороне, что в наступлении? Конечно, видел и прекрасно понимал. Но никакой реакции. Вернее, никаких реальных следов и последствий такой реакции.

И вот тут самое главное. Куда делось такое гигантское количество стройматериалов? Нет никаких документов. Вся информация буквально испарилась. А поскольку такой гигантский дефицит конкретных фактов, цифр, чертежей и прочих материальных улик, полный простор для самых разных предположений, теорий и измышлений.

И подобного, по отдельности, возможно, достаточно частного, но в целом сыгравшего в дальнейшем огромную роль в ходе всей Войны, великое множество. Когда просто не хватает объективных достоверных данных. Но то, что из этого имеет отношение к хозяйственным и административно-управленческим внутренним делам, всего лишь цветочки по сравнению с делами внешними. Проиграв изначально Гитлеру всё, что можно на всех мыслимых направлениях до Войны и в первой её части, Сталин всех остальных, в первую очередь, естественно великих Рузвельта с Черчиллем, сделал как детей. Это нормально и стандартно. Путин тоже может как угодно крутить на любом органе всяких там меркелей с макронами, но пасует перед вроде и неизмеримо объективно более слабыми, однако просто более отмороженными, чем он, персонами типа Кима, Эрдогана или даже всего лишь Лукашенко. Так вот, союзников Сталин блестяще и виртуозно развел по всем статьям. Но, видя результаты, мы очень мало знаем об инструментах и технологиях.

Один из множества самых очевидных и общеизвестных примеров. Уж, кажется, сколько сказано, написано и снято в кино о знаменитой операции «Тегеран 43». Как немецкие спецслужбы готовили покушение на «большую тройку», а доблестные советские чекисты всех спасли. Назывались даже конкретные имена с той стороны, типа Скорцени, и намекалось на советских не менее конкретных суперагентов вроде Вартаняна. Это, конечно, чистейшая туфта от начала и до конца, у которой, несмотря на все старания советских и спецслужб, и пропагандистов нет никаких достойных доверия документальных оснований и подтверждений. Но тут как с христианством. Не имеет никакого значения, существовал Христос, или нет, и даже более базовый и основополагающий вопрос, воскрес ли он. В любом случае христианство, как абсолютно объектовое явление, оказавшее на историю человечество то влияние, которое оно оказало, трудно поставить под сомнение.

Вот и с «тегеранским покушением». Совершенно независимо от того, готовили ли немцы диверсию и в принципе имели ли для этого хоть малейшую возможность, сама по себе «история» уже давным-давно прочно вошла в историю, имела конкретные реальные последствия, и потому возникают естественные вопросы о её смысле, сути и целях. Однако большинство исследователей, даже прекрасно понимающих легендарность сюжета, всегда сходились во мнении, что это была действительно блестящая операция чекистов, хоть совсем и про другое. Они таким образом заставили американскую делегацию во главе с Рузвельтом поселиться в Тегеране не у себя в посольстве, а на смежной с посольством СССР территории, заранее подготовленной и нашпигованной «жучками». Кроме того, что чекисты могли постоянно слышать, что говорят между собой американцы и соответственно подготавливать свое руководство, Сталин имел возможность общаться с Рузвельтом в любое время скрытно от Черчилля и обсуждать проблемы, лишние для его ушей.

Но и это всё полная чепуха. Рузвельт намеревался остановиться в по сути советском посольстве изначально, еще задолго до того, как миф о «покушении» начал создаваться. То есть, он по сути и создавался относительно задним числом для прикрытия совместного желания Сталина и Рузвельта приватно «побазарить» без англичан. И, соответственно, обоюдными усилиями. Но основное, дальнейшее, как раз и находится в полной темноте. Никаких следов нет. О чем они там на самом деле договаривались и к каким соглашениям пришли?

Можно только пытаться восстановить по итогам и последствиям, но это в любом случае будет иметь налет и оттенок предположительности, поскольку ни один план никогда не исполняется идеально. Конечно, хороший повар, продегустировав котлету, способен с определенной мерой достоверности восстановить и количество, и состав ингредиентов, и даже основные использованные технологические приемы приготовления блюда. Но всё равно он никогда с абсолютной точностью не сможет утверждать, что идеально описал изначальную рецептуру и намерения того, кто эту котлету делал и жарил.

Но вернемся к моему тексту, с упоминания которого я начал. Он был посвящен совсем другому, однако, как часто бывает, читательское внимание более всего зацепилось за вскользь брошенную второстепенную фразу о том, что Паттона на самом деле убрал его добрый приятель Эйзенхауэр. О самом покушении и убийстве я сейчас вынужден снова отказаться говорить подробнее, хотя почему-то именно технические сложности и тонкости вызвали наибольший интерес. Но на эту, хоть для кого-то и крайне увлекательную, однако на самом деле достаточно частную и мелкую тему требуется слишком много сил и времени, которых мне в данный момент жалко. Потому я ограничусь тем, что предельно кратко затрону другой, попутный, но гораздо более значимый вопрос. Тоже кое кем вполне логично задаваемый. А чем, собственно, Паттон так мог мешать Рузвельту?

Для начала давайте вспомним, как на школьно-институтском уровне преподавания истории во времена моих детства и юности воспринимались события, например, последнего года Войны. Западные союзники дождались, когда победитель уже был несомненен, немецкая армия обескровлена и практически разгромлена, испугались, что СССР в одиночку победит Германию и займет всю Европу, потому, наконец, открыли «второй фронт». Воевали они плохо и слабо, войска необстрелянные, никакого сравнения с уже ставшими к этому времени ветеранами красноармейцами, но немцы отчаянно дрались только на Восточном фронте, а против союзников только делали вид и мечтали, как бы им побольше сдаться в плен американцам и англичанам, чтобы избегнуть справедливого возмездия со стороны русских. А когда они единственный раз начали реальную атаку в Арденнах, то союзники позорно побежали и стали умолять Сталина о спасении и ускорении наступления.

Кроме этой, практически официальной, хоть и на довольно низовом уровне, точки зрения, существовало ещё такое достаточно широко распространенное «народное» мнение, что Жуков предлагал послать этих капиталистов с их запоздалой «помощью» и двинуть советские войска до Ла-Манша, сделав весь континент социалистическим, тем более, что в большинстве стран были к тому моменту очень сильны компартии. Но Сталин проявил благородство, решил исполнить данные союзникам обещания и щедро поделился с ними плодами великой победы.

Всё это, может быть, звучит сейчас слегка наивно, но на самом деле имеет определенные основания. Хотя тут немало и чистого мифотворчества. И, прежде всего, относительно такой уж слабости «необстрелянных» войск союзников.

Только здесь очень настоятельно хочу предупредить. Я и сам не собираюсь тонуть в излишней массе точных цифр, и читателя не хочу ими утомлять. К тому же, очень боюсь касаться подобных тем, так как нынче каждый является великим специалистом и неизбежно начинает придираться к любому знаку после запятой, увязая в спорах по поводу «больше-меньше» и теряя ход рассуждений по существу. Потому буду оперировать крайне приблизительными показателями, однако всё же дающими объективную картину происходившего.

Ко всему вышесказанному следует добавить, что особенности структуры вооруженных сил союзников, более всего США, и определенное своеобразие комплектования боевых частей иногда приводят к некоторым разночтениям при подсчетах и обработке данных. Но, в любом случае, надо признать, что многое начиналось там действительно практически с нуля. В тридцать девятом году у американцев было тысяч сто, ну, может, несколько больше, однако наверняка даже не вдвое, солдат и офицеров, штук пятнадцать (!) танков, более напоминавших броневики времен нашей Гражданской, чуть лучше с авиацией и флотом, но тоже по сути детский сад, по-моему, меньше, чем у Португалии. В Англии не столь безнадежно, но и тут очень просто можно судить о масштабах. Весной сорокового англичане эвакуировали из Дюнкерка около трехсот сорока тысяч, среди которых собственно их войск было двести с небольшим. И потом Черчилль признавался, что, если бы не это, то ему совсем трудно было бы убедить общество продолжать войну, поскольку и воевать-то толком было бы некому. То есть, опять же слезы, а не армия.

Но к сорок четвертому, к началу высадки в Нормандии, ситуация, мягко говоря, несколько изменилась. В американской армии насчитывалось от двенадцати до четырнадцати миллионов человек. Иногда даже приводят за всю Войну цифру в шестнадцать миллионов, но, думаю, это уже если совсем «поскрести по сусекам». Англичане поставили под ружье порядка четырех с половиной миллионов. Кроме того, был ещё почти миллион канадцев, да, не решающая сила, но, между прочим, именно они и очень неплохо пошли в самом центре десанта на пляже «Джуно», правда вместе с британской морской пехотой, к тому же де Голлю под конец Войны удалось собрать порядка полумиллиона французов, начавших вполне прилично сражаться. Естественно, я не упоминаю сейчас вооруженные силы британских доминионов (не великие, но на самом деле тоже имевшие определенное значение), поскольку они практически не воевали в Европе, хотя, несомненно, некоторую помощь оказывали по связыванию войск «оси» на периферии.

Но это всё человеческие ресурсы, а не меньшее, если не большее значение имело то, как союзники и в первую очередь, конечно, американцы, сумели разогнать свою промышленность, преимущественно, понятно, военную. Тут тоже большой соблазн увлечься цифрами, но я постараюсь никого не вгонять в зевоту и всего пару достаточно наглядных примеров. С теми же танками. Бытует распространенное мнение, что «Шерман» был полным дерьмом, его нередко в военной литературе называют то «Скороваркой», то «Зажигалкой» за то, что, действительно, относительно легко воспламенялся. И следует согласиться, что он не был шедевром, почти по всем показателям уступая «Пантерам», не говоря уже о «Тиграх». Но американцы за войну наклепали почти пятьдесят тысяч разных модификаций этих «Шерманов», которые в реальности с нашими Т-34 были вполне сопоставимы. А всего они к сорок пятому выпустили больше ста тысяч танков и САУ, если же считать все бронированные боевые машины, то почти двести тридцать тысяч, в два с половиной раза больше, чем Германия.

С авиацией похожая история. К сорок пятому превосходство союзников в воздухе было подавляющим. О флоте я уже молчу, всё-таки война в Европе была в основном сухопутной, хотя, конечно же, ситуация и в Атлантике, и на Тихом океане имели немалое значение. Но американцы к концу Войны выпустили почти сто авианосцев. Да, это не совсем то, что мы сейчас понимаем под этим словом, но, тем не менее, они были именно полноценными авианосцами, а не нашим недотыкомкой «авианесущим крейсером», который у на до сих пор всего один. А у них тогда было почти сто!

Теперь про «необстрелянность». И она бесспорно имела место. Некоторые части имели боевой опыт Африки и Италии, но большинство и в самом деле составляли новички. Однако на реальной войне «обстрелянность» приходит довольно быстро. И у нас нередко почти необученные вчерашние школьники и крестьянские парни после нескольких недель ожесточенных боев, если, конечно оставались живы, превращались в опытных ветеранов. Так что части, высадившиеся на «пляжах», прорвавшие немецкую оборону, потом почти два месяца штурмовавшие Кан и затем прошедшие нашпигованные немецкими танковыми и артиллерийскими засадами бокажи Нормандии, вряд ли можно назвать такими уж необстрелянными.

Однако здесь, бесспорно следует отметить и подчеркнуть, что в боевых действиях вообще было задействована максимум половина вооруженных сил США, а на европейским театре и того меньше. Но, с другой стороны, это говорит и о наличии гигантских свежих и неплохо подготовленных резервов, которые при уже упомянутом абсолютно доминирующем флоте имели немалое значение.

И всё-таки главным мифом является не слабость и убогость армии наших союзников, а полная беспомощность и разбитость к этому времени немцев. В принципе, хотя прекрасно понимаю, что это может прозвучать пустым нарочитым и легковесным парадоксом, но, по моему субъективному мнению, лучшей армией той Войны была именно разгромленная германская. К сорок пятому её численность, несмотря на все предыдущие потери, составляла около девяти с половиной миллионов человек, то есть была практически равна советской. У на часто любят писать, что для этого в сорок четвертом им потребовалось призвать двадцать седьмой год рождения, в смысле семнадцатилетних ребят. Но как-то забывается, что, правда с определенными ограничениями, но и у нас тогда же, в так называемый «последний военный призыв» тоже забирали семнадцатилетних, более того, и в сорок третьем призывали двадцать шестой год, тысяч семьсот мобилизовали.

И из техники ещё кое-что осталось. Больше тринадцати тысяч танков и штурмовых орудий, свыше семи тысяч боевых самолетов и ещё много чего по мелочи. Кроме того, сокращение коммуникаций и за счет этого улучшение управляемости, увеличение плотности войск в связи с уменьшением размера фронтов, перенесение боев на собственную хорошо известную и освоенную территорию, всё это давало немцам дополнительные преимущества особенно на Восточном фронте.

Впрочем, похоже, я несколько увлекся и предисловие затянулось. Вернемся к нашим изначальным вопросам, скажем, на примере того же наступления в Арденах. Зачем Гитлер на него пошел в принципе? Стандартное школьно-институтское советское объяснение, что таким образом он хотел принудить западных союзников к сепаратному миру и сосредоточиться на сопротивлении СССР с отрочества вызывало у меня сильные сомнения. Как-то это не очень сочеталось с утверждением, что немцы хотели побыстрее и побольше сдаться американцам с англичанами, чтобы максимально избегнуть лап русских.

Да и главный «паровоз» и вдохновитель западной коалиции, которым, как ни крути, всё-таки был Черчилль, если не пошел на переговоры с Гитлером в казавшимся полностью безнадежном сороковом, то на что с ним немцы могли надеяться к концу сорок четвертого, когда за его спиной была такая сила с возможностью постоянного и практически безграничного её увеличения?

Немцы рванули в Арденах, понадеявшись на нелетную погоду, сковавшую возможности авиации союзников и почти без горючего, рассчитывая захватить запасы врага на складах Льежа и Намюра. Каюсь, не помню, кто конкретно, а сейчас искать лень, но один из американских генералов ещё тогда довольно удивленно сказал, что, мол, планировать военную операцию такого масштаба, основываясь на стабильности положения облаков, это довольно странная и наивная, и тактическая, и стратегическая идея. Действительно, погода наладилась, в воздух поднялись тяжелые бомбардировщика союзников, до горючего немцы так и не добрались, и судьба арденнского сражения по сути была решена.

Вообще, следует признать, что с точки зрения элементарной обыденной логики наступление в Арденнах действительно несколько «странное». До такой степени, что я читал вполне серьезные объяснения солидных исследователей, что просто Теодор Морелль переборщил тогда с кокаином и амфетаминами в рационе фюрера, потому тот с передозу и дал приказ об атаке. Мысль не хуже многих других, но более говорит не о реальности событий, связанных с наркотиками, а о некоторой растерянности самих исследователей.

Слабо аргументирована и вошедшая в наши учебники утверждение, что только советские войска спасли союзников от разгрома. Да, это правда, и документально подтвержденная, что Черчилль просил Сталина ускорить наступление на Восточном фронте. Но это произошло только пятого января сорок пятого. А само наступление по Висле и Одеру советские войска действительно начали на девять дней раньше изначально намеченного, но лишь двенадцатого. Любой желающий просто по карте положения в Арденнах на тот момент может легко убедиться, что никакой серьезной угрозы для союзников тогда уже не было, даже если фантазировать, что она была хоть когда-то. Так зачем англичанам с американцами было стимулировать ускорение движения Красной армии по Германии?

Есть «странные» моменты и в самом начале операции в Арденнах. Эйзенхауэр потом очень убедительно уверял, что и время, и место и даже относительно силы и цели атаки немцев он прекрасно предвидел и ничего там для него неожиданного не было. Но шестнадцатого декабря Омар Брэдли, командующий группой войск того региона, оказался далековато от этих мест, в Париже. Потом оправдывался, говорил, что не мог не поехать поздравить своего старого друга Айка с четвертой звездой. Но это, согласитесь, звучит тоже несколько «странно». В момент ожидания как бы прогнозируемого и предполагаемого вражеского наступления основной военачальник по собственной инициативе подскакивает через пол страны к главнокомандующему обмыть звездочки. И не только не получает потом от него никакого нагоняя, но всё как бы вполне естественно, нормально и по понятиям.

А между тем, и это очень важно, что бы кто не говорил, но именно в Арденнах союзники понесли, пожалуй, если особо не придираться, самые большие потери за всю Войну. По нашим понятия, конечно, чепуха, но для них это реально море крови. И зачем всё это? Какие у каждой стороны были задачи? Имеет ли это хоть малейшее отношение к ещё тегеранским, потом ялтинским и последующим потсдамским договоренностям?

Трумэну, как, по моему лично мнению, и всей Америке, повезло со своим первым президентским сроком. Избирали-то Рузвельта, «вице» пришел на прицепе, автоматически. Франклин Делано действительно не отличался могучим здоровьем, но всё равно его смерть в самом начале четвертого срока была достаточно неожиданной. Однако мало кто сомневался, что уж пятого он точно не потянет. А Гарри Трумэн, при всем уважении, но, сильно изначально не подразумевался элитами как самостоятельный лидер американской нации в послевоенном мире. На эту роль как-то явно больше подходил Дуайт Эйзенхауэр.

Иногда излишнее внимание уделяют тому, что он с Рузвельтом принадлежали к разным партиям. Но, сильно подозреваю, а данном случае, особенно для знаменитого генерала, партийная принадлежность имела крайне слабое значение. Много шансов, что именно Эйзенхауэру изначально и предстояло претворять в жизнь договоренности Рузвельта со Сталиным. Трумэн вклинился в историю, хоть, считаю, и очень удачно, но достаточно случайно, потом начали играть роль многие иные не очень предсказуемые факторы, нестабильности добавила экзотическая козья морда, устроенная англичанами великому Черчиллю, короче «что-то пошло не так». Впрочем, возможно, очень даже «так», но тут нам не дано знать, как им не дано было предвидеть с абсолютной точностью.

Однако план был. Очень подробный и совершенно никому из посторонних не известный. А Джордж Смит Паттон оказался в курсе. (можете начинать возмущенно рассуждать, как это могло случиться и откуда известно мне). И план ему очень не нравился. Более того, он был из немногих, кто реально мог помешать. Тогда его убрали.

Великоросс

Конечно же, как очень относительно приличный человек, но внутри самого себя иногда пытающийся на таковое звание надеяться, я просто обязан попросить прощения у тех, нежные струны души которых задел, назвав Ассанжа глупым клоуном.

Тут снова как с уже неоднократно цитируемой мною фразой Турбина: «Я не люблю Маяковского, но люблю людей, которые любят Маяковского». Могу как угодно относиться к самому Ассанжу, но те, кто ему искренне сочувствует, мне по большей части достаточно милы для того, чтобы я хотел их хоть сколько-то обидеть. И, если они хотят вместе с Марией Захаровой и Джулианом бороться за свободу слова в Америке, не видя в том никакой клоунады, то успехов им и, главное, большого удовольствия. А я, несомненно, пристрастен и субъективен, да и сложно оставаться объективным, когда смешно. Так что, ещё раз прошу прощения.

Но сейчас по сложной ассоциации несколько о другом. С юности не дающем мне покоя и постоянно тревожащем. Ну, с Аляской тут обсуждать нечего, всем всё прекрасно известно. Договор юридически ничтожный, в котором даже и речи никакой о продаже не идет, а упоминается только какая-то то ли уступка, то ли передача без обозначения сроков и реальных условий с последствиями, так что там любые разговоры бессмысленно. Ну и, плюс к тому, на самом деле вообще ничего не заплатили, а все деньги до последнего цента украли ихние масоны в доле с нашими, абсолютно откровенная афера без малейших нюансов и оправданий. Единственное, что, возможно, не столь широко всем понятно, это американцы грохнули императора нашего Освободителя, чтобы уж совсем точно некому было с них долги стребовать. А потом свалили на наших отечественных патриотов, которые только хотели землю крестьянам и ничего дурного. Правда, там ещё Великий князь поучаствовал, тоже гнида масонская, но это уже отдельная история. Короче, тут никаких вопросов, то, что Аляска наша, и пьяному ежу ясно.

Чуть сложнее с другой территорией. Но сложнее не сильно. Это Калифорния. Причем недобросовестные и продажные историки чаще называют её Северная Калифорния, хотя это совершенно искусственное ограничение и следует иметь в виду весь условный штат. Без малейших сомнений исконно российские земли. Причем, если англичане, испанцы и прочее подобное европейское отребье захватывало и колонизировало Америку путем истребления индейцев, то русские люди с ними сотрудничали и дружили, у местных до сих пор остались самые лучшие воспоминания. Отжали же у наших крепость Росс с окрестностями совсем подло, в результате наглого финансового мошенничества и подделки бухгалтерских отчетов, практически один к одному по схеме лихих девяностых, на бумаге разорив эффективно и прибыльно функционировавший хозяйствующий субъект и задурив нашим властям голову.

То, что америкосы вояки никудышные и супротив нашего солдата минуты не продержатся, это каждому прекрасно известно. А бомбу применять не рискнут, кишка тонка. Нам восстановить права на Калифорнию проще простого. Проведут референдум, выйдут из США и вступят в РФ. Всё по закону и на чистом сливочном масле.

Да, и ещё Гавайи. Но там совсем примитивно. За пару часов можно управиться. Короче, хватит размазывать манную кашу по белому столу. Время пришло.

Жидовские хитрости

Кто бы что умное и надменное на эту тему ни говорил, а общение в интернете весьма полезно, занимательно и помогает излишне не расслабляться. Причем относится это зачастую отнюдь не к каким-то высоким материм, а к самым простым, обыденным вещам и темам. Ну, например, что уж такого может быть особо бодрящего в разговоре на столь примитивную тему, как затронутая мною мельком в реплике про Новую Зеландию?

А вот и очень даже может. Оказывается, я просто попался на устаревшую и изначально довольно лживую информацию, в основном ВВС, «Нэйшнл джиографик» и «Дискавери», откуда, собственно, в основном её и черпаю (поскольку сам там не был, в чем изначально честно признался), видимо, заказанную новозеландскими пропагандистами, а там нынче уже никаких бесплатных фруктов для детей нет, но вот детские дома, наоборот, появились, и чисто абортов растет. В каковом вранье я и был достаточно эмоционально учен. Ну, что же, век живи – век разочаровывайся, одной розовой иллюзией меньше. Обидно, но не впервой.

А с другой стороны мне было замечено из Израиля, что, хотя им всего лет семьдесят и народу тоже со всего мира собрано с бору по сосенки и разного качества, но в торговле тоже многое основано на доверии и отношение к детям не совсем стандартное для многих иных стран, в частности и для России тоже.
Должен заметить, что, конечно, про «всего лет семьдесят» - это некоторое лукавство, но сейчас не об этом, потому не станем здесь углубляться, тем более, что я этим достаточно занимался и продолжаю в иных текстах.

Однако действительно не хочу выглядеть свиньей неблагодарной по отношению к Израилю, я по ряду причин практического характера почти ничего не написал о милых нюансах торговли там пару лет назад, когда прошил больше месяца в Тель-Авиве и хочу сейчас восполнить это хотя бы несколькими абзацами.

Только сразу должен предупредить любителей точности и конкретности, что если мой ресторанный опыт в Израиле довольно обширен и многообразен, то в продуктовые магазины я ходил в основном в окрестностях бульвара Нордау и рассказываю именно о них. Это не совсем уж лавочки, но и не гигантские супермаркеты московского типа, так, нечто средненькое и по величине, и по всем остальным параметрам. Но расположенные в довольно бойких местах, потому, думаю, достаточно характерные.

Захожу как-то в один и ищу какую-нибудь приличную рыбу. Свежей вообще нет, а в отделе для мороженых продуктов нахожу из приличного и надежного единственную упаковку норвежской форели. Подхожу с ней к кассе. Да, ещё сразу один нюанс. Там в каждом магазине есть минимум парочка русскоговорящих кассирш (часто больше), так что я уже через несколько дней запомнил их всех в лицо и для удобства общения становился именно к ним.

И вот сидит такая тетя Песя пудов на восемь, подносит мою рыбу к сканеру, физиономия у неё вытягивается, и она говорит мне укоризненно: «Ты (они почему-то все обращались ко мне исключительно на «ты», хотя, подозреваю, многие были моложе меня, иногда значительно, но я не возражал, люблю иногда на отдыхе где угодно пообщаться с народом накоротке), хоть знаешь, сколько это стоит? За такие деньги можно две готовые индюшки купить. Пойди, положи на место, тебя жена прибьет». Я вежливо отвечаю, что, мол, мне ихняя индюшатина даже в горло не лезет, не то, что есть, а уже смотреть не могу. На что кассирша резонно со своей точки зрения замечает, что мои гурманские капризы ещё не повод разорять семью.

Так мы препираемся ещё некоторое время, причем, надо заметить, что за мной уже собралась хот и не очень большая, но очередь, которая абсолютно никак не реагирует на наш диалог и не проявляет даже малейшего нетерпения. А наставления свои кассирша дает внушительным мощным басом, раскатывающимся по всему магазину.

Наконец не выдержала только другая тетя Песя, сильно меньших размеров, с голосом потоньше, но не менее громким, видимо, типа администратора, сидящая за столиком поодаль и перебиравшая какие-то чеки. Она поверх всех голов решительно закончила наш диспут: «Кончай базар, блаженная, отстань от этого шлемазла, ты разве не видишь, что этот старый еврей косит под нового русского? Отпускай покупателя, пусть его дома воспитывают».

Но в тот раз мне рыбу хотя бы в итоге продали. А вот с женой было пару случаев, когда сопротивление работников торговли преодолеть так и не удалось.

Например, заходим после долгой прогулки на жаре, я что-то набираю в корзинку, а супруга не выдерживает, достает из холодильника бутылку «Перье», открывает и делает несколько глотков. После чего идет первой к кассе и протягивает эту воду, чтобы пробить. Кассирша в приказном порядке отставляет «Перье» в сторону, достает откуда-то снизу упаковку из четырех или шести бутылочек и объясняет свои действия: «Вода не хуже, а всё вместе стоит как эта одна». Жена растерянно пытается возразить, что она уже вскрыла и отхлебнула, но та только машет рукой, убирая «Перье» куда-то вниз, мол, не бери в голову, будем считать, что это брак при транспортировке, иди гуляй, не задерживай народ.

А вот арбуз просто не дали купить. Жена взяла такой аппетитнейший ломтик в целлофане, но кассирша категорически отказалась его продавать» «Какой сумасшедший покупает арбузы в конце декабря? Ты знаешь, сколько там сейчас химии? Неделю из сортира не вылезешь!» Так супруге и не удалось её уломать. Хотя она у меня далеко не из робких. Но тут явно не справилась.

И случаев подобных у нас было не мало. Однако самая, на мой взгляд, трогательная история произошла, как обычно, с водкой. И тут случайно не сведущим должен сейчас пояснить, что у них с ценой на этот напиток происходит нечто странное. Вне зависимости от марки, что американская «Смирновка», что российская «Столичная», что местная гадость типа «Гилевич», что европейские от «Финляндии» до «Абсолюта» - все стоит примерно одинаково (опять же говорю о конкретном районе и личном опыте, чтобы ко мне не придирались). Прошу прощения, точную цифру уже забыл, но условно предположим 100 шекелей. Потому я, как любитель именно «Абсолюта», но дома из-за дороговизны (не по бедности, а исключительно жаба душит) не каждый день его себе позволяющий, там постоянно брал только его.

Как-то вечером захожу в магазин, вместе с закусью автоматически зацепляю полулитру и иду к кассе. Кассирша поначалу абсолютно спокойно отставляет мою бутылку с в сторону и говорит: «Вот видишь, ящики в центре стоят? У нас сегодня акция, 0, 75 за семьдесят. Пойди возьми». Я отвечаю, что не хочу. Она смотрит на меня повнимательнее и начинает объяснять, как полному дебилу: «Здесь 0,5 за сто. А там 0,75 за семьдесят, ты понимаешь разницу в цене?» Я ещё раз пытаюсь отстоять свою позицию: «Мне не надо сегодня 0,75, я сегодня хочу ограничиться поллитрой, на завтра большие планы, а возраст уже не тот…»

Тогда кассирша после некоторого мучительного раздумья приводит уже окончательный на её взгляд аргумент: «А, может, рискнешь попробовать не допивать до конца?» Но, по моему выражению лица поняв, что не убедила, использует последний шанс. Кричит: «Павлик, ну, объясни ты товарищу про водку, он совсем, похоже темный!»

Из глубины зала появляется Павлик, до того ворочавший там какие-то ящики. Двухметровый громила западеньского образца с длиннющими казацкими усами нависает надо мной и ласково пытается воздействовать: «Мужик, возьми себя в руки, ну, нельзя же так расслабляться, ведь иначе никаких денег на неё, злодейку, не хватит…» Но я стою на своем из последних сил, как Леонид в Фермопилах и уже из принципа борюсь за свою свободу выбора бутылки, ощущая в том незыблемый остаток самоуважения.

Павлик отваливает куда-то, мы с кассиршей продолжаем вяло дискутировать, а жена моя в это время за стеллажами выбирает себе вино. Наконец она появляется и в руках её кроме собственной бутылки ещё и та самая 0,75 «Абсолюта». Супруга смотрит на меня тем редчайшим взглядом, которому я никогда не могу отказать и говорит: «Хорошо, хорошо, мы берем эту, давайте расплачиваться побыстрее, что-то я немного устала…»

Когда вышли, понимая, что такое странное и необычное поведение требует объяснения, она начинает почти оправдываться: «Ты понимаешь, ко мне подкатил этот Павлик и чуть ни плачет, говорит, что мой муж сошел с ума и его нужно спасать. Я сначала отмахнулась, но, когда у него и вправду глаза стали влажными, я не выдержала…».

Представив себе эту картинку с плачущим Павликом, я понял, что тоже вряд ли выстоял бы, потому сразу простил жену за самодеятельность. Остается лишь добавить, что в бутылке на завтра я, конечно, по обычаю так ничего и не оставил, но чувствовал себя вполне прилично, зимний израильский морской климат, видимо, действительно благоприятствует.

А закончить эти предельно короткие и поверхностные заметки хочу воспоминанием об одной рекламе, которую почти ежедневно и по несколько раз слышал на одном местном телевизионном канале, по которому регулярно следил за криминальными городскими новостями: «Лучший русский супермаркет Тель-Авива! Двести тридцать сортов самого элитного хумуса!»

Метки:

Live fast, die young

Кстати, вот ещё что дополнительно дает мне повод для некоторого оптимизма.

Сегодня под утра, заработавшись, я решил в виде гимнастической разминки для затекших мозгов набросать отрывок кино-шизофренического сюжета по мотивам моей же фантастикой повестушки тридцатилетней давности.

Позволив себе это легкое, но, несомненно, хулиганство, был уверен, что большинство читателей или покрутят пальцем у виска, или просто раздраженно выругаются в ответ.

Как же я был приятно удивлен, когда днем, посмотрев комментарии, обнаружил, что почти всеми оказался и правильно понят, и, самое главное, мои эмоции не вступили в диссонанс по крайней мере с состоянием той части общества, что представлена в лице заглядывающих на страницы этого Журнала.

Но я начал с того, что это лишь «дополнительный» повод для оптимизма. И возникает естественный вопрос – а каков же основной? Собственно, именно это я и хочу сейчас прояснить и уточнить.

Дело в том, что у кого-то могло сложиться ложное впечатление, будто Владимир Владимирович своими фокусами сильно испортил мне настроение, вверг в депрессию, омрачил существование и вообще закрыл голубое небо черными тучами. Так вот, хочу ответственно заявить, хотя не знаю толком, при этом, с гордостью или смущением, переходящим в стыд, что ничего подобного не произошло. А совсем даже наоборот.

По причине ли какого чисто биолого-генетического сбоя, случайной мутации, или тут сыграли свою роль какие-то иные неучтенные факторы любого порядка, от педагогических до социальных, но я отнюдь не воспринимаю как проклятие или даже малейший дискомфорт «жизнь в эпоху перемен». Это лжеконфуцианство, с явно корыстными целями упорно приписываемое и мыслителю, и народу, которые и по сути не могли сформулировать ничего подобного, мне столь же глубоко чужды, как и им.

Я только и могу ощущать реальность и вкус бытия, когда начинается эпоха перемен. Нет ничего мертвее, мрачнее и скучнее благостного застоя, именно внутри него и скапливается дурная кровь, что потом прорывается взбесившимися фонтанами крови уже любой без разбору на качество и принадлежность.

Вчера общался с некими серьезными товарищами. Ну, реально серьезными, вы понимаете. Дискуссия идет о выборе между на самом деле всего двумя вариантами. Или создать Чечено-Крымскую республику на подобие бывшей Чечено-Ингушетии, или тупо включить Крымский муниципальный район в состав Чеченской Республики.

А потом ужинал уже с другими товарищами, не столь серьезными, но сильно эмоциональными по причине повышенной творческой составляющей их художественных натур. Дискуссия шла о выборе между на самом деле всего двумя вариантами. Или постараться побыстрее распродать всё имущество, в условиях, когда что-либо проедается плохо и дешево, или так валить побыстрее, оставив кому-нибудь доверенность на продажу, а там – будь, что будет. При слове «доверенность» при этом почему-то нехорошо косились на меня, но я отводил взгляд и старательно прикидывался шлангом. Только этого мне ещё не хватало!

В общем, становится всё интереснее, а ведь это только начало. И вы говорите – мрак и депрессия? Просто ничего не понимаете в жизни. Как сказал реб Арье-Лейб, сидя на кладбищенской стене:

Забудьте на время, что на носу у вас очки, а в душе осень. Перестаньте скандалить за вашим письменным столом и заикаться на людях. Представьте себе на мгновенье, что вы скандалите на площадях и заикаетесь на бумаге. Вы тигр, вы лев, вы кошка. Вы можете переночевать с русской женщиной, и русская женщина останется вами довольна. Вам двадцать пять лет. Если бы к небу и к земле были приделаны кольца, вы схватили бы эти кольца и притянули бы небо к земле.

Вот и притягивайте. Или, по крайней мере, устраивайтесь поудобнее на кладбищенской стене, с которой так хорошо видно происходящее.

Метки:

Прилепин как зеркало

Евгений Николаевич, как Захар, наконец, четко сформулировал и объяснил народу, почему он не либерал.

Правда, это не большое открытие, не сенсационная новость и даже далеко не первое откровение подобного рода из-под пера известного писателя. Достаточно вспомнить его замечательное «Письмо товарищу Сталину», написанное, конечно, на самом деле от имени евреев, если не сказать хуже, не сильно это маскируя или того стесняясь, но там ведь формально они тоже были замаскированы под «российскую либеральную общественность»

И нынче, как и тогда, эта самая «российская либеральная общественность», в основном, те самые евреи, если не сказать хуже, сильно возмутилась и обиделась. Принялась ему всякие ответы писать. Кто с потугой на остроумие, кто на полном серьезе, но явно, что задел их Захар за самое живое… Наиболее подробно и аргументировано Прилепину ответил Антон Носик. Сказав множество достаточно верных вещей, но основной упор сделав на экономической составляющей. Мол, главная причина в том, что «за либеральные ценности сегодня в России не платят никому и ничего, а за антилиберальные набросы — сколько попросишь». И он, Носик, гордится тем, что «из своего кармана покрывает дефолт государства по соцобязательствам», а Прилепин как раз «из тех, кто ради своего кармана этот дефолт создаёт».

И вот тут я категорически не согласен с Антоном Борисовичем. Но не только потому, что шарить по чужим карманам не слишком прилично. Как и мало продуктивно спорить на тему, чья кормушка нравственнее и достойнее. Разговор сразу переводится в иную плоскость, и Захару достаточно в ответ начать разбираться, насколько поле, на котором собирает урожай Носик «экологически чище» того, с которого питается Прилепин, чтобы высокоинтеллектуальный диспут превратился в стандартную базарную склоку.

Но это всё чепуха, дело тут совершенно в ином. Не таинственные околовластные или провластные спонсоры, на которых почти даже не намекает, а чуть ли ни прямо указывает Носик, делают из прилепиных Прилепина. Да, они могут заплатить деньги, предоставить информационные поводы и самые массовые площадки вплоть до авторских передач на федеральных телеканалах, отметить, наградить и даже сделать имя известным. Но создать репутацию категорически не способны. Пупкин так и останется пупкиным, пусть даже широко известным и очень высоко оплачиваемым, но всего лишь пупкиным, на пустой дешевый текст которого никто не обратит внимания, будь он напечатан даже в самом солидном издании, не говоря уже о каком-то неведомом электронном портале.

Но Прилепин далеко не пупкин, то есть совсем и категорически не пупкин. И этого никакая власть и никакие деньги сами по себе сделать не могли. У них своих грехов достаточно, так что не надо им шить чужие. А о реальных причинах происходящего Носик даже не упомянул. Правда, надо отдать ему должное, он на этот раз обошелся без непременных в подобных случаях оговорок относительно «несомненного художественного таланта Захара Прилепина» и прочих извинительно-комплиментарных славословий. Но, достаточно уважительно говоря о ценности бренда «Прилепин», Антон даже не коснулся причин возникновения этого самого бренда в том виде, в котором он сейчас существует.

Читать дальше...Свернуть )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel